Какие достоинства могут быть у человека: «Какие у человека достоинства и недостатки?» – Яндекс.Кью

Содержание

Всеобщая декларация прав человека | Организация Объединенных Наций

Всеобщая декларация прав человека является основополагающим документом исторической важности.  Текст Декларации явился результатом тесного взаимодействия специалистов в области права, представлявших все регионы планеты.  Декларация была принята резолюцией 217 А Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций в Париже 10 декабря 1948 года в качестве документа, принципам, изложенным в котором, обязаны следовать все народы и страны.  Впервые в истории человечества был принят документ, провозгласивший необходимость защиты основных прав человека. Декларация переведена на 500 языков.

ПРЕАМБУЛА

Принимая во внимание, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира; и

принимая во внимание, что пренебрежение и презрение к правам человека привели к варварским актам, которые возмущают совесть человечества, и что создание такого мира, в котором люди будут иметь свободу слова и убеждений и будут свободны от страха и нужды, провозглашено как высокое стремление людей; и

принимая во внимание, что необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения; и

принимая во внимание, что необходимо содействовать развитию дружественных отношений между народами; и

принимая во внимание, что народы Объединенных Наций подтвердили в Уставе свою веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности и в равноправие мужчин и женщин и решили содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе; и

принимая во внимание, что государства-члены обязались содействовать, в сотрудничестве с Организацией Объединенных Наций, всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод; и

принимая во внимание, что всеобщее понимание характера этих прав и свобод имеет огромное значение для полного выполнения этого обязательства,

Генеральная Ассамблея,

провозглашает настоящую Всеобщую декларацию прав человека в качестве задачи, к выполнению которой должны стремиться все народы и государства с тем, чтобы каждый человек и каждый орган общества, постоянно имея в виду настоящую Декларацию, стремились путем просвещения и образования содействовать уважению этих прав и свобод и обеспечению, путем национальных и международных прогрессивных мероприятий, всеобщего и эффективного признания и осуществления их как среди народов государств-членов Организации, так и среди народов территорий, находящихся под их юрисдикцией.

Статья 1

Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства.

Статья 2

Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения.

Кроме того, не должно проводиться никакого различия на основе политического, правового или международного статуса страны или территории, к которой человек принадлежит, независимо от того, является ли эта территория независимой, подопечной, несамоуправляющейся или как-либо иначе ограниченной в своем суверенитете.

Статья 3

Каждый человек имеет право на жизнь, на свободу и на личную неприкосновенность.

Статья 4

Никто не должен содержаться в рабстве или в подневольном состоянии; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах.

Статья 5

Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию.

Статья 6

Каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности.

Статья 7

Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона. Все люди имеют право на равную защиту от какой бы то ни было дискриминации, нарушающей настоящую Декларацию, и от какого бы то ни было подстрекательства к такой дискриминации.

Статья 8

Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом.

Статья 9

Никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию.

Статья 10

Каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом.

Статья 11

1. Каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом.
2. Каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом.

Статья 12

Никто не может подвергаться произвольному вмешательству в его личную и семейную жизнь, произвольным посягательствам на неприкосновенность его жилища, тайну его корреспонденции или на его честь и репутацию. Каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств.

Статья 13

1. Каждый человек имеет право свободно передвигаться и выбирать себе местожительство в пределах каждого государства.
2. Каждый человек имеет право покидать любую страну, включая свою собственную, и возвращаться в свою страну.

Статья 14

1. Каждый человек имеет право искать убежища от преследования в других странах и пользоваться этим убежищем.
2. Это право не может быть использовано в случае преследования, в действительности основанного на совершении неполитического преступления, или деяния, противоречащего целям и принципам Организации Объединенных Наций.

Статья 15

1. Каждый человек имеет право на гражданство.
2. Никто не может быть произвольно лишен своего гражданства или права изменить свое гражданство.

Статья 16

1. Мужчины и женщины, достигшие совершеннолетия, имеют право без всяких ограничений по признаку расы, национальности или религии вступать в брак и основывать свою семью. Они пользуются одинаковыми правами в отношении вступления в брак, во время состояния в браке и во время его расторжения.
2. Брак может быть заключен только при свободном и полном согласии обеих вступающих в брак сторон.
3. Семья является естественной и основной ячейкой общества и имеет право на защиту со стороны общества и государства.

Статья 17

1. Каждый человек имеет право владеть имуществом как единолично, так и совместно с другими.
2. Никто не должен быть произвольно лишен своего имущества.

Статья 18

Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии; это право включает свободу менять свою религию или убеждения и свободу исповедовать свою религию или убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком в учении, богослужении и выполнении религиозных и ритуальных обрядов.

Статья 19

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.

Статья 20

1. Каждый человек имеет право на свободу мирных собраний и ассоциаций.
2. Каждый человек имеет право на свободу мирных собраний и ассоциаций.

Статья 21

1. Каждый человек имеет право принимать участие в управлении своей страной непосредственно или через посредство свободно избранных представителей.
2. Каждый человек имеет право равного доступа к государственной службе в своей стране.
3. Воля народа должна быть основой власти правительства; эта воля должна находить себе выражение в периодических и нефальсифицированных выборах, которые должны проводиться при всеобщем и равном избирательном праве путем тайного голосования или же посредством других равнозначных форм, обеспечивающих свободу голосования.

Статья 22

Каждый человек, как член общества, имеет право на социальное обеспечение и на осуществление необходимых для поддержания его достоинства и для свободного развития его личности прав в экономической, социальной и культурной областях через посредство национальных усилий и международного сотрудничества и в соответствии со структурой и ресурсами каждого государства.

Статья 23

1. Каждый человек имеет право на труд, на свободный выбор работы, на справедливые и благоприятные условия труда и на защиту от безработицы.
2. Каждый человек, без какой-либо дискриминации, имеет право на равную оплату за равный труд.
3. Каждый работающий имеет право на справедливое и удовлетворительное вознаграждение, обеспечивающее достойное человека существование для него самого и его семьи, и дополняемое, при необходимости, другими средствами социального обеспечения.
4. Каждый человек имеет право создавать профессиональные союзы и входить в профессиональные союзы для защиты своих интересов.

Статья 24

Каждый человек имеет право на отдых и досуг, включая право на разумное ограничение рабочего дня и на оплачиваемый периодический отпуск.

Article 25

1. Каждый человек имеет право на такой жизненный уровень, включая пищу, одежду, жилище, медицинский уход и необходимое социальное обслуживание, который необходим для поддержания здоровья и благосостояния его самого и его семьи, и право на обеспечение на случай безработицы, болезни, инвалидности, вдовства, наступления старости или иного случая утраты средств к существованию по не зависящим от него обстоятельствам.
2. Материнство и младенчество дают право на особое попечение и помощь. Все дети, родившиеся в браке или вне брака, должны пользоваться одинаковой социальной защитой.

Статья 26

1. Каждый человек имеет право на образование. Образование должно быть бесплатным по меньшей мере в том, что касается начального и общего образования. Начальное образование должно быть обязательным. Техническое и профессиональное образование должно быть общедоступным, и высшее образование должно быть одинаково доступным для всех на основе способностей каждого.
2. Образование должно быть направлено к полному развитию человеческой личности и к увеличению уважения к правам человека и основным свободам. Образование должно содействовать взаимопониманию, терпимости и дружбе между всеми народами, расовыми и религиозными группами, и должно содействовать деятельности Организации Объединенных Наций по поддержанию мира.
3. Родители имеют право приоритета в выборе вида образования для своих малолетних детей.

Статья 27

1. Каждый человек имеет право свободно участвовать в культурной жизни общества, наслаждаться искусством, участвовать в научном прогрессе и пользоваться его благами.
2. Каждый человек имеет право на защиту его моральных и материальных интересов, являющихся результатом научных, литературных или художественных трудов, автором которых он является.

Статья 28

Каждый человек имеет право на социальный и международный порядок, при котором права и свободы, изложенные в настоящей Декларации, могут быть полностью осуществлены.

Статья 29

1. Каждый человек имеет обязанности перед обществом, в котором только и возможно свободное и полное развитие его личности.
2. При осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе.
3. Осуществление этих прав и свобод ни в коем случае не должно противоречить целям и принципам Организации Объединенных Наций.

Статья 30

Ничто в настоящей Декларации не может быть истолковано, как предоставление какому-либо государству, группе лиц или отдельным лицам права заниматься какой-либо деятельностью или совершать действия, направленные к уничтожению прав и свобод, изложенных в настоящей Декларации.

плюсы и минусы — Российская газета

В России растет число самозанятых граждан. Как показали последние исследования, чаще всего такую форму занятости выбирают те, кто не желает состоять в традиционных трудовых отношениях, но не прочь проявить себя в качестве самостоятельного производителя.

На сегодня в стране насчитывается уже более 2,4 миллиона зарегистрированных самозанятых. Как ранее заявлял министр труда и социальной защиты РФ Антон Котяков, почти 60 процентов выпускников вузов и среднетехнических учебных заведений видят свое будущее именно в работе на себя. К 2024 году количество самозанятых, по прогнозам, превысит пять миллионов человек, к 2030-му — достигнет уже 10-11 миллионов.

«То есть это самостоятельный рынок труда, который требует законодательной регуляции», — подчеркивал Антон Котяков.

Согласно исследованию аналитического центра «Башкирова и партнеры», большинство самозанятых (61 процент) выбрали этот вариант потому, что мечтали о другой профессии, еще 29 процентов легализовали деятельность, которой ранее занимались. 10 процентов раньше работали по найму, но теперь решили оказывать такие же услуги, только самостоятельно.

В самозанятые, как правило, идут те, кто уже имеет опыт работы. Причем многие (45 процентов) сочетают самозанятость и трудоустройство по найму. Такое сочетание они объясняют по-разному, но 59 процентов из них говорят следующее: «опасаюсь постоянных изменений правил со стороны государства». Еще 57 процентов таких граждан считают, что так им будет проще получать различные справки. При этом 79 процентов участников исследования сообщили, что доход от «традиционной» работы для их бюджета является «незначительным», а в комментариях при заполнении анкеты чаще всего характеризовали эту занятость словами: «там трудовая книжка лежит».

Основные направления деятельности самозанятых таковы: такси, доставка товаров, аренда квартир, репетиторство, ремонтные, маркетинговые и IT-услуги. Самый распространенный вариант — когда эти услуги оказывают с помощью цифровых платформ. Но несмотря на то, что такие сервисы оказались очень удобными и востребованными, имеются некоторые нюансы в налоговой системе, что настораживает самозанятых.

Как известно, в соответствии с законом самозанятые платят налог только при наличии дохода — в размере 4 процента, если предоставляют услуги гражданам. А если работают с организациями — 6 процентов.

Опросы показывают, что идея платить взносы в государственные фонды социального страхования на тех же принципах и в тех же размерах, как платят работодатели наемных работников, практически не имеет поддержки у самозанятых. Таковых среди тех, кого беспокоит вопрос о пенсии в будущем, опрос выявил только 4 процента.

Кстати, основная группа (примерно 51 процент) тех, кто не работает с электронными платформами, опасаются, что рано или поздно государство понудит платформы увеличить налоговую нагрузку. И тогда платформы вынуждены будут перенести затраты на самих самозанятых в виде, например, увеличения комиссии за их услуги. Но к этому моменту собственные, «неплатформенные» инструменты поиска приобретателей услуг у самозанятого могут быть уже свернуты.

На вопрос о том, какие из организаций могли бы защищать самозанятых, назывались несуществующие пока саморегулируемые организации (22 процента опрошенных). Однако большинство (91 процент) не видят из внешних защитников и «опекунов» никого, кто мог бы показаться им полезным или эффективным.

Безусловно, налоговая система должна трансформироваться вместе с развитием экономики и появлением новых технологий и различных сервисов, кардинально меняющих рынок труда, например, таких как цифровые платформы. Можно констатировать: законодательные основы регулирования новой формы занятости активно обсуждаются в экспертном сообществе.

По мнению заместителя руководителя исполкома Общероссийского народного фронта (ОНФ) Арсения Беленького, необходимо переработать ряд законов и открыть дополнительные возможности для самозанятых. В качестве примера он привел закон о рекламе: «там нет упоминания самозанятых, нужно это исправить. Есть множество нормативных актов, которые были приняты до появления института самозанятости. Нужно провести некую ревизию».

Этический кодекс психолога

Преамбула

  1. Этический кодекс психолога Российского психологического общества составлен в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральным законом Российской Федерации № 152-ФЗ от 27 июля 2006 года «О персональных данных», Уставом Российского психологического общества, Всеобщей декларацией прав человека, Хельсинкской декларацией Всемирной медицинской ассоциации «Этические принципы проведения медицинских исследований с участием людей в качестве субъектов исследования», международной Универсальной декларацией этических принципов для психологов, Этическим метакодексом Европейской федерации психологических ассоциаций.
  2. Консультативным и регулирующим органом Российского психологического общества по вопросам профессиональной этики психолога является Этический комитет Российского психологического общества.
  3. В настоящем Этическом кодексе термин «Психолог» относится к лицу, имеющему высшее психологическое образование.
  4. В настоящем Этическом кодексе термин «Клиент» относится к лицу, группе лиц или организации, которые согласились быть объектом психологических исследований в личных, научных, производственных или социальных интересах или лично обратились к Психологу за психологической помощью.
  5. Действие данного Этического кодекса распространяется на все виды деятельности психологов, определенные настоящим Этическим кодексом. Действие данного Этического кодекса распространяется на все формы работы Психолога, в том числе осуществляемые дистанционно или посредством сети Интернет.
  6. Профессиональная деятельность психолога характеризуется его особой ответственностью перед клиентами, обществом и психологической наукой, и основана на доверии общества, которое может быть достигнуто только при соблюдении этических принципов профессиональной деятельности и поведения, содержащихся в настоящем Этическом кодексе.
  7. Этический кодекс психологов служит: для внутренней регуляции деятельности сообщества психологов; для регуляции отношений психологов с обществом; основой применения санкций при нарушении этических принципов профессиональной деятельности.

I. Этические принципы психолога

Этика работы психолога основывается на общечеловеческих моральных и нравственных ценностях. Идеалы свободного и всестороннего развития личности и ее уважения, сближения людей, создания справедливого, гуманного, процветающего общества являются определяющими для деятельности психолога. Этические принципы и правила работы психолога формулируют условия, при которых сохраняются и упрочиваются его профессионализм, гуманность его действий, уважение людей, с которыми он работает, и при которых усилия психолога приносят реальную пользу.

  1. Принцип уважения

    Психолог исходит из уважения личного достоинства, прав и свобод человека, провозглашенных и гарантированных Конституцией Российской Федерации и международными документами о правах человека.
    Принцип уважения включает:
    1. Уважение достоинства, прав и свобод личности
      1. Психолог с равным уважением относится к людям вне зависимости от их возраста, пола, сексуальной ориентации, национальности, принадлежности к определенной культуре, этносу и расе, вероисповедания, языка, социально-экономического статуса, физических возможностей и других оснований.
      2.  Беспристрастность Психолога не допускает предвзятого отношения к Клиенту. Все действия Психолога относительно Клиента должны основываться на данных, полученных научными методами. Субъективное впечатление, которое возникает у Психолога при общении с Клиентом, а также социальное положение Клиента не должны оказывать никакого влияния на выводы и действия Психолога.
      3. Психолог избегает деятельности, которая может привести к дискриминации Клиента по любым основаниям.
      4. Психологу следует так организовать свою работу, чтобы ни ее процесс, ни ее результаты не наносили вреда здоровью и социальному положению Клиента и связанных с ним лиц.
    2. Конфиденциальность
      1. Информация, полученная Психологом в процессе работы с Клиентом на основе доверительных отношений, не подлежит намеренному или случайному разглашению вне согласованных условий.
      2. Результаты исследования должны быть представлены таким образом, чтобы они не могли скомпрометировать Клиента, Психолога или психологическую науку.
      3. Психодиагностические данные студентов, полученные при их обучении, должны рассматриваться конфиденциально. Сведения о Клиентах также должны рассматриваться конфиденциально.
      4. Демонстрируя конкретные случаи своей работы, Психолог должен обеспечить защиту достоинства и благополучия Клиента.
      5. Психолог не должен отыскивать о Клиенте информацию, которая выходит за рамки профессиональных задач Психолога.
      6. Клиент имеет право на консультацию Психолога или работу с ним без присутствия третьих лиц.
      7. Неконтролируемое хранение данных, полученных при исследованиях, может нанести вред Клиенту, Психологу и обществу в целом. Порядок обращения с полученными в исследованиях данными и порядок их хранения должны быть жестко регламентированы.
    3. Осведомленность и добровольное согласие Клиента
      1. Клиент должен быть извещен о цели работы, о применяемых методах и способах использования полученной информации. Работа с Клиентом допускается только после того, как Клиент дал информированное согласие в ней участвовать. В случае, если Клиент не в состоянии сам принимать решение о своем участии в работе, такое решение должно быть принято его законными представителями.
      2. Психолог должен сообщать Клиенту обо всех основных шагах или лечебных действиях. В случае стационарного лечения Психолог должен информировать Клиента о возможных рисках и об альтернативных методах лечения, включая непсихологические.
      3. Видео- или аудиозаписи консультации или лечения Психолог может делать только после того, как получит согласие на это со стороны Клиента. Это положение распространяется и на телефонные переговоры. Ознакомление третьих лиц с видео-, аудиозаписями консультации и телефонными переговорами Психолог может разрешить только после получения согласия на это со стороны Клиента.
      4. Участие в психологических экспериментах и исследованиях должно быть добровольным. Клиент должен быть проинформирован в понятной для него форме о целях, особенностях исследования и возможном риске, дискомфорте или нежелательных последствиях, чтобы он мог самостоятельно принять решение о сотрудничестве с Психологом. Психолог обязан предварительно удостовериться в том, что достоинство и личность Клиента не пострадают. Психолог должен принять все необходимые предосторожности для обеспечения безопасности и благополучия Клиента и сведения к минимуму возможности непредвиденного риска.
      5. В тех случаях, когда предварительное исчерпывающее раскрытие информации противоречит задачам проводимого исследования, Психолог должен принять специальные меры предосторожности для обеспечения благополучия испытуемых. В тех случаях, когда это возможно, и при условии, что сообщаемая информация не нанесет вреда Клиенту, все разъяснения должны быть сделаны после окончания эксперимента.
    4. Самоопределение Клиента
      1. Психолог признает право Клиента на сохранение максимальной автономии и самоопределения, включая общее право вступать в профессиональные отношения с психологом и прекращать их.
      2. Клиентом может быть любой человек в случае своей несомненной дееспособности по возрасту, состоянию здоровья, умственному развитию, физической независимости. В случае недостаточной дееспособности человека решение о его сотрудничестве с Психологом принимает лицо, представляющее интересы этого человека по закону.
      3. Психолог не должен препятствовать желанию Клиента привлечь для консультации другого психолога (в тех случаях, когда к этому нет юридических противопоказаний).
  2. Принцип компетентности

    Психолог должен стремиться обеспечивать и поддерживать высокий уровень компетентности в своей работе, а также признавать границы своей компетентности и своего опыта. Психолог должен предоставлять только те услуги и использовать только те методы, которым обучался и в которых имеет опыт.
    Принцип компетентности включает:
    1. Знание профессиональной этики
      1. Психолог должен обладать исчерпывающими знаниями в области профессиональной этики и обязан знать положения настоящего Этического кодекса. В своей работе Психолог должен руководствоваться этическими принципами.
      2. Если персонал или студенты выступают в качестве экспериментаторов в проведении психодиагностических процедур, Психолог должен обеспечить, независимо от их собственной ответственности, соответствие совершаемых ими действий профессиональным требованиям.
      3. Психолог несет ответственность за соответствие профессионального уровня персонала, которым он руководит, требованиям выполняемой работы и настоящего Этического кодекса.
      4. В своих рабочих контактах с представителями других профессий Психолог должен проявлять лояльность, терпимость и готовность помочь.
    2. Ограничения профессиональной компетентности
      1. Психолог обязан осуществлять практическую деятельность в рамках собственной компетентности, основанной на полученном образовании и опыте.
      2. Только Психолог осуществляет непосредственную (анкетирование, интервьюирование, тестирование, электрофизиологическое исследование, психотерапия, тренинг и др.) или опосредованную (биографический метод, метод наблюдения, изучение продуктов деятельности Клиента и др.) работу с Клиентом.
      3. Психолог должен владеть методами психодиагностической беседы, наблюдения, психолого-педагогического воздействия на уровне, достаточном, чтобы поддерживать у Клиента чувство симпатии, доверия и удовлетворения от общения с Психологом.
      4. Если Клиент болен, то работа с ним допустима только с разрешения врача или согласия других лиц, представляющих интересы Клиента.
    3. Ограничения применяемых средств
      1. Психолог может применять методики, которые адекватны целям проводимого исследования, возрасту, полу, образованию, состоянию Клиента, условиям эксперимента. Психодиагностические методики, кроме этого, обязательно должны быть стандартизованными, нормализованными, надежными, валидными и адаптированными к контингенту испытуемых.
      2. Психолог должен применять методы обработки и интерпретации данных, получившие научное признание. Выбор методов не должен определяться научными пристрастиями Психолога, его общественными увлечениями, личными симпатиями к Клиентам определенного типа, социального положения или профессиональной деятельности.
      3. Психологу запрещается представлять в результатах исследования намеренно искаженные первичные данные, заведомо ложную и некорректную информацию. В случае обнаружения Психологом существенной ошибки в своем исследовании после того, как исследование было опубликовано, он должен предпринять все возможные действия по исправлению ошибки и дальнейшему опубликованию исправлений.
    4. Профессиональное развитие
      1. Психолог должен постоянно повышать уровень своей профессиональной компетентности и свою осведомленность в области этики психологической работы (исследования).
    5. Невозможность профессиональной деятельности в определенных условиях
      1. Если какие-либо обстоятельства вынуждают Психолога преждевременно прекратить работу с Клиентом и это может отрицательно сказаться на состоянии Клиента, Психолог должен обеспечить продолжение работы с Клиентом.
      2. Психолог не должен выполнять свою профессиональную деятельность в случае, когда его способности или суждения находятся под неблагоприятным воздействием.
  3. Принцип ответственности

    Психолог должен помнить  о своих профессиональных и научных обязательствах перед своими клиентами, перед профессиональным сообществом и обществом в целом. Психолог должен стремиться избегать причинения вреда, должен нести ответственность за свои действия, а также гарантировать, насколько это возможно, что его услуги не являются злоупотреблением.
    Принцип ответственности включает:
    1. Основная ответственность
      1. Решение Психолога осуществить исследовательский проект или вмешательство предполагает его ответственность за возможные научные и социальные последствия, включая воздействие на лиц, группы и организации, участвующие в исследовании или вмешательстве, а также непрямой эффект, как, например, влияние научной психологии на общественное мнение и на развитие представлений о социальных ценностях.
      2. Психолог должен осознавать специфику взаимодействия с Клиентом и вытекающую из этого ответственность. Ответственность особенно велика в случае, если в качестве испытуемых или клиентов выступают лица, страдающие от медикаментозной зависимости, или лица, ограниченные в своих действиях, а также, если программа исследования или вмешательства целенаправленно ограничивает дееспособность Клиента.
      3. Если Психолог приходит к заключению, что его действия не приведут к улучшению состояния Клиента или представляют риск для Клиента, он должен прекратить вмешательство.
    2. Ненанесение вреда
      1. Психолог применяет только такие методики исследования или вмешательства, которые не являются опасными для здоровья, состояния Клиента, не представляют Клиента в результатах исследования в ложном, искаженном свете, и не дают сведений о тех психологических свойствах и особенностях Клиента, которые не имеют отношения к конкретным и согласованным задачам психологического исследования.
    3. Решение этических дилемм
      1. Психолог должен осознавать возможность возникновения этических дилемм и нести свою персональную ответственность за их решение. Психологи консультируются по этим вопросам со своими коллегами и другими значимыми лицами, а также информируют их о принципах, отраженных в Этическом кодексе.
      2. В случае, если у Психолога в связи с его работой возникли вопросы этического характера, он должен обратиться в Этический комитет Российского психологического общества за консультацией.
  4. Принцип честности

    Психолог должен стремиться содействовать открытости науки, обучения и практики в психологии. В этой деятельности психолог должен быть честным, справедливым и уважающим своих коллег. Психологу надлежит четко представлять свои профессиональные задачи и соответствующие этим задачам функции.
    Принцип честности включает:
    1. Осознание границ личных и профессиональных возможностей
      1. Психолог должен осознавать ограниченность как своих возможностей, так и возможностей своей профессии. Это условие установления диалога между профессионалами различных специальностей. 
    2. Честность
      1. Психолог и Клиент (или сторона, инициирующая и оплачивающая психологические услуги для Клиента) до заключения соглашения оговаривают вопросы вознаграждения и иные существенные условия работы, такие как распределение прав и обязанностей между Психологом и Клиентом (или стороной, оплачивающей психологические услуги) или процедура хранения и применения результатов исследования.

        Психолог должен известить Клиента или работодателя о том, что его деятельность в первую очередь подчиняется профессиональным, а не коммерческим принципам.

        При приеме на работу Психолог должен поставить своего работодателя в известность о том, что:

        – в пределах своей компетенции он будет действовать независимо;

        – он обязан соблюдать принцип конфиденциальности: этого требует закон;

        – профессиональное руководство его работой может осуществлять только психолог;

        – для него невозможно выполнение непрофессиональных требований или требований, нарушающих данный Этический кодекс.

        При приеме Психолога на работу работодатель должен получить текст данного Этического кодекса.
      2. Публичное распространение сведений об оказываемых Психологом услугах служит целям принятия потенциальными Клиентами информированного решения о вступлении в профессиональные отношения с Психологом. Подобная реклама приемлема только в том случае, если она не содержит ложных или искаженных сведений, отражает объективную информацию о предоставляемых услугах и отвечает правилам приличия.
      3. Психологу запрещается организовывать рекламу себе или какому-либо определенному методу вмешательства или лечения. Реклама в целях конкуренции ни при каких условиях не должна обманывать потенциальных Клиентов. Психолог не должен преувеличивать эффективность своих услуг, делать заявлений о превосходстве своих профессиональных навыков и применяемых методик, а также давать гарантии результативности оказываемых услуг.
      4. Психологу не разрешается предлагать скидку или вознаграждение за направление к ним нему Клиентов или заключать соглашения с третьими лицами с этой целью.
    3. Прямота и открытость
      1. Психолог должен нести ответственность за предоставляемую им информацию и избегать ее искажения в исследовательской и практической работе.
      2. Психолог формулирует результаты исследования в терминах и понятиях, принятых в психологической науке, подтверждая свои выводы предъявлением первичных материалов исследования, их математико-статистической обработкой и положительным заключением компетентных коллег. При решении любых психологических задач проводится исследование, всегда опирающееся на предварительный анализ литературных данных по поставленному вопросу.
      3. В случае возникновения искажения информации психолог должен проинформировать об этом участников взаимодействия и заново установить степень доверия.
    4. Избегание конфликта интересов
      1. Психолог должен осознавать проблемы, которые могут возникнуть в результате двойственных отношений. Психолог должен стараться избегать отношений, которые приводят к конфликтам интересов или эксплуатации отношений с Клиентом в личных интересах.
      2. Психолог не должен использовать профессиональные отношения в личных, религиозных, политических или идеологических интересах.
      3. Психолог должен осознавать, что конфликт интересов может возникнуть после формального прекращения отношений Психолога с Клиентом. Психолог в этом случае также несет профессиональную ответственность.
      4. Психолог не должен вступать в какие бы то ни было личные отношения со своими Клиентами.
    5. Ответственность и открытость перед профессиональным сообществом
      1. Результаты психологических исследований должны быть доступны для научной общественности. Возможность неверной интерпретации должна быть предупреждена корректным, полным и недвусмысленным изложением. Данные об участниках эксперимента должны быть анонимными. Дискуссии и критика в научных кругах служат развитию науки и им не следует препятствовать.
      2. Психолог обязан уважать своих коллег и не должен необъективно критиковать их профессиональные действия.
      3. Психолог не должен своими действиями способствовать вытеснению коллеги из его сферы деятельности или лишению его работы.
      4. Если Психолог считает, что его коллега действует непрофессионально, он должен указать ему на это конфиденциально.

II. Нарушение Этического кодекса психолога

  1. Нарушение Этического кодекса психолога включает в себя игнорирование изложенных в нем положений, неверное их толкование или намеренное нарушение. Нарушение Этического кодекса может стать предметом жалобы.
  2. Жалоба на нарушение Этического кодекса психолога может быть подана в Этический комитет Российского психологического общества в письменном виде любым физическим и юридическим лицом. Рассмотрение жалоб и вынесение решений по ним осуществляется в установленном порядке Этическим комитетом Российского психологического общества.
  3. В качестве санкций, применяемых к Психологу, нарушившему Этический кодекс, могут выступать: предупреждение от имени Российского психологического общества (общественное порицание), приостановление членства в Российском психологическом обществе, сопровождающееся широким информированием общественности и потенциальных клиентов об исключении данного специалиста из действующего реестра психологов РПО. Информация о применяемых санкциях является общедоступной и передается в профессиональные психологические ассоциации других стран. 
  4. В случае серьезных нарушений Этического кодекса Российское психологическое общество может ходатайствовать о привлечении Психолога к суду.

Настоящий Этический кодекс психолога принят “14” февраля 2012 года V съездом Российского психологического общества.

Этический кодекс в формате pdf (149.8 Кб)

Для обсуждение Этического кодекса Российского психологического общества присылать комментарии на адрес [email protected]

Ученые: эти шесть черт характера обеспечивают успех в жизни

  • Дэвид Робсон
  • BBC Future

Автор фото, Getty Images

Эти свойства помогают раскрыть ваш потенциал и достичь успеха в жизни. Но ученые предупреждают: если переусердствовать, любое из этих качеств начинает работать против вас.

Вы любопытны, добросовестны и не прочь посоревноваться? А может быть, вы обладаете и такими более расплывчатыми качествами, как «высокая степень приспосабливаемости», «способность принять неопределенность» или «риск-ориентированный подход»?

Если так — примите мои поздравления! Согласно новому исследованию ученых-психологов, из этих шести свойств характера и складывается личность с высоким потенциалом. Этот потенциал поможет вам продвинуться в жизни весьма далеко.

В реальности, конечно, все обстоит несколько сложнее, с определенными нюансами. Выясняется, что те же самые свойства, если будут проявляться избыточно, могут мешать вам, и главный секрет успеха — знать, как наиболее эффективно использовать свои сильные стороны и не дать им превратиться в слабости.

Тем не менее результаты нового исследования позволяют нам сделать важный шаг вперед по пути к пониманию сложного процесса влияния личности на карьеру.

Попытки просчитать нашу индивидуальность на рабочем месте предпринимались много раз и с переменным успехом. Один из наиболее популярных сегодня тестов основан на типологии Майерс-Бриггс, которая идентифицирует личность согласно стилю мышления — например, интроверты/экстраверты.

В настоящее время девять из десяти американских компаний используют тесты Майерс-Бриггс для классификации своих работников. Увы, многие академические психологи весьма критически относятся к этой типологии, указывая на ее устарелость и несоответствие нынешним подходам к оценке работы.

Одно из исследований показало, что эти тесты — не лучшее средство для того, чтобы прогнозировать будущий успех сотрудника в качестве руководителя. А некоторые критики системы вообще называют ее псевдонаучной.

«На начальной стадии знакомства с возможностями персонала это [тесты Майерс-Бриггс] может оказаться полезным инструментом. Но если вы используете его для прогнозирования будущей производительности в больших масштабах или пытаетесь с его помощью вычислить наиболее эффективно работающих кандидатов, Майерс-Бриггс ничего вам не даст», — говорит Иэн Макрей, ученый-психолог и соавтор книги «Высокий потенциал».

Придя к выводу, что последние открытия в психологических исследованиях помогут им гораздо больше, Макрей и Эдриан Фернхэм из Университетского колледжа Лондона выделили шесть свойств характера, которые стабильно связываются с успешной карьерой. Они объединили их с тестом на свойства характера, присущие сотрудникам с высоким потенциалом (High Potential Trait Inventory).

Автор фото, Getty Images

Подпись к фото,

Любопытство поможет вам легче овладевать новыми знаниями, повысит общее удовлетворение от работы и спасет от выгорания

Макрей отмечает, что у каждого такого свойства характера есть свои минусы, проявляющиеся при избыточном его использовании, а значит, есть некий оптимальный уровень.

Ученый также подчеркивает, что относительная важность того или иного свойства характера будет определяться выполняемой вами работой, так что для успеха, скажем, на технической должности потребуются несколько иные установки, чем на той, что связана с общением с покупателями.

Та версия теста, которую мне показали, была предназначена для вычисления будущих лидеров. Для таких людей, чтобы сделать успешную карьеру, важно обладать следующими шестью свойствами характера:

1. Добросовестность

Добросовестные люди ответственно относятся к планам и стараются их выполнить досконально. Они хорошо умеют подавлять случайные импульсы и стараются принимать мудрые решения с точки зрения долгосрочной перспективы.

Вслед за IQ, добросовестность часто рассматривается как один из главных указателей на будущий успех в жизни — например, успех в обучении. Высокая добросовестность на рабочем месте — важнейший элемент для успешного стратегического планирования, однако стоит с ней переборщить — и она делает вас слишком косным и негибким.

2. Приспосабливаемость

Каждый из нас время от времени испытывает тревогу, но люди с высокой степенью приспосабливаемости справляются с тревогами и напряжением работы более легко, не позволяя чувствам влиять на поведение и принимаемые решения.

У тех, кто по шкале приспосабливаемости получает низкие оценки, работа «под давлением» идет хуже, но эффект можно смягчить с помощью правильного настроя.

Различные исследования показывают, что помогает иной взгляд на стрессовую ситуацию — не как на угрозу благополучию, а как на потенциальный источник роста. Тогда люди быстрее и с большей продуктивностью выходят из сложных, даже самых негативных ситуаций.

3. Принятие неопределенности

Принадлежите ли вы к тому типу людей, которые предпочитают, чтобы все задания были четко сформулированы и исход их был легко предсказуем? Или вы получаете удовольствие от неизвестности?

Те, кто обладает повышенной степенью терпимости к неопределенности, могут учитывать и рассматривать множество различных точек зрения, прежде чем принять решение. Это означает, что они менее привержены догмам и в своих мнениях более гибки.

«Нетерпимость к неопределенности можно рассматривать как диктаторскую черту», — говорит Макрей. — Такие люди стараются свести сложную ситуацию к одному простейшему коммерческому аргументу, что можно считать типичной чертой деструктивного руководства».

Самое важное здесь то, что работник, легко способный принять неопределенность, гораздо охотнее и быстрее реагирует на перемены — например, на появление новых технологий или изменение экономического климата — и справляется со сложными, многосторонними проблемами.

«Мы стараемся идентифицировать способность руководителей выслушивать множество различных точек зрения, воспринимать сложную аргументацию и делать из этого конструктивные выводы вместо того, чтобы все упрощать, — добавляет Макрей. — И мы обнаружили, что чем выше занимаемый вами пост, тем важнее эта черта для принятия решений».

Если же человек чувствует себя неуютно в обстановке неопределенности, это не всегда плохо. В некоторых сферах — например, в сфере контроля и регулирования — куда полезней более упорядоченный подход.

Понимание того, в какой части спектра принятия неопределенности вы находитесь, поможет вам чувствовать себя более уверенно на рабочем месте.

4. Любопытство

По сравнению с другими чертами и свойствами характера любопытство часто выпадало из поля зрения психологов. Однако последнее исследование показывает, что врожденный интерес к новым идеям несет в себе множество преимуществ.

Похоже, что эта черта означает, что вы проявляете в работе более творческий подход и более гибки в выборе способов решения проблем. Любопытство помогает вам более легко учиться новому, повышает удовлетворение от работы и защищает от выгорания.

Однако если человек чересчур любопытен, это может привести к тому, что он будет порхать как бабочка от проекта к проекту, не разобравшись до конца ни в одном из них.

5. Риск-ориентированный подход (или смелость)

Стараетесь ли вы избегать потенциально неприятной для вас конфронтации? Или вы смело идете вперед, считая, что быстро пройдя через неприятную ситуацию, вы обретете долгосрочный выигрыш в делах?

Понятно, что умение справляться со сложными ситуациями — важнейшее для любого руководителя. Работая в менеджменте, вы должны принимать решения, которые ведут к положительному результату, даже если для этого вам приходится преодолеть сопротивление.

6. Склонность к соревновательности

Существует довольно зыбкая граница между стремлением к личному успеху и нездоровой ревностью к чужим успехам.

В своем лучшем проявлении склонность к соревновательности может служить мощной мотивацией для приложения дополнительных усилий. В худшем — может привести к расколу внутри коллектива.

Как спрогнозировать размер будущей зарплаты?

Все вместе эти шесть качеств сводят воедино современное понимание того, как различные свойства характера влияют на успехи в работе, особенно у тех, кто стремится сделать карьеру руководителя.

Интересны и те черты характера, которые Макрей и Фернхэм не включили в свою систему.

Шкала экстраверсии-интроверсии, например, может определять, как мы справляемся с определенными социальными ситуациями, но, видимо, мало влияет на суммарное качество нашей работы. Также пока мы не понимаем, насколько сговорчивость, наша способность ладить с разными людьми, поможет нам спрогнозировать будущий профессиональный успех.

Чтобы определить наличие того или иного из вышеперечисленных шести качеств с помощью теста High Potential Trait Inventory (HPTI), тестируемые должны оценить, до какой степени они согласны или не согласны с серией утверждений, например, таких: «Меня раздражает, когда я не знаю точно, чего от меня ожидают на работе» (таким образом измеряется степень принятия неопределенности) или «Мои персональные цели выше, чем у организации, в которой я работаю» (так измеряется добросовестность).

Макрей уже начал проверку надежности результатов теста HPTI (на свойства характера, присущие сотрудникам с высоким потенциалом) — например, отслеживая карьеры бизнес-лидеров транснациональных компаний за несколько последних лет.

Исследование Макрея и Фернхэма еще продолжается, но промежуточные результаты, опубликованные в прошлом году, демонстрируют: на основании наличия этих шести качеств можно прогнозировать как субъективные, так и объективные успехи.

В одном случае ответами тестируемых объяснялось около 25% случаев различия в доходах — что, в общем, довольно большой процент корреляции (скажем, сравнимый с влиянием интеллекта).

Склонность к соревновательности и принятие неопределенности оказались главными предикторами размера будущей заработной платы, в то время как добросовестность лучше всего прогнозировала субъективное чувство удовлетворения.

Сбалансированная команда, сбалансированный босс

Исследователи также проверили взаимоотношение этих черт характера и IQ (коэффициента интеллекта, еще одного важнейшего предиктора успешной карьеры) и обнаружили, что их влияние на будущее в небольшой степени совпадает.

Тест HPTI используется в качестве элемента набора кадров, но Макрей говорит, что он может помочь и в личностном развитии, когда вы определяете собственные сильные и слабые стороны (и чем это вам грозит).

С помощью этой системы можно также создавать сбалансированный коллектив, располагающий всем спектром черт, свойственных людям с высоким потенциалом, команду, в которой представлены разные типы мышления.

Практически любой человек хотя бы в одном из этих шести свойств характера не дотягивает до оптимального уровня, но это не становится проблемой, если с ним рядом есть коллеги, которые компенсируют этот недостаток своим подходом к делу.

Но существуют ли вообще люди, которые отвечают всем оптимальным критериям шести главных для успеха черт характера?

Макрей поведал мне, что считает таковыми пару человек, среди которых — руководитель одного из канадских банков: «В каждом из шести качеств он почти оптимален. Должен сказать, это даже немного пугает».

Но несмотря на благоговейный ужас, внушаемый идеальными руководителями, иметь такую уникальную личность среди коллег, без сомнения, — огромное преимущество.

«Даже если вам порой немного не по себе от некоторых качеств этого человека, вы точно знаете, чего от него ожидать: такому можно доверять, на такого можно положиться, такого надо уважать».

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Capital.

Виды дискриминации

Дискриминация – это запрещённое неравное отношение, целью или результатом которого является постановка лица в менее благоприятную ситуацию по отношению к другому лицу, которое находится в обстоятельствах, сравнимых с этим лицом, и в основе которого лежит проявление запрещённого неравного отношения, в том числе ущемление прав лица и указание дискриминировать лицо.

Запрет на дискриминацию полностью охватывает отношения между государством и индивидом и применяется также в отдельных сферах частного права, например, в трудовых отношениях.

Дискриминацией не считается неравное отношение, если различное отношение соответствует объективному требованию, если цель этого требования правомерна, и средства, выбранные для её достижения, соразмерны. Дискриминация не усматривается в мероприятиях социальной защиты, например, особые права в связи с беременностью и материнством. Также различные положительные мероприятия, направленные на стимулирование соблюдения прав какой-либо малозащищённой группы (положительная дискриминация), не считаются дискриминацией.

Виды дискриминации

Прямая дискриминация проявляется в случаях, когда ситуация по отношению к лицу отличается и является менее благоприятной, чем по отношению к другому лицу, и в основе этого отношения лежит какой-либо запрещенный признак дискриминации.

В Латвии очень широко распространены случаи проявления прямой дискриминации, когда на работу не принимаются женщины и пожилые люди. Прямая дискриминация допустима только в том случае, если к тому есть обоснованная и объективная предпосылка. Например, на работу в китайский ресторан на роль обслуживающего персонала можно выбирать людей с восточной внешностью и отвергать кандидатов, не соответствующих выдвинутому требованию. Тем не менее по отношению к работникам кухни, которых не видят посетители, выдвигать подобное требование недопустимо.

 

Косвенная дискриминация может быть установлена в случаях, когда, казалось бы, нейтральное правило, критерий или практика ставит группу лиц (которую объединяет какой-либо общий признак дискриминации) в особенно неблагоприятное положение в сравнении с другой группой. В таком случае проявляется ситуация, при которой лицу не запрещается осуществлять свои права по причине принадлежности к определенной группе, однако возможности или приобретения этой конкретной группы не являются равноценными. Например, требуя у официанток носить на работу короткие юбки, исключаются мусульманские и более зрелые женщины. Нельзя принимать за косвенную дискриминацию случай, когда такое правило, критерий или практика объективно обоснована правовой целью и средства, выбранные для её достижения умеренны.

 

Домогательство лица (англ. яз. — harassment) является видом дискриминации, когда человек подвергается подчинению такому, по его мнению, нежелательному действию, цель или результат которого задевает достоинство данного человека или в создании запугивающей, враждебной, унизительной или притесняющей среды. Например, рабочий коллектив притесняет коллегу гомосексуалиста или же мужчина регулярно выражает комплименты своей коллеге относительно её женственной привлекательности, таким образом заставляя её чувствовать себя неудобно.

 

Указание или побуждение к дискриминации так же является видом дискриминации, который проявляется в случаях, когда высказывается указание другой персоне дискриминировать кое-либо лицо, основываясь на запрещенном критерии. Например, владелец ночного клуба приказывает охране не впускать в клуб людей цыганской национальности.

 

Запрещено создавать неблагоприятные последствия реагируя на жалобу о дискриминации, судебном процессе или на поддержку другого лица, которое выступило против проявленной дискриминации. Этот запрет относится к сфере занятости и другим сферам, на которые распространяется запрет дискриминации по расовому или национальному признаку.

«Защита человеческого достоинства» — MKKK

Мы, участники XXVIII Международной конференции Красного Креста и Красного Полумесяца, собравшиеся в Женеве, не можем примириться с тем, что миллионы людей не имеют возможности удовлетворить свои элементарные потребности, возникшие в связи с вооруженными конфликтами, чрезвычайными ситуациями и болезнями. Поэтому как представители государств – участников Женевских конвенций и составных частей Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца, принимая эту Декларацию, мы подтверждаем свою решимость защищать человеческое достоинство в любых обстоятельствах, содействуя уважению права и стремясь снизить последствия вооруженных конфликтов, чрезвычайных ситуаций и болезней для населения.

  Защита человеческого достоинства требует возобновленного партнерства между государствами и составными частями Движения, способствующего содействию уважения ко всем людям, независимо от их происхождения, вероисповедания, положения или пола. Поэтому мы будем прикладывать все усилия для утверждения и применения норм и принципов международного гуманитарного права, включая обычные нормы, повсеместного следования гуманитарным принципам и ценностям, поощрения терпимости, уважения различий между народами и искоренения дискриминации.

Вооруженные конфликты, неизбирательное применение насилия и террористические акты по-прежнему угрожают безопасности огромного числа людей и подрывают усилия по установлению длительного мира и стабильности во всем мире. Мы призываем государства рассмотреть возможность ратификации или присоединения к договорам международного гуманитарного права, участниками которых они еще не стали. Мы еще раз под тверждаем обязанность всех государств соблюдать и заставлять соблюдать международное гуманитарное право, независимо от причин или оправдательных мотивов вооруженного конфликта. Мы также призываем их воспользоваться существующими механизмами имплементации, например услугами держав-покровительниц и Международной комиссии по установлению фактов, неукоснительно выполняющими возложенные на них обязательства. Государства должны распространять знания о международном гуманитарном праве среди вооруженных сил и гражданского населения, для чего они могут объединять свои усилия с усилиями участников Движения, различных СМИ, религиозных и других соответствующих институтов. Будучи убежденными в том, что международное гуманитарное право в целом способно дать ответы на сложные вопросы, возникающие в связи с вооруженными конфликтами сегодняшнего дня, мы торжественно призываем все участвующие в них стороны соблюдать все применимые договоры и обычные нормы международного гуманитарного права.

Мы призываем все стороны в конфликте делать все возможное, чтобы сократить нанесение случайных и преднамеренных повреждений, уменьшить гибель людей из числа гражданского населения и страдания, причиняемые ему, особенно те, которые являются результатом несоблюдения принципа различия между гражданскими лицами и комбатантами, а также принципа соразмерности при ведении военных действий. Мы также обращаемся с призывом к государствам принимать все необходимые меры для того, чтобы снизить число случайных жертв среди гражданского населения и уменьшить разрушения. Мы обращаемся к участникам конфликта с призывом приложить особые усилия по предоставлению уважения и защиты женщинам и детям, в соответствии с международным гуманитарным правом. Помимо этого, необходимо обеспечить защиту культурному достоянию народов. Мы призываем участников вооруженного конфликта не допускать грабеж объектов, представляющих собой культурное или духовное наследие человечества, и использование их в военных целях, а также избегать враждебного испол ьзования средств воздействия на природную среду. Помимо этого мы призываем государства полностью соблюдать положения IV Женевской конвенции для защиты гражданских лиц на оккупированной территории и оказания им помощи.

Выражая сожаление, в частности, по поводу все возрастающей » цены » внутренних вооруженных конфликтов в гуманитарном плане, мы обращаемся к государствам с просьбой рассмотреть необходимость принятия более детальных норм для усиления имеющихся средств защиты для гражданских объектов и лиц, страдающих от таких конфликтов. Ни в коем случае не должны быть ослаблены уже существующие нормы защиты.

Сегодня мир сталкивается с новыми угрозами своей безопасности. Международное гуманитарное право применимо ко всем ситуациям, сопоставимым с вооруженным конфликтом и иностранной оккупацией. Мы решительно осуждаем все насильственные действия или угрозы применения насилия с целью терроризировать гражданское население. Мы также напоминаем о той защите, которая предоставляется международным гуманитарным правом лицам, задержанным в связи с вооруженным конфликтом. Необходимо, чтобы ко всем лицам, содержащимся под стражей, относились с гуманностью и уважением к их достоинству. Наивысшая степень уважения и защищенности достоинства каждого человека достигается, в частности, в тех случаях, когда применяются международное гуманитарное право, право прав человека и право беженцев, взаимно дополняя друг друга, когда это необходимо. Международное гуманитарное право не препятствует осуществлению правосудия, оно требует, чтобы лица, (предположительно) совершившие преступление, могли рассчитывать на законный и справедливый суд. Более того, мы подтверждаем, что ни одно государство, группа лиц или отдельный человек не стоят и не должны считаться стоящими вне закона, никто не может рассчитывать на подобное обращение.

Каждый год миллионы людей погибают во время чрезвычайных ситуаций, в результате заболеваний и вооруженных конфликтов. Н аибольшее количество жертв наблюдается среди наиболее уязвимых категорий населения разных стран мира, тех, кто живет в бедности, не имеет возможности пользоваться элементарными услугами, не получает информацию и не участвует в процессе принятия решений. Инфекционные болезни, такие как ВИЧ-инфекция и СПИД, туберкулез и малярия, стали ужасающим бедствием для многих стран мира. В наибольшей степени подвержено им беднейшее население, а также лица, пострадавшие от вооруженных конфликтов, чрезвычайных ситуаций и результатов социальной маргинализации, такие как беженцы, перемещенные внутри страны лица, мигранты и меньшинства, и в особенности женщины и дети. Клеймо общественного презрения и дискриминация еще более усугубляют их уязвимость и риск, которому они подвергаются. Защита человеческого достоинства требует повышения стандартов в области здравоохранения и снижения риска для здоровья человека посредством принятия обширных превентивных мер, обеспечения лечения и ухода за больными, а также доступности цен на лекарства. Поэтому мы продолжаем прилагать усилия по снижению риска, связанного с чрезвычайными ситуациями и их воздействием на уязвимые группы населения, по повышению защищенности людей от болезней, распространению которых способствует презрение и дискриминация со стороны общества. Прежде всего, сказанное относится к ВИЧ-инфицированным и больным СПИДом. Для выполнения всех перечисленных выше задач мы объединяем усилия в рамках новых инициатив по созданию возможностей на местах, укреплению движения добровольцев, усилению партнерства между государствами, составными частями Движения и другими организациями.

Будучи до глубины души встревожены участившимися случаями насилия и угрозами его применения по отношению к сотрудникам гуманитарных организаций, мы заявляем, что при выполнении ими жизненно важной миссии по предотвращению и облегчению страданий им следует оказывать уважение и предоставлять защиту в любых обстоятельствах. Необходимо еще раз подчеркнуть, что они осуществляют свою деят ельность независимо от политических и военных сил. Государства должны добиться того, чтобы преступления против сотрудников гуманитарных организаций не остались безнаказанными. Они должны осудить подобные преступления и сделать все возможное, чтобы предотвратить нападения на сотрудников гуманитарных организаций и гуманитарную помощь. Согласно соответствующим нормам международного права, сотрудники гуманитарных организаций должны также иметь свободный и беспрепятственный доступ к населению, пострадавшему в результате вооруженных конфликтов, чрезвычайных ситуаций, болезней и иностранной оккупации. Мы еще раз подчеркиваем, что государства обязаны уважать приверженность составляющих частей Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца своим Основополагающим принципам в целях предоставления им беспристрастной, нейтральной и независимой защиты и помощи тем, кто в них нуждается в наибольшей степени. Мы также напоминаем участникам Движения об их обязанности сотрудничать с государствами, согласно соответствующим мандатам и Статутам Движения.

Наши убеждения, выраженные в этой Декларации, дополняются нашей решимостью предпринять ряд конкретных действий, указанных в » Повестке дня для гуманитарной деятельности » , где говорится о четырех направлениях: лица, пропавшие без вести, и их семьи; потери человеческих жизней в результате доступности оружия, его применения и злоупотребления им; снижение риска, связанного с чрезвычайными ситуациями и их воздействием на уязвимые группы населения; защита от ВИЧ-инфекции, СПИДа и других болезней тех групп населения, на которых лежит печать всеобщего презрения и которые испытывают на себе дискриминацию со стороны общества.

Вышеперечисленные угрозы человеческому достоинству представляют собой наиболее актуальные задачи гуманитарного характера, с которыми сегодня сталкивается человечество.

Психолог Илья Латыпов о шести правилах уничтожения человеческого достоинства

Психоаналитик Бруно Беттельхейм в книге «Просвещенное сердце» описывает свой опыт узника концлагерей Дахау и Бухенвальда в 1938–1939 годах, а также опыт других людей, столкнувшихся с системой уничтожения человеческого достоинства позднее, когда нацисты «раскрылись» на полную мощь. Психолог Илья Латыпов, оценивая психологическое состояние общества сегодня, перечитал эту книгу заново.

Меня интересовал психологический аспект того, что творилось в концентрационных лагерях. Как нацистская система ломала личности, как личности противостояли системе и чудовищно деструктивному психологическому полю, какие стратегии использовали и как они деформировались.

В конце концов, личность — это и есть наши стратегии адаптации к существующему вокруг миру. От того, какой он, этот мир, во многом, хотя и не во всем, зависит то, какие мы.

Нацистская система в 1938–1939 годах — время пребывания Беттельхейма в Дахау и Бухенвальде — еще не была нацелена на тотальное истребление, хотя с жизнями тогда тоже не считались. Она была ориентирована на «воспитание» рабской силы: идеальной и послушной, не помышляющей ни о чем, кроме милости от хозяина, которую не жалко пустить в расход.

Соответственно, необходимо было из сопротивляющейся взрослой личности сделать испуганного ребенка, силой инфантилизировать человека, добиться его регресса — до ребенка или вовсе до животного, живой биомассы без личности, воли и чувств.

Биомассой легко управлять, она не вызывает сочувствия, ее легче презирать, и она послушно пойдет на убой. То есть она удобна для хозяев.

Обобщая основные психологические стратегии подавления и слома личности, описанные в работе Беттельхейма, я для себя выделил и сформулировал ряд ключевых стратегий, которые, в общем-то, универсальны. В разных вариациях они повторялись и повторяются практически на всех уровнях жизни общества: от семьи до государства. Нацисты только собрали это все в единый концентрат насилия и ужаса. Что же это за способы превращения личности в биомассу?

Правило первое. Заставь человека заниматься бессмысленной работой

Одно из любимых занятий эсэсовцев — заставлять людей делать совершенно бессмысленную работу, причем заключенные понимали, что она не имеет смысла. Таскать камни с одного места на другое, рыть ямы голыми руками, когда лопаты лежали рядом. Зачем? «Потому что я так сказал!»

Чем это отличается от «потому что надо» или «твое дело выполнять, а не думать»?

Правило второе. Введи взаимоисключающие правила, нарушения которых неизбежны

Это правило создавало атмосферу постоянного страха быть пойманным. Люди были вынуждены договариваться с надзирателями или капо (помощники СС из числа заключенных), впадая от них в полную зависимость. Разворачивалось большое поле для шантажа: надзиратели и капо могли обращать внимание на нарушения, а могли и не обращать в обмен на те или иные услуги.

Абсурдность и противоречивость родительских требований или государственных законов — полный аналог.

Правило третье. Введи коллективную ответственность

Коллективная ответственность размывает личную — это давно известное правило. Но в условиях, когда цена ошибки слишком высока, коллективная ответственность превращает всех членов группы в надзирателей друг за другом. Сам коллектив становится невольным союзником СС и лагерной администрации.

Нередко, повинуясь минутной прихоти, эсэсовец отдавал очередной бессмысленный приказ. Стремление к послушанию въедалось в психику так сильно, что всегда находились заключенные, которые долго соблюдали этот приказ (даже когда эсэсовец о нем забывал минут через пять) и принуждали к этому других.

Так, однажды надзиратель приказал группе заключенных мыть ботинки снаружи и внутри водой с мылом. Ботинки становились твердыми, как камень, натирали ноги. Приказ больше никогда не повторялся. Тем не менее многие давно находящиеся в лагере заключенные продолжали каждый день мыть изнутри свои ботинки и ругали всех, кто этого не делал, за нерадивость и грязь.

Принцип групповой ответственности… Когда «все виноваты» или когда конкретного человека видят только как представителя стереотипной группы, а не как выразителя собственного мнения.

Это три «предварительных правила». Ударным звеном выступают следующие три, дробящие уже подготовленную личность в биомассу.

Правило четвертое. Заставь людей поверить в то, что от них ничего не зависит

Для этого нужно создать непредсказуемую обстановку, в которой невозможно что-либо планировать, и заставить людей жить по инструкции, пресекая любую инициативу.

Группу чешских заключенных уничтожили так. На некоторое время их выделили как «благородных», имеющих право на определенные привилегии, дали жить в относительном комфорте без работы и лишений. Затем чехов внезапно бросили на работу в карьер, где были самые плохие условия труда и наибольшая смертность, урезав при этом пищевой рацион. Потом обратно — в хорошее жилище и легкую работу, через несколько месяцев — снова в карьер и т.п. В живых не осталось никого.

Полная неподконтрольность собственной жизни, невозможность предсказать, за что тебя поощряют или наказывают, выбивают почву из-под ног. Личность попросту не успевает выработать стратегии адаптации, она дезорганизуется полностью.

«Выживание человека зависит от его способности сохранить за собой некоторую область свободного поведения, удержать контроль над какими-то важными аспектами жизни, несмотря на условия, которые кажутся невыносимыми… Даже незначительная, символическая возможность действовать или не действовать, но по своей воле позволяла выжить мне и таким, как я», — пишет Бруно Беттельхейм.

Жесточайший распорядок дня постоянно подгонял людей. Если одну-две минуты промедлишь на умывании — опоздаешь в туалет. Задержишься с уборкой своей кровати (в Дахау тогда еще были кровати) — не будет тебе завтрака, и без того скудного. Спешка, страх опоздать, ни секунды задуматься и остановиться… Постоянно тебя подгоняют отличные надзиратели: время и страх. Не ты планируешь день. Не ты выбираешь, чем заниматься. И ты не знаешь, что с тобой будет потом. Наказания и поощрения шли безо всякой системы. Если на первых порах заключенные думали, что хороший труд их спасет от наказания, то потом приходило понимание, что ничто не гарантирует от отправки добывать камни в карьере (самое смертоносное занятие). И награждали просто так. Это просто дело прихоти эсэсовца.

Авторитарным родителям и организациям очень выгодно это правило, потому что оно обеспечивает отсутствие активности и инициативы со стороны адресатов сообщений вроде «От тебя ничего не зависит», «Ну и чего вы добились?», «Так было и будет всегда».

Правило пятое. Заставь людей делать вид, что они ничего не видят и не слышат

Беттельхейм описывает такую ситуацию. Эсэсовец избивает человека. Мимо проходит колонна рабов, которая, заметив избиение, дружно поворачивает головы в сторону и резко ускоряется, всем своим видом показывая, что «не заметила» происходящего. Эсэсовец, не отрываясь от своего занятия, кричит: «Молодцы!» Потому что заключенные продемонстрировали, что усвоили правило «не знать и не видеть того, что не положено». А у заключенных усиливается стыд, чувство бессилия, и одновременно они невольно становятся сообщниками эсэсовца, играя в его игру.

В семьях, где процветает насилие, нередка ситуация, когда кто-либо из родственников все видит и понимает, но делает вид, что ничего не видит и не знает. Например, мать, ребенок которой подвергается сексуальному насилию со стороны отца/отчима. В тоталитарных государствах правило «все знаем, но делаем вид…» — важнейшее условие их существования.

Правило шестое. Заставь людей переступить последнюю внутреннюю черту

«Чтобы не стать ходячим трупом, а остаться человеком, пусть униженным и деградировавшим, необходимо было все время осознавать, где проходит та черта, из-за которой нет возврата, черта, дальше которой нельзя отступать ни при каких обстоятельствах, даже если это угрожает жизни. Сознавать, что если ты выжил ценой перехода за эту черту, то будешь продолжать жизнь, потерявшую всякое значение». Это вновь цитата из Беттельхейма.

Дальше он приводит очень наглядную историю о «последней черте». Однажды эсэсовец обратил внимание на двух евреев, которые «сачковали». Он заставил их лечь в грязную канаву, подозвал заключенного-поляка из соседней бригады и приказал закопать впавших в немилость живьем. Поляк отказался. Эсэсовец стал его избивать, но поляк продолжал отказываться. Тогда надзиратель приказал им поменяться местами, и те двое получили приказ закопать поляка. И они стали закапывать своего товарища по несчастью без малейших колебаний.

Когда поляка почти закопали, эсэсовец приказал им остановиться, выкопать его обратно, а затем снова самим лечь в канаву. И снова приказал поляку их закопать. На этот раз он подчинился — или из чувства мести, или думая, что эсэсовец их тоже пощадит в последнюю минуту. Но надзиратель не помиловал: он притоптал сапогами землю над головами жертв. Через пять минут их — одного мертвого, а другого умирающего — отправили в крематорий.

Результат реализации всех правил

«Заключенные, усвоившие постоянно внушаемую СС мысль, что им не на что надеяться, поверившие, что они никак не могут влиять на свое положение, — такие заключенные становились в буквальном смысле ходячими трупами», — пишет Беттельхейм.

Процесс превращения в таких зомби был прост и нагляден. Сначала человек прекращал действовать по своей воле: у него не оставалось внутреннего источника движения, все, что он делал, определялось давлением со стороны надзирателей. Они автоматически выполняли приказы, без какой-либо избирательности. Потом они переставали поднимать ноги при ходьбе, начинали очень характерно шаркать. Затем они начинали смотреть только перед собой. И тогда наступала смерть.

В зомби люди превращались тогда, когда отбрасывали всякую попытку осмыслить собственное поведение и приходили к состоянию, когда они могли принять все что угодно, все, что исходило извне.

«Те, кто выжил, поняли то, чего раньше не осознавали: они обладают последней, но, может быть, самой важной человеческой свободой — в любых обстоятельствах выбирать свое собственное отношение к происходящему», — заключает автор книги «Просвещенное сердце».

Там, где нет собственного отношения, начинается зомби.

Автор — кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии ДВГГУ (г. Хабаровск), практикующий психолог

Кто ты? Подтверждение человеческого достоинства

Часть 2: Человеческое достоинство и автономия

Человеческое достоинство: где мы сейчас?

В ответ на жестокость Второй мировой войны Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций приняла Всеобщую декларацию прав человека 1948 года, которая признала «врожденное достоинство. . . всех членов человеческой семьи »как« основу »прав человека8. Хотя в декларации человеческое достоинство рассматривается как основа прав человека, в самой декларации этот термин не определяется.

Замалчивание определения привело к двусмысленности. Правовым примером является дело Верховного суда Канады 1993 года о самоубийстве с помощью Rodriguez v. British Columbia . Сью Родригес, неизлечимо больная пациентка с поздней стадией бокового амиотрофического склероза (БАС), утверждала, что отказ ей в доступе к помощи при самоубийстве нарушает ее права, перечисленные в Хартии прав и свобод . Большинство судей постановило, что закон против оказания помощи в самоубийстве не является нарушением прав, закрепленных в Хартии, в то время как меньшинство заявило, что это так.В данном случае и большинство и меньшинство ссылались на человеческое достоинство, чтобы отстоять свою позицию в отношении самоубийства с помощью помощи. Большинство утверждали, что уважение «внутренней ценности человеческой жизни и достоинства, присущего каждому человеческому существу», составляет основу канадского общества. «Право на самоубийство», по мнению большинства, нарушает это внутреннее человеческое достоинство.9 Судья Беверли Маклахлин, однако, выступала за право на помощь в самоубийстве, основанное на человеческом достоинстве:

Безопасность личности включает в себя элемент личной автономии, защищающей достоинство и неприкосновенность частной жизни людей в отношении решений, касающихся их собственного тела.Частью личности и достоинства человека является то, что он или она имеет право самостоятельно решать, что лучше для его или ее тела.10

Большинство утверждали, что человеческое достоинство присуще человеческой личности. Личный выбор, хотя и важен, не дает человеку права нарушать его или ее неприкосновенное человеческое достоинство. Однако, когда вопрос об оказании помощи в самоубийстве был вновь открыт в деле Картер против Канады в 2016 году, версия Маклахлина о человеческом достоинстве победила. Суд постановил, что запрет самоубийства с помощью лишает людей «права принимать решения, касающиеся их физической неприкосновенности», что «имеет решающее значение для их достоинства и автономии.11 Это изменение в суждениях отражает изменение того, как общество понимает человеческое достоинство. Сегодня для многих достоинство касается свободы делать личный выбор, а не внутренней ценности человеческой жизни.

Является ли человеческое достоинство в индивидуальной автономии?

Итак, сегодня существует по крайней мере два совершенно разных понимания человеческого достоинства. Большинство в решении Rodriguez сформулировали понимание достоинства, уже изложенное в части 1 настоящего документа. Человеческое достоинство является врожденным и не может быть нарушено ни государством, ни индивидуальным решением совершить самоубийство.Решение Carter сформулировало точку зрения, которая пытается обосновать человеческое достоинство в личной автономии, понимая автономию с точки зрения свободы делать выбор в соответствии с тем, что ценится.

Есть несколько проблем с представлением о достоинстве как автономии. На самом деле у людей разный уровень автономии. У некоторых будут лучшие умственные способности, больше возможностей и они будут более независимыми, чем другие. Неравенство автономии имеет очевидные последствия для человеческого достоинства. Если люди могут обладать большей или меньшей автономией, и если автономия напрямую связана с достоинством, это означает, что у одних людей больше достоинства, чем у других.Основание человеческого достоинства на способности делать добровольный выбор делает человеческое достоинство зависимым от человеческих способностей, которые связаны с внешними факторами. Как пишет Марк Пеннинга: «Если человеческое достоинство не является неотъемлемой частью нашей человечности, а является функцией нашего выбора, то только те, кто может делать выбор, могут считаться имеющими достоинство и заслуживающими защиты» 12. Следование этому принципу , младенцы, люди в бессознательном состоянии или люди с нарушениями развития, или даже социально-экономически неблагополучные, обладают значительно меньшим достоинством, чем те, у кого есть способности и ресурсы, чтобы выбирать свой жизненный путь.Достоинство становится чем-то большим, чем обладают привилегированные, чем обездоленные. Это понимание в корне противоречит иудео-христианскому пониманию человеческой личности.

Позиция достоинства как автономии делает личный выбор высшим благом за счет других благ. С этой точки зрения нет ничего хорошего по своей сути. Вещи хороши, только если их выбирает человек. В случае самоубийства с помощью пациент определяет, имеет ли ценность его жизнь. Если он хочет жить, его жизнь имеет ценность; если он хочет умереть, от его жизни можно избавиться по желанию.Противоположная точка зрения состоит в том, что человеческая жизнь ценна не только тогда, когда люди ее ценят, но и сама по себе имеет внутреннюю ценность. Человеческая жизнь не имеет ценности, потому что мы ее выбираем; мы выбираем жизнь, потому что она имеет ценность. Та же логика применима к человеческому достоинству. Если достоинство человека основывается на его способности делать свободный выбор, то любой выбор, который делает человек, будет подтверждать это достоинство. Даже решение человека причинить себе вред было бы проявлением человеческого достоинства, а не его нарушением.

Человеческий выбор или человеческая свобода не являются самоцелью.Свобода должна соответствовать более широкой цели человечества. Растения выполняют свою задачу, полностью раскрывая свой органический потенциал. Животные достигают своей цели, следуя своим инстинктам. Люди достигают своей цели посредством правильного использования своей рациональной души. Свобода — это не просто возможность выбирать. Это способность правильно выбирать ,13 По-настоящему свободный человек, писал Хешель, имеет способность «действовать вопреки своим наклонностям и вопреки собственным потребностям и желаниям» и выбирать добро.14 Другими словами, свобода — это не просто способность делать все, что вы хотите; это тренированная способность отбрасывать дискомфорт и выбирать то, что объективно ценно.

Почему социальная изоляция, с которой многие сталкиваются сегодня, является продуктом неправильного понимания человеческого достоинства?

Неудивительно, что общество, которое определяет свободу как добровольный выбор, сталкивается с проблемой одиночества15. Если свобода — это личный выбор, люди в конечном итоге делают выбор, не обращая внимания на общее благо.Вскоре предпочтения людей вступают в противоречие друг с другом. Вместо того, чтобы рассматривать других как сограждан, работающих для достижения общей цели, люди могут рассматривать других как препятствия на пути к своей свободе. Растет недоверие. Социальные связи ослабевают. Недоверие, порождаемое индивидуальной автономией, имеет тенденцию разъединять людей и приводить к социальной изоляции. Как отмечает журналист Шеннон Гормли, «одиночество» — это «цена привилегии индивидуальных прав и свобод над общественными ценностями и сплоченностью». «Когда люди свободны выбирать, — пишет она, — они могут выбирать настолько отличные друг от друга, что они ничего не узнают друг в друге.”16

В то время как личная свобода важна, личная свобода — это то, что осуществляется в сообществе с другими людьми. Свобода, как говорит Папа Бенедикт, «всегда разделяется с другими» 17. Без заботы о ближнем свобода становится эгоцентричной. Когда люди думают о свободе как о максимальном выборе, выбор людей естественным образом начинает расширяться до выбора их соседей. Когда свобода идет по пути к уважению нашей человечности и человечности наших соседей, это путь, по которому общество может идти вместе, не вытесняя друг друга с дороги.

Человеческое развитие и человеческое достоинство

Уважение человеческого достоинства подразумевает приверженность созданию условий, в которых люди могут развить чувство собственного достоинства и безопасности. Истинное достоинство приходит с уверенностью в способности противостоять вызовам человеческой ситуации. Маловероятно, что такую ​​уверенность можно будет получить у людей, которым приходится жить в условиях угрозы насилия и несправедливости, в условиях плохого управления и нестабильности или в условиях бедности и болезней. Искоренение этих угроз должно быть целью тех, кто признает неприкосновенность человеческого достоинства, и тех, кто стремится способствовать человеческому развитию.Развитие как рост, продвижение и реализация потенциала зависит от имеющихся ресурсов — и нет более мощного ресурса, чем люди, наделенные уверенностью в своей ценности как человеческих существ.

Концепция человеческого развития уже не нова. Но некоторые аналитики по-прежнему считают его стремления смелыми и смелыми — некоторые могут сказать ошеломляющими и безрассудными. Проблемы бесчисленны, они постоянно меняются и всегда остаются неизменными — это сложный, изменчивый спектр социальных, экономических и политических проблем, который невозможно понять полностью.То, что он не поддается определению, — это суть проблемы, которую ставит задача человеческого развития. Это требует постоянных усилий и способности к переосмыслению, гибкости и быстрой реакции. Процесс человеческого развития требует человеческой решимости и изобретательности. Безнадежные, беспомощные, лишенные достоинства люди вряд ли способны на такую ​​деятельность. Итак, мы возвращаемся к связи между человеческим развитием и человеческим достоинством.

Человеческое развитие охватывает все аспекты человеческого существования. Принято считать, что в его объем входят политические и социальные права, а также экономические права, но разные права не всегда имеют одинаковый вес.Например, некоторые люди до сих пор утверждают, что гуманитарная помощь и экономическая помощь не могут ждать политического и социального прогресса. Эта коварная идея создает диссонанс между дополнительными требованиями. Если люди, оказывающие помощь целевым объектам, не будут наделены полномочиями, это не может достичь большего, чем очень ограниченное, очень краткосрочное облегчение проблем, коренящихся в давних социальных и политических недугах. В конце концов, человеческое развитие не направлено на создание бессильных объектов благотворительности.

В это время, когда мир озабочен угрозой терроризма, стоит задуматься о том, что люди, которые чувствуют себя лишенными контроля над своей жизнью, необходимого для достойной жизни, склонны искать удовлетворения на пути насилия.Одного лишь предоставления им определенного материального достатка недостаточно, чтобы склонить их к миру и единству. Их потенциал для человеческого развития должен быть реализован, а их человеческое достоинство должно уважаться, чтобы они могли приобрести навыки и уверенность для построения сильного и процветающего мира в гармоничном разнообразии.

Эта запись в блоге является особым вкладом в Отчет о человеческом развитии 2002 г. «Углубление демократии в фрагментированном мире».

Поднимите сердца: человеческое достоинство

Fr.Питер Вигтон, пастор
| Св. Марии Успенской, Шарлевуа

Я не уверен, что можно переоценить достоинство и ценность каждой человеческой жизни.

Это особенно верно, когда мы размышляем о том, что Бог решил сделать, чтобы человечество снова могло получить доступ к божественной жизни, которой Он создал нас, чтобы наслаждаться. Он не только создал нас по Своему образу, но также Бог послал Своего единственного Сына, Иисуса, который показал нам, как жить как братья и сестры, и, что наиболее важно, отдал Свою жизнь в жестокой смерти, чтобы спасти нас от наших грехов.Если Бог-Отец сделал все это, чтобы доказать Свою любовь ко всей человеческой жизни, почему мы поднимаем оружие друг против друга? Сегодня мы живем в атмосфере, в которой столько ненависти, столько насилия, столько жестокости, люди хватаются друг за друга из-за проблем расизма и того, поддерживает ли кто-то полицию или нет. Кажется, что все хотят загнать нас в тот или иной лагерь.

Люди легко обижаются, если они с нами не согласны. Я считаю это чрезвычайно опасным, нелюбящим и бесполезным, поскольку Бог любит каждую человеческую жизнь, которую Он создал.Нет такой человеческой жизни, которая, как мы можем сказать, не имеет ценности или достоинства. Нет человеческой жизни, которую можно выбросить, но мы делаем это каждый день. Мы маргинализируем группы людей и рас в нашем сознании. Мы смотрим на мир через наши эгоцентричные шоры, которые заставляют нас относиться к другим как к меньшему, чем к себе. Мы ставим себя на пьедестал и верим, что можем диктовать и решать, кто в жизни имеет ценность, а кто нет.

В Послании к Филиппийцам Господь обращается к нам, говоря: «Братья и сестры! Если есть какое-либо ободрение во Христе, какое-либо утешение в любви, любое участие в Духе, какое-либо сострадание и милосердие, дополните мою радость тем, что я принадлежу к Богу. один и тот же разум, с той же любовью, объединенный в сердце, думая об одном.Ничего не делайте из эгоизма или тщеславия; скорее, смиренно считайте других важнее себя, каждый заботится не о своих собственных интересах, но и о других »(Филиппийцам 2: 1-4). Это такой контркультурный посыл, особенно идея о том, что мы должны ставить других и их интересы выше своих собственных.

Это возвращает нас к золотому правилу: «делайте с другими то, что вы хотите, чтобы они поступали с вами» (Матфея 7:12). Если вы проявляете свою любовь к другим через бескорыстное служение и начинаете относиться к другим с достоинством и уважением, то вы способствуете процветанию человечества в целом.Мы делаем это, потому что каждый человек создан по образу и подобию Бога, и потому что мы глубоко понимаем, что поступать правильно. Мы надеемся, что люди, которым мы служим и проявляем любовь, испытают больший покой, который приходит от чувства уважения и заботы. Есть надежда, что он распространится и все начнут действовать аналогичным образом. Независимо от того, относятся ли к нам одинаково или нет, я думаю, мы обнаружим, что когда мы служим другим и даже умираем для себя, чтобы проявить любовь, мы будем чувствовать себя более удовлетворенными лично.Это потому, что мы выполняем свое призвание быть подарком для других. Вы знали, что Бог сделал вам подарок? Знаете ли вы, что каждая человеческая жизнь — это священный дар?

Иисус пришел, чтобы восстановить порядок во всей вселенной, и мы, человечество, были Его первой любовью. В библейских историях о сотворении мира Господь Бог творит человечество как венец творения. В некотором смысле мы — то, для чего было создано все остальное творение. Конечно, это означает, что мы должны заботиться о своем доме. Господь дал Адаму и Еве власть над всем творением.Создавая их, Он сказал: «Сотворим человека по нашему образу и нашему подобию; и да будут они владычествовать над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всеми дикими животными земли, и над всеми гадами, ползающими по земле.

Итак, Бог создал человека по своему образу, по образу Божию сотворил их; мужчину и женщину он создал их. И благословил их Бог, и Бог сказал им: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и покоряйте ее; владычествуй над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над всем живым существом, движущимся по земле.»(Быт. 1: 26-28). Человечество — единственный вид творения, созданный по образу и подобию Бога. Для Бога это означает, что человеческая жизнь имеет наивысший приоритет.

Мы тоже должны сделать человеческое достоинство своим главным приоритетом. В нашем грешном сломленном мире существует так много серьезных моральных проблем, которые нам необходимо решить, чтобы вся человеческая жизнь получила то достоинство, которое дал ей Бог. Я считаю, что так важно начинать с наиболее маргинализованных: нерожденных, пожилых людей, приговоренных к смертной казни, бедных, беженцев, заключенных, иммигрантов, тех, кто подвергается преследованиям или жестокому обращению по признаку расы, религии, пола или социального положения и т. Д. .Глядя на этот список, становится очевидным, что эти вопросы выходят за рамки политической среды нашей культуры. Нам действительно необходимо полностью поддерживать человеческую жизнь и достоинство и работать вместе, чтобы положить конец всему злу и нападкам на человеческую жизнь.

Помня об этом, я призываю всех вас направить свое сердце в сторону вежливости, любви и доброты, пока мы справляемся со всем негативом, которым нас ежедневно бомбардируют через новости, социальные сети и политику.В голове всегда должно быть напоминание о том, что каждая жизнь заслуживает уважения, каждая жизнь имеет ценность. Бог любит всех нас, Он сотворил всех нас по Своему образу и желает, чтобы каждый из нас навсегда разделил с Ним божественную жизнь. Он напоминает нам, что «все, что вы делаете с малым из этих братьев Моих, вы делаете мне» (Матфея 25:40). Давайте дадим каждому человеку достоинство, данное им Богом.

Новый святой показывает важность человеческого достоинства

Епископ Роберт Бреннан
| Специально для The Columbus Dispatch

Недавняя канонизация св.Маргарет де Кастелло — это момент надежды и вдохновения для людей во всем мире, но он имеет местное значение здесь, в Колумбусе, где в приходе Святого Патрика долгое время находилась святыня Святой Маргариты, которую посещали люди поблизости и со всего мира. страна.

Рожденная с серьезными физическими проблемами — включая, помимо прочего, слепоту, задержку роста и физического развития — Маргарет страдала от ужасного отвержения со стороны собственной семьи даже до того момента, когда ее собственные родители оставили ее молиться в святыне в Кастелло, Италия, никогда вернись к ней.

Оставшись одна в жестоком обществе, Маргарет стала источником силы и надежды для многих людей в своем призвании в качестве сестры-доминиканки. Ее способность изменять жизни выходила далеко за рамки того, что можно было ожидать от ее физического роста, особенно в 14 веке.

Маргарет, ныне святая Маргарет, учит нас, что суть человеческого достоинства не зависит от семейного положения, внешнего вида или силы. Он не предоставляется никаким правительством или агентством. Скорее, это даровано каждому из нас Богом, создавшим нас.

Первые страницы иудео-христианских Священных Писаний подводят нас к самой сути человеческого достоинства. «Бог создал человека по своему образу и подобию; по божественному образу он создал его; мужчину и женщину сотворил их »(Бытие 1:27). Человеческую личность от всего творения отличает тот факт, что она создана по самому образу и подобию Бога.

Следовательно, мне нужно смотреть в глаза каждому человеку, с которым я встречаюсь, и видеть глубоко внутри самого образа и подобия Бога. Вы могли бы назвать это искрой божественного огня.Это экстраординарное заявление, которое служит основой для всех нравственных учений, публичного свидетельства и социальных служб церкви в любое время. Каждый человек, созданный по образу и подобию Божию, бесценен и заслуживает глубокого уважения. Такое уважение идет глубже и требует больше, чем терпимость. В его основе — истина и достоинство.

Эта реальность составляет основу церковной защиты человеческой жизни на самом уязвимом этапе, в самом начале. Церковь свидетельствует о неприкосновенном достоинстве человеческой жизни на каждом этапе от зачатия до ее естественного конца.Позиция церкви в защиту жизни образует основу, на которой строятся все другие моральные позиции.

Такой подход к человеческому достоинству требует абсолютного отказа от расизма, антисемитизма и любых предрассудков, основанных на этнической или религиозной принадлежности. Я не могу говорить о текущих теориях расовой справедливости, кроме как сказать, что католический подход всегда будет основываться на человеческом достоинстве.

Точно так же признание человеческого достоинства не оставляет места для насилия, угнетения, торговли людьми и других преступлений против человеческой жизни.Он должен информировать учение Церкви о человеческой личности, браке и семье, иммиграции, насилии в нашем обществе, смертной казни, заботе о бедных, окружающей среде, уважении к тем, кто защищает и служит нам, как мы говорим с и о друг друга, а теперь даже наш ответ на глобальную пандемию.

Это не отдельные проблемы, а скорее применение истины человеческого достоинства. Это свидетельство иногда означает движение против систем мыслей, которые меняются с каждым поколением, вместо того, чтобы укореняться в вечных истинах.Это означает приверженность трудным истинам. Это значит терпеливо ходить с каждым человеком, встречаться с ним там, где он находится в данный момент, и говорить правду с любовью. Действительно, люди доброй воли могут расходиться во мнениях относительно тактики, но принцип достоинства человеческой личности, созданной по образу и подобию Бога, должен быть стержнем.

Безусловно, печальная реальность заключается в том, что мы не всегда попадаем в цель, не так ли? Институционально церкви, как и любому сообществу и организации, часто необходимо проверять свое коллективное сознание, честно рассказывать историю и проводить реформы.Это не значит отвергать прошлое, а скорее искать милосердия и учиться на ошибках.

В то же время, как личности, никто из нас не идеален. Мне всегда нужно признавать свои неудачи, исповедовать свои грехи и искать милосердия. Покаяние и милосердие предполагают новые начинания и решение двигаться вперед в истине и любви Бога.

Я с нетерпением жду возможности скоро посетить собор Святого Патрика в Колумбусе, чтобы отметить нашего недавно названного святого и помолиться в святыне. Святая Маргарита учит меня — на самом деле она учит всех нас — что Бог может совершать важные дела через каждого из нас и, таким образом, открывать наши глаза в изумлении на образ Бога вокруг нас в том, что Папа Франциск называет «святыми». по соседству.

Преподобный Роберт Бреннан — епископ Римско-католической епархии Колумба.

«Сохранение веры» — это колонка, в которой представлены точки зрения различных лидеров веры из области Колумба.

Право на жизнь и достоинство человека

Католическая церковь исповедует последовательную этику жизни. Папа Иоанн Павел пишет в «Евангелии жизни»: «Когда дело касается жизни, служение милосердия должно быть глубоко последовательным.Он не терпит предвзятости и дискриминации, поскольку человеческая жизнь священна и неприкосновенна на каждом этапе и в любой ситуации; это неделимое благо. Тогда нам нужно проявлять заботу обо всей жизни и о жизни каждого ». (Evangelium Vitae # 87, Иоанн Павел II, 1995)

Католики и все люди в силу их общей человечности призваны заботиться об абортах и ​​эвтаназии, образовании и здравоохранении, смертной казни и преступлениях, войне и голоде, а также о гораздо более длинном списке вопросов, влияющих на достоинство человеческой жизни.Фактически, мы призваны увидеть человека до того, как увидим проблему. С этой точки зрения нас беспокоит не столько бездомность, сколько бездомный; мы не просто смотрим на смертную казнь, но на человека, приговоренного к смертной казни.

Это имеет смысл со многих сторон. Если, например, кто-то рассматривает убийство как решение проблем общества, эта точка зрения поощряет смертную казнь, а также аборты. Если кто-то считает, что ценность человека зависит от его или ее производительности, это может означать проблемы как для неизлечимо больного пациента, так и для необразованного иммигранта.

Папа Иоанн Павел пишет: «Если мы сможем создать общество, которое приветствует бедных и откроет им дверь к хорошему образованию, мы укрепим отношение, которое позволит этому же обществу приветствовать нерожденных и освободить место для них». (Последовательная этика жизни: мифы и реальность, отец Франк Павоне, «Священники на всю жизнь»)

Однако нельзя забывать, что наиболее фундаментальным из всех прав является право на жизнь. Иоанн Павел II в книге «Призвание и миссия верных мирян в церкви и мире» пишет: «Общий протест, справедливо высказанный в защиту прав человека, например права на здоровье, жилище, право на жизнь». работа, семья, культура — ложно и иллюзорно, если право на жизнь, самое основное и фундаментальное право и условие всех других личных прав не защищается с максимальной решимостью.»(38)

«Существенное достоинство человека как человека»: Фредерик Дуглас о человеческом достоинстве

В речи, которую он произнес в конце своей долгой жизни, Фредерик Дуглас размышлял об источнике своих «мыслей, чувств» и «мотивов для действий »за шесть десятилетий своей деятельности в защиту гражданских прав:« В сущностном достоинстве человека как человека, — сказал он, — я нахожу все необходимые стимулы и стремления к полезной и благородной жизни »(1979–92, 5: 625). Что имел в виду Дуглас, когда апеллировал к оспариваемой концепции достоинства? На каком основании он утверждал, что люди обладают достоинством или особой моральной ценностью? Какие последствия его обращение к достоинству имело для его политической мысли? В этом эссе это основные вопросы, на которые я пытаюсь ответить.Я утверждаю, что идея достоинства занимает видное место в философии Дугласа о правах, обязанностях и добродетелях и что его понимание достоинства лучше всего описать как , основанное на способностях : особая моральная ценность человека, как он утверждал, коренится в способности рассуждать (рациональные способности), способности понимать мораль (моральные способности), способности выбирать, как действовать (волевые способности) и способности воспринимать себя как субъекта с прошлым, настоящее и будущее (временная субъективная способность).Основываясь на этом отчете, Дуглас утверждал, что люди обладают определенными правами — моральными претензиями к остальному обществу, — которые следует уважать и защищать; что у людей есть обязанности уважать права друг друга и бороться с несправедливостью; и что люди могут продемонстрировать свое достоинство, ведя себя добродетельными способами. В заключение я утверждаю, что мой рассказ о философии достоинства Дугласа поддерживает предположение Дж. Дэвида Гринстоуна о том, что его лучше всего понимать как часть реформаторской либеральной традиции в Америке, которая сочетает в себе традиционные либеральные обязательства в отношении прав личности, терпимости и ограниченного правительства. с идеей, что «люди обязаны — а не просто возможности — развивать и развивать свои физические, интеллектуальные, эстетические и моральные способности» и, что важно, «обязаны» помогать «другим делать то же самое» (Greenstone 1993 , 59).

Я предлагаю эти размышления о значении и значении достоинства в политической мысли Дугласа посреди потока новых книг о достоинстве, в которых ученые пытались понять смысл идеи и ее значение для политической морали. (Катеб 2011; Розен 2012; Уолдрон 2012). Подход всех этих ученых состоял в том, чтобы попытаться достичь этих целей, исследуя идеи философов-моралистов, а также развивающиеся доктрины конституционного и международного права.В этом эссе я надеюсь внести свой скромный вклад в этот непрекращающийся разговор о достоинстве, выбрав другой путь: исследуя несколько важных обращений к этой идее одним из великих государственных деятелей-реформаторов в американской политике XIX века. . Хотя это, безусловно, правда, что Дуглас был, прежде всего, политическим деятелем, он был рефлексивным. Анализируя то, как он использовал и защищал достоинство в своих речах и эссе, мы могли бы лучше понять, что это понятие означает в реальной политике.Я не утверждаю, что мысли Дугласа о достоинстве разрешат многочисленные споры между этими учеными о том, как лучше всего понять эту идею и ее значение для политической морали. Однако я считаю, что тщательное рассмотрение идей Дугласа целесообразно по двум основным причинам. Во-первых, хотя я не думаю, что анализ его идей разрешит сложные философские дебаты о природе и функции достоинства, я считаю, что наше понимание достоинства можно обогатить только в том случае, если мы рассмотрим его в том, что ученый Вай Чи Димок называет « множественные среды обитания »достоинства, включая философию, право, литературу и политику (Waldron 2012, 120).Когда мы смотрим в «политическую среду», исследование одного из ведущих правозащитников девятнадцатого века, который апеллировал к достоинству как к центральной идее своей мысли, кажется стоящим нашего времени. Когда мы пытаемся понять, как Дуглас выражал идею достоинства в политической среде, современные исследования этой концепции могут дать нам некоторое руководство. Как политический деятель Дуглас не всегда давал философски строгие объяснения своих идей. Короче говоря, его политические мысли были скорее вызывающими, чем аналитическими.Современные исследования достоинства могут помочь нам интерпретировать значение призывов Дугласа к достоинству и их значение в его политической мысли.

Во-вторых, стоит внимательно изучить мысли Дугласа о достоинстве, потому что это может помочь нам лучше понять его место в многочисленных традициях американской политической мысли. Хотя в последнее время Дуглас также был предметом целого ряда научных трактатов и эссе, в его мысли все еще есть много споров, и один из способов углубить наше понимание — это тщательный анализ высказанных им центральных идей, которые не получили понимания. адекватное внимание.Я считаю, что достоинство — одна из таких идей.

Мои аргументы заключаются в следующем. В разделе 1 я очень кратко познакомлю вас с идеей достоинства. В частности, я опираюсь на идеи нескольких философов западной традиции, а также некоторых современных ученых, чтобы выявить аспекты достоинства, которые особенно важны для моего чтения Дугласа. В разделе 2 я рассматриваю его призыв к «естественному достоинству» в его защите прав женщин. Я утверждаю, что основанное на способностях мнение Дугласа о достоинстве послужило решающим моральным мостом в его риторике между описательным заявлением о том, что люди обладают определенными «естественными способностями», которые отличают их от других существ, и нормативным заявлением о том, что люди обладают права, которые следует уважать и защищать.В разделе 3 я обращаю внимание на роль достоинства в понимании Дугласом долга. Чтобы понять связь между достоинством и долгом, я исследую знаменитую речь Дугласа о «философии реформ» 1883 года «Оно движется». В своей речи он использовал идею достоинства — как явную, так и неявную — чтобы доказать, что у людей есть нечто большее, чем просто основная обязанность уважать права других; Кроме того, люди несут общую обязанность бороться с несправедливостью или, точнее, реформировать общество таким образом, чтобы защитить достоинство и права всех людей.В разделе 4 я исследую использование Дугласом достоинства как добродетели, рассматривая его мысли о достоинстве стремления к свободе, достоинстве труда и достоинстве совершенствования своей души (интеллектуальное и нравственное совершенствование). Согласно концепции достоинства как добродетели, достоинство лучше всего понимать как «качество, которое проявляется в человеческом поведении » или «как добродетель — или следствие или награда добродетели» (Rosen 2012, 6; Donnelly 2009, 15). Я утверждаю, что в размышлениях Дугласа есть важные примеры, когда он, кажется, использует достоинство таким образом, и что на самом деле они кажутся вполне естественным продолжением основанной на способностях концепции, на которую он опирался в своих обсуждениях прав и обязанностей.В разделе 5 я завершаю некоторые мысли о том, как философия достоинства Дугласа может помочь нам понять, как лучше всего понять его политическую мораль. Как отмечалось выше, я утверждаю, что его основанная на способностях оценка человеческого достоинства и вытекающих из этого прав, обязанностей и добродетелей поддерживает предположение Гринстоуна о том, что его лучше всего понимать как сторонника реформ. Акцент Дугласа на моральном значении определенных человеческих способностей привел его к разработке либеральной политической философии, которая была сосредоточена на культивировании этих способностей и обязанности обеспечивать условия для других, чтобы они делали то же самое.

1. Человеческое достоинство: очень краткое введение

У человеческого достоинства, как и у любой другой идеи, есть история, и эта история может оказаться полезной для выяснения природы взглядов Дугласа. Изучение истории достоинства в каких-либо подробностях выходит за рамки моих возможностей, поэтому дальнейшее изложение будет, по необходимости, довольно поверхностным и обширным. Достоинство происходит от «латинского слова dignitas », которое «содержит понятие отличия, особых заслуг» или «достоинства» (Zuckert 2007, 36; Meyer 1995, 46).Ссылка на «достоинство человека», по словам философа Хьюго Адама Бедо, «это еще один способ обозначить ценность человека» (1992, 153). Имея в виду это базовое определение, было бы полезно подумать об общих представлениях о достоинстве, которые мы можем в очень широком смысле категоризировать как «досовременные» и «современные». В своей досовременной форме это понятие отличия или достоинства часто относилось к «рангу в рамках признанной и установленной социальной иерархии — например, достоинство дворянина или епископа» (Parent and Meyer 1992, 4).Философ Бернард Боксилл называет эту домодернистскую формулировку «достоинством социального ранга» (1992, 103). Майкл Розен утверждал, что достоинство «возникло как понятие, обозначающее высокий социальный статус, а также почести и уважительное отношение к человеку, занимающему эту должность» (2012, 11). Это понимание, по словам политического теоретика Майкла Цукерта, было «аристократическим, а не демократическим понятием», и в наше время мы «сохраняем этот аспект достоинства, когда говорим о человеке как о достойном или действующем с особым достоинством. ”(2007, 36).

В современной формулировке достоинство реже связано с рангом по сравнению с другими людьми, чем с ценностью, статусом или отличием, которое имеет как человеческое существо . «Суть моральной, политической и правовой мысли Просвещения, — пишут философы Уильям А. Пэрент и Майкл Дж. Мейер, — явно ведет в направлении признания человеческого достоинства , равного » (1992, стр. 8). Согласно Боксиллу, «прилагательное человек в« человеческом достоинстве »говорит нам, что человеческое достоинство — это то, что люди имеют в силу своей человечности, а не в силу своего социального положения» (1992, 103).По формулировке Беду, «достоинство или ценность — это своего рода ценность, которую все люди имеют в равной степени и , по сути, » или, другими словами, человеческое достоинство утверждает «моральное эгалитаризм людей» (1992, 153). В связи с этим различие, ценность или статус людей соотносятся со всеми другими существами. По словам политического теоретика Джорджа Катеба, «все люди равны; ни один другой вид не может сравниться с человечеством. Это два основных положения, составляющих понятие человеческого достоинства »(2011, 6).Философ Джереми Уолдрон утверждал, что современная концепция достоинства все еще «связана с рангом», но совсем иначе, чем это было в досовременных формулировках. Достоинство, утверждает он, «выражает идею высокого и равного ранга каждого человека» и лучше всего может быть понято «как благородство для простого человека» (2012, 22).

Эта современная концепция достоинства имеет сложную историю, но, учитывая центральное значение ее важности в мысли Дугласа, стоит рассмотреть некоторые из основных моментов ее философского генезиса.Более конкретно, в очень краткой форме, я хочу выделить некоторые из причин, которые были выдвинуты в защиту утверждения о том, что люди обладают особой моральной ценностью. Каковы, по словам Катеба, «атрибуты, характеристики и способности», которые великие мыслители определили как важные для человеческого достоинства (2011, 6)? Для итальянского писателя эпохи Возрождения пятнадцатого века Джованни Пико делла Мирандола нравственная ценность человека коренится в его способности выбирать свою судьбу. Пико заявил, что Бог создал человека «творением неопределенной формы», и сказал человеку: «В соответствии с твоим свободным суждением, в чьи руки я вложил тебя, ты не ограничен никакими рамками; и ты установишь для себя пределы природы »(1965, 4–5).Французский мыслитель семнадцатого века Блез Паскаль определил способность человека мыслить как важнейшую составляющую его достоинства: «Человек — всего лишь тростник, самый слабый по своей природе, но он — тростник, который думает. … Все наше достоинство… состоит в мыслях. Этим мы должны возвыситься, а не пространством и временем, которые мы не могли заполнить. Итак, давайте попробуем мыслить правильно, вот основа морали »(Rosen 2012, 18). Английский философ Джон Локк утверждал, что способность постигать собственную субъективность — это отличительная человеческая способность, имеющая величайшее значение.Он писал, что человек — это «мыслящее разумное Существо, которое имеет разум и размышления и считает себя самим собой, одной и той же мыслящей вещью в разное время и в разных местах; что он делает только этим сознанием, неотделимым от мышления »(1995, 247). Эта способность к «временной субъективности» — это то, что, по мнению Локка, отделяло людей от других существ, некоторые из которых «совершают многие мыслительные действия, которые мы связываем с разумом» (Zuckert 2007, 45). Для великого прусского мыслителя Иммануила Канта отличительная человеческая способность, лежащая в основе достоинства, — это способность к нравственности.В «Основы метафизики морали » Кант утверждал, что «идея достоинства разумного существа» коренится в том, что разумное существо «не подчиняется никакому закону, кроме того, который он сам в то же время дает». Кант продолжал: «Мораль и человечность в той мере, в какой она способна к нравственности, — это то, что только имеет достоинство» (1785/2012, 46).

В дополнение к описанию достоинства, основанному на способностях, современные философы Джереми Уолдрон и Майкл Розен определили то, что лучше всего можно было бы назвать описанием достоинства как добродетели .Согласно этим утверждениям, достоинство основывается не столько на обладании определенными способностями или положении, которое человек занимает в иерархии, а скорее как на «качестве, которое проявляется в человеческом поведении или добродетели» (Rosen 2012, 6). Уолдрон имеет в виду нечто подобное, когда говорит о «достоинстве как достоинстве»: «У достоинства есть резонансы чего-то вроде благородного поведения. … Когда мы слышим, что у кого-то есть достоинство, на ум приходят такие идеи, как: наличие определенного вида присутствия; прямолинейность осанки; самообладание и самообладание; самопрезентация как человека, с которым нужно считаться; не быть униженным, жалким, огорченным или чрезмерно покорным в неблагоприятных обстоятельствах »(2012, 22).По словам Розена, эта оценка достоинства фокусируется не столько на способностях, которыми человек обладает, сколько на том, что он «показывает» в «их характере или поведении» (2012, 57). Как вы увидите в разделе 4, достоинство как добродетель оказалось важной частью взглядов Дугласа, поэтому здесь стоит отметить его.

Это очень краткое введение в идею человеческого достоинства предназначено только для обзора некоторых ключевых выражений этой идеи на протяжении всей западной истории. Вклад Дугласа, конечно, может быть отнесен к описанной здесь традиции «современного» достоинства.Как и многие мыслители, обсуждаемые в этом разделе, он опирался на несколько отчетливо человеческих способностей — способность выбирать, способность мыслить, способность понимать свою субъективность во времени и способность действовать морально — чтобы обосновать утверждение, что люди имеют особую моральную ценность. В течение почти шести десятилетий своей общественной жизни он посвятил себя расширению границ достоинства, включив в него расовые меньшинства, женщин и другие группы, которые в то время не признавались существами равной моральной ценности.Сейчас я обращаюсь к призыву Дугласа к «естественному достоинству» как к основе равноправия.

2. Дуглас о «естественных силах», природном достоинстве и равных правах

Такой анализ можно было бы начать с пространных размышлений о том, как Дуглас использовал идею достоинства в качестве центрального элемента своих аргументов против рабства. В самом деле, как он сказал в 1860 году, он считал, что «великая и жизненно важная оппозиция рабству» коренится в «том факте, что раб — это человек, облеченный вечным Богом во все человеческое достоинство — существо нравственного и нравственного. интеллектуальные силы, права, обязанности и ответственность »(1950–75, 2: 491–92).Однако критика рабства Дугласом уже привлекла большое внимание ученых политических теоретиков (Myers 2008; Buccola 2012). В этом разделе, посвященном призыву Дугласа к достоинству в его борьбе за равные права, я решил сосредоточиться на области, которая получила меньше научного внимания в политической теории: его аргументы в пользу политических прав женщин. В частности, в этом разделе я внимательно рассматриваю два эссе, опубликованных Дугласом с разницей в одну неделю в 1870 году, в которых он отстаивал равные права женщин на участие в политической системе.В этих эссе он защищал «естественное право женщины на голос в правительстве, при котором она живет» на основе «естественного достоинства» женщины как человека (1950–75, 4: 235). В этом разделе я использую аргументы Дугласа в этих эссе в качестве отправной точки для реконструкции основанного на способностях представления о достоинстве, которое он использовал для защиты равных прав. Поступая таким образом, я утверждаю, что идея естественного достоинства функционировала в его мысли как «моральный мост» между описательным утверждением, что люди обладают отличительными способностями, и политическим притязанием на права.

Женщины, как утверждал Дуглас в эссе 1870 года, имеют «неоспоримое естественное право участвовать в управлении через те же каналы и инструменты, которые используются мужчинами» (1950–75, 4: 235). Чтобы защитить это утверждение, он опирался на два основных набора аргументов. Во-первых, он предложил серию аргументов «общего блага», в которых основное внимание уделялось тому, что теряет сообщество, исключая добродетельных женщин из политической сферы. Во-вторых, он не менее трех раз апеллировал к идее «естественного достоинства», чтобы защитить заявление о том, что — не считая последствий — женщины имеют равные права на участие в политике.Далее я сосредоточусь на последнем наборе аргументов, чтобы показать, как он использовал и защищал идею достоинства в своей политической риторике.

В сочинениях и речах Дугласа о правах женщин есть много отрывков, которые могут дать нам основу для обсуждения естественного достоинства, но, пожалуй, нет ничего более содержательного, чем следующие строки из его эссе 1870 года «Движение за избирательное право женщин». : «Если женщина признается моральным и интеллектуальным существом, обладающим чувством добра и зла и возможностью выбора между ними, ее случай уже наполовину выигран.Наши естественные силы — основа наших естественных прав; и именно осознание силы предполагает осуществление прав. Человек может использовать только те силы, которыми он обладает, и он может мыслить права только в присутствии сил »(1950–75, 4: 232–33). В этом отрывке мы видим, что Дуглас определяет рациональные, моральные и волевые способности как «естественные силы», лежащие в основе наших естественных прав. Я вернусь к значению этих способностей чуть позже, но прежде я должен обратиться к связи этих способностей и идеи «естественного достоинства».Дуглас написал второе эссе 1870 года, «Женщина и избирательный бюллетень» (опубликовано 27 октября 1870 года), чтобы «привести некоторые доводы» в поддержку утверждений, подобных тем, что в только что процитированном отрывке, которые он сделал в первом 1870 году. эссе под названием «Женское избирательное движение» (опубликовано 20 октября 1870 г.). Как отмечалось выше, две наиболее важные причины, которые он привел, — это апелляция к общему благу и апелляция к естественному достоинству. В первом эссе Дуглас уже утверждал, что наши «природные силы — основа наших естественных прав», но, похоже, он чувствовал, что его доводы были неполными.Более того, он сказал, что дело было выиграно только наполовину. Одним из способов, которыми он пытался завершить свое дело, было многократное обращение к достоинству во втором эссе (эта идея явно не фигурирует в первом эссе). В «Женщина и избирательный бюллетень» Дуглас утверждал, что «лишить [женщину] [права на участие в политической жизни] — значит лишить ее части ее естественного достоинства» или, как он выражается в другом месте эссе, «это Совершенно очевидно, что сами женщины в значительной степени лишены своего естественного достоинства из-за того, что они лишены возможности участвовать в управлении государством »(1950–75, 4: 236, 237).Последнее использование Дугласом слова «естественное достоинство» в эссе может дать нам лучшее объяснение того, что он имел в виду. «Естественное достоинство» женщины, писал он, оскорблено ее исключением, потому что она «умна» и «способна разумно отдавать предпочтение тому типу мужчин, которые будут устанавливать законы, по которым она должна жить», и тем не менее она считается «неспособным пользоваться избирательным правом» (1950–75, 4: 237–38).

Если мы возьмем эти два эссе вместе, мы увидим, что Дуглас предлагал исчерпывающее описание человеческого достоинства и прав человека, основанное на возможностях, или, на его языке, естественное достоинство и естественные права.Он начал с определения того, что он принял за несколько морально значимых «способностей», которыми обладают люди: рациональность, моральное понимание и свобода воли. Он утверждал, что рациональные, моральные и волевые способности людей должны привести нас к выводу, что они обладают определенной «способностью к свободе» (1950–75, 4: 237). Подобно великим мыслителям, которые защищали достоинство на протяжении всей истории, Дуглас выделил несколько характеристик, которые отличают людей от других существ, и, что особенно важно, обратился к достоинству, чтобы заявить, что эти характеристики имеют моральное значение .Поскольку люди рациональны, способны к моральному пониманию и имеют свободную волю, они могут — и должны — нести ответственность за свой выбор. Этого, утверждал Дуглас, нельзя сказать ни о каком другом существе. Эти отличительные черты приобретают моральное значение именно потому, что они дают людям возможность задуматься о том, как им следует относиться друг к другу. Рациональные, моральные и волевые способности имеют моральное значение в этом контексте, потому что они имеют прямое отношение к способности человека участвовать в политике.Женщины, как и мужчины, способны размышлять о том, чего требует мораль, и обладают волевой способностью действовать на основе этих размышлений. Как говорит Дуглас в заключение отрывка, «присутствие» этих «сил» в человеческой природе — это то, что позволяет нам даже «постигать права». Мы можем использовать свой разум; Другими словами, чтобы участвовать в моральном размышлении, на основе этого размышления мы можем достичь понимания того, что мораль требует от нас, и мы свободны выбирать, будем ли мы действовать в соответствии с этими требованиями.Дуглас утверждал, что одно из наиболее важных моральных требований, которые мы можем усвоить, — это требование уважать права других. «Права, — сказал он в обращении по правам женщин в 1888 году, — не имеют своим источником воли или благодати мужчины». Напротив, права имеют свою «основу» в «природе и личности» человека (1979–92, 5: 383, 384).

Как вы можете видеть из процитированных выше формулировок, некоторые аспекты природы и личности человека оказались особенно важными в случае Дугласа.Аспекты, которые он выбрал для подчеркивания, перекликаются со многими идеями великих защитников достоинства на протяжении всей истории западной философии. Во-первых, как и Паскаль, Дуглас определил рациональность или интеллект как важнейшую способность. Он утверждал, что в данном случае интеллект женщины имеет моральное значение, потому что эта способность позволяет ей формировать разумное мнение о государственных должностных лицах и государственной политике, учитывать свои собственные интересы и — что наиболее важно для Дугласа — дает ей возможность приобретать моральное знание.Последний пункт жизненно важен. В дискуссиях о естественном достоинстве и естественных правах Дуглас обычно сочетал рациональные способности с моральными способностями, чтобы заявить, что люди обладают моральной ценностью, которая заслуживает внимания и уважения.

Этот момент естественным образом ведет ко второй части основанного на возможностях объяснения человеческого достоинства Дугласа: моральных способностей людей. Как вы помните из раздела 1, эта идея особенно выделяется в работах Канта, который считал, что достоинство людей тесно связано с их способностью мыслить и действовать морально.Хотя Дуглас не разработал всеобъемлющую «метафизику морали», чтобы поддержать это предположение, ее важность в его мысли нельзя недооценивать. Как отмечалось выше, Дуглас считал, что рациональные и моральные способности имеют решающее значение для того, что он называл «пригодностью к свободе». Это видно не только из его работ о правах женщин, но и из его аболиционистских работ. Во время гражданской войны он ответил на часто выражавшееся беспокойство по поводу того, что должно быть сделано с освобожденными рабами, выражая эту идею: «Нас спрашивают, отпустим ли мы рабов.Я отвечаю, да. Почему нет? Это не волки или тигры, а люди. Они наделены разумом — и могут решать вопросы о добре и зле, добре и зле, пользе и вреде — и поэтому являются подданными правительства точно так же, как и другие люди »(1979–92, 3: 505). Тот факт, что Дуглас провел сравнение между людьми и животными, указывает на то, что он неявно ссылается на идею человеческого достоинства . Именно потому, что этим можно отличить людей от животных, они подходят для свободы при гражданском правительстве.Как выразился Дуглас всего через несколько месяцев после того, как он произнес слова, процитированные выше: «Основа всех правительств и всех кодексов законов на самом деле состоит в том, что человек является разумным существом и способен руководить своим поведением, руководствуясь идеями правильного и неправильного. добра и зла надеждой на награду и страхом наказания »(3: 577). В контексте дискуссии о правах женщин Дуглас привел аналогичный аргумент:

Вопрос, который должен быть задан каждому мужчине и который каждый мужчина должен задать себе: кто и что такое женщина? Есть ли действительно что-то в ее характере и конституции, что обязательно делает ее непригодной для осуществления избирательного права? Она разумное существо? Знает ли она о добре и зле? Может ли она отличить добро от зла? Является ли она законным подданным правительства? Способна ли она сформировать интеллигентное мнение об общественниках и общественных мероприятиях? Есть ли у нее , будет и ум? (1979–92, 5: 253)

Последний вопрос Дугласа — есть ли у нее воля — подводит нас к третьей способности в его описании, волевой способности, которую он описал как «право выбора» или обладание независимым воли, что важно для достоинства.Значение волевой способности переплетается с нравственной способностью. Если мы представим себе, что люди обладают способностью отличать добро от зла, но не имеют свободы выбирать, по какому пути идти, их рациональные и моральные способности будут менее значимыми. Другими словами, если люди способны понимать мораль, но не обладают способностью действовать в соответствии с ее требованиями, они кажутся менее значимыми, чем существа, лишенные моральных способностей. В контексте обсуждения рабства Дуглас зашел так далеко, что назвал выбор «священным», потому что это способность, доступная только «свободным и ответственным агентам», которые «во всех вопросах нравственного поведения» могут сами решать, как они будут действовать (1979–92, 5:71).Значение «силы выбора » в мысли Дугласа невозможно недооценить. Независимо от того, были ли его темой права, обязанности или добродетели, он вернулся к идее, что «у людей есть выбор в этом мире», и этот факт имеет огромные моральные последствия (3: 437).

В-четвертых, Дуглас определил «индивидуальность» как «источник» «великих истин», вдохновляющих движение за права женщин. Может показаться странным думать об индивидуальности как о «способности», но дальнейшее объяснение этой идеи должно прояснить, почему это следует понимать как важную часть его основанного на способностях подхода к человеческому достоинству.Когда Дуглас говорил об индивидуальности, он обсуждал как «форму и особенности», так и «мысли и чувства» людей (1979–92, 5: 255). Во время дебатов по избирательному праву он неоднократно утверждал, что «самость» каждого человека «абсолютна» и «полна» в том смысле, что у каждого человека есть личность, отличная от любого другого человеческого существа. Личность каждого человека — ее интеллектуальные способности, моральные способности, способность выбирать и чувство личной идентичности — отделены и отличаются от всех остальных.Хотя его аргументы не были столь систематичными, идея Дугласа об «абсолютной» и «полной» самости индивидов напоминает идею «временной субъективности», представленную в разделе 1 этого эссе. В своем наброске «теории человеческого достоинства локковского типа» политический теоретик Цукерт пишет: «Личность человека — это сознание« я », признанного тем же« я », что и в настоящем сознании, оба отстающих во времени через память и вперед во времени через проекцию в будущее »(2007, 44).И память, и проекция занимали видное место в понимании Дугласом человеческого достоинства. «Человек, — сказал Дуглас в 1883 году, — это животное, которое смотрит до и после. Только ему дано пророческое видение, позволяющее ему различать очертания своего будущего сквозь туман и тени своего прошлого »(1979–92, 5:56). В своей речи годом ранее Дуглас сослался на тот же отрывок из шекспировского Гамлета , чтобы установить прямую связь между «временной субъективностью» человека и его достоинством: «Человек не дерево и не камень.Великий поэт описывает его как человека, смотрящего до и после. У него есть прошлое, настоящее и будущее. Устранение любого из них является нарушением его природы и ущемлением его достоинства. Он прогрессивное существо, а память, разум и размышления — ресурсы его совершенствования »(5:45). Одна из самых жестоких вещей в рабстве, как неоднократно доказывал Дуглас на протяжении всей своей карьеры аболициониста, заключалась в том, что рабство лишалось возможности думать о себе как о субъекте, обладающем определенным контролем над своим прошлым, настоящим или будущим.«Порка, — сказал он в 1855 году, — не является жестокостью рабства. Для меня мысль о том, что я раб, страшнее любой плети, любой цепи. Раб сегодня, завтра, в следующем году, все годы моей жизни — мое мужество отрицается, игнорируется, презирается, — это существо навеки заперто в единственном условии, без исходов, без прогресса, без будущего, этого ужаснее и мучительнее всякой кнута »(3:11). Похоже, он говорил, что величайшая жестокость рабства заключается в том, что оно лишает человека возможности представить себя прогрессивным существом, которое может свободно осуществлять проекты по своему выбору.В речи о правах женщин десятилетия спустя Дуглас повторил этот момент в другом контексте, когда он утверждал, что считать женщину «неспособной к самоуправлению» — значит относиться к ней как к «телу без души» (5: 382). Дуглас считал, что душа человеческой жизни — это способность к самоуправлению, и использование этой способности в настоящем часто определяется тем, что человек делал в прошлом и что надеется сделать в будущем. Недавнее заявление Катеба о том, что мы «начинаем думать о человеческом достоинстве людей, их равном статусе, когда приписываем каждому человеку такую ​​мысль: у меня есть жизнь, которой нужно жить; это моя жизнь и ничья другая; это моя единственная жизнь, позволь мне прожить ее »(2011, 19) отражает суть того, что имел в виду Дуглас, когда связывал идею индивидуальности с достоинством.

Помимо четырех способностей — рационального, морального, волевого и временного субъективного, — которые перекликаются с идеями более ранних мыслителей, аргументы Дугласа в пользу естественного достоинства и равноправия заметно предвосхищают идеи философов двадцатого века. В своем знаменитом эссе «Природа и ценность прав» философ Джоэл Файнберг утверждал, что «то, что называется« человеческим достоинством », может быть просто узнаваемой способностью предъявлять претензии. Таким образом, уважать человека или думать о нем как о человеке, обладающем человеческим достоинством, означает просто думать о нем как о потенциальном заявителе »(1970, 252).Хотя Файнберг не обсуждал подробно достоинство в «Природе и ценности прав», он, как и Дуглас, считал, что это имеет огромное значение в его аргументации. Статус людей как «потенциальных заявителей», утверждал Файнберг, имеет «высшее моральное значение» (252). В воображаемой бесправной стране (Новересвилль), которую он конструирует в своем эссе, жители лишены достоинства; По словам Файнберга, они «не думают вскочить на ноги и предъявить друг другу праведные требования» (249).В человеческой способности выдвигать такие требования есть что-то глубокое моральное значение. В самом деле, эта способность в важном смысле является синтезом уже обсуждавшихся возможностей. В качестве рациональных, моральных агентов, способных воспринимать себя как субъектов, существующих во времени, люди — в отличие от любого другого существа — способны сформулировать претензии друг к другу. В «Движении избирательного права женщин» Дуглас сформулировал аналогичный аргумент о значении притязаний (и их связи с другими способностями), когда сказал: «Мужчина может использовать только те силы, которыми он обладает, и он может представить себе права только в присутствии полномочия.Тот факт, что женщина имеет право сказать: «Я выбираю , это , а не , что », является достаточным доказательством того, что нет естественной причины против использования этой силы »(1950–75, 4: 232–33) . В общем, люди способны постигать права и предъявлять претензии на основе этих концепций.

Дуглас также предвосхитил социально-сравнительное измерение достоинства, которое подчеркивал современный философ Аллен Бьюкенен. Согласно Бьюкенену (2010), учет достоинства на основе способностей не оправдывает себя, если не учитывать контекст, в котором люди могут реализовать свои способности.В частности, мы можем понять, что означает достоинство в конкретном контексте, только если мы будем чувствительны к динамике власти в этом контексте. Бьюкенен беспокоится о достоинствах, которые оставляют слишком много места для иерархии и господства. Бьюкенен спрашивает, нельзя ли представить себе контексты, в которых рациональные, моральные, волевые и временные субъективные способности определенной группы людей признаются, в то время как они в то же время подчиняются тем, кто обладает большей властью? По словам Бьюкенена, ответ — да, поэтому полное описание достоинства должно иметь «социально-сравнительное измерение».В «Женщине и избирательном бюллетене» Дуглас, похоже, задумался о подобном беспокойстве. Сразу после одного из своих призывов к естественному достоинству он обратился к социально-сравнительному измерению достоинства, которое беспокоит Бьюкенена:

Власть — наивысший объект человеческого уважения. Мудрость, добродетель и все великие моральные качества вызывают уважение только как силы. … Мы повсюду жалеем бессильных и уважаем сильных мира сего. Отказать женщине в праве голоса — значит ограничить ее природную и социальную власть и лишить ее определенной степени уважения.Всем известно, что мнение женщины о любом законодателе привлекло бы большее внимание, если бы она имела средства выразить свое мнение при голосовании. Мы презираем слабых и уважаем сильных. Такова человеческая природа. (1950–75, 4: 237)

Это захватывающий сдвиг в использовании Дугласом языка власти в эссе 1870 года. Всего за неделю до этого в эссе «Движение за женское избирательное право» он назвал «естественные силы» — которые он ранее описал как рациональность, моральное понимание и свободную волю — «основой наших естественных прав».В «Женщине и избирательном бюллетене» он использовал «полномочия» по-другому. В приведенном выше отрывке мудрость (цель нашей рациональной способности) и добродетель (цель нашей моральной способности) понимаются как силы по отношению к тому, как нас рассматривают и относятся к нам другие люди. Дуглас утверждал, что на самом деле нас не считают достойными уважения, если социальная или политическая структура мешает нам использовать нашу «умственную и моральную силу». Рациональные и моральные способности — это не только «естественные силы», утверждал Дуглас, но также и источники «социальной власти».

В аргументах Дугласа в пользу равных прав достоинство не было лишним промежуточным термином между «естественными силами» и «естественными правами». Напротив, достоинство — это жизненно важный моральный термин, который пытается навести риторический мост между естественными силами и естественными правами. Другими словами, Дуглас рассматривал «естественное достоинство» как моральное положение или моральную ценность, вытекающую из наших природных способностей. Это моральное положение обеспечивает основу для моральных требований, которые мы предъявляем другим людям. Именно потому, что мы обладаем моральной ценностью как человеческие существа, мы заявляем, что с нами не должны поступать определенные вещи (например,g., мы не должны быть убиты или порабощены), и именно из-за моральной ценности, которой мы обладаем как люди, мы должны иметь права, равные правам других (например, право доступа к одним и тем же политическим «каналам и инструментам» доступны другим). Сказать, что у нас есть та или иная сила, недостаточно. Чтобы заявить о правах, мы должны выйти за рамки простых описательных заявлений о человеческих способностях до нормативных заявлений о моральных последствиях, вытекающих из таких способностей.

3. Требования достоинства: Дуглас о достоинстве и долге

В 1883 году Дуглас посетил митрополита А.М.Е. Церковь в Вашингтоне, округ Колумбия, прочтет лекцию под названием «Он движется, или философия реформ» для членов Литературно-исторической ассоциации Вефиля. Речь — замечательный манифест о способности и долге человека сделать мир лучше. Действительно, тезис Дугласа в своей речи настолько подчеркнул человеческий контроль над историей, что вызвал гнев по крайней мере одного священнослужителя в аудитории.По словам историка Джона Блассингейма, «Газетные отчеты о его лекции по философии реформ хвалят его работу, но сообщают о резких дебатах в конце между Дугласом и преподобным Уолтером Хендерсоном Бруксом». Похоже, что Брукс, который был пастором баптистской церкви Девятнадцатой улицы, возражал против нескольких пунктов речи Дугласа, особенно его утверждения о том, что «истинная философия реформы не находится в облаках, или в звездах, или где-либо еще. вне самого человечества »(1979–92, 5: 124).Брукс возражал, говоря словами Блассингейма, против утверждения Дугласа о том, что «именно люди, а не Бог или их молитвы привели к переменам в мире» (5: 137). Я утверждаю, что «It Moves» — это речь о требованиях или обязанностях, вытекающих из достоинства. Хотя общей темой Дугласа была «философия реформ», а речь полна очень общих и абстрактных формулировок, мы знаем (и его слушатели знали), что реформы, которые имели для него наибольшее значение, касались достоинства и прав человека.Речь идет о нашей способности и долге сделать мир лучше — сделать его местом, в котором человек «все больше и больше приводится в гармонию с законами своего собственного существа» или, другими словами, нашей способности и наш долг сделать мир местом, в котором уважается достоинство всех людей (5: 135). Далее я реконструирую аргументы Дугласа в его речи, стремясь раскрыть то, что эти аргументы раскрывают в отношении его взглядов на естественные обязанности, проистекающие из естественного достоинства и естественных прав.Дуглас, как и все другие мыслители естественных прав, считал, что люди несут основную обязанность уважать права других. Но это не единственное требование достоинства. Вдобавок Дуглас считал, что человеческое достоинство налагает на всех нас общий долг бороться с несправедливостью, понимаемой здесь как нарушение естественных прав. Чтобы понять, как Дуглас пришел к такому выводу, я теперь обращаюсь к аргументам, которые он привел в «Оно движется».

Дуглас начал «Это движется», признав, что «некоторые очень уважаемые писатели и мыслители» утверждают, что «реформа — это заблуждение, обманчивая видимость; что нет такой вещи, как сделать мир лучше.Он сказал, что помимо этих «скептических» авторов есть те, кто принимает «человеконенавистническую точку зрения» о том, что мир «становится хуже» (1979–92, 5: 127). Согласно Дугласу, «сущностная природа человека» раскрывает недостатки этих «теорий в отрицании прогресса и реформ»: «Для человека … естественно искать и открывать улучшенные условия существования. … Сами условия беспомощности, в которых рождаются люди, предполагают, что реформы и прогресс являются необходимостью их натуры. Он буквально ничего не приносит в мир для удовлетворения своих многочисленных потребностей.Ему, с первого взгляда, повезло меньше, чем другим животным. Природа ничего для него не приготовила. Он должен найти себе необходимую пищу, одежду и убежище, иначе железная рука природы поразит его смертью »(5: 129). В следующих нескольких предложениях Дуглас перешел к обсуждению достоинства: «Но [человек] имеет достоинство, которое принадлежит только ему самому. Он является объектом не только для себя, но и для своего вида, а его вид — для него. Каждый хорошо сложенный человек не находит покоя своей душе, в то время как какая-либо часть его вида страдает от признанного зла.Самым сокровенным желанием истинного мужского сердца является то, чтобы добро могло увеличиваться, а зло, моральное и физическое, уменьшаться, и чтобы каждое поколение было улучшением своего предшественника »(5: 129). Чтобы понять этот очень богатый отрывок, мы должны рассматривать его по частям. Во-первых, когда Дуглас говорил о «достоинстве», которое принадлежит человеку «одному», это явное проявление его основанного на способностях понимания этой идеи. Другими словами, он имел в виду те аспекты человеческой природы, которые, как он выразился в другой речи, «разделяют [человека] и остальное творение, различие столь же вечное, сколь и ощутимое» (1950–75, 2). : 291).Во втором предложении Дуглас использует слово «объект» несколько загадочно. Однако если мы посмотрим на третье предложение, значение второго предложения станет ясным. Достоинство, которое принадлежит только человеку, позволяет ему воспринимать не только себя как существо с моральной ценностью, но и всех других людей. Дуглас утверждал, что хорошо сформированные люди заботятся друг о друге не из-за простого инстинкта, а потому, что они способны определить причины, по которым им следует заботиться друг о друге. Другими словами, для нашего достоинства важно, чтобы мы могли определять моральную ценность друг друга.Я возвращаюсь к этому явному призыву достоинства ниже, но прежде, чем я это сделаю, давайте вернемся к траектории аргументации Дугласа в его речи.

Следующим шагом в аргументации Дугласа в «Оно движется» было предложить свою альтернативу скептическим и человеконенавистническим взглядам на прогресс, описанным в начале эссе. В качестве альтернативы этим взглядам он защищал теорию «вечного конфликта»:

Неудержимый конфликт, более масштабный, чем описанный покойным Уильямом Х.Сьюард, постоянно продолжается. Две враждебные непримиримые тенденции, широкие, как мир людей, находятся в открытом поле; добро и зло, правда и заблуждение, просвещение и суеверие. Прогресс и реакция, идеальное и актуальное, духовное и материальное, старое и новое находятся в постоянном конфликте, и битва должна продолжаться до достижения идеала, духовная сторона человечества одержит полную победу над всем, что низко. и мерзко в мире. (1979–92, 5: 130)

Дуглас применил эту историческую теорию «вечного конфликта» ко многим сферам жизни, включая научную и религиозную.Однако в сфере политической морали теория вечного конфликта имеет прямое отношение к моей теме в этом эссе. Силы зла, суеверий и реакции всегда будут представлять угрозу достоинству людей. В дополнение к этим гнусным силам Дуглас определил естественный консерватизм как еще одно потенциальное препятствие на пути к обществу, в котором уважается достоинство всех людей. «Сама человеческая природа, — писал он, — имеет теплую и дружелюбную сторону ко всему старому; ибо то, что выдержало волну времени и стало почтенным по возрасту »(1979–92, 5: 135).Именно из-за этого консервативного измерения человеческой природы Дуглас утверждал, что перед реформатором стоит «трудная и неприятная задача», потому что он должен стремиться «противостоять яростным протестам самых священных чувств человеческого сердца» (5: 136 ). Дуглас утверждал, что для того, чтобы добро, просвещение и прогресс восторжествовали, сознательные люди должны не только бороться с силами зла, но и подталкивать тех людей, которые сопротивляются изменениям просто потому, что они отличаются от того, что они знают и в некоторых случаях может считаться священным.

В следующей части «Оно движется» Дуглас провел связь между достоинством, которое принадлежит только человеку, и своей теорией вечного конфликта. Именно в этот момент речи он пришел к своему центральному аргументу (и аргумент, как я отмечал во введении к этому разделу, оказался наиболее противоречивым): «Мне кажется, что истинная философия реформы — это не найдены в облаках, или в звездах, или где-либо еще за пределами самого человечества. Поскольку законы Вселенной были открыты и поняты, они, кажется, учат, что миссия совершенствования и совершенствования человека целиком и полностью возложена на самого человека .Так он должен быть своим собственным спасителем или своим собственным разрушителем. У него нет ни ангелов, которые могли бы ему помочь, ни дьяволов, которые бы помешали ему »(1979–92, 5: 137). Одобрив этот чрезвычайно твердый взгляд на человеческую моральную свободу действий, Дуглас предвосхитил два возражения. Во-первых, он признал, что некоторые считают, что «сила веры» более важна в изменении истории, чем сила человеческих действий. В самом деле, некоторые из этих людей, по его словам, верят, что научные законы, такие как «закон тяготения», могут быть «приостановлены или отклонены» верой.На это Дуглас не смог дать особого ответа, поскольку он основан на «излияниях энтузиазма», а не на разуме. «Некоторые вещи верны для веры, — заключил он, — которые не соответствуют действительности» (5: 138).

Во-вторых, Дуглас признал, что некоторые люди будут утверждать, что его «взгляд на этот вопрос» «полностью устраняет моральный и духовный закон и оставляет человека без каких-либо правил моральной и духовной жизни» (1979–92, 5: 138) . В ответ он сказал, что это не он, а его критик выдвигал аргумент, оскорбляющий моральный закон.«Если допустить существование моральных законов, — сказал он, — но подтвердить, что последствия их нарушения могут быть устранены молитвой, вздохом или слезой, результат будет примерно таким же, как если бы не было закона. . » Дуглас был так же твердо привержен идее о существовании естественного морального закона, но считал, что такой закон нельзя понять или обеспечить соблюдение без человеческого размышления и действий. Если принять точку зрения критика, вера «заменит закон, а вера — место жизни». Этот взгляд должен быть отвергнут, продолжал он, потому что «он наносит удар по фундаментальным принципам всего реального прогресса и тем или иным способом должен быть удален из умы людей.«Что необходимо, — утверждал Дуглас, — это признание того, что« все подлинные реформы должны основываться на предположении, что человек является творением абсолютного, непоколебимого закона, морального и духовного », что его« счастье и благополучие могут быть обеспечены только идеальным повиновение такому закону », и, что, возможно, наиболее важно для моих целей,« дано человеку , чтобы первым открыть закон и обеспечить его соблюдение »(5: 139).

Дуглас начал свой вывод в «Оно движется» с нескольких философских размышлений по вопросу «Что такое истина?» Все детали его аргументов увели бы нас слишком далеко, но стоит отметить, что, хотя он думал, что истина, «созерцаемая как целое», «слишком велика для человеческого понимания или выражения», отдельные истины подобны «искрам великого Вселенского». Истина »находятся« вполне в пределах [нашего] ментального видения »(1979–92, 5: 140–41).Такова «система истин», лежащая в основе «женского движения», о котором говорилось в последнем разделе. Эти истины, как сказал Дуглас в «Женском избирательном движении», заключаются в том, что как «нравственное и интеллектуальное существо, обладающее чувством добра и зла и возможностью выбора между ними», женщина обладает «естественным достоинством», которое следует уважать. (1950–75, 4: 232). Как только такая истина открыта, как сказал Дуглас в «Она движется», она «дана человеку», чтобы проследить за тем, чтобы она «разумно применялась» в мире. Без человеческих «усилий, работы тела или разума» такая истина не имеет большого значения для людей (1979–92, 5: 141, 143).Наш долг, заключил Дуглас, «открыть истину» и работать над тем, чтобы «сделать наше субъективное сознание» истины «объективным в мысли, форме и речи» (5: 143). Одна из таких истин — человеческое достоинство, и наш долг — сделать наше субъективное осознание достоинства объективным фактом в мире.

Чтобы разобраться в этом последнем утверждении, было бы полезно рассмотреть, как Дуглас развил аналогичную идею в более поздней речи о правах женщин. В речи 1888 года под названием «Дайте женщинам честную игру» он сказал: «Когда великая истина однажды попадает в мир, никакая сила на земле не может заключить ее в тюрьму, или предписать ее пределы, или подавить ее.Это должно продолжаться, пока не станет мыслью мира. Такая истина — право женщины на равную свободу с мужчиной. Она родилась с этим. Это было ее, прежде чем она это осознала. Это начертано на всех силах и способностях ее души, и ни обычаи, ни законы, ни обычаи не могут их разрушить »(1979–92, 5: 355). Из раздела 2 мы знаем, что Дуглас считал, что «право женщины на равную свободу с мужчиной» коренится в естественном достоинстве всех людей. Для Дугласа это было большой правдой.Если мы применим аргумент «Оно движется» к этой конкретной истине, мы придем к следующим выводам. Во-первых, у нас есть моральный долг сообщить эту истину другим людям. Это наша обязанность, потому что эта истина должна превратиться из просто «закрепленной в умах немногих» в «объективную в мысли, форме и речи». Во-вторых, Дуглас считал, что у нас есть политический долг — использовать доступные нам средства, чтобы закрепить эту истину естественной справедливости в позитивном праве. Хотя истина о естественном достоинстве женщин не может быть подавлена, ее реализация в позитивном законе далеко не предрешена.

Концепция долга, предложенная аргументами Дугласа в книге «Он движется», требует дополнительного объяснения, поскольку кажется, что она в значительной степени отклоняется от традиционного понимания долга в рамках традиции естественных прав. Согласно этому пониманию, «право одного подразумевает обязанность других не нарушать это право» (Zuckert 2007, 40). Иными словами: «Одна очевидная идея состоит в том, что наши права ограничиваются уважением прав других.Мои права соотносятся с вашими обязанностями; ваши права соотносятся с моими обязанностями »(Waldron 2011, 1110). «В этом изначальном понимании« долга », — пишет философ Джоэл Файнберг, -« все обязанности соотносятся с правами тех, кому они причитаются »(1970, 244). Но Дуглас, похоже, использует свой долг иначе. Его аргумент состоит в том, что достоинство ведет к общему долгу бороться с несправедливостью, или, как он выражается в «Оно движется», мы не должны иметь покоя для наших душ, пока какая-либо часть нашего вида страдает от признанного зла.По словам Файнберга, на самом деле это не совсем странный способ думать о долге. Файнберг предполагает, что «существует множество классов обязанностей, которые , а не логически соотносятся с правами других лиц». Он продолжает, что существует категория «обязанностей без корреляции прав», таких как «обязанности благотворительности», в которых ни один конкретный получатель «не может требовать от нас пожертвования в качестве причитающегося» (244).

Нам все еще остается важный вопрос: как общая обязанность Дугласа бороться с несправедливостью «переводится» в реальную политику? Для ясности давайте подумаем над этим вопросом в контексте прав личности.Если бы люди действовали в соответствии с тем, что Дуглас называл «простой справедливостью», они бы соблюдали основную обязанность уважать права друг друга. Поскольку люди часто не желают соблюдать эту основную обязанность, защищать права людей — это «торжественное обязательство и долг» правительства (1950–75, 3: 499; 1979–92, 4: 526). Если правительство не выполняет эту обязанность, люди имеют право и обязаны реформировать его или заменить. Хотя обязанность Дугласа бороться с несправедливостью подпадает под категорию обязанностей, которые Файнберг назвал «обязанностями без коррелятивных прав», язык прав не совсем неуместен.По словам ученого-правозащитника Генри Шу, люди имеют право на «эффективные институты» для защиты своих прав. «Право не было реализовано», — утверждает он, — «до тех пор, пока фактически не будут приняты меры, позволяющие людям пользоваться всем, на что они имеют право» (1996, 16). Шу говорит, что право на эффективные институты для защиты прав налагает на других общую обязанность: «То, что право включает рационально обоснованное требование социальных гарантий против стандартных угроз, по сути, означает, что соответствующие другие люди обязаны создавать, если они не существуют, или, если они существуют, для сохранения эффективных институтов для пользования тем, на что люди имеют право пользоваться »(17).Права людей на эффективные институты налагают на всех нас общую обязанность превратить несправедливые институты в справедливые. Было бы справедливо сказать, что вся карьера Дугласа как реформатора была посвящена содействию такой трансформации и убеждению других присоединиться к нему в этом праведном деле. Вопрос о том, как именно мы должны выполнять свой долг по борьбе с несправедливостью, чрезвычайно сложен, и я не могу отдать ему должное в имеющемся здесь пространстве. Дуглас утверждал, что люди должны использовать доступную им моральную и политическую власть, чтобы бороться с несправедливостью, продвигая справедливые институты при каждой возможности.Конкретный характер моральных и политических действий, которые следует предпринять, будет зависеть от соображений благоразумия и обстоятельств, но мы никогда не должны забывать, как он сказал в контексте рабства, «что нет свободы от ответственности за рабство, кроме отмены рабства. рабства »(1979–92, 3: 173). Если мы обобщим это утверждение в виде принципа политической морали, оно сведется к тому, что я называю общим долгом бороться с несправедливостью: нет свободы от ответственности за несправедливость, но есть ее уничтожение.Хотя это может показаться довольно радикальным взглядом, кажется очевидным, что Дуглас принял его. Напомним, что в своем обсуждении своей теории вечного конфликта он сказал, что «битва» между «добром и злом … должна продолжаться до идеала, духовная сторона человечества одержит полную победу над всем низким и гнусным в мире. мир »(5: 130). Радикализм концепции долга, лежащей в основе «аболиционистского воображения», заставил некоторых ученых усомниться в его легитимности как линзе, через которую можно смотреть на политическую мораль (Delbanco 2012).На эту критику я предлагаю два кратких ответа. Во-первых, когда Дуглас применял эту радикальную концепцию долга в политической практике, он обычно сдерживал ее с большой осторожностью (Goldstein 1984; Ruderman 2003). Во-вторых, долг Дугласа по борьбе с несправедливостью можно рассматривать как вдохновляющую идею. Как указала историк Эйлин Крадитор, читая риторику аболиционистов, мы должны проявлять осторожность, чтобы не путать «что в принципе является обязательным, а что — немедленно реализуемым».Требование, чтобы люди делали гораздо больше, чем они способны, было, по словам Крадитора, «сознательно принятой тактикой» реформ. Тактика «всегда формулировать принцип, согласно которому общественное мнение должно быть воспитано, независимо от того, насколько далеко оно может опережать нынешнее общественное мнение», безусловно, действовала в радикально идеалистическом предположении Дугласа о том, что мы обязаны сражаться, пока справедливость не достигнет «совершенного» победа »над несправедливостью (Kraditor 1969, 31). Такое совершенство, возможно, признал Дуглас, невозможно реализовать в мире, но мы по-прежнему обязаны стремиться к нему.

Итак, естественное достоинство требует от нас не только уважать права других, но и бороться с несправедливостью путем создания и поддержания справедливых институтов. Это не обязанность, которая четко коррелирует с правом другого человека, а скорее обязанность общего характера. Для Дугласа эта обязанность вытекает из того факта, что достоинство людей не будет уважаться или защищаться, если люди не возьмут на себя ответственность за достижение этих целей. Главный урок «Оно движется» заключается в том, что люди обязаны использовать доступные им моральные и политические средства для разумного применения моральных законов в реальном мире.Рациональные, моральные, волевые и временные субъективные способности людей дают нам возможность выполнять эту работу. Согласно формулировке Дугласа, у нас есть способность использовать свой разум, чтобы определять, чего требует мораль, а наша волевая способность дает нам возможность проявлять нашу волю, чтобы действовать в соответствии с этими моральными истинами. Временная субъективная способность — способность думать о себе как о субъекте, существующем во времени — также имеет значение. Вспомните, что Дуглас начал «Оно движется», говоря о «хорошо сформированных» или «настоящих» мужчинах, которые не находят покоя своей душе, в то время как их собратья по людям страдают от признанных зол.Я не думаю, что было бы слишком много сказать, что Дуглас постоянно ставил перед своей аудиторией суровый экзистенциальный вопрос: каким же «я» вы хотите быть? Хотите ли вы быть настоящим человеком, который действует в соответствии с вашими рациональными и моральными способностями, или вы хотите вести себя как «изгой человечества», который мало или не проявляет способности относиться к другим так, как это соответствует их достоинству ( 1950–75, 5: 457)?

4. «Достоинство стремления к свободе»: Дуглас о достоинстве как добродетели

До сих пор я реконструировал основанное на способностях мнение Дугласа о человеческом достоинстве и показал, как оно подкрепляет его аргументы в пользу прав личности и общего долга. бороться с несправедливостью.Теперь я обращаю внимание на связанное с этим использование Дугласом достоинства как добродетели. Помимо того, что оно служит основополагающим заявлением о моральной ценности или статусе, основанном на природных способностях, достоинство часто используется для описания «качества, которое проявляется в человеческом поведении или добродетели». По словам Розена, достойный человек «это тот, кто демонстрирует достоинства своим характером или поведением» (2012, 6, 58). Согласно этому описанию достоинства, «то, что дает человеку ценность и требует уважения», — это не просто обладание особыми способностями, но, скорее, использование этих способностей таким образом, который приводит к «реализации» «потенциала добродетели». (Доннелли 2009, 15).Нет никаких сомнений в том, что «достоинство как добродетель» было важной идеей в мысли Дугласа, и это имеет важные последствия для толковательных утверждений, которые я делаю в заключении. В этом разделе я утверждаю, что Дуглас считал достоинство не только основой равных прав и нашим общим долгом бороться с несправедливостью, но и формой добродетели для людей. Такое использование достоинства связано с основанным на способностях подходом к человеческому достоинству в том смысле, что, по мнению Дугласа, мы можем продемонстрировать свое достоинство через развитие этих способностей и их конкретное проявление.В частности, он видел нечто достойное в стремлении к свободе, в труде и в стремлении к интеллектуальному и нравственному совершенствованию. Я перехожу к обсуждениям Дугласа этих достойных форм поведения.

Первый пример достоинства как добродетели, который я хочу исследовать, связан с обсуждением «утверждения» выше. Напомним, что Дуглас предвосхитил некоторые аргументы философа двадцатого века Джоэла Файнберга, когда он утверждал, что есть что-то в способности понимать и отстаивать права, что поддерживает идею о том, что люди обладают особой моральной ценностью.Помимо того, что он считал притязание способностью, демонстрирующей, что человек достоин уважения, Дуглас думал о притязании как о достоинстве, достойном достоинства. Эта идея ясно представлена ​​в обращении Дугласа в 1858 году под названием «Гражданство и дух касты». Обращение было произнесено в Нью-Йорке на митинге, организованном в знак протеста против дискриминации пассажиров-афроамериканцев компанией Sixth Avenue Railroad. Дуглас начал свое выступление с признания того, что некоторые будут думать, что «объект, который привел нас сюда, будет казаться маленьким и незначительным», и может даже спросить, «какой смысл поднимать шум из-за такого незначительного вопроса, как исключение кого-либо из числа участников. вагон? » (1979–92, 3: 208–9).Отвечая на этот вопрос, Дуглас сказал, что политика «Железной дороги Шестой авеню» сама по себе крайне ошибочна, но, кроме того, она должна быть оспорена, потому что она является проявлением «жестокого и злонамеренного духа касты», которая «не удовлетворяется ничем коротким». полной и вечной деградации всей цветной расы в Америке »(3: 208–209). Перед лицом этого кастового духа Дуглас утверждал, что сопротивление жизненно необходимо, даже если на успех мало надежды. Именно в этом месте речи он призвал достоинство:

На пути тех, кто трудится за права и возвышение нашего народа, осталось впечатление, как мрачный туман над моряком, приближающимся к нашему опасному миру. северное побережье.Такое впечатление, что мы сами равнодушны и даже довольны своим состоянием; что мы, как рабы, так и свободные, не желаем бороться и приносить жертвы за свои права. Я считаю, что рядом с достоинством свободного человека стоит стремление к свободе . Я ненавижу рабовладельца и почти в равной степени довольного раба. Они оба враги свободы. (1979–92, 3: 210)

Дуглас, казалось, говорил, что есть определенное достоинство в том, чтобы быть признанным свободным человеком.Такое признание подразумевает признание статуса человека, обладающего моральными качествами. Дуглас утверждал, что в отсутствие такого признания человек все еще может продемонстрировать свое достоинство посредством определенных видов поведения. В частности, он видел нечто по существу достойное в стремлении к свободе. Это предвосхищает идею Файнберга о том, что, «предъявляя праведные требования» о том, как следует относиться к человеку, человек может продемонстрировать свое достоинство. Представление Дугласа об индивидуальном стремлении к свободе отражает то, что имеет в виду философ Джереми Уолдрон, когда он говорит о достоинстве как о «достоинстве» «человека, с которым нужно считаться», который отказывается быть «униженным, жалким, огорченным или чрезмерным. покорный в невзгодах »(2012, 22).Противодействуя несправедливости, человек может показать своим угнетателям и третьим сторонам, что он моральный деятель, способный требовать уважения. Другими словами, действие с достоинством может служить доказательством того, что человек обладает достоинством . Сам Дуглас сказал, что он пришел к многим из своих взглядов на достоинство женщин после того, как стал свидетелем демонстрации их достоинства. В редакционной статье 1853 года, посвященной активистке избирательного права женщин Антуанетте Л. Браун, Дуглас писала:

Для нее право голоса — не абстракция, право быть заявленным не реализовано; она имеет в виду голосование, и мы признаем, нашу неспособность увидеть какие-либо причины в пользу права мужчины выбирать своих законодателей, что в равной степени не применимо к женщинам.Ее право покоится на том же основании, что и его, и ни в чем не уступает его праву. Спокойствие, безмятежность, серьезность, способности и достоинство, с которыми мисс Браун отстаивает это право, привлекают серьезное и уважительное внимание всех, к кому она обращается по этому поводу. (Цитируется по Foner 1976, 57)

В этом случае Дуглас сказал, что видит достоинства в аргументах Брауна — аргументах, рассмотренных в разделе 2, — но он также видит достоинства в достоинстве, с которым Браун представил эти аргументы. В редакционной статье, посвященной семидесятилетию Элизабет Кэди Стэнтон (в 1885 году), Дуглас сформулировал аналогичную идею, когда сказал, что в начале своей карьеры его общение со Стэнтоном «одели женщину в моем сознании с достоинством и величием, которые я раньше не осознавал». (Фонер 1976, 163).

Второй и третий примеры достоинства как добродетели, о котором я хочу поговорить, — это восторженное принятие Дугласом достоинства труда и его одобрение развития ума и души как особенно достойной деятельности. Что значит говорить о достоинстве своего труда? Дуглас обсуждал достоинство труда во многих выступлениях, но нет двух лучших выражений его взглядов, чем его знаменитые лекции «Самостоятельные люди» и «Благословения свободы и образования». В обеих этих речах мы видим, что Дуглас приводит доводы в пользу ценности или ценности труда для развития характера и как средства для достижения более высоких целей интеллектуального и морального совершенства.

В «Самодельных мужчинах» речь, которую Дуглас произнес более 50 раз между 1859 и 1893 годами, была направлена ​​на «пробудить» в своей аудитории «чувство достоинства труда» и «ценность мужественности» (1979 –92, 5: 575). Это чрезвычайно богатая речь, и я не могу отдать ей должное, но в следующих нескольких абзацах я надеюсь использовать эту речь, чтобы выявить то, что Дуглас имел в виду под достоинством труда. Вначале Дуглас предложил следующее «определение» мужчин, сделавших себя самостоятельно: «Мужчины, созданные своими руками, — это люди, которые в особых трудностях и без обычной помощи обстоятельств достигли знания, полезности, власти и положения и научились. от самих себя наилучшие способы использования жизни в этом мире, и в упражнениях этого использования для развития достойного характера »(5: 549–50).Самостоятельные мужчины — это люди, которые тем или иным образом добились успеха, но без благородного происхождения или социальных привилегий. «Они в особом смысле, — сказал Дуглас, — в долгу перед собой» (5: 550).

Предложив это определение, Дуглас исследовал различные теории успеха мужчин, добившихся собственного успеха. Он категорически отверг теории «удачи» и «сверхъестественного вмешательства» людей, сделавших себя самостоятельно. Нет более противоречивых теорий мировоззрению Дугласа, чем эти.По его словам, теория удачи «отрывает человека от его собственных достижений, рассматривает его как случайное существо и оставляет его без воли, мотива, амбиций или стремлений». Точно так же теория сверхъестественного вмешательства делает человека «очень незначительным агентом в его собственных делах» (1979–92, 5: 552–53). Дуглас отверг «небесное» объяснение человеческого прогресса, потому что он считал, что Бог дал людям свободную волю формировать события в мире. Теории удачи и божественной руки самодельных людей — это просто индивидуализированные версии небесной теории человеческого прогресса, упомянутой в обсуждении «Оно движется» в разделе 3.«Вера, — сказал он, — кажется, что в отсутствие работы ничего не стоит» (5: 555). Отказ Дугласа от теории удачи и небесных теорий человеческого успеха и неудач тесно связан с его пониманием человеческого достоинства. Он был оскорблен этими взглядами именно потому, что они отделяют людей от значительных достижений, которых они достигают благодаря свободному использованию своих способностей. Он подумал, что есть что-то глубоко оскорбительное в идее о том, что человеческая «воля, мотив, амбиции или стремление» мало или ничего не значит.

Вместо удачи или божественного вмешательства Дуглас утверждал, что успех самодельных мужчин можно объяснить «главным образом одним словом, и это слово — РАБОТА! РАБОТА!! РАБОТА!!! РАБОТА!!!! Не временное и прерывистое усилие, а терпеливый, продолжительный, честный, неустанный и неутомимый труд, в который вложено все сердце и который, как в мирских, так и в духовных делах, является истинным чудотворцем »(1979–92, 5: 556). ). Короче говоря, самодельные мужчины олицетворяют упорный труд, настойчивость, решимость и уверенность в своих силах.Дуглас резюмировал свою теорию самодельных мужчин следующим образом: «Моя теория самодельных мужчин сводится к следующему; что они люди труда. Независимо от того, достигли ли такие люди материального, морального или интеллектуального совершенства, добросовестный труд, упорный и упорный труд — лучшее, если не единственное, объяснение их успеха »(5: 560).

Установив это определение и объяснение мужчин, сделавших себя самостоятельно, Дуглас сделал смелое нормативное заявление: мужчины, созданные своими руками, «имеют право на определенную меру уважения за свой успех и за доказательство миру величайших возможностей человеческой натуры». (1979–92, 5: 550).Другими словами, Дуглас считал, что люди, которые добились своего, — люди труда — представляют собой модели величайших возможностей человеческой натуры. В основе «Самодельных мужчин» лежит послание, которое тесно связано с его тезисом в «Оно движется». В «Оно движется» Дуглас обосновал центральную роль человеческого фактора в реформировании мира, чтобы приблизить его к объективному признанию человеческого достоинства. В «Самодельных мужчинах» он обосновал центральную роль человеческой деятельности в реформировании себя таким образом, чтобы способствовать полноценной и стоящей — или достойной — жизни.Он утверждал, что для достижения этой цели нужно иметь желание работать. В этом для Дугласа достоинство труда.

Но какова должна быть цель этого труда? Считал ли Дуглас, что труд сам по себе достоин достоинства, или он верил, что достоинство труда является инструментом по своей природе? Для Дугласа я не думаю, что это было предложение либо — либо. Чтобы понять его точку зрения, мы должны взглянуть на его речь 1894 года «Благословения свободы и образования», в которой он предложил объяснение своей «философии работы».В своей речи он начал с того, что ясно дал понять, что полностью верит в «достоинство всякого необходимого труда». Все, что «необходимо сделать, — это почетно». . . . Все честные усилия по улучшению условий жизни людей, — сказал он, — заслуживают уважения (1979–92, 5: 619–20). Но «прислуга», сказал Дуглас, должна быть шагом к чему-то более высокому. Во многих своих трудах о достоинстве мы находим, что он называет человека «прогрессивным существом». Этот взгляд на человека лежит в основе его отношения к труду.В то время как большинство стоящих целей потребуют определенного упорного труда, «тем не менее ясно, что ни один человек, белый или черный, не может, ни в одной стране, долгое время пользоваться уважением, если он ограничен простой службой, для которой не хватает интеллекта или навыков. требуется, и за которую выплачивается или получается наименьшая заработная плата, особенно если работник не прилагает усилий, чтобы подняться выше этого условия »(5: 620). Более точные взгляды Дугласа на достоинство труда связаны с основанным на способностях объяснением человеческого достоинства, которое я описывал в этом эссе.Он утверждал, что хотя весь труд имеет значительную ценность, труд особенно ценен, если он способствует — прямо или косвенно — развитию человеческого разума. Труд может непосредственно способствовать развитию ума, если он заставляет человека думать: «Моя философия работы состоит в том, что над человеком работает то, над чем он работает. Некоторая работа требует больше мышц, чем нужно. Работа, требующая наибольшего обдумывания, умения и изобретательности, получит наивысшую оценку, а в остальном больше всего принесет пользу работнику.То, что можно сделать просто с помощью мускулов и с небольшим напряжением интеллекта или без него, разовьет мускулы, но затмит ум »(5: 621). Труд может косвенно способствовать развитию ума, обеспечивая людей материальной безопасностью, необходимой для продолжения такого совершенствования, как он сказал в 1873 году в своей речи «Сельское хозяйство и черный прогресс»:

Накапливайте собственность. Да копить собственность. Это может звучать для вас как новое Евангелие. Вы привыкли слышать, что деньги — корень всех зол; что богатым трудно войти в Царство Небесное; что этот мир не имеет значения; что мы не должны думать о завтрашнем дне и о многом другом в том же роде.В ответ на все это я говорю: ни один человек никогда не сможет добиться каких-либо социальных или психических улучшений, чьи усилия, таким образом, ограничены. Нищета — это наше величайшее бедствие. … Имущество, деньги, пожалуйста, купят у нас единственное условие, при котором любой человек может подняться до достоинства подлинной мужественности; ибо без собственности не может быть досуга. Без досуга не может быть мысли. Без мысли не может быть изобретения. Без изобретений не может быть прогресса. (1979–92, 4: 393)

Интересно подумать об этом отрывке вместе с дискуссией Дугласа о достоинстве труда в книге «Самостоятельные люди.В этом отрывке он, кажется, говорит, что мы можем подняться до «достоинства подлинной мужественности», только если мы на досуге или без работы. Он утверждал, что только если у нас есть досуг, мы можем заниматься мыслью, изобретениями и прогрессом. Как можно сопоставить это с его надеждой на то, что лекция о мужчинах, сделавших себя своими руками, продемонстрировала «достоинство труда и ценность мужественности» (1979–92, 5: 575)? Вспомните, как он сказал, что люди, добившиеся собственного успеха, могут достичь «материального, морального или интеллектуального совершенства», но что бы ни была их цель, «честный труд, добросовестно, неуклонно и настойчиво преследуемый» будет иметь важное значение.Если мы объединим эту идею с аргументами Дугласа в книге «Благословения свободы и образования», его послание станет ясным: все стоящие цели требуют труда, но требуемый труд различается по своей природе и ценности. Хотя весь труд в некотором смысле достоин достоинства, труд, который прямо или косвенно способствует развитию ума, имеет наибольшую ценность.

Акцент Дугласа на развитии ума раскрывает связь между его основанным на способностях представлением о человеческом достоинстве и ролью «достоинства как добродетели» в его мыслях.По мнению Дугласа, интеллект в некотором смысле является основой достоинства, поскольку именно через разум мы определяем, как мы должны себя вести (моральные способности), будем ли мы вести себя определенным образом (волевые способности), а разум позволяет мы размышляем о себе как о субъектах, существующих во времени (временная субъективная способность). Именно по этим причинам развитие ума имеет первостепенное значение для Дугласа. Этот момент ясно выражен в одной из самых сильных риториок в «Благословениях свободы и образования»: «В своем естественном состоянии… человек только потенциально велик.Как простое физическое существо он не занимает высокого положения даже среди зверей полевых. Он не так быстр, как лошадь или собака, и не так силен, как бык или мул. Его истинное достоинство следует искать не в руках или ногах, а в его голове. Вот место и источник всего, что имеет для него особенно большое или практическое значение »(1979–92, 5: 622). Следующие несколько строк речи обеспечивают еще одну важную ссылку на темы «Самодельных мужчин». Установив «истинное достоинство» человеческого разума, Дуглас приступил к обсуждению ценности образования:

В человеческом разуме есть сила, но для его развития необходимо образование.Поскольку человек является высшим на земле, значит, призвание ученого — одно из самых высоких, известных человеку. Он предназначен для того, чтобы научить и стимулировать человеческий потенциал и скрытое величие. Это открытие и развитие в нем самого благородного, высшего и лучшего. Ввиду этого факта ни один человек, чья задача — учить, никогда не должен позволять себе чувствовать, что его миссия низка, неполноценна или ограничена. По моему мнению, ни политика, ни религия не представляют для нас призвания выше, чем это основное дело раскрытия и укрепления сил человеческой души.Это постоянное призвание. (1979–92, 5: 622)

Возможно, самая интересная связь между «Самостоятельными людьми» и «Благословениями свободы и образования» — это использование Дугласом слова «душа». В только что приведенном отрывке он назвал процесс образования «делом раскрытия и укрепления сил человеческой души». Из того, что Дуглас сказал ранее в этом отрывке, мы можем понять, что он имел в виду под этим: раскрывать и укреплять человеческую душу означает «учить и стимулировать потенциал и скрытое величие человека», развивая то, что «высочайшее, благороднейшее и лучшее» в его природе.Из описания человеческого достоинства, описанного в этом эссе, мы знаем, что связанные с этим рациональные и моральные способности людей — это то, что Дуглас считал высочайшим, благороднейшим и лучшим в человеческой натуре.

Это мнение подтверждается, когда мы оглядываемся назад на то, что Дуглас сказал о душе в «Самодельных мужчинах». После утверждения о том, что «добросовестный, настойчивый и настойчивый труд — лучшее, если не единственное объяснение [успеха] самодостаточных людей», он обратил свое внимание на другие факторы, способствующие их успеху: неповрежденное физическое здоровье и умственные способности очень желательны, если не абсолютно необходимы.Но мужчине не обязательно быть физическим гигантом или вундеркиндом, чтобы добиться сносного пути в этом мире. Здоровье и сила души гораздо важнее, чем здоровье тела. … Душа — это главное. … Когда душа потеряна, все потеряно. … Не позволяйте морально сильным, хотя и физически слабым, отказываться от жизненной борьбы »(1979–92, 5: 561). Именно в этом последнем предложении Дуглас дал самое ясное объяснение того, что он имел в виду под душой: моральная сила. Если мы вернемся к языку, используемому в «Благословениях свободы и образования», мы сможем лучше понять видение Дугласа достойного человека.Истинное достоинство человека находится не в наших руках и ногах, а в наших умах и душах или в наших интеллектуальных и моральных способностях. Целью образования должно быть развитие нашего разума и нашей души. Наш разум является «средоточием и источником» нашего «истинного достоинства» не потому, что он дает нам то, что нам нужно, чтобы стать интеллектуальными вундеркиндами, а потому, что он дает нам возможность узнать самое важное: как мы должны относиться к другим людям .

5. Заключение: философия достоинства Дугласа и идея реформаторского либерализма

In The Lincoln Persuasion (1993), J.Дэвид Гринстоун предположил, что Дуглас был «либералом-реформатором», который участвовал в «основополагающем проекте», цель которого заключалась в распространении идеалов Декларации независимости и Конституции на всех людей (190). Взгляд Гринстоуна на Дугласа как на «либерального реформатора» был, в схеме его книги, предложен как альтернатива «гуманистическому либерализму», который доминировал в американской политической культуре. Обе традиции мысли охватывают определенные либеральные основы, такие как права личности, терпимость и ограниченное правительство.Однако существуют значительные различия в том, как мыслители в рамках каждой традиции понимают «природу индивидуальной личности», «характер человеческой рациональности и свободы» и «обязательства, которые люди и сообщества несут друг перед другом» (60). Гуманисты-либералы, утверждал Гринстоун, подчеркивают «полезность», «личный интерес», «инструментальную рациональность», освобождение от ограничений (негативная свобода) и «удовлетворение индивидуальных предпочтений» (какими бы они ни были, если они уважают права других лиц).Либералы-реформаторы, с другой стороны, придерживаются «позитивной» концепции свободы, согласно которой человек не может быть по-настоящему свободным, если он не свободен «развивать и развивать [свои] физические, интеллектуальные, эстетические и моральные способности», и они считают, что у всех людей есть обязанности помогать другим развивать эти способности. Гринстоун сказал, что либералы-реформаторы используют «форму рассуждения, которая не инструментальная, а принципиальная» (36, 53–55). Этим он имел в виду, что либералы-реформаторы верят, что разум — это не просто инструмент, который нужно использовать для определения наилучших средств для достижения индивидуумом своих целей (какими бы они ни были), но, что более важно, способность, позволяющая людям оценивать моральные принципы. легитимность средств и целей.

К сожалению, Гринстоун скончался до того, как смог завершить главу о Дугласе, которая должна была быть включена в The Lincoln Persuasion . Он оставил нам только краткое предположение об этом чтении Дугласа, которое было включено во вводную часть, включенную в книгу. В заключение я хотел бы дать краткое объяснение того, как предыдущее обсуждение философии достоинства Дугласа поддерживает толкование Гринстоуна Дугласа как либерала-реформатора.В самом деле, я утверждаю, что основанная на способностях оценка достоинства Дугласа и его значение для его взглядов на права, обязанности и добродетели являются одними из самых убедительных доказательств, доступных в поддержку этой интерпретации.

Во-первых, рассмотрим защиту равноправия Дугласа на основе его основанного на способностях подхода к человеческому достоинству. По словам Гринстоуна, либералы-гуманисты, такие как Стивен А. Дуглас, утверждали, что (по крайней мере некоторые) люди должны быть «в безопасности в своих правах», потому что они являются лучшими «судьями своего собственного счастья», а роль государства заключается в том, чтобы создать условия, которые позволят людям беспрепятственно преследовать свои цели (1993, 223).Хотя в мысли Дугласа есть элемент этой идеи «негативной свободы», его взгляд на права имеет моральное измерение, которое отсутствует в гуманистической либеральной перспективе. Для Дугласа осуществление свободы — это не просто удовлетворение предпочтений. Кроме того, речь идет о возможности использовать свои рациональные, волевые, временные субъективные и, что наиболее важно, моральные способности. Проявление этих способностей важно не только потому, что оно дает людям возможность добиваться удовлетворения своих предпочтений, но и потому, что дает им возможность развивать эти способности.В контексте дебатов о правах женщин, например, Дуглас считал, что право женщины голосовать важно не только потому, что оно дает ей возможность выражать свои предпочтения в отношении политики и кандидатов, но, кроме того, потому, что оно дает ей возможность расширить свои собственные права. чувство «достоинства и важности» (1979–92, 5: 262).

Во-вторых, философия долга, основанная на достоинстве, Дугласа имеет все признаки либерализма реформ, который Гринстоун также называл «гуманитарным либерализмом» (1993, 244).В типологии Гринстоуна либералы-гуманисты считают, что у людей есть одна главная обязанность: «уважать права и способности других устанавливать и достигать своих целей» (59). Либералы-реформаторы, с другой стороны, придерживаются твердой «гуманитарной этики», которая возлагает на людей ответственность за борьбу с несправедливостью и содействие такому положению дел, при котором все люди могут развивать свои чисто человеческие способности. Согласно либеральной формулировке реформы, несправедливость заключается как в лишении основных прав, так и в отказе в «возможности интеллектуального и нравственного развития» (248).В «Оно движется» и связанных с ним произведениях Дуглас совершенно ясно дал понять, на какой позиции он стоит по вопросу о долге. Действительно, вся его общественная жизнь была посвящена гуманитарному принципу, лежащему в основе реформаторского либерализма. Согласно этому принципу, мы должны не только уважать достоинство других, воздерживаясь от нарушения их прав, но также должны стремиться защищать их достоинство, борясь с несправедливостью и создавая институты, которые будут способствовать обеспечению безопасности их прав и развитию их способностей.

Наконец, идеи Дугласа о достоинстве как добродетели хорошо вписываются в реформаторскую либеральную традицию. Для Дугласа достоинство стремления к свободе, достоинство труда и достоинство интеллектуального и морального совершенствования в какой-то степени коренятся в его основанном на способностях взгляде на человеческое достоинство. Достоинство стремления к свободе — прекрасная иллюстрация идеи Файнберга о достоинстве предъявлять «праведные требования», и в важном смысле это мощный синтез рациональных, моральных, волевых и временных субъективных способностей.Труд был для Дугласа достоинством, потому что он давал людям возможность использовать свои способности для работы для достижения стоящих целей, давал людям прямые возможности развивать свои способности и косвенно способствовал развитию способностей, обеспечивая людей необходимой материальной безопасностью. стремиться к мысли, изобретениям и прогрессу. Принятие Дугласом нравственного и интеллектуального совершенствования как источника «истинного достоинства» человека является ярким проявлением его реформаторского либерализма.Действительно, важность развития моральных и интеллектуальных способностей — это идея, которую Гринстоун определяет как отличительную черту реформаторской либеральной мысли. Более того, хотя я здесь особо не исследовал это, есть веские доказательства того, что гуманитарная этика Дугласа (которая обсуждается в основном в связи с правами в этом эссе) включала в себя либеральную идею реформ, согласно которой все люди обязаны помогать другим в совершенствовании. их интеллектуальных и нравственных способностей.

Когда Фредерик Дуглас использовал свой голос и перо, чтобы попытаться убедить аудиторию переосмыслить свои концепции прав, обязанностей и добродетелей, он разработал продуманную и сложную философию достоинства. Природные способности людей очевидны для всех, кто не ослеплен непреодолимыми предрассудками, и существование этих способностей позволяет нам осознать важную моральную идею: у людей есть достоинство, и из-за этого достоинства мы должны относиться к ним. их определенными способами.Поскольку не все люди будут действовать в соответствии с этой мощной моральной идеей, утверждал Дуглас, добросовестные люди должны отстаивать человеческое достоинство посредством моральных и политических действий. В дополнение к гуманитарным усилиям, достоинство может быть защищено самими людьми, которые стремятся быть свободными перед лицом угнетения, и это может быть дополнительно продемонстрировано через труд и, что наиболее важно, через стремление к интеллектуальному и моральному совершенству. Поскольку современные ученые продолжают бороться со смыслом и политическим подтекстом достоинства, им было бы неплохо рассмотреть идеи Дугласа, который посвятил почти шесть десятилетий своей общественной жизни формулированию и защите видения человеческого достоинства, которое было глубоким и во многих случаях. пути, вещие.

Примечания

Николас Буккола — адъюнкт-профессор политологии и директор-основатель Форума Фредерика Дугласа по закону, правам и справедливости в колледже Линфилд ([электронная почта защищена]).

Автор хотел бы поблагодарить Майкла Цукерта, Мэгги Хокинс, членов группы Портлендской политической теории и анонимных рецензентов журнала «Американская политическая мысль » за ценные отзывы об этой рукописи.

Список литературы

  • Беду, Хуго Адам. 1992. «Восьмая поправка, человеческое достоинство и смертная казнь». В Конституция прав человека: человеческое достоинство и американские ценности , изд. Майкл Дж. Мейер и Уильям А. Родитель. Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета.

  • Боксилл, Бернард Р. 1992. «Достоинство, рабство и Тринадцатая поправка». В Конституция прав человека: человеческое достоинство и американские ценности , изд. Майкл Дж. Мейер и Уильям А.Родитель. Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета.

  • Буккола, Николас. 2012. Политическая мысль Фредерика Дугласа . Нью-Йорк: Издательство Нью-Йоркского университета.

  • Бьюкенен, Аллен. 2010. «Эгалитаризм прав человека». Этика 120 (4): 679–710.

  • Дельбанко, Эндрю. 2012. Воображение аболиционистов . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

  • Дуглас, Фредерик.1950–75. Жизнь и сочинения Фредерика Дугласа , изд. Филип С. Фонер. 5 томов. Нью-Йорк: Международные издательства.

  • ———. 1979–92. Документы Фредерика Дугласа: первая серия , изд. Джон В. Блассингейм и Джон Р. Маккивиган. 5 томов. Нью-Хейвен, Коннектикут: Издательство Йельского университета.

  • Файнберг, Джоэл. 1970. «Природа и ценность прав». Journal of Value Inquiry 4 (4): 243–60.

  • Фонер, Филип.1976. Фредерик Дуглас о правах женщин . Кембридж, Массачусетс: Да Капо.

  • Гольдштейн, Лесли Фридман. 1984. «Нравственность и благоразумие в политической мысли Фредерика Дугласа: радикал как реформатор». Polity 16 (4): 606–23.

  • Гринстоун, Дж. Дэвид. 1993. Убеждение Линкольна: переделка американского либерализма . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

  • Кант, Иммануил. 1785/2012. Основы метафизики морали , изд.и пер. Мэри Дж. Грегор и Йенс Тиммерманн. Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

  • Катеб, Джордж. 2011. Достоинство человека . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

  • Крадитор, Эйлин. 1969. Средства и цели в американском аболиционизме . Чикаго: Ди

  • Локк, Джон. 1689/1995. Эссе о человеческом понимании . Repr. Амхерст, штат Нью-Йорк: Прометей.

  • Мейер, Майкл Дж.1995. «Достоинство, смерть и современные добродетели». American Philosophical Quarterly 32 (1): 45–55.

  • Майерс, Питер К. 2008. Фредерик Дуглас: гонка и возрождение американского либерализма . Лоуренс: Университетское издательство Канзаса.

  • Родитель, Уильям А. и Майкл Дж. Мейер. 1992. «Введение». В Конституция прав человека: человеческое достоинство и американские ценности , изд. Майкл Дж. Мейер и Уильям А. Родитель. Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета.

  • Пико делла Мирандола, Джованни. 1496/1965. Речь о достоинстве человека. Пер. Чарльз Гленн Уоллис, Пол Дж. У. Миллер и Дуглас Кармайкл. Repr. Индианаполис: Боббс-Меррилл.

  • Розен, Майкл. 2012. Достоинство: его значение и история . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

  • Рудерман, Ричард. 2003. «Провозгласить свободу по всей стране: Уильям Ллойд Гаррисон, Фредерик Дуглас и отмена рабства.”В История американской политической мысли , изд. Брайан-Пол Фрост и Джеффри Сиккенга. Лэнхэм, Мэриленд: Лексингтон.

  • Шу, Генри. 1996. Основные права . Принстон, Нью-Джерси: Издательство Принстонского университета.

  • Уолдрон, Джереми. 2011. «Права, обязанности и ответственность». Юридический журнал штата Аризона 43: 1107–36.

  • ———. 2012. Достоинство, звание и права . Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

  • Цукерт, Майкл.2007. «Человеческое достоинство как основа справедливости: свобода, права и личность». Hedgehog Review 9 (3): 32–48.

Католическое социальное обучение — католические общественные службы и католические жилищные службы Западного Вашингтона

Католическая церковь имеет многовековую историю социального учения, которая бросает вызов ответственному образу жизни и построению справедливого общества. Современное католическое социальное учение, основанное на Священном Писании и сформулированное через традицию письменных документов, со временем эволюционировало в ответ на вызовы дня.Это основа миссии и ценностей католических общественных служб и католических жилищных служб.

Ниже приведены несколько ключевых тем, лежащих в основе нашей католической социальной традиции.

Жизнь и достоинство человека

Католическая церковь провозглашает, что человеческая жизнь священна и что достоинство человеческой личности является основой нравственного видения общества. Эта вера является основой всех принципов нашего социального учения.Мы считаем, что каждый человек драгоценен, что люди важнее вещей, и что мерилом каждого учреждения является то, угрожает ли оно жизни и достоинству человека или усиливает его.

Обращение к семье, сообществу и участию

Человек не только священный, но и социальный. То, как мы организуем наше общество в области экономики и политики, права и политики, напрямую влияет на человеческое достоинство и способность людей расти в сообществе. Брак и семья — это центральные социальные институты, которые необходимо поддерживать и укреплять, а не подрывать.Мы считаем, что люди имеют право и обязаны участвовать в жизни общества, вместе стремясь к общему благу и благополучию всех, особенно бедных и уязвимых людей.

Права и обязанности

Католическая традиция учит, что человеческое достоинство можно защитить, а здоровое общество может быть достигнуто только при условии защиты прав человека и выполнения обязанностей. Следовательно, каждый человек имеет фундаментальное право на жизнь и право на то, что необходимо для человеческой порядочности.Этим правам соответствуют обязанности и ответственность друг перед другом, перед нашими семьями и перед обществом в целом.

Льготный вариант для бедных

Основным моральным испытанием является то, как живут наши наиболее уязвимые члены. В обществе, омраченном углубляющимся разделением на богатых и бедных, наша традиция учит нас ставить нужды бедных и уязвимых людей на первое место.

Достоинство труда и права работников

Экономика должна служить людям, а не наоборот.Работа — это больше, чем способ заработать на жизнь; это форма постоянного участия в творении Бога. Для защиты достоинства труда необходимо уважать основные права трудящихся — право на производительный труд, на достойную и справедливую заработную плату, на организацию и вступление в профсоюзы, на частную собственность и на экономическую инициативу.

Солидарность

Мы — одна человеческая семья, независимо от наших национальных, расовых, этнических, экономических и идеологических различий. Мы хранители наших братьев и сестер, где бы они ни находились.Любовь к нашему соседу имеет глобальные масштабы в сужающемся мире. В основе добродетели солидарности лежит стремление к справедливости и миру. Папа Павел VI учил, что «если хочешь мира, работай ради справедливости». Евангелие призывает нас быть миротворцами. Наша любовь ко всем нашим сестрам и братьям требует, чтобы мы содействовали миру в мире, окруженном насилием и конфликтами.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.