Искусство воспитывает эстетический вкус человека: Сборник идеальных эссе по обществознанию

Содержание

Основы эстетического воспитания

 

Эстетическое воспитание — это воспитание способности восприятия и правильного понимания прекрасного в действительности и в искусстве, воспитание эстетических чувств, суждений, вкусов, а также способности и потребности участвовать в создании прекрасного в искусстве и в жизни [28]. Прекрасное в действительности — источник прекрасного в искусстве.

Эстетическое воспитание, будучи частью идейного, нравственного, трудового и физического воспитания, направлено на всесторонне развитие нового человека, у которого интеллектуальное и физическое совершенство сочетается с высокой культурой чувств. Эстетическое отношение к миру — это, конечно, не только созерцание красоты, а, прежде всего, стремление к творчеству по законам красоты.

Эстетическое воспитание неразрывно связано с трудовым воспитанием. «Нельзя себе представить трудовое воспитание без познания прекрасного в целях, содержании и процессе труда, вместе с тем, нельзя себе представить и эстетическое воспитание, оторванное от активной творческой деятельности и борьбы за достижение идеалов». Эстетический вкус выражает оценку действительности с позиции выработанных у человека представлений о прекрасном, безобразном, комическом, трагическом и т.д. Каждый человек должен воспитывать, обогащать, совершенствовать эстетический вкус. Эстетическое воспитание предполагает формирование восприимчивости человека к искусству и прекрасному, существующему в творениях Человека. К.Д. Ушинский писал, что в каждом предмете учебного цикла содержится эстетический элемент, и задача наставника состоит в том, чтобы довести его до ребенка [41, с. 207]. Задача школы — сформировать у ребенка эстетическое отношение к действительности, потребность в деятельности по законам прекрасного. Развивая эстетический вкус, надо научить школьников видеть и оценивать прекрасное, т.е. воспитать культуру эстетического восприятия и чувства. Результатом эстетического воспитания должно быть формирование у подрастающего поколения эстетического идеала. Эстетический идеал и эстетический вкус представляют собой устойчивые свойства личности, являются критериями эстетических оценок, именно с точки зрения этих свойств человек эстетически оценивает действительность.

Школа, закладывая основы формирования личности ребенка, воспитывает из них не только сознательных граждан и хороших специалистов, но и людей с развитым эстетическим вкусом. Склонность к эстетическому восприятию действительности у детей проявляется довольно рано. В.А. Сухомлинский писал, что «ребенок по своей природе — пытливый исследователь, открыватель мира. Так пусть перед ним открывается чудесный мир в живых красках, ярких и трепетных звуках, в сказке и в игре, в собственном творчестве, в красоте, воодушевляющей его сердце, в стремлении делать добро людям» [41, с. 92]. Учитывая эту особенность школьников, необходимо показать им величие и красоту труда, научить их трудиться на общую пользу так, чтобы труд стал для них потребностью. При этом большое внимание уделяется воспитанию чувства прекрасного, желание своими руками сделать что-то красивое, необходимое обществу, школе, семье [21, с. 201].

«Будущее человечества сидит сейчас за партой, оно еще очень наивно, доверчиво, чистосердечно. Оно целиком в наших взрослых руках. Какими мы сформируем их, наших детей, — такими они и будут. И не только они. Таким будет и общество через 30 — 40 лет, общество, построенное ими по тем представлениям, которые мы у них создадим». Б.М. Неменский [41, с. 311].

В сложившейся в России ситуации очень важным является формирование эстетической культуры личности, воспитание творческой активности, способности чувствовать и понимать прекрасное, эстетически проявлять себя во всех сферах деятельности. В законе Российской Федерации «Об образовании» среди основных принципов государственной политики в области образования назван «гуманистический характер образования, приоритет общечеловеческих ценностей, жизни и здоровья человека — свободного развития личности», который наряду с другими способствует решению задач «формирования общей культуры личности; адаптации личности к жизни в обществе, создания основы для осознанного выбора и освоения профессиональных образовательных программ» (Закон Российской Федерации об образовании 1992, 10-15).

Эстетическое воспитание является очень важным компонентом всего воспитания в целом, и невозможно видеть нынешний мир без прекрасного. Вследствие всего этого необходимо прививать учащимся любовь к природе, жизни. Необходимо поставить перед собой задачу найти пути совершенствования эстетического воспитания, способы его гармоничного и непрерывного развития.

Взрослые и дети постоянно сталкиваются с эстетическими явлениями жизни. В сфере духовной жизни, повседневного труда, общения с искусством и природой, в быту, в межличностном общении — везде прекрасное и безобразное, трагическое и комическое играют существенную роль. Красота доставляет наслаждение и удовольствие, стимулирует трудовую активность, делает приятными встречи с людьми. Безобразное — отталкивает. Трагическое — учит сочувствию. Комическое — помогает бороться с недостатками.

Идеи эстетического воспитания зародились в глубокой древности. Представления о сущности эстетического воспитания, его задачах, цели изменялись, начиная со времен Платона и Аристотеля вплоть до наших дней. Эти изменения во взглядах были обусловлены развитием эстетики как науки и пониманием сущности ее предмета. Термин «эстетика» происходит от греческого «aisteticos» (воспринимаемый чувством). Философы-материалисты (Д. Дидро и Н.Г. Чернышевский) считали, что объектом эстетики как науки является прекрасное [41, с. 208]. Эта категория и легла в основу системы эстетического воспитания.

Для реализации программы по нравственному воспитанию школьников применяются специальные методы и формы работы. Основными являются разъяснение, анализ произведений искусств, решение эстетических задач, поощрение, положительный пример. Формы воспитания — это различные беседы на эстетические темы, просмотры фильмов, вечера поэзии. Для младших школьников самые эффективные средства — это игры, общение, природа, искусство, литература, быт. Ведь все, что несет позитивные эмоции, легко запоминается и усваивается детьми. Обстановка, игры, костюмы — все это доставляет школьникам массу удовольствия. Вдобавок во время игр дети очень много и неофициально общаются. Ведь общение — это деятельность, обладающая высокой духовной значимостью для детей.

Эстетическое воспитание через труд — один из важнейших аспектов успешного процесса. Занятия по технологии в школе являются одним из основных средств эстетического воспитания. Мало научить детей конкретным умениям и навыкам, надо пробудить у них внутренний интерес к труду, вкус к красоте предметного мира, вооружить четкими эстетическими идеалами, вызвать стремление в творчестве по законам красоты.

Природа также является немаловажным средством воспитания. Она, в отличие от искусства, подвижна и натуральна. Современного ребёнка в значительно большей степени окружают улицы мегаполисов, транспорт, телевизионные башни, а в небе чаще можно увидеть «железных птиц», нежели настоящих. Таким образом, сегодня нужно формировать отношение уже к пейзажу, преобразованному научно-техническим прогрессом.

Помимо воздействия на ребенка средств окружающей действительности, эстетическое воспитание осуществляется целенаправленно в школе. По словам Д.К. Ушинского каждый предмет в школе может эстетически воспитывать: «в любом предмете есть более или менее эстетический элемент» [15]. Любой предмет, будь то математика, физкультура, природоведение вызывает в школьнике определенные эмоции посредством своего материала. Чтобы стать средством эстетического воспитания, учителю достаточно творчески подойти к предмету своей науки, пробудить творческий интерес к нему школьников.

Важным средством эстетического воспитания являются уроки музыки. Пробуждая в детях самые различные чувства, от простого удовольствия до глубочайшего нравственного переживания ответственности перед людьми и беспредельной любви к своей Родине, музыка помогает формированию идеалов и оказывает влияние на поведение.

Важнейшим источником эмоционального опыта школьников являются внутрисемейные отношения. «Не думайте, что вы воспитываете ребенка только тогда, когда с ним разговариваете, или поучаете его, или приказываете ему. Вы воспитываете его в каждый момент вашей жизни. Как вы одеваетесь, как вы разговариваете с другими людьми и о других людях, как вы радуетесь или печалитесь, как вы общаетесь с друзьями и с врагами, как вы смеетесь, читаете газету — все это имеет для ребенка большое значение. В воспитательной работе нет пустяков. Мелочи действуют регулярно, ежедневно, ежечасно…» — писал А.С. Макаренко [22].

Эстетическое воспитание школьников — сложный и многогранный процесс, включающий в себя знакомство с искусством, с прекрасным в действительности, собственную творческую самодеятельность детей, как в искусстве, так и во всякой иной деятельности. Эстетическое воспитание, однако, не ограничивается сферой прекрасного. Оно формирует в человеке творческое отношение к труду, окружающему миру, веру в прогрессивные общественные идеалы, ответственность перед обществом и перед его будущим. Эффективным путём эстетического развития остаётся также и путь самообразования и самовоспитания.

 

Параграф 23. Искусство




1. В чем заключается специфика искусства?


Специфика искусства заключается в том, что оно выражает действительность в художественно-образной форме.


2. Какие вы знаете виды искусства? Чем они различаются?


Существуют следующие виды искусства: скульптура, живопись, графика, киноискусство, литература, музыка, архитектура, прикладное искусство.


Изобразительное искусство, которое охватывает живопись, графику, скульптуру и др., раскрывает многообразие человеческого отношения к миру с помощью красок, мрамора, глины и т.д., т. е. с помощью пластических и колористических материалов.


Литература включает в себя все формы художественного творчества, реализуемые в слове: поэзию, прозу, произведения драматургии.


Музыка использует не только звучание человеческого голоса, но и разнообразие звуков и тембров, создаваемых музыкальными инструментами.


Архитектура и прикладное искусство создают художественные образы с помощью пространственных материальных конструкций и вещей, удовлетворяющих одновременно и практические, и духовные потребности людей. Каждый из видов искусства имеет особые роды и жанры.



3. Что изучает эстетика? Какие понятия она при этом использует?


Эстетикой называют одну из философских дисциплин, которая изучает отношение человека к миру на основании представлений о прекрасном и безобразном, возвышенном и низменном и т.д. Эстетика изучает также сферу художественной деятельности людей.


Эстетика использует при этом следующие понятия: прекрасное и безобразное, героическое, возвышенное и низменное, трагическое и комическое, эстетическое отношение к миру, эстетический вкус, эстетическое сознание и эстетическая деятельность.



4. Как развивается эстетический вкус?


Эстетический вкус развивается через опыт общения с прекрасным в природе и в людях, а также через знакомство с произведениями искусства. Если с детских лет человек не будет слышать ничего, кроме музыкальной пошлости, то вряд ли он сумеет воспринять и оценить классическую музыку, развить свой музыкальный вкус. Эстетический вкус легче воспитать там, где в семье утвердились вежливые и уважительные отношения друг к другу, любовь к чистоте и опрятности, в общении не употребляются бранные слова и т.д.


Эстетический вкус не может сформироваться в мире сквернословия, пошлости, жестокости. Дурной вкус проявляется по-разному. Внешнюю красивость, крикливость и аляповатость человек с дурным вкусом принимает за истинную красоту.



5. Назовите основные сферы эстетической деятельности. В чем состоят особенности проявления в них эстетического вкуса?


К сферам эстетической деятельности относится и эстетика природы, эстетика труда, быта, человеческих отношений.


Эстетика природы. Красота окружающего нас мира всегда волновала воображение человека, будила его чувства. Воспринимая красоту природы, люди изображают ее в художественных произведениях. Мы сами тоже принадлежим природе. Украшая ее, мы должны заботиться и о своей собственной красоте, о развитии гибкости, пластичности нашего тела, о гармонии голоса и жеста.


Эстетика труда. Издавна люди стремились сделать орудия труда и домашнюю утварь не только удобными и практичными, но и красивыми (орнамент на керамических горшках, роспись ваз, резные наличники и т. д.). В современной эстетике труда особое место занимает дизайн – художественное проектирование эстетического облика промышленных изделий. Большое внимание уделяется и эстетическому оформлению рабочих мест.


Эстетика быта. Быт – важная часть человеческой жизни, охватывающая мир повседневной деятельности, не связанной с производством. Организуя питание, отдых, развлечения, общаясь друг с другом, украшая свое жилище или одежду, люди на деле реализуют те эстетические идеалы и ценности, которые выработаны обществом и которые вполне принимаются ими.


Эстетика человеческих отношений. Сфера общения и человеческих отношений – это та область, где эстетическое восприятие мира сливается с нравственным. Красота здесь обычно ассоциируется с добром, а безобразие – со злом. Красота поведения предполагает проявление доброжелательного, уважительного отношения к человеку. Она тесно связана также с культурой речи, общей воспитанностью. Вежливость и соблюдение правил этикета помогают выстроить действительно человеческие отношения, сделать наше общение привлекательным и достойным. Деловое общение обычно предполагает соблюдение строгих правил; в неформальном общении (в семье, среди друзей) люди выражают свои эмоции более раскованно, используя для этого выразительную мимику, разнообразные жесты, интонации и пр. Если человек привык к бранным словам, если он не может выразить себя иначе, как криком или оскорблениями, то это говорит об отсутствии эстетической культуры и просто невоспитанности. В общении важно находить эстетически и нравственно приемлемые формы выражения своих мыслей и чувств.



6. Какое искусство вы считаете современным?


Я считаю, что под современным искусством понимают искусство, восходящее к модернизму, или находящееся в противоречии с этим явлением.


7.Что вы понимаете под классическим искусством и как вы к нему относитесь?


Под классическим искусством я понимаю искусство периода наибольшего подъёма и расцвета в какой-либо стране, народе. Классическими называют произведения, имеющие образцовое значение, непреходящую ценность для культуры. Моё отношение к данному искусству очень бережное.

8.Эстетическое как синтезирующая ценность.

9.Эстетическое сознание ,его сущность и структура.Эстетические категории как выражение эстетической ценности природы,человека, предметного и духовного мира искусства.

Эстетическое сознание Эстетическое
сознание в системе форм общественного
сознания занимает особое место.
Эстетическое сознание — это тот духовный
фундамент, который обеспечивает
гармоничное единство и внутреннюю
взаимосвязь различных проявлений
духовной жизни человека и общества в
целом.

Эстетическое сознание формируется в
процессе эстетической деятельности и
определяется как целостное, эмоционально
насыщенное отражение действительности.
Объективной основой эстетического
сознания является природная и социальная
действительность и общественно-историческая
практика. Эстетическое сознание
представляет собой одну из граней
духовно-практического освоения мира.
Творчество «по законам красоты»
возникает на основе трудовой деятельности
и является ее дополнением. В процессе
трудовой деятельности формируются
духовные способности человека, к числу
которых относится и эстетическое
сознание. В процессе трудовой и
эстетической деятельности формируются
чувства человека, возникают эстетические
потребности, которые оказывают целостное
воздействие на личность. С разделением
труда, обособлением искусства от других
видов общественной деятельности человека
происходит окончательное формирование
эстетического сознания.

Эстетическое сознание отражает окружающий
мир, всю разнообразную деятельность
людей и ее результаты в эмоционально
оцениваемых образах. Отражение окружающего
мира в нем сопровождается появлением
особых сложных переживаний, связанных
с чувствами возвышенного, прекрасного,
трагического и комического. Но своеобразие
эстетического сознания заключается в
том, что оно содержит в себе сложность
и выразительность эмоциональных
впечатлений и в то же время проникает
в глубокие существенные связи и отношения.

Особенностью эстетического сознания
является то, что взаимодействие человека
с реальным миром воспринимается,
оценивается и переживается индивидуально
на основе существующих идеалов, вкусов,
потребностей. Эстетическое сознание
имеет сложную структуру, включающую
потребности, идеалы, взгляды, оценки,
чувства, теории, которые очень тесно
связаны друг с другом и взаимозависимы.
Эстетическое сознание — один из способов
отражения, осознания мира и воздействия
на него. В структуре эстетического
сознания важным элементом являются
эстетические потребности, они являются
началом эстетического отношения к миру.
Эстетическую потребность можно
рассматривать как объективно существующую
взаимосвязь человека со средой, в
результате которой возникает необходимость
в производстве, сохранении, усвоении и
распространении эстетических эмоций,
индивидуальных и социальных чувств,
взглядов, знаний, ценностей и идеалов
и их объективизации в человеческой
деятельности.

Понятие «эстетическая потребность»
охватывает как потребность в восприятии
эстетических явлений мира, так и
потребность в искусстве и эстетическом
творчестве. Особенностью эстетической
потребности является то, что она может
быть реализована во всех сферах
деятельности человека: в труде, в
отношении к природе, в приобщении к
искусству, в нравственных отношениях,
в научном познании. Эстетическая
потребность тесно взаимосвязана с
нравственной, ибо стремление к прекрасному
и доброму выступает в единстве. Она
связана и с другими духовными потребностями,
в том числе и с потребностью в труде и
в приобщении к знаниям.

В структуру эстетического сознания
входят эстетические чувства. Эстетические
чувства основаны на опыте разума и сами
вызывают размышления. Вот почему
эстетические чувства называют
мировоззренческими. Эстетические
чувства — это своеобразные переживания
человека. Они помогают воспринимать
мир и искусство как близкие нам и
стимулируют творческую активность. Их
особенностью является сложное
взаимодействие в них эстетических и
этических моментов психической жизни.

Элементами эстетического сознания
являются эстетический вкус и идеал.
Эстетический вкус — это умение понимать
и оценивать прекрасное и безобразное,
возвышенное и низменное, трагическое
и комическое в жизни и в искусстве.
Гегель писал о том, что объективной
основой вкуса является прекрасное и
что вкус воспитывается. Эстетический
вкус социально обусловлен и имеет свое
индивидуальное проявление. Он определяется
мировоззрением личности, поэтому так
важно формирование эстетического вкуса,
основанного на научном мировоззрении
и на этических принципах. Эстетический
вкус выступает как способность личности
оценить достоинства (или недостатки)
эстетически значимых явлений на основе
ее представлений о прекрасном и
возвышенном. Эстетический вкус проявляется
в любой творческой деятельности, в
поведении людей, в быту.

В единстве с эстетическим вкусом как
важный элемент эстетического сознания
выступает эстетический идеал. В
эстетическом идеале отражены не только
эстетические проблемы, но и нравственные,
правовые, политические, философские,
ибо он основан на понимании направленности
исторического развития общества.
Эстетический идеал в конкретной и
целостной форме представляет гармоничную
личность в ее связях с обществом и
природой. В эстетическом идеале отражена
сложность общественных отношений,
причем она может быть показана не в
открытой форме, а потому подчас возникает
иллюзия того, что этот идеал специфичен
и изолирован, допустим, от политики и
права.

Следует отметить, что процесс формирования
прогрессивного эстетического идеала
очень длительный и сложный процесс, в
котором органично слиты личный и
общественный опыт, когда значительное
воздействие оказывает вся окружающая
жизнь, искусство, меры воспитательного
воздействия. Сложившийся эстетический
идеал является критерием эстетической
оценки для дальнейшего восприятия
жизни, и всякое явление, поступок или
произведение искусства сопоставляются
с имеющимся эстетическим идеалом. Он
становится регулятором эстетического
сознания человека или общества. Но
следует отметить, что и сам идеал
изменяется под влиянием изменяющейся
жизни. Процесс формирования эстетического
идеала, как и эстетического сознания в
целом, очень противоречив, так как сложна
и противоречива сама жизнь.

В формировании эстетического сознания
большую роль призвано играть искусство,
оно открывает широкие возможности
приобщения к духовным ценностям,
формирует взгляды на нравственные и
эстетические ценности, помогает
превращению знаний в убеждения, развивает
эстетический вкус чувства, развивает
творческие способности личности, влияет
на практическую деятельность. Искусство
— это специфическое явление: особый вид
духовного, практического освоения
объективного мира. Искусство есть
средство отражения и выражения жизни
в форме художественных образов. Источником
художественных образов является реальная
действительность. На искусство влияет
политическое сознание. Но особенность
искусства в том, что оно оказывает
идейное воздействие благодаря своим
эстетическим достоинствам. Сила искусства
в непосредственном воздействии на
личность и общество. Искусство всегда
играло большую роль в жизни общества,
выполняя познавательную и воспитательную
функцию, поэтому в истории всегда шла
острая борьба вокруг вопроса о том, в
каком направлении произведения искусства
будут воспитывать людей, как будут
воздействовать на психологию человека,
на его взгляды и вкусы, на его потребности.
Через общественное сознание искусство
влияет на практическую деятельность,
на создание материальных и духовных
ценностей. В то же время искусство само
испытывает на себе влияние общественных
условий и потребностей. Отражая мир в
его эстетическом своеобразии, показывая
прекрасное или безобразное, трагическое
или комическое, возвышенное или низменное,
искусство облагораживает эмоциональный
мир человека, воспитывает чувства,
формирует интеллект, пробуждает лучшие
стороны души чело- века, вызывает ощущение
эстетической радости. Обогащение
духовного мира человека во многом
зависит от того, насколько полно
воздействуют на личность различные
виды искусства. Произведения искусства
доставляют человеку эстетическую
радость, активизируют его духовные и
физические силы, удовлетворяют потребность
в эмоциональном и интеллектуальном
наслаждении. Эстетически воздействуя
на человека, духовно обогащая его и
доставляя эстетическое удовольствие,
искусство удовлетворяет, таким образом,
различные духовные потребности.

Большое влияние на формирование
социальных качеств личности, удовлетворение
его эстетических потребностей оказывает
коммуникативная функция искусства,
духовное общение с другими людьми как
средство общения между людьми, поколениями,
народами. Искусство служит средством
приобщения человека к общественным,
эстетическим и нравственным идеалам.

Общение с искусством, активное
сопереживание зрителей читателей,
слушателей обогащает личный опыт
художественного восприятия мира. При
современном уровне развития технических
средств массовой информации заполнение
свободного времени человека общением
с искусством является весьма ценным
способом проведения досуга. Искусство
всегда играло большую роль в жизни
общества. Итак, эстетическое сознание
и его высший продукт — искусство являются
необходимым элементом общественного
сознания, обеспечивающим его целостность
и направленность в будущее.

Эстетика: Система категорий.

Существуют политических подхода
к определению сущности эстетических
категорий:

1) Понимание категорий как отражение
существенных состояний и свойств

2) Понимание категорий как узловых
моментов отражения действительности.

Однако на протяжении истории эстетики
обнаруживаются разные системы эстетических
категорий.

Интересен подход И. Канта. В основу
системы эстетических категорий Кант
ставит суждение. Эстетическое суждение
реализуется через чувства прекрасного,
которые имеют общие признаки
(бескорыстность, целесообразность без
цели…) и логические основания (качество,
количество…). Вокруг прекрасного стоят
разум, рассудок, воображение, чувство.
К эстетическому суждению наиболее
близко стоит категория эстетической
идеей, которая понимается как единство,
представление воображение и понятие,
не характеризуемое понятием и понимаемая
как обнаружение вкуса и духа. Следующая
категория по своей значимости
«Эстетическая идея» который понимается
как представление о существе, ровном
идея (идея разума) и наиболее полно
выражается в человеке. Человек идея
красоты, человечество идея совершенства.
Проявление возвышенности раскрывается
через категорию «Гений». Для суждения
о прекрасных предметах нужен вкус, а
для художественного искусства, то есть
для создания таких предметов, нужен
гений.

Искусство – порождение свободы
творчества, в его основе лежит акт
разума, и в нем реализуется эстетическая
идея и эстетический идеал (идеала нет
в природе, он только в человеке и разуме).

Шарль Лало видит категории эстетики
как модальности закона организации
умственных сил. Задача системы заключается
в сведении разнообразия к единству. В
основе лежит категория гармонии, которая
рождается тремя главными человеческими
способностями: умом, деятельностью и
эмоциональностью. Отношение между этими
способностями выражаются через 9
эстетических категорий.

В схеме это выглядит:

Гармония

Наличная

Отыскиваемая

Утраченное

Ум

Прекрасное

Возвышенное

Остроумие

Деятельность

Грандиозное

Трагическое

Комическое

Эмоция

Изящное

Драматическое

Смешное

Гармония рассматривается в развитии
разных состояниях. Прекрасное понимается
как гармония, основанная на разуме и
вкусе: грандиозная – как гармония победы
над сопротивляющимся объектом: изящное
— как гармония рождающаяся из симпатии
к незначительному.

Е. Г. Яковлев, эстетика, Москва, 1999г,
стр. 15

Вторая группа категорий есть выражение
возможной гармонии, где возвышенное
понимается как конфликт идей; трагическое
– бомба против фатальности или внешней
необходимости; драматическое стремление
– взволновать человека, возбудить в
нем чувство жизни.

Третья группа отражает внешнюю (фальшивую)
гармонию, где остроумие есть продолжение
«игры словами» и отражение к «игре
идей»; комическое – юмор действие,
смешное. Комических эмоций, удовлетворение
эмоциональным обращением.

Безобразное – неэстетическая категория.

Ум – восприятие чувственных отношений,
деятельность – воплощение свободной
воли, эмоции – удовольствие от
функционирования индивидуальных или
жизненных коллективных сил.

Современный подход к системе эстетических
категорий выражен так:

Эстетически – универсальная категория

I II
III

Прекрасное Эстетический идеал
Искусство

Возвышенное Эстетический вкус
Художественный образ

Трагическое Эстетическое чувство
Творчество

Комическое

Объективные Духовно практическое
Субъект социально духовной жизни

состояния построение мира

Сфера духовной культуры и ее особенности

1. Сфера духовной культуры и ее особенности

СФЕРА ДУХОВНОЙ
КУЛЬТУРЫ И ЕЕ
ОСОБЕННОСТИ
•Духовная культура – совокупность
духовных ценностей и творческой
деятельности по их производству,
освоению и применению: наука,
образование, религия, мораль и др.

4. 1. Как называют область (форму) духовной культуры, в которой находят отражение нравственные нормы и оценки поведения человека,

группы или общества в целом?
•1) мировоззрение
•2) искусство
•3) наука
•4) мораль

5. 2. Он вышел к инструменту, и в зал полилась чарующая музыка. Слушатели пережили шквал разнообразных эмоций. Это пример

деятельности в сфере
•1) науки
•2) искусства
•3) религии
•4) образования

6. 3. Мастер добивался идеального сочетания оттенков красного, золотистого, коричневого и других цветов, стараясь передать красоту

осеннего леса. Это пример деятельности в
сфере
•1) науки
•2) искусства
•3) религии
•4) познания

7. 4. К объектам материальной культуры относится (-ятся)

4. К объектам
относится (-ятся)
материальной
•1) паровая машина
•2) правила поведения в кино
•3) ритуал смены воинского караула
•4) миф о подвигах Геракла
культуры

8. 5. К духовной сфере общества относятся отношения между

•1) режиссером кинофильма и актерами
•2) зрителем кинотеатра и кассиром в кассе
кинотеатра
•3) зрителем кинотеатра и охранником
кинозала
•4) директором кинозала и ремонтной
бригадой, проводившей в нем ремонт

9. 6. Среди населения государства А. популярны те произведения культуры, которые понятны и доступны всем возрастам, всем слоям

населения вне зависимости от уровня
образования. Хотя эти произведения не отличаются большой
художественной ценностью, у них самая широкая аудитория.
Назовите эту форму культуры.
• 1) элитарная
• 2) народная
• 3) доминирующая
• 4) массовая

10. 7. Живописные полотна Пабло Пикассо трудны для восприятия неподготовленным человеком. Круг его почитателей — критики,

искусствоведы —
высокообразованные люди. К какой форме культуры
можно отнести произведения Пабло Пикассо?
•1) элитарной
•2) народной
•3) поп-культуре
•4) массовой культуре

11. 8. Верны ли следующие суждения о духовной культуре?   А. Произведения духовной культуры являются результатом творчества

8. Верны ли следующие суждения о духовной культуре?
А. Произведения духовной культуры являются результатом
творчества отдельных людей, общества в целом.
Б. Произведения духовной культуры сохраняются и
передаются
следующим
поколениям.
• 1) верно только А
• 2) верно только Б
• 3) верны оба суждения
• 4) оба суждения неверны

12. 9. Верны ли следующие суждения об искусстве?   А. Искусство использует художественные образы. Б. Существует много видов и

9. Верны ли следующие суждения об искусстве?
А. Искусство использует художественные образы.
Б. Существует много видов и жанров искусства.
•1) верно только А
•2) верно только Б
•3) верны оба суждения
•4) оба суждения неверны

13. 10. Верны ли следующие суждения об искусстве?   А. Искусство воспитывает эстетический вкус человека. Б. Искусство обращается к

10. Верны ли следующие суждения об искусстве?
А.
Искусство
воспитывает эстетический вкус
человека.
Б. Искусство обращается к эмоциям человека.
•1) верно только А
•2) верно только Б
•3) верны оба суждения
•4) оба суждения неверны

14. 11. Верны ли следующие суждения об искусстве?   А. Произведения искусства воспринимаются каждым человеком по-своему. Б. В

11. Верны ли следующие суждения об искусстве?
А. Произведения искусства воспринимаются каждым
человеком
по-своему.
Б. В произведениях искусства используются
художественные
образы.
• 1) верно только А
• 2) верно только Б
• 3) верны оба суждения
• 4) оба суждения неверны

15. 12. Верны ли следующие суждения о культуре?   А. Культурным мы называем начитанного и воспитанного человека. Б. У первобытных

12. Верны ли следующие суждения о культуре?
А. Культурным мы называем начитанного и
воспитанного
человека.
Б. У первобытных народов не было культурных
людей.
• 1) верно только А
• 2) верно только Б
• 3) верны оба суждения
• 4) оба суждения неверны

16. 13. Верны ли следующие суждения о формах культуры?   А. Салонная музыка — это разновидность элитарной культуры. Б. Народная

13. Верны ли следующие суждения о формах
культуры?
А. Салонная музыка — это разновидность элитарной
культуры.
Б. Народная культура создается анонимными
творцами,
не
имеющими
профессиональной
подготовки.
• 1) верно только А
• 2) верно только Б
• 3) верны оба суждения
• 4) оба суждения неверны

17. 14. Верны ли следующие суждения о культурном наследии?   А. Далеко не всё, что создано руками человека, может быть названо

14. Верны ли следующие суждения о культурном
наследии?
А. Далеко не всё, что создано руками человека,
может быть названо культурным наследием.
Б. Культурным наследием можно считать романы Л.
H.
Толстого.
•1) верно только А
•2) верно только Б
•3) верны оба суждения
•4) оба суждения неверны

18. Ответы

1. 4
2. 2
3. 2
4. 1
5. 1
6. 4
7. 1
8. 3
9. 3
10. 3
11. 3
12. 1
13. 3
14. 3

Муниципальное бюджетное дошкольное образовательное учреждение Детский сад № 131 городского округа город Уфа Республики Башкортостан

Музыкальная страничка

Консультации и памятки музыкального руководителя

Музыка как средство эстетического воспитания

 Музыка является одним из богатейших и действенных средств воспитания, она обладает большой силой эмоционального воздействия, воспитывает чувства человека, формирует вкусы. Гармоничность музыкально-эстетического воспитания важна для детей всех возрастов. Но никто так не нуждается в ней, как дети дошкольного возраста. Музыкальные впечатления, полученные ими, остаются в памяти надолго, иногда на всю жизнь.

            Представление о прекрасном в жизни и искусстве формируется в детстве. Такой аспект можно проследить в работах Оразалиевой М.А., Еламановой С.А., Сулейменовой Б.Р.  Мендаякова К.М., Праслова Г.А., Гогоберидзе А.Г., Деркунская В.А. Они считают особенно ценным и оправданным для этого этапа в жизни человека комплексный метод в изучении искусств, утверждают, что для гармонического развития необходимо приобщение к трем базовым видам искусства: музыке, живописи, литературе. Самый эмоциональный вид искусства – музыка. Именно она обогащает восприятие произведений живописи, литературы, способствует пониманию их содержания, развивает эстетическое чувство. Образы искусства, вызывая резонанс в душе ребенка, формирует представление о добре, красоте, духовных ценностях.

 

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ЭСТЕТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ ДЕТЕЙ ДОШКОЛЬНОГО ВОЗРАСТА

 Эстетическое воспитание детей дошкольного возраста

 Эстетическое воспитание — это целенаправленное, систематическое воздействие на личность с целью ее эстетического развития, т.е. формирования творческой активности личности, способной воспринимать и оценивать красоту окружающего мира, искусства и создавать ее. Начинается оно с первых лет жизни детей.

            Эстетическое воспитание — понятие очень широкое. В него входит воспитание эстетического отношения к природе, труду, общественной жизни, быту, искусству. Однако познание искусства настолько многогранно и своеобразно, что оно выделяется из общей системы эстетического воспитания как особая его часть. Воспитание детей средствами искусства составляет предмет художественного воспитания.

            Знакомство с красотой в жизни и искусстве не только воспитывает ум и чувства ребенка, но и способствует развитию воображения и фантазии.

В процессе осуществления эстетического воспитания необходимо решить следующие задачи: систематически развивать эстетическое восприятие, эстетические чувства и представления детей, их художественно-творческие способности, формировать основы эстетического вкуса.

Ребенок с первых лет жизни неосознанно тянется ко всему яркому и привлекательному, радуется блестящим игрушкам, красочным цветам и предметам. Все это вызывает у него чувство удовольствия, заинтересованность. Слово «красивый» рано входит в жизнь детей. С первого года жизни они слышат песню, сказку, рассматривают картинки; одновременно с действительностью искусство становится источником их радостных переживаний. В процессе эстетического воспитания у них происходит переход от безотчетного отклика на все яркое, красивое к сознательному восприятию прекрасного.

Исследованиями в области данного вопроса занимались извесный русские и казахстанские педагоги. С.П.Баранов определяет эстетические воспитание как воспитание способности полноценного восприятия и правильного понимания прекрасного в искусстве и действительности. Оно предусматривает выработку системы художественных представлений, взглядов, убеждений, обеспечивающих удовлетворение от того,что является действительно эстетически ценным. Одновременно с этим эстетическое воспитание формирует у дошкольников стремление, готовность и умение вносить элементы прекрасного во все стороны бытия, бороться против всего уродливого,безобразного,низменного,а также посильно проявлять себя в искусстве.

Эстетическое восприятие действительности имеет свои особенности. Основным для него является чувственная форма вещей — их цвет, форма, звук. Поэтому его развитие требует большой сенсорной культуры.

Красота воспринимается ребенком как единство формы и содержания. Форма выражается в совокупности звуков, красок, линий. Однако восприятие становится эстетическим только тогда, когда оно эмоционально окрашено, сопряжено с определенным отношением к нему. Эстетическое восприятие неразрывно связано с чувствами, переживаниями. Особенностью эстетических чувств является бескорыстная радость, светлое душевное волнение, возникающее от встречи с прекрасным.

Воспитатель должен вести ребенка от восприятия красоты, эмоционального отклика на нее к пониманию, формированию эстетических представлений, суждений, оценок. Это работа кропотливая, требующая от педагога умения систематически, ненавязчиво пронизывать жизнь ребенка красотой, всячески облагораживать его окружение.

Дошкольникам доступны почти все виды художественной деятельности — составление рассказов, придумывание стихов, пение, рисование, лепка. Естественно, они имеют у них большое своеобразие, которое выражается в наивном, непосредственном отображении действительности, в необыкновенной искренности, в вере в правдивость изображаемого, в отсутствии заботы о зрителях и слушателях. Уже на этом этапе происходит развитие художественных творческих способностей детей, которые проявляются в возникновении замысла, в претворении его в деятельности, в умении комбинировать свои знания и впечатления, в большой искренности при выражении чувств и мыслей.

Так же как и в игре, творчество детей проявляется и в других видах их художественной деятельности. В рисунке, лепке, рассказе, песне ребенок удовлетворяет свою потребность в действенном, образном выражении своих впечатлений. И здесь сначала рождается замысел, а потом средства претворения его в жизнь; дети комбинируют свои впечатления, полученные при восприятии различных произведений искусства. И в этом случае ребенок остается таким же искренним, как и в игре: он не просто копирует увиденное, а передает свое отношение к нему.

Таким образом, в дошкольном возрасте наблюдаются ростки творчества, которые проявляются в развитии способности к созданию замысла и его реализации, в умении комбинировать свои знания, представления, в искренней передаче мыслей, чувств, переживаний. Однако для развития художественно-творческих способностей у детей необходимо их соответствующее обучение. В процессе его они овладевают способами образного выражения и изображения своих замыслов в слове, пении, рисунке, танце, драматизации. Обучение побуждает ребенка к сознательным художественным проявлениям, вызывает положительные эмоции, развивает способности. Цель обучения навыкам художественной деятельности заключается не только в том, чтобы дать детям знания и навыки в пении, рисовании, чтении стихов и т. д., но и в том, чтобы вызвать у них интерес и желание самостоятельной творческой деятельности.

Эстетический вкус проявляется в том, что человек получает удовольствие, духовное наслаждение от встречи с истинной красотой в искусстве, в жизни, в быту. Эстетический вкус — понятие широкое; он включает в себя не только понимание, наслаждение глубокими, прекрасными произведениями искусства, но и понимание красоты природы, труда, быта, одежды. В формировании эстетического вкуса у детей большая роль принадлежит обучению. На занятиях дошкольников знакомят с классическими произведениями детской литературы, музыки, живописи. Дети учатся узнавать, любить доступные их возрасту истинные произведения искусства. Знакомясь с народной сказкой, с произведениями С. Я. Маршака, С. В. Михалкова, К. И. Чуковского, слушая произведения композиторов, дети начинают приобщаться к красоте и богатству художественного слова, музыки. Все это доставляет им истинное удовольствие, запоминается и формирует основы художественного вкуса.

Воспитывая у детей основы эстетического вкуса, мы учим их видеть и чувствовать красоту окружающего, беречь ее. Цветок лучше сохранить на клумбе, а чтобы он расцвел и доставил радость другим, за ним надо ухаживать. Чистоту в группе, создающую уют и красоту, надо поддерживать, не сорить, убирать за собой игрушки и книги. Так, в процессе воспитания и обучения осуществляются задачи эстетического воспитания в дошкольном возрасте.

Эстетическое воспитание – это не только расширение кругозора,списка прочитанных книг,увиденных кинофильмом,услышанных музыкальных произведений.Это организация человеческих чувств, духовного роста личности,регулятор и корректив поведения.Если оморальный поступок отталкивает человека своей антиэстетичностью,если ребенок способен чувствовать красоту положительного поступка, поэзию творческого труда-это говорит о его высоком эстетическом развитии. И наоборот,есть люди,которые читают романы и стихи,посещают выставки и концерты,осведомлены о событиях художественной жизни,но нарушают нормы общественной морали. Такие люди далеки от подлинной эстетической культуры. Чувство изящного, — писал В.Г.Белинский,- «есть условие человеческого достоинства……Без него, без этого чувства, нет гения,нет таланта,нет ума.Кто не полюбил стихов смолоду,кто видить в драме только театральную пьесу,а в романе-сказку, годную для занятие от скуки,-тот не человек……Эстетическое чувство есть основа добра,основа нравственности».

 Султанбеке Кожахметов в переодической печати подчеркивает роль эстетического воспитания в системе образование: «Эстетическое воспитание ставит своей целью приобщать детей к прекрасному,раскрывать тайны непознанной красоты,чтобы превращать «вещь в себя» в «вещь для всех». Эстетическое воспитание совершенствует природу человека, возбуждает высокие чувста, приучает пользоваться сокровищницами искусства. Следовательно,сам педагог должен быть воспитанным эстетически. Если педагог сам хорошо разбирается в красивом,прекрасном,изящном,тогда он сможет раскрыть эстетические свойства предметов и явлений перед учащимися. К тому же педагог обязан знать как теоретические,так и практические законы творчества,уметь создавать прекрасное,изящное на деле. Кроме того, педагогу следует быть осведомленным в детской психологии,и также в частной методике ряда предметов.

            Развивая художественные способности детей, их эстетические чувства и представления, оценочное отношение к прекрасному, педагог закладывает основы, на которых в дальнейшем будет формироваться духовное богатство человека.

Таким образом, эстетическое воспитание направлено на развитие способностей дошкольников воспринимать, чувствовать и понимать прекрасное, замечать хорошее и плохое, творчески самостоятельно действовать, приобщаясь тем самым к различным видам художественной деятельности. Цели эстетического воспитания преследует выполнение главных и основных общественных задач. К ним относится развитие положительных свойств человека, наглядное разъяснение детям,в чем заключается прекрасное.

 

 1.2 Музыка как средство эстетического воспитания дошкольника

 

Гармоничное сочетание умственного и физического развития, нравственной чистоты и эстетического отношения к жизни и искусству – необходимые условия формирования целостной личности. Достижению этой высокой цели во многом способствует и правильная организация музыкального воспитания детей. В эстетическом воспитании дошкольников музыка имеет очень важную роль. Музыка имеет звуковую природу, временной характер, обобщенность образов, являясь «искусством чувств», как говорил П.И. Чайковский. Музыка должна звучать не только на музыкальных занятиях, но и в быту, в играх детей, включаться в другие виды деятельности, служить развлечением и отдыхом [12].

            Музыка начинает звучать с утренней зарядки, создавая радостное, бодрое настроение у детей, активизируя, повышая их жизненный тонус. В теплое и сухое время года песня должна исполняться на экскурсиях, на прогулках, в хороводных играх, создавая общность переживаний, приподнятость настроения [12].

            Эстетическое воспитание направлено на развитие способностей дошкольников воспринимать, чувствовать и понимать прекрасное, замечать хорошее и плохое, творчески самостоятельно действовать, приобщаясь тем самым к различным видам художественной деятельности. Одним из ярких средств эстетического воспитания является музыка. Чтобы она выполнила эту важную функцию, надо развивать у ребенка общую музыкальность [13].

 

Первый признак музыкальности – способность чувствовать характер, настроение музыкального произведения, сопереживать услышанное, проявлять эмоциональное отношение, понимать музыкальный образ. Музыка волнует маленького слушателя, вызывает ответные реакции, знакомит с жизненными явлениями, рождает ассоциации. Второй признак музыкальности – способность вслушиваться, сравнивать, оценивать наиболее яркие и понятные музыкальные явления. Это требует элементарной музыкально-слуховой культуры, произвольного слухового внимания, направленного на те или иные средства выразительности. Третий признак музыкальности – проявление творческого отношения к музыке. Слушая ее, ребенок по-своему представляет художественный образ, передавая его в пении, игре, танце.

            С развитием общей музыкальности у детей появляется эмоциональное отношение к музыке, совершенствуется слух, рождается творческое воображение. Переживания детей приобретают своеобразную эстетическую окрашенность.

            Одной из важных задач эстетического воспитания дошкольников является воспитание у них эстетического отношения к искусству, а через него — ко всему окружающему (природе, труду, быту).

            Музыкальное искусство, как и любое другое, помогает детям постигать красоту окружающей природы, способствует обогащению их жизненного опыта, вызывает разнообразные эмоциональные переживания. Впечатления, накопленные от восприятия природных явлений, а также музыкальные впечатления дети переносят в свою художественную деятельность. На их основе у ребенка формируются художественные интересы, склонности, способности, развивается эстетический вкус.

            В детском саду важно развивать эстетическое отношение детей к окружающему, к природе. Это достигается разными средствами, в том числе и средствами музыкального искусства. Через восприятие музыкальных образов, вызывающих у детей разнообразные эмоциональные переживания, чувства радости, грусти, нежности, доброты, педагог воспитывает такое же отношение и к образам реальной природы. Эстетическое отношение детей к окружающему предполагает эмоциональный отклик на все прекрасное, выражение добрых чувств, бережное отношение ко всему живому, оценку красивого и в природе и в искусстве (оценка красивых, гармоничных сочетаний, красок, звуков и т.д.).

            Формирование у ребенка умения эмоционально воспринимать прекрасное в природе, музыке, творчески переносить его элементы в художественную деятельность в большой степени зависит от обучения. В связи с этим большую роль играет педагог, помогающий ребенку эстетически воспринимать и оценивать окружающее, познавать природный мир, постигая его красоту и гармонию через красоту и гармонию музыкальных звуков. Воспитывая эмоциональное отношение к художественным образам природы, воплощенным средствами музыки, педагог тем самым побуждает ребенка к пониманию эстетической и нравственной ценности природы для жизни людей.

            Решая задачи эстетического воспитания дошкольников, важно учитывать существующие взаимосвязи между природными явлениями и их художественным воплощением в музыкальном искусстве, в практической музыкальной деятельности детей, а также возможности влияния музыки эстетических качеств. Прежде всего у детей развивают способность воспринимать и различать эмоциональное содержание и характер музыкальных произведений. Музыка обычно отражает окружающую действительность: выразительные интонации человеческой речи, звуки, передающие особенности природных явлений (шум моря, журчание ручья, пение птиц и т.д.), человеческие переживания.

            Таким образом, можно сделать вывод о том, что музыка самый мощный и эмоциональный вид искусства. Именно она обогащает восприятие произведений живописи, литературы, способствует пониманию их содержания, развивает эстетическое чувство. Образы искусства, вызывая резонанс в душе ребенка, формируют представление о добре, красоте, духовных ценностях.

 

2 МЕТОДИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МУЗЫКИ КАК СРЕДСТВА ЭСТЕТИЧЕСКОГО ВОСПИТАНИЯ ДОШКОЛЬНИКОВ

 

 2.1 Анализ программного содержания по музыкальному воспитанию дошкольников

Коренное обновление содержания воспитания и обучения в дошкольных учреждениях обусловлено новой образовательной политикой суверенной республики Казахстан, направленный на возрождение духовной, культурной, созидающей роли системы образования в обществе. Новые социально-экономические отношения в стране вносят значительные изменения в формирование и развитие подрастающего поколения.

            В этой связи основной задачей общественности, семьи и детского сада является воспитание гармонически развитой личности с социальной психологией, воспитанной на лучших традициях народа. Вследствие чего дошкольные учреждения, как основное звено системы непрерывного образования, должны включаться в реализацию этой фундаментальной цели общества и разработать принципиально новые формы воспитания и обучения.

            В настоящее время дошкольным учреждениям предоставлена возможность самостоятельно выбирать программы воспитания и обучения детей. Учитывая актуальность проблемы формирования у детей предшкольного возраста эстетического восприятия природы, целесообразно рассмотреть, как этот аспект представлен в различных программах. Программа является государственным документом, определяющим направление организации воспитательной работы в дошкольных учреждениях республики. Каждый воспитатель обязан всесторонне и глубоко изучить содержание программы и подготовиться к работе по ней.

Анализируя программный материал можно сделать вывод, что будущее народа зависит от отношения к детям – от их прав и обязанностей. Вследствие чего дошкольные учреждения, как основное звено системы непрерывного образования, должны включиться в реализацию этой фундаментальной цели общества и разработать принципиально новые формы воспитания и обучения.

 

 2.2 Методика эстетического воспитания дошкольников посредством музыки

Представление о прекрасном в жизни и искусстве формируется в детстве. Многие считают особенно ценным и оправданным для этого этапа в жизни человека комплексный метод в изучении искусств. Они утверждают, что для гармоничного развития необходимо приобщение к трем базовым видам искусства: музыке, живописи, литературе. Самый эмоциональный вид искусства – музыка. Именно она обогащает восприятие произведений живописи, литературы, способствует пониманию их содержания, развивает эстетическое чувство. Образы искусства, вызывая резонанс в душе ребенка, формируют представление о добре, красоте, духовных ценностях.

            Педагог знакомит детей со средствами музыкальной выразительности: темпом, динамикой, ритмом, регистрами и т.д. Дошкольники учатся различать эти средства в связи с содержанием музыкального произведения. Развитие у детей способности определять характер музыки, ее выразительные особенности, яркий музыкальный образ позволяет устанавливать взаимосвязь между эстетическими качествами природы и художественным воплощением ее образов в музыке.

            Выразительность музыкального языка, яркость и поэтичность стихов помогают детям почувствовать теплоту и сердечность песен, воспевающих красоту родной природы. Так, в песне «Листопад» (муз. Т. Попатенко, сл. Е. Авдиенко) рисуется картина осени. Мягкая, неторопливо звучащая мелодия песни вызывает одновременно чувство грусти и чувство любования картиной осенней природы.

            Совсем другое настроение, связанное с образом весны, передано в песне «Пришла весна» (муз. 3. Левиной, сл. Л. Некрасовой). В ней слышится пение птиц, журчание ручья, чувствуется тепло весеннего солнца. Широкая напевная мелодия этой песни как бы приглашает слушателя полюбоваться картинами родной природы — зеленью лесов, высокими горами, морями, солнечными долинами, цветением садов.

            Дети способны под музыку передавать с помощью выразительных движений образы разных животных: лисы в пьесе «Это лиса» (муз. В. Косенко), веселых медвежат в пьесе «Пляска медвежат» (муз. М. Красева), жеманного котика и сердитого козлика в пьесе, «Котик и козлик» (муз. Е. Тиличеевой) и др. Слушая музыку, дети пытаются передать настроение и определенное отношение автора музыки к персонажу в своих движениях, подчеркивающих особенности, характер того или иного персонажа. В результате у них постепенно складывается и свое отношение к этим образам.

            Педагог развивает у ребенка способность сравнивать и оценивать наблюдаемые явления с эстетических и нравственных позиций. Взрослый влияет на характер эстетических переживаний ребенка, на его отношение ко всему, что тот видит, воспринимает. В каждом конкретном случае педагог выбирает наиболее подходящую форму работы с детьми. Одной из них является организация наблюдений за природными явлениями во время экскурсий, прогулок, бесед. Цель таких наблюдений — научить воспитанников всматриваться в окружающее, замечать красивое в природе, воспитывать бережное отношение к ней, расширять знания и представления детей о различных природных явлениях.

Наблюдая природу в естественных условиях (на участке детского сада, на прогулке в парке, во время экскурсии на соседнюю улицу), дети с помощью педагога стараются отмечать сезонные изменения в природе, разнообразие красок, звуков и форм. Например, ранней весной они наблюдают пробуждение природы от зимнего сна, замечая, как тает и чернеет на солнце снег, текут сосульки, звенит весенняя капель. Позднее — как начинают набухать почки на ветках деревьев и появляются из земли первые зеленые ростки. Наблюдая все это, они как бы слушают «музыку» весны.

            Осенью, гуляя в парке, дети собирают разноцветные листья, рассматривают их форму, красочные узоры, прислушиваются к звукам осенней природы — шуму ветра, шелесту листьев.

            Благодаря наблюдениям и беседам о природе у детей накапливаются интересные зрительные и слуховые впечатления, которые позволяют им более эмоционально и осознанно воспринимать музыкальные произведения, в которых переданы образы природы, а также отражать эти впечатления в музыкальной деятельности (при исполнении песен, танцев, игр, в творческих импровизациях).

            Кроме непосредственного наблюдения за природой, педагог может организовать и просмотр диапозитивов, диафильмов, фотографий, репродукций с картин художников, на которых изображены разнообразные картины природы. Этот специально подобранный педагогом материал учит детей видеть красоту и своеобразие природных явлений — сочную зелень лесов, красивый изгиб веток деревьев, красногрудых снегирей, живописно зайчишку, которому холодно в лесу зимой, и рисуют избушку, в которой он может спрятаться и согреться. Свое отношение к изображаемым персонажам дети передают не только в рисунках. В играх, плясках, хороводах они изображают характерные движения птиц, зверей, подбирая выразительные движения, согласующиеся с музыкой.

            Педагог может предложить детям неожиданную, поисковую ситуацию, когда необходимо самим подобрать выразительные движения, характерные для того или иного персонажа, инсценировать содержание знакомой песни и т. д. Слушание музыки, ощущение красоты музыкальных звуков вызывает у детей ответное чувство сопереживания и не может не влиять на формирование у них мотивов эстетического отношения ко всему, что их окружает.

            Использование репродукций с картин художников, стихов, фрагментов из художественной литературы во время восприятия музыки на музыкальных занятиях усиливает художественные впечатления детей, вызывая разнообразные ассоциации.

            Известно, что восприятие инструментальной музыки, где отсутствует литературный текст, довольно сложно, поэтому иногда можно использовать прием включения художественного текста, соответствующего содержанию музыки. Это помогает детям лучше почувствовать характер музыкального образа. Например, перед исполнением пьесы П. Чайковского «Песня жаворонка» педагог читает строчки из стихотворения В. Жуковского «Жаворонок». Текст в этом случае помогает детям представить яркую картину весны, услышать беззаботное пение жаворонка. Впоследствии дети стремятся отобразить свои музыкальные впечатления, свое отношение к музыкальным образам в рисунках. Они рисуют море, маленького жаворонка или других полюбившихся им персонажей.

            В песенных импровизациях дети учатся передавать настроение, созвучное образам природы: грустное, лирическое в связи с наступлением осени или радостное, оживленное в связи с пробуждением природы весной.

            Планируя самостоятельную художественную деятельность детей, педагог учитывает полученные детьми впечатления, знания и навыки, приобретенные на музыкальных занятиях, и поощряет их к исполнению знакомых песен, попевок, игр, связанных с образами природы, импровизациям на детских музыкальных инструментах.

            Таким образом планируя работу, занятия по музыкальному и эстетическому воспитанию, педагог использует в своей работе с детьми такие методы и приемы, которые направляют внимание детей на те или иные явления, отраженные в музыке, развивают способность сравнивать реальные образы окружающего с художественными образами музыкальных произведений.

 

 

Трансформация эстетического воспитания в эпоху глобализации и смены цивилизаций

В статье анализируются актуальные вопросы трансформации образования и эстетического воспитания, обусловленной переходом от традиционных типов цивилизации к цивилизации информационного общества. На различных примерах показано, как в современных условиях появляются новые повышенные требования к уровню профессиональной подготовки всех людей, независимо от рода их деятельности и возраста. Обосновывается необходимость эстетического воспитания и образования с целью выработки у людей умения принимать эстетически привлекательные и технологически обоснованные решения. Утверждается, что компьютерная грамотность и способности к программированию становятся одним из решающих критериев образованности современного человека, проявляющего себя во всех видах человеческого творчества в условиях глобализации.

Ключевые слова: глобализация, цивилизация, эстетика, воспитание, образование, творчество, личность, нормы, ценности, информационные технологии.


Kiyaschenko N. I. Transformation of aesthetic education in the epoch of globalization and civilization change (pp. 127–138).


The article analyses urgent issues of the transformation of education and aesthetic upbringing determined by the transition from traditional types of civilization to the civilizations of information society. The way new exclusive demands to the professional training of all people not regarding their age and capacity appear is shown by various examples.

The necessity of aesthetic upbringing and education for the purpose of developing the ability to make aesthetically appealing and technologically based decisions is proved in the article. It is stated that computer literacy and abilities in programming become one of the decisive criteria of the educational level of a modern man taking part in all kinds of human creation under the conditions of globalization.

Keywords: globalization, civilization, aesthetics, upbringing, education, creation, personality, norms, values, information technologies.

Начавшийся ХХI в. ознаменовался мощным нарастанием глобализационных процессов и вступлением современного человечества еще в последней трети ХХ в. в начало складывания новой информационной цивилизации, которая приходит на смену всем предыдущим цивилизациям: от древнейшей месопотамской до техногенной или технотронной западной цивилизации и отсталых сельскохозяйственных восточных цивилизаций – мусульманской и арабской – предшествующих столетий и современности. Судя по всему, этим обстоятельством может быть положено начало возникновения единой для всего человечества цивилизации. Это объясняется тем, что ныне все человечество вовлечено в общемировое постоянно расширяющееся информационное пространство, в котором все технические, технологические, производственные, торговые, финансовые, политические, правовые и социально-культурные отношения опираются в своем развитии на информационные технологии, и совершаются они компьютерными средствами, средствами Интернета и цифровых технологий. Кажется, что в ближайшее время человек будет только управлять информационными автоматами и, возможно, откажется от ручного физического труда. Хотя не исключено, что в повседневной практике человек по-прежнему будет пользоваться и некоторыми видами ручного труда, особенно в его изобретательской и конструкторской творческих деятельностях.

В связи с этой резкой сменой обстоятельств существования и бытия человека в мире и естественным последующим изменением способов удовлетворения всех основных потребностей человечества перед всеми обществами встанет грандиозная проблема выработки новых способов передачи всего сотворенного и накопленного человечеством опыта взаимодействия с миром природы и космоса новым поколениям землян. Разумеется, это будет осуществляться в основном информационными средствами и технологиями, которые уже сегодня постоянно совершенствуются и доводятся до автоматизма.

Даже наша пока еще находящаяся в убогом состоянии система образования уже замахнулась на полную компьютеризацию и интернетизацию всех российских школ. Это значит, что в ближайшей перспективе человечеству придется кардинально изменить все ныне существующие системы воспитания, образования, обучения и даже профессиональной подготовки землян, живущих в условиях глобальной информационной единой для всего человечества цивилизации без разделения на развитые и неразвитые, богатые и бедные, господствующие и подчиненные или угнетенные страны и народы. Вот такая иллюзия порождается современными цивилизационными и глобализационными процессами.

Можно предположить, что в этой грядущей и складывающейся уже сегодня ситуации исчезнет необходимость в людях рутинных, нетворческих профессий и специальностей, поскольку все способы и виды взаимодействия человека с природными процессами, предметами и явлениями, все процессы социально-культурной жизни людей будут совершаться в творческих и только творческих коммуникативных и диалоговых взаимодействиях. Значит, перед всеми социумами встанет проблема создания новой системы общего воспитания, образования и введения в реальную всеобщую творческую жизнь новых поколений людей через профессиональное образование, которое в основном будет нацелено на информационную технологию всех производимых необходимых человеку продуктов. Особенно актуальными в системе образования станут выработка у всех образовываемых землян способностей к разностороннему общению и коммуникациям и формирование элементарных способностей в совершенстве разбираться в информационных процессах и технологиях.

Для того, чтобы вхождение всех землян в новую цивилизацию было естественным и ненасильственным, уже сегодня необходимо не только перестраивать системы образования во всех странах, но и создавать новые стратегии воспитания и образования новых поколений всех живущих на Земле социумов и специальной подготовки к разнообразной профессиональной деятельности всех живущих и уже сформированных в них личностей. Для этого в первую очередь необходимо трансформировать всю педагогику и все процессы подготовки новых педагогических кадров, способных не учить, а образовывать человека, соответствующего требованиям новой цивилизации. Эти по-новому образованные люди будут готовы соответствовать новой культуре взаимодействий человека с миром природы и миром людей, особенно с миром культуры, и созидательной активности, сформированной в людях всеми предыдущими эпохами и цивилизациями. Информация по сути своей предлагает человеку образы мышления, а затем и действия и их органическое слияние в способностях к творчеству.

Формирование же, воспитание творческой личности по сути своей есть прежде всего эстетико-воспитательный процесс, а не простая передача всего накопленного опыта от поколения к поколению, что в той или иной степени совершалось в процессах воспитания и профессиональной подготовки новых поколений во все предшествующие века и эпохи. Но тогда это не называлось эстетическим воспитанием и образованием, а именовалось одним понятием – «подготовка человека к жизни в социуме», то есть обучение и научение тому, что умели старшие поколения.

В начале ХХI в. это объясняется самим новым пониманием творческой личности, у которой на основе ее природных задатков и дарований всем строем подготовки ее к жизни формируется прежде всего отзывчивая на все гармонизированное в мире чувственность и эмоциональность как приятие и чувственное переживание всего, с чем встречается человек в жизни и что вошло в его душу как органичное душевное и духовное качество и состояние. В данном случае эмоциональное предстает как результат желанного и ценного для человека восприятия и запечатления в чувствах и сознании всякого явления мира, которое приятно и эмоционально действует на него и запоминается как доброе и желанное начало жизни и как основная форма подготовки его к активной производительной деятельности, естественно влияя на выработку соответствующих умений и способностей. То есть ныне утверждается повышенная требовательность к гармонизации всех взаимодействий человека с миром, ибо становится все более ясным, что только гармонизированная по всем параметрам жизнь может обеспечить человеку полнокровное и счастливое бытие в культурном мире.

Вот в этих взаимодействиях оттачивается и заостряется глубина чувственного восприятия и фиксирования в памяти мира как чего-то благотворного и желанного для полноценного пребывания в деятельной жизни. Развитие способности восприятия и переживания воспринятого – это первая ступенька в эстетическом развитии индивида, роль которой неизмеримо возрастает в условиях становления современной общечеловеческой цивилизации.

Приятное и благотворное восприятие обязательно пробуждает в индивиде желание повторения и одновременно непременного обогащения чем-то подобным, может быть, сначала в процессе подражания воспринятому, а потом и в собственном творчестве нового, более совершенного и эмоционально действенного и органичного для национальной культуры и формирующихся общечеловеческих ценностей. А в частых повторениях повышается и оттачивается острота восприятия, становящаяся основой эстетического восприятия как фильтра всей воспринимающей деятельности чувств каждого конкретного индивида.

Этот индивид с каждым разом все острее воспринимает благотворность таких встреч, концентрирующихся в его обостряющейся чувственности и его росте заинтересованности в таких встречах с явлениями и событиями в мире, конечно, и во встречах с интересными людьми и собеседниками.

Таким образом, степень эстетической ориентации человека на завершенное, совершенное, гармонизированное, привлекательное проявляется уже на стадии чувственного восприятия материала, результаты которого естественно включаются в процесс осмысления воспринятого и оказавшего влияние на душевный настрой и жизненную активность индивида. Уровень развития способности чувственного восприятия сказывается на характере организованности материалов восприятия, поставляемых прежде всего для осмысления, а затем и реальных действий индивида – субъекта восприятия, становящегося в дальнейшем активным действователем-творцом новой реальности материального, нравственного и духовного порядка.

Можно предположить, что развитая способность восприятия сказывается на отборе материала для осмысления на уровне его организованности, упорядоченности, выразительности, совершенства и практической значимости и гармоничности со всем уже существующим, а схватывание этих его качеств определяется степенью одаренности воспринимающего и его рефлексивными возможностями и способностями осмысления воспринятого. В общем, в субъекте восприятия с самого начала уже работает или проявляется степень эстетического развития субъекта действия как результата его природной одаренности или результата его пребывания в благоприятной атмосфере жизни социума, в том числе и его пребывания в сложившейся в социуме системе воспитания и образования, норм поведения и действования. Можно утверждать, что уже на уровне восприятия субъектом всех встречающихся в его жизни объектов и явлений, особенно на уровне его эмоциональных реакций на предметы и объекты восприятия и осмысления его результатов, начинает осуществляться первоначальный оценочный отбор воспринимаемого и осмысливаемого материала в свете выработавшейся в его личности, как и в социуме, системы ценностей и идеалов. А в соединении эмоциональности личности и ее способности к осмыслению своих эмоций начинает формироваться интеллект личности.

Ведь с каждым из людей нередко случается такое: мы проходим мимо каких-то предметов, явлений, встречающихся людей, не обращая на них никакого внимания, но вдруг на каких-то явлениях или людях наше внимание заостряется и как бы застывает, а иногда что-то или кто-то нас так поражает, что мы, забывая обо всем на свете, неожиданно замираем и, как зачарованные, наблюдаем за привлекательным лицом, фигурой, походкой, жестами заинтересовавшего нас субъекта и следуем за ним, забыв обо всех своих делах и намерениях. Это проявляется наше развитое эстетическое восприятие, потому что очаровавший нас субъект поразил наше внимание, и в нас возникло желание непременно познакомиться с ним и завязать разговор. А может быть, необязательно и знакомиться, но обязательно останутся приятное впечатление и добрые чувства и эмоции.

Здесь важно то, что возникшая эмоциональная реакция пробуждает в субъекте восприятия способность к рефлексии, запускающей работу мышления, оценивающего случившееся событие, побуждающего субъекта восприятия к совершению определенных поступков по принятым правилам, нормам и ценностным ориентациям личности. Результатом же работы мышления являются реальные позывы, интенции к реальным действиям субъекта, творчески реализующего возникшую в нем деятельную интенцию и терзающую его эмоцию. Тут для нас важен факт превращения эстетической эмоции в фактор формирования в субъекте рефлексивной способности как условия и фактора пробуждения и формирования способности мышления субъекта. Так начинает рождаться, прорастать творческое мышление.

Естественно то обстоятельство, что одновременно с эстетическим восприятием в субъекте начинают вырабатываться и оформляться ценностные реакции и суждения, которыми в своей дальнейшей жизни руководствуется человек, постоянно обогащая и развивая всю свою систему ценностных ориентаций личности в мире и во всей ее жизненной активности. Эта система ценностей и ценностных ориентаций станет основой формирования идеалов, к которым естественно стремится субъект восприятия, и выработки в нем способностей к творческому преобразованию им всех его взаимодействий с миром. Если в субъекте выработалась система ценностей, то он будет ею руководствоваться во всех своих взаимодействиях с миром людей и миром природы, не выбиваясь из колеи уже сложившихся более или менее гармоничных добродетельных личностных отношений с миром, а наращивая их силу и действенность. Дело в том, что система ценностных эстетических ориентаций становится органическим элементом всей психической жизни субъекта, чертой его характера и руководящим началом всех его активных, теперь уже творческих взаимодействий с миром, становясь фактором выработки в человеке его творческих способностей и всего процесса его духовного развития.

Став постоянной чертой характера индивида, творческая способность развивается и совершенствуется в личностные образования и нравственность индивида, сформированные под воздействием испытываемых в процессе творчества эстетических эмоций, которые концентрируются в устойчивых эстетических чувствах и особенно в эстетическом вкусе. Именно вкус становится руководящим началом всей творческой созидательной и духовной жизни человека. Ведь эстетический вкус – это самое устойчивое личностное психическое образование, проявляющее себя в личности как критерий ее творческой активности и мастерства. Для эстетического вкуса важнее не то, что сделано, а то, как сделано, с каким мастерством и изяществом, какая ценностная установка осуществляется субъектом в процессе создания продукта и изделий рук человеческих. «В основании любого социального роста лежит некоторая ценностная установка: индивидуум стремится создать наивысшую доступную ему ценность и добиться ее адекватной оценки (общественного признания)»**.

Следует обратить внимание на тот уже давно установленный факт, что эстетический вкус естественно выражает формирующуюся или уже сформированную устойчивую способность отбора субъектом из всего многообразия мира того, что эмоционально, а затем и рационально гармонизирует его пребывание и действия в мире всей его деловой и поведенческой активности. В этой деловой и поведенческой активности субъекта эстетический вкус подчиняет все действия субъекта зафиксированной в нем способности гармонизации процесса пребывания человека в мире. При этом развитый эстетический вкус личности как бы естественно совершенствуется, как говорится, в пандан с изменяющейся социально-культурной ситуацией в социуме и мире. Таким образом, эстетический вкус становится для личности средством реальной не менее гармонизированной оценки положения личности в мире или способностью естественно развиваться вместе со всем миром.

Во всей дальнейшей жизни личности эстетический вкус выполняет функции катализатора и критерия при формировании, выработке в личности способности не только чувственно-эмоционально вживаться в гармонизированный другими мир, но и самой становиться способной своей активностью и преобразовательной деятельностью творить не менее гармонизированный и совершенный мир. Можно с уверенностью утверждать, что эстетический вкус является решающим средством формирования в личности не только ее рефлексивной способности спонтанно, непроизвольно, органично вписываться в мир, но и способности осмысленно и целенаправленно продолжать совершенствовать уже созданный не только личностью, но и другими гармонизированный мир, то есть он становится средством продолжения процесса формирования творческой личности.

В дальнейшей жизни перед творческой личностью возникает главная проблема всего ее последующего существования: не допустить в своих чувственно-эмоциональных восприятиях и рационально осмысленных и закрепленных в ее характере творческих способностях возникновения вируса успокоенности, полного удовлетворения достигнутым, уже сотворенным, а иногда и равнодушия ко всему и вся, что естественно приводит личность к утрате ею творческого начала в своей социальной активности. Но и здесь, с моей точки зрения, на первый план выступает главное достоинство эстетического вкуса: если он уже как-нибудь проявил себя, то в нем возникла никогда не удовлетворяемая до конца потребность в постоянном движении, развитии в соответствии с развитием и изменением сферы социальной активности и никогда не удовлетворяемой потребности в творчестве. Только чрезвычайные жизненные обстоятельства могут стать причиной утраты личностью творческого запала во взаимодействиях с миром природы и миром людей.

Об этом говорит весь гигантский опыт творческой части человечества. Согласно этому опыту человек любой творческой профессии продолжает писать, живописать, заниматься наукой, ваять и даже танцевать или руководить танцевальным коллективом, как это делал незабвенный Игорь Моисеев до столетнего возраста. Или как Борис Ефимов, который продолжал рисовать до 108-летнего возраста. Как занимается живописью и художественной педагогикой Б. М. Неменский в возрасте почти 90 лет. Как это делали до конца своих дней в кинематографической жизни С. А. Герасимов, М. И. Ромм (кстати, оба – любимейшие педагоги студентов ВГИКа), Г. Н. Чухрай или в музыке Д. Б. Кабалевский и А. И. Хачатурян, М. Л. Таривердиев и многие другие выдающиеся творцы, с которыми я был знаком и дружен не только по жизни, но и по участию во многих благотворительных акциях. Особенно успешно мы сотрудничали по проблемам состояния и развития эстетического воспитания в образовательных процессах и акциях и хождениях по кабинетам министерств культуры и кинематографии с Д. Б. Кабалевским и Б. М. Неменским. Я даже работал несколько лет до этого в Союзе кинематографистов СССР, где активно общался с кинодраматургами, киноактерами, кинорежиссерами и кинокритиками. Был я знаком и с такими выдающимися кинематографистами, как Микеланджело Антониони, Федерико Феллини, Симона Синьоре, Энтони Асквит, Серго Закариадзе, Тенгиз Абуладзе, Николай Мащенко, Андрей Тарковский и Василий Шукшин, и с незабвеннейшими Марком Бернесом, Микаэлом Таривердиевым и другими творцами художественных ценностей. Был я и членом бюро Международного Союза музыкальных деятелей, и Председателем совета по философии и эстетике театра Союза театральных деятелей России, в котором часто сотрудничал и общался с М. А. Ульяновым, чрезвычайно активным и решительным общественным деятелем. Знавал я и талантливых организаторов коллективного производства художественных ценностей, но в этой сфере их было гораздо меньше, чем в самой сфере художественного творчества, ибо творец – хозяин сам себе и свободе своего творчества. Знал я художников, которые поддавались давлению чиновников от искусства, знавал и стойких борцов за право творить искусство в соответствии со своими дарованиями и гражданскими позициями. Среди несгибаемых и неуступчивых творцов я бы назвал имена Андрея Тарковского, Михаила Ульянова, Льва Дурова, Григория Чухрая, Василия Шукшина. Но из всех творцов самым талантливым организатором и гражданином я считаю С. А. Герасимова, который кроме профессорской деятельности во ВГИКе, руководства творческим объединением на киностудии имени А. М. Горького был Председателем бюро по эстетическому воспитанию в Российской аадемии образования (членом которого был и я), а также членом Президиума Союза кинематографистов СССР и просто замечательным и во всем талантливым человеком, создавшим немало выдающихся фильмов. Столь же мощными организаторами-гражданами и выдающимися кинематографистами были М. И. Ромм и Г. Н. Чухрай. Все они были людьми с высочайшим эстетическим вкусом и высокой гражданской требовательностью к своему творчеству.

Общественное признание, таким образом, становится фактором одобрения ценностных представлений творца и поддержкой его усилий в творческих дерзаниях, связанных с культуротворческими усилиями. Оно становится средством повышения самооценки личностью своей значимости в социальной жизни и в отношениях с людьми. Таким образом, эстетический вкус становится стимулятором культурного самосовершенствования человека и роста его статуса и авторитета в обществе.

Но возникает вопрос: заканчивается ли с формированием и закреплением в личностных качествах творца эстетического вкуса его формирование как творческой личности? На этот вопрос уверенно можно ответить: нет, не заканчивается. Потому что эстетический вкус – это важнейший, во многом решающий элемент творческой способности, ее фундамент и вечный двигатель ее творческой неуспокоенности. Но не все в творческой способности определяется им.

Эстетический вкус влечет за собой выработку в личности такой эстетической по духу способности человека, как воображение, представляющее собой органическое единство чувственности, эмоциональности и творческого ума. В своей совокупности эстетический вкус и воображение представляют собой реальную основу выработки в становящейся творческой личности интеллекта. При этом нельзя не отметить тот факт, что воображение само по себе есть образная составляющая в формируемом интеллекте, которая составляет интеллектуальную составляющую образного, теперь уже творческого, мышления субъекта любой художественной и – шире – эстетической его деятельности. Вообще без сформированности и проявления в деятельности способности воображения даже при высокоразвитом эстетическом вкусе творца процесс формирования не может считаться состоявшимся и завершенным. Ведь в воображении перед личностью чередуются бесконечные образные намеки, иногда и целые картины задуманного творения. Вот тут воображение естественно переплетается с эстетическим вкусом, ценностными ориентациями, представлениями и идеалами субъекта творчества. Вместе они и помогают творцу произвести ценностный отбор жизненного материала, естественно входящего в основу образа и всей художественной системы, представленной в творческих дарованиях творца. Обращу внимание читателя на то, как великий скульптор Роден, задумав один раз скульптуру на тему «поцелуй» и блестяще осуществив свой замысел, вызвавший у парижан необычайный интерес, затем до конца своей жизни изваял еще более десяти вариантов воплощения этой темы. Все они ныне представлены в музее его имени в Париже.

За органическим слиянием в творческой личности эстетического вкуса и художественного воображения следует аналитическая и критическая уже не чувственно-эмоциональная, а интеллектуальная способность личности, обязательная для любого вида творчества. Иногда говорят о спонтанном или непроизвольном творческом процессе. Но это иллюзия, особенно когда кажущееся окончательным решение принимается творцом как бы вдруг, неожиданно. Нельзя забывать о том, что почти всегда возникший замысел будущего творчества вызревает скрытно, во внутренней работе мозга, в процессе которой и приходит окончательное решение, перебираются различные варианты исполнения замысла.

Я расскажу здесь одну занятную историю, случившуюся с Б. М. Неменским и сопровождающую всю его творческую жизнь. Случилось это с ним в довольно молодом возрасте, когда он 22-летним парнем, студентом Студии военных художников имени Грекова, попал на поля сражений Великой Отечественной войны. Там он стал свидетелем и участником многих ужасных событий, которые запали в его потрясенную душу до такой степени, что он, вернувшись с фронта после победы, решил через 18 лет реализовать замысел, родившийся еще во время боев. Он написал картину-призыв, протест против войны вообще. Он изобразил холм прифронтовой полосы, на котором лежат голова к голове убитые молодые парни – русский и немец. В 1964 г. он представил эту картину на ежегодной выставке Московского Союза художников. Правление союза сначала приняло картину в экспозицию с большими сомнениями, после долгих споров. Положительному решению судьбы картины способствовала доброжелательная позиция тогдашнего председателя Московского отделения Союза художников Д. Шмаринова. Картина имела тогда ошеломительный успех при общем осуждении многими членами Правления Московского отделения Союза художников, да и прессой оценивалась неоднозначно. Картина произвела фурор, а иногда вызывала осуждение потому, что художник изобразил как равных молодых людей разных миров: советского и фашистского. Не буду продолжать затянувшуюся до наших дней историю об этой картине. Только добавлю, что Неменский до сих пор возвращается к этой работе. Постоянно на его мольберте в мастерской стоит рама с натянутым полотном, чтобы на нем Борис Михайлович снова и снова воспроизводил этот сюжет, хотя уже шесть вариантов картины находятся в разных музеях мира, в том числе в художественных музеях Берлина и Токио. Но он говорит, что его гражданскую совесть до сих пор гложет картина прерванной жизни молодых людей, которую он видел в 1945 г., и что сам он нередко во время войны был очевидцем таких ужасных ситуаций. Картина стала живописным манифестом против войны вообще, как, например, целая галерея портретов женщин-матерей, сыновья которых сражались на фронтах Великой Отечественной войны, и масса удивительных пейзажей, сотворенных художником уже после войны. У него много выдающихся полотен, но эту картину он считает главным итогом своего художественного творчества, своим главным вкладом в антивоенное движение современности. И на протяжении всей своей жизни он воспитывает новые и новые поколения живописцев, которые в разных регионах России расписывают выставочные залы в детских садах, школах и клубах. Я был несколько раз председателем экзаменационной комиссии на художественном факультете Университета Российской академии образования и видел замечательные творения его выпускников, работающих ныне педагогами в школах разных регионов и городов и уже представленных в разных городских музеях России.

Я мог бы приводить множество подобных примеров в области кино, театра, музыки, поскольку был причастен к формированию новых поколений художников, читал лекции и вел семинары практически во всех театрах России, вплоть до вокальной и балетной трупп Большого театра, во многих областных отделениях художников, а в Малом театре, в театрах имени Евгения Вахтангова, имени Ленинского комсомола и в вокальной труппе Большого театра несколько лет вел ежемесячные семинары по эстетике.

Если эстетический вкус является общим обязательным качеством для творца любой сферы человеческой деятельности, то эстетическое или художественное воображение, мышление, а затем и интеллект – это специфические для каждого вида творчества явления. В гуманитарных сферах человеческой деятельности, особенно в искусстве, обязательной является способность образного мышления, специфическая для каждого вида художественного творчества, а во всех видах технического (инженерного, научного) творчества, конечно, работает способность теоретического, конструктивного и образного мышления, но оно не всегда способно разрешать специфические задачи технического и научного творчества. В них образ, метафора, воображение, теоретическое положение, сравнение, сопоставление как элементы мышления играют важную роль. Но в них же все эти элементы, предстающие в воображении, требуют материализации и производственного воплощения в технических изделиях и приборах, созданных на основе математических расчетов, разнообразных методов и приемов конструирования и научных теорий. Тут творческие поиски ведутся в жестко заданных параметрах, вырабатываемых в научных расчетах. В инженерном и техническом творчестве требуется доведение проектов, изобретений до исполнения ими определенных технических и технологических функций, что отражается в операциях доводки изобретенного технического устройства или даже детали до полной притирки в целостном изделии и тщательной их доводки в процессе технологических испытаний. Поэтому в техническом, конструктивном, технологическом творчестве изобретение почти никогда не завершается конечным результатом, к которому нередко приходит творец художественных явлений. Произведение искусства нацелено на духовное воспитание и развитие любого его воспринимающего субъекта без обязательного развития в нем таких же художественных творческих способностей. Техническое же изделие предназначено для производства с его помощью нужных для социума и личности материально-технических приборов, машин, станков и оборудования. Для пользования этими продуктами производственного характера требуется специальная профессиональная подготовка людей различных технических специальностей, которые нередко рождаются вместе с родившимся прибором или изделием.

В наше переходное в новую цивилизацию время возникло огромное количество специальностей: программистов, проектировщиков, разработчиков все новых и новых компьютерных и интернет-программ и продуктов, без которых немыслимо современное человечество как приспосабливающееся к новому уровню своего научно-технического бытия, производства, обслуживания и даже существования.

Так что ныне уже наступила эпоха обязательного информационного научного образования. Это, естественно, предъявляет новые повышенные требования к уровню профессиональной подготовки всех землян, творцов новой материально-технической картины реального мира, производящейся человеком на основе новой научно-технологической производственной базы. С особой стремительностью к образовываемому человеку возрастают требования к способности осмысливания всех заданий и принятия для своей специфической деятельности безошибочных и эстетически привлекательных технологически обоснованных решений. Так что компьютерная грамотность и способности к программированию становятся одним из решающих критериев образованности современного человека, проявляющего себя во всех видах человеческого творчества.

* * *

Наверное, всем системам эстетического воспитания современного мира придется перестраиваться, чтобы соответствовать современным требованиям интеллектуально-творческой подготовки новых творцов эстетической реальности, которая непременно будет информационно насыщенной и требовательной к способности пользователя информацией выявлять и оценивать ее эстетическую насыщенность и творческий заряд в любой профессии и специальности. Эти требования предъявляются уже ко всем видам деятельности. Уверен, что эта парадигма человеческих отношений со временем распространится и на все способы жизнедеятельности человека, то есть способы воспроизводства человеческого рода. Возможно, эта парадигма в недалеком будущем скажется и на деятельности всех политических, экономических, торговых, финансовых и прочих видов социальной деятельности.

Эта задача будет, разумеется, сложнее всех производственных и созидательных задач всей прошлой истории человечества, поскольку она упрется в эстетический характер всех семейных отношений и отношений между всеми поколениями людей, особенно между уровнями их социальной, материальной и духовной обеспеченности, и такими принципами социальных отношений в обществе и государстве, реализация которых приводит к повышению степени гражданственности общества. Последняя, то есть гражданственность, определяется степенью реализации в общественном устройстве принципов справедливости и равенства, политической и правовой гармонии общественных отношений, активностью гражданской позиции каждого члена социума в непременно демократическом по политическому устройству государстве.

Как видим, и здесь на первый план выходит эстетический принцип построения и устроения всей жизни общества, а соответственно и стремления каждого гражданина российского общества к совершенству и гармонии всех основ жизни. Можно сказать, что в дальнейшей истории человечества стремление всех социумов к гармонии и совершенству станет главным культуро- и цивилизационнообразующим принципом жизни всех народов, стран и континентов. Тогда-то и наступит предсказанный И. Кантом «вечный мир» и родится обоснованное В. Соловьевым «всечеловечество» как идеальные представления этих гигантов мировой философской мысли.

В связи со всеми этими обстоятельствами, как мне представляется, перед теорией и практикой эстетического воспитания современного человечества встают проблемы исторической важности. Первая и важнейшая из них состоит в обеспечении всех ныне существующих в мире систем воспитания и образования самыми современными информационными средствами: компьютерами и подключением к Интернету и прочим информационным технологиям, сопровождает их внедрение в образовательный процесс новых поколений землян тщательно и внимательно разработанными программами, предусматривающими не только знакомство всех современных детей с компьютером, но и обучение их работе с компьютером и выработку у них способностей разрабатывать собственные программы, нацеленные на получение практических результатов в проективной, конструкторской, учебной и программирующей гуманитарной деятельности. Я уверен, что к этому времени будут разработаны программы изучения всех предметов современной школы с уклоном на практическую реализацию знаний в повседневной жизни и в целенаправленном разнообразном техническом и гуманитарном творчестве.

Вторая проблема, связанная с информационными технологиями процесса образования и творчества, – организация на современном телевидении каналов, пропагандирующих среди подрастающих поколений все достижения информационных и гуманитарных технологий и их возрастающие требования к формированию и развитию способностей человека творить свой особый и практичный мир с помощью информационных технологий, оказывающих влияние на все сферы жизни современного человечества. На современном российском телевидении уже существует немало детских каналов, попусту тратящих время на всякого рода убогие детские игры, никак не влияющие на пробуждение и формирование в ребенке творческих начал, на эмоциональное и рациональное развитие и формирование у него способностей и навыков самостоятельно совершать какие-то действия программно-информационного порядка. Единственным средством эмоционального воздействия этих передач на играющих детей является повышенная и показная якобы эмоциональная возбудимость ведущих этих убогих программ, демонстрирующих только свои голосовые данные и «орательные» способности, лишенные хоть каких-нибудь подлинно эмоциональных и тем более интеллектуальных начал. На этом фоне просто кричаще необходимой представляется программа «Ребенок и компьютер», органично и ненавязчиво предлагающая разделы: «Ребенок и программирование», «Ребенок и творчество», может быть, и «Педагогика и творчество».

Играть в компьютерные игры сейчас умеют практически все городские ребята, а о собственном программировании и работе с компьютером на уроках они еще и не думали: родители еще не додумались их научить, а школа еще к этому не пришла ни организационно, ни практически, поскольку в школе пока еще имеется в лучшем случае один педагог по информатике на все классы, а на все классы его, как правило, хотя бы для просветительной работы, не хватает. Министерство образования и науки только в 2008 г. задумалось о всеобщей компьютеризации школ. Но теперь со всей остротой перед школой встанет проблема подготовка учителя к работе с компьютерными и интернет-технологиями. В образовательных стандартах информатика как обязательный предмет до сих пор не была обозначена, потому и программ информационного образования для общеобразовательных школ не существует. В 90-е гг. ХХ в. я работал в школе и знаю, как начинали вводиться самые элементарные уроки информатики, если директору школы удавалось каким-то образом заполучить списываемые в различных фирмах компьютеры и находить какие-то возможности оплачивать труд учителя информатики. Но сначала ребята учились только играть на компьютере, поскольку в стране еще не было разработано никаких информационных школьных программ. Каждый учащийся получал на уроке в свое распоряжение компьютер на 10–15 минут, чтобы научиться играть на нем. Все остальное он получал только на словах. И если дома у него компьютера не было, то и никакой практики для работы с компьютером у него не могло накопиться. В настоящее время во многих школах появились компьютерные классы, но серьезных программ компьютерной подготовки ребят пока нет.

Уделив такое серьезное внимание информационным программам образования и эстетического воспитания, я ни в коем случае не снимаю вопрос о совершенствовании процесса эстетического воспитания во всем образовательном процессе. Особенно в процессах музыкального образования, изучения изобразительных искусств и художественного труда, которым в Японии, во многих европейских странах и в США уделяется значительно больше времени и внимания, чем в российских школах, о чем я неоднократно уже писал. А для решения многих проблем эстетического воспитания и культурного образования я разработал в 90-е гг. ХХ в. программы «Эстетика жизни» отдельно для IХ, Х и ХI классов и написал по этим программам учебники. Под моим же руководством были созданы программа и учебник «Мировая художественная культура». Учебники были изданы тиражом 40 тысяч экземпляров и разосланы за счет Министерства образования по всем школам России. Написал я и специальную книгу для учителя «Эстетика жизни». Однако Министерство образования России так и не ввело изучение этого предмета в школе. Да и преподавать его некому, поскольку распоряжением Министерства образования от 1999 г. все кафедры эстетического воспитания в педагогических институтах и университетах были ликвидированы и все их сотрудники вынуждены были переучиваться для преподавания других предметов. Таковы реалии и «достижения» современной российской школы в области эстетического воспитания новых поколений россиян.

** Черва, Ю. 2003. Формирование нового типа сознания: опыт контркультуры. В: Морева, Л. (гл. ред.), Творение – Творчество – Репродукция: философский и религиозный опыт (Междунар. чтения по теории, истории и философии культуры 17). СПб.: Эйдос.


Бумажное искусство — всем учителям, прочее

4

Бумажное искусство

Процесс глубоких перемен, происходящих в современном образовании, выдвигает в качестве приоритетной проблему развития творчества, мышления, способствующего формированию разносторонне-развитой личности, отличающейся неповторимостью, оригинальностью.

Творчество – создание на основе того, что есть, того, чего еще не было. Это индивидуальные психологические особенности ребёнка, которые не зависят от умственных способностей и проявляются в детской фантазии, воображении, особом видении мира, своей точке зрения на окружающую действительность.

Одной из главных задач обучения и воспитания детей на занятиях прикладным творчеством является обогащение мировосприятия воспитанника, т.е. развитие творческой культуры ребенка (развитие творческого нестандартного подхода к реализации задания, воспитание трудолюбия, интереса к практической деятельности, радости созидания и открытия для себя что-то нового)

Являясь наиболее доступным для детей, прикладное творчество обладает необходимой эмоциональностью, привлекательностью, эффективностью.

В настоящее время искусство работы с бумагой в детском творчестве не потеряло своей актуальности. Бумага остается инструментом творчества, который доступен каждому.

Бумага — первый материал, из которого дети начинают мастерить, творить, создавать неповторимые изделия. Она известна всем с раннего детства. Устойчивый интерес детей к творчеству из бумаги обуславливается ещё и тем, что данный материал даёт большой простор творчеству. Бумажный лист помогает ребёнку ощутить себя художником, дизайнером, конструктором, а самое главное — безгранично творческим человеком. Претерпевая колоссальные изменения с древних времён, бумага в современном обществе представлена большим многообразием.

Бумажная филигрань — старинная техника обработки бумаги, распространенная и в наше время, получившая название “квиллинг”. “Квиллинг” открывает детям путь к творчеству, развивает их фантазию и художественные возможности.

Занятия квиллингом предлагают развитие ребенка в самых различных направлениях: конструкторское мышление, художественно-эстетический вкус, образное и пространственное мышление. Все это необходимо современному человеку, чтобы осознать себя гармонично развитой личностью. Создавая свой мир из бумаги, ребенок готовится стать созидателем доброго мира. В этом мы видим основную необходимость сегодняшнего дня.

Тематика занятий строится с учетом интересов учащихся, возможности их самовыражения. В ходе усвоения детьми содержания программы учитывается темп развития специальных умений и навыков, уровень самостоятельности, умение работать в коллективе. Программа позволяет индивидуализировать сложные работы: более сильным детям будет интересна сложная конструкция, менее подготовленным, можно предложить работу проще. При этом обучающий и развивающий смысл работы сохраняется. Это дает возможность предостеречь ребенка от страха перед трудностями, приобщить без боязни творить и создавать.

В процессе работы, дети постоянно совмещают и объединяют в одно целое все компоненты бумажного образа: материал, изобразительное и цветовое решение, технологию изготовления, назначение и др.

Ребенок получает возможность выразить в поделке свой внутренний мир, мысли, настроение, мечты. В процессе занятий формируются личностные качества ребенка — усидчивость, целеустремленность, аккуратность, трудолюбие, желание как можно лучше исполнить свою работу, а параллельно с этим происходит совершенствование движений кисти и пальцев.

Техника квиллинга требует тонкого понимания красоты, безукоризненного вкуса, художественного такта, фантазии и, конечно, мастерства; воспитывает усидчивость, терпение. Квиллинг — достаточно сложное и кропотливое занятие, оно требует большого внимания и аккуратности.

Этот вид творчества воспитывает навыки самостоятельности, умение работать сосредоточенно, не отвлекаясь, длительное время.

Азы этой «науки» может освоить любой человек, но для этого необходимо большое терпение. Зная, что даже на ранних этапах развития ребенка неправильно всегда давать ему в руки только то, что он хочет, были очень настойчивы в своих требованиях к квиллингу. Но зная и другое, дети охотнее занимаются, когда это доставляет им удовольствие. Мы даём возможность сделать изделие самому, поддерживая и поощряя, но помогая лишь теми способами, которые позволяют ребенку по мере сил самому довести до конца дело. Чтобы занятия не надоели, вносим какие-либо изменения, делаем их более увлекательными, это вызывает у детей новый интерес. Дети умеют разбираться в схемах изделий. Выполняя изделие, нужно постоянно считать, контролировать выбор цвета, поэтому учимся пользоваться веером цветов.

Кроме того, что дети выполняют самостоятельно какое-либо изделие, учатся комментировать свои действия, они получают радость, наслаждение, удовлетворение от результатов своего труда.

Зачастую содержательный досуг – единственная ниточка, связывающая его, находящегося в социальной изоляции, с внешним миром. Это для него спасительная возможность на какой-то момент забыть о своих проблемах, своих трудностях и погрузиться в царство радости и фантазий. Часто эти занятия перерастают в пожизненное хобби, повышается самооценка ребенка. Когда дети занимаются творчеством, желательно включить негромкую спокойную музыку, чтобы создать соответствующий эмоциональный настрой. Если потребуется помощь, следует избегать распространенной ошибки: не делать вместо них, а работать совместно с ними, поддерживая и развивая инициативу.  В каждом ребенке самой природой заложена потребность мастерить. Но, к сожалению, очень часто страх перед неудачей мешает раскрыться. Поэтому первый шаг — незаметно заинтересовать увлечь их самим процессом, не подчеркивая результат. И убедить, что то, что получается и есть лучший результат. Чем раньше ребенок ощутит результат своей деятельности, тем выше вероятность, что в дальнейшем у него появится стойкий интерес к занятиям. Любое занятие может в дальнейшем понравиться ему, если убедить его, что он делает это по-своему хорошо, так, как никто другой выполнить это просто не в состоянии. Значительное внимание необходимо уделять коллективным работам, в процессе изготовления которых происходит обмен опытом, взаимопомощь и обучение друг у друга. В процессе таких занятий дети учатся анализу и самооценке.

Проводя кружок занятий по квиллингу, были выявлены следующие положительные изменения:

– Кружок помогает выработать усидчивость, терпение, точность, аккуратность;

– Воспитать трудолюбие, умение доводить дело до конца;

– Выбор узора, картинки развивает воображение, внимание, память, помогает ориентироваться в области цветоведения и композиции.

В процессе выполнения работ мы старались развивать и воплотить у ребят их собственные идеи и замыслы, воспитать у них чувство меры, эстетический вкус, пространственное мышление.

В прикладном творчестве формируются личностные качества, развивается мелкая моторика, пластика. Пробудить и укрепить у детей творческое отношение к действительности, научить эмоционально и образно воспринимать окружающий мир, целостно переживать своё единство с ним. Увидеть красоту в обыкновенном и обыкновенное в невероятном. Способствовать тому, что маленький человек, прикоснувшись к народным истокам, народной души, не вырос злым и агрессивным. Научить создавать прекрасное своими руками. «Если человек научился создавать прекрасное своими руками, он ценит и бережёт чужой труд»

Эстетический вкус | Интернет-энциклопедия философии

Вкус — это самый распространенный образ, когда речь идет об интеллектуальном суждении об эстетических достоинствах объекта. Эта популярность достигла беспрецедентного уровня в восемнадцатом веке, чему и посвящена данная статья. Вкус стал главным эстетическим понятием. Эта известность была настолько заметной, что могло показаться, что вкус как эстетическая идея возникла из ничего за это время. Однако корни теорий вкуса уходят, как и многие другие вещи, к Платону и Аристотелю.Например, говоря о человеческой душе, Аристотель подчеркивал роль органов чувств в получении знаний и вынесении суждений. Как условие для живых существ прикосновение является основным компонентом вкуса, поскольку язык должен касаться того, что он чувствует на вкус. Итак, идея о том, что вкус можно использовать для вынесения суждений, присутствовала на раннем этапе, поскольку была зародышевой идеей для более надежных теорий вкуса.

Хотя ни для кого не секрет, что теории вкуса процветали в семнадцатом и восемнадцатом веках, это все же может вызывать удивление из-за новой интеллектуальной направленности.Наука и высшие способности разума получили больший акцент, в то время как Александр Баумгартен начал использовать слово эстетика для обозначения низших способностей суждения. Причина, по которой эти низшие факультеты стали такими популярными, является необычным в свете научных достижений и идей того времени. Но эти философы осознали, что, столкнувшись с красотой, есть нечто общее, чего они не понимали. Возможно, люди начали верить, что люди действительно являются мерой, поскольку они делали эти новые интеллектуальные достижения.И способность судить о красоте станет более важной, поскольку они считают, что их суждения более точны или основательны. Тем не менее, они по-прежнему не пришли к единому мнению о деталях судебных решений. Для Дэвида Хьюма вкус — это субъективное чувство со стандартом, присущим наблюдателям. Для Александра Жерара вкус — это действие воображения. Для Иммануила Канта вкус субъективен, но красивые предметы кажутся универсальными. И это лишь небольшая часть различных идей.

Несмотря на это сильное начало, к XX веку важность вкуса выпала из большинства эстетических теорий. Тем не менее, на популярном уровне люди продолжают ссылаться на хороший и плохой вкус в том, что является значимым обменом мнениями. Многие последующие философы пытались разработать более сложную теорию вкусовых ощущений как ветвь эстетики. Хотя это может иметь свою ценность, вкус в более традиционном смысле не исчез полностью, хотя люди больше не уделяют столько времени теориям вкуса.

Содержание

  1. Ранние основы вкуса: от древних до средневековых философов
    1. Платон и Аристотель
    2. Плотин
    3. Августин и Аквинский
  2. Почему вкус стал метафорой эстетического суждения
  3. Философы восемнадцатого века: век вкуса
    1. Джозеф Аддисон
    2. Энтони Купер, третий граф Шефтсбери
    3. Фрэнсис Хатчесон
    4. Моисей Мендельсон
    5. Иоганн Готфрид Гердер
    6. Александр Джерард и Арчибальд Элисон
    7. Дэвид Хьюм
    8. Эдмунд Берк
    9. Иммануил Кант
  4. Философы девятнадцатого и двадцатого веков: шаг в сторону от вкуса
  5. Современная философия и не только
    1. Пьер Бурдье
    2. Вкус
    3. Некоторые изменения в аналитической философии
  6. Ссылки и дополнительная литература
    1. Первичные источники
    2. Вторичные источники

1.Ранние основы вкуса: от древних до средневековых философов

Теории вкуса не выходили на первый план до восемнадцатого века; однако большая часть основополагающих идей была реализована много лет назад. Основное внимание уделялось красоте и правде, а не тому, что наблюдатель думает о данной работе. Эти идеи оказали влияние на теории более поздних мыслителей, поскольку они оживляли, пересматривали и отвечали на труды этих ранних греческих и средневековых философов.Здесь мы рассмотрим лишь беглый взгляд на эти предварительные мысли.

а. Платон и Аристотель

Платон, Аристотель и другие древние греки не имели какого-либо конкретного представления о вкусе как средстве эстетического суждения. Однако многие из их идей вдохновили более позднее развитие теорий вкуса. Метафизические верования Платона, особенно его взгляд на совершенные формы, оказали сильное влияние на поздних неоплатоников, даже на тех, кто не верил в царство форм.Традиционное понимание Платона утверждает, что есть райское царство, где существуют совершенные Формы реальности. Вопрос о том, верил ли Платон в буквальное царство форм, открыто для обсуждения, но кажется очевидным, что он верил в совершенные версии всего, что мы переживаем на Земле. Эти Формы подобны шаблонам реальности, и поэтому реальность менее совершенна, чем эти Формы. Например, Форма красоты — эталон, по которому измеряются все другие прекрасные вещи. Безусловно, все эти вещи менее прекрасны, чем эта совершенная Красота.Чтобы достичь этой высшей красоты, нужно подняться до нее диалектическим методом, как Сократ учился у Диотимы на симпозиуме Симпозиум . Почти как подъем по лестнице, человек использует низшие красоты мира, чтобы подняться в высшие миры. Чтобы объяснить, мы начинаем с физической красоты, переходим к интеллектуальной красоте, а затем приходим к духовной (или совершенной) красоте. Можно сказать больше об общем взгляде Платона на эстетику и красоту, но здесь важно просто отметить, что понимание прекрасного связано со знанием.По мере получения знаний он продолжает познавать красоту. Итак, знание — ключевой компонент в развитии лучшего понимания красоты и, для Платона, в достижении самой красоты.

Аристотель, как и Платон, не имел понятия вкуса как такового. Поиски заключались в раскрытии принципов красоты. Вместо того чтобы верить в то, что настоящая красота существует в другом мире, Аристотель писал, что красота — это свойство объектов; это было связано с их размером и пропорциями. Хотя Аристотель не разработал систему эстетики как таковую, он является первым, кто разработал развернутую трактовку одного из искусств, а именно поэзии.Поскольку это основное искусство, критиковавшееся Платоном в «Республике », можно задаться вопросом, была ли это попытка Аристотеля еще больше выделить свою собственную систему философии.

В то время как Платон считал, что красота имеет одну и ту же природу, но с разной степенью в разных объектах, Аристотель, кажется, придерживается идеи, что природа красоты меняется в зависимости от различных объектов (или видов искусства), в которых она встречается. Следовательно, красота объекта может иметь отношение к его назначению, хотя он никогда прямо не говорит об этом.Более важными с точки зрения Аристотеля являются концепции формы и единства. Как форма и единство необходимы для знания в строгом смысле, так они также обеспечивают своего рода знание в искусстве, поскольку объект имитирует что-то еще. В то время как Платон считал, что искусство уменьшает познание чего-либо до почти неузнаваемой степени, Аристотель считает, что подражание помогает идее стать более простой и, следовательно, более понятной. На самом деле имитация может быть полезным, а иногда и необходимым шагом в получении знаний.И имитация, хоть и не всегда полная, но верная. Вместо того, чтобы подниматься к каким-то высшим формам красоты за пределами физического мира, Аристотель, кажется, имеет более эмпирический подход к обнаружению и оценке красоты. У каждого вида вещей своя форма и, следовательно, своя красота. Чтобы развить то, что мы могли бы назвать эстетическим суждением, хотя Аристотель не использует это выражение, нужно было бы наблюдать достаточно образцов различных объектов одного и того же вида, чтобы обнаружить порядок и расположение, присущие этим вещам.И у Аристотеля, и у Платона красота находится за пределами человеческого опыта, поэтому вкус был бы поиском красоты в вещах.

г. Плотин

Плотин, самый признанный неоплатоник, разработал свою метафизическую философию вокруг трех принципов: Единый, Интеллект и Душа. Следуя попыткам более ранних философов вывести более сложные вещи из простого, Плотин постулирует Единое как простейший первый принцип всего остального, и все происходит (или исходит) из этого первого принципа.Единое даже более фундаментально для реальности, чем Платоновские Формы, без которых Формы не имели бы объединяющего принципа. Второй принцип, Интеллект, — это то место, где, так сказать, пребывают другие Формы. Эти формы, как, по мнению Платона, придают всему остальному соответствующие свойства. Третий принцип, Душа, — это принцип желания того, что является внешним по отношению к человеку. Плотин, как и Платон, постулирует степени красоты, низшая из которых — физическая красота, ведущая к Красоте, присутствующей в Разуме.

Скорее всего, под влиянием идей, изложенных в речи Диотимы на «Симпозиуме » Платона , мы начинаем восхождение с физической красоты, пока не поднимемся к высшей Красоте. Чем он может отличаться от Платона, так это иерархией прекрасных вещей. По-видимому, Платон считал естественные вещи более красивыми, чем артефакты, потому что они были ближе к их формам. Однако Плотин утверждает, что манипулирование природным объектом с помощью искусства сделало его более красивым. Чтобы продемонстрировать это, Плотин использует пример двух камней: один естественного происхождения, а другой выкован художником в образе бога.Какой из них красивее? Плотин считает очевидным, что то, что было проникнуто душой человеческого художника, достигло более высокой степени красоты. Душа зрителя может наслаждаться этим предметом больше, чем природным камнем, потому что он узнает работу подобной души. По мере восхождения к Красоте цель состоит в том, чтобы меньше полагаться на чувства, хотя они являются необходимым условием для начала восхождения. По мнению Плотина, вкус не обязательно развивается или обсуждается.Скорее, это похоже на реакцию в душе, основанную на знании, которым обладает душа.

г. Августин и Аквинский

Средневековые философы были озабочены метафизическими свойствами, такими как красота, больше, чем какими-либо представлениями об индивидуальных предпочтениях или вкусах. Отчасти это произошло потому, что для большинства философов того времени красота была объективным свойством. Не было места разногласиям по поводу того, действительно ли что-то красиво, хотя они, по-видимому, спорили о том, верны ли конкретные знания о красоте объекта.Было широко распространено мнение, что истинное, хорошее и прекрасное связаны друг с другом. Обсуждение любой из этих концепций подразумевает перекрытие обсуждений двух других. Например, теории красоты состояли из дискуссий о ее отношении к истине и добру. Для наших целей будут обсуждаться два основных представителя раннего и позднего средневековья: Августин и Фома Аквинский (см. Также статью о средневековых теориях эстетики).

Продолжая основные идеи Платона, Августин считал, что совершенная красота существует в Боге, а не в безличном царстве Форм.Фактически, Бог — высшая красота, и все причастно к красоте, потому что все создано Богом. В физических объектах Августин считал, что эти вещи прекрасными делают два основных атрибута: равенство и единство. Единство можно найти во всем, что существует, но равенство (пропорция или симметрия) не обязательно обнаруживается во всем, особенно в вещах, созданных людьми. Августин приводит пример, который показывает, что мы, по крайней мере, стремимся к равенству в нашей работе: если вы хотите поставить два окна сбоку от дома, вы не хотите, чтобы одно было гигантским, а другое — крошечным.Вы хотите, чтобы они были одинакового размера, при условии, что стена представляет собой ровный прямоугольник. Для Августина суждение о красоте основано на понимании человеком единства и равенства объекта. И здесь задействован разум, который ничем не отличается от предыдущих мыслителей, считавших знание необходимым аспектом постижения красоты. Образец красоты находится в уме Бога, поэтому смотрящий должен прийти к пониманию этого стандарта через какое-то божественное озарение. Без помощи Бога человек мог бы смутно разглядеть красоту объекта, но только Бог может помочь смотрящему постичь полноту красоты.Хотя у Августина нет теории вкуса, мы можем сказать, что вкус человека совершенствуется по мере того, как он становится ближе к Богу.

В отличие от Августина, Аквинский более тщательно придерживается общих философских взглядов Аристотеля, а не Платона, хотя влияние Платона присутствует. Обнаруживая красоту в физических объектах, Фома Аквинский, как известно, утверждает, что красота — это то, что нравится, когда ее видят. Может показаться, что определение Аквинского утверждает субъективное понимание красоты; а именно, все, что нравится зрителю, становится прекрасным.Однако слово увиденный подразумевает созерцание объекта. И снова знание приходит к восприятию прекрасного. Точка зрения Фомы Аквинского на красоту отличается от платонической точки зрения тем, что красота действительно присутствует в объекте, хотя, как и во взглядах Августина, красота по-прежнему остается Богом, который является первопричиной всей красоты.

Напомним, что Августин предлагал две основные черты прекрасного: равенство и единство. Точно так же Фома Аквинский представляет нам три состояния красоты: пропорцию, целостность и сияние.Пропорция предполагает симметрию, но не ограничивается этим одним аспектом. Он включает в себя достижение общего баланса в объекте. Целостность (или целостность) — это состояние, которое включает в себя степень, в которой что-то достигает своей надлежащей формы. Например, сидящий танцор менее красив как танцор, чем когда он или она на самом деле танцует. Последнее условие — сияние — самое уклончивое. Для Аквинского это могло быть самым важным условием, потому что объекты могли иметь пропорции и быть целыми, но все же не сиять.Вообще говоря, именно это качество объекта вызывает у нас желание снова его воспринимать. Это связано с тем, как объект «светится» перед смотрящим. Для Фомы Аквинского восприятие красоты объекта не пассивно; это деятельность интеллекта. Подобно суждению об истинности предложения, суждение о красоте начинается с познания. Затем смотрящий выносит суждение на основании этих трех условий. Вкус, если бы у Аквинского была теория, мог бы быть способностью распознавать эти три универсальных условия в их конкретных воплощениях.

2. Почему вкус стал метафорой эстетического суждения

Мы кратко упомянули основные идеи, которые легли в основу теорий вкуса, но нам все еще нужно объяснение, почему вкус стал метафорой эстетического суждения. В древности чувство вкуса было связано с аппетитом, а не с рациональными суждениями. Зрение и слух предоставляют наибольшее количество информации и поэтому считаются лучшими органами чувств для получения знаний. Остальные три чувства просто помогают дополнить это знание.Поэтому было бы естественно предположить, что зрение и слух также являются лучшими органами чувств для вынесения суждения о красоте или величии. В конце концов, эти два чувства считались необходимыми для вынесения разумных суждений. Но именно вкус стал главной способностью делать эстетические суждения, особенно для философов 18 -го -го века. Конечно, здесь действовала не буквальная дегустация, а метафорическая. Из-за этого некоторые постулировали шестое, внутреннее чувство, которое они называли вкусом.Тем не менее, можно задаться вопросом, почему вкус внезапно превратился в метафору для суждения о красоте. Хотя нет точной причины, по которой вкус поднялся до этой важной роли, есть несколько идей, которые стоит упомянуть здесь.

В аристотелевской традиции вкус прочно связан с осязанием. Хотя он поддерживал пять чувств, как мы это делаем сегодня, Аристотель размышлял, может ли их быть только четыре. Это необходимо, чтобы язык касался пищи, например, чтобы ее можно было попробовать на вкус.В средние века это стало более важным, поскольку считалось, что разные вкусы вызывают исцеление и питание тела. Считалось, что разные ароматы обладают разными свойствами для тела, и смесь ароматов необходима для поддержания здорового баланса. Вкус разных продуктов был не случайным. Таким образом, хороший вкус в смысле диеты был необходим для физического благополучия.

В более позднем средневековье вкус иногда связывали с термином честный , называя предметы, например, честной картиной.Это описание может показаться необычным, поскольку честность часто связана с правдой. И мы рассматриваем честность, описывая только существо с волей к выбору, потому что человек должен решить быть честным в данной ситуации. Неодушевленный предмет не может сделать такой выбор. Однако называть объект честным было отражением зрителя или, точнее, идеального зрителя. По сути, честный объект — это тот, который достойный человек сочтет красивым. Это был бы объект, хорошо подходящий для своего назначения.Эта идея связана с верой в то, что хорошее и красивое связаны между собой, поэтому, конечно, хороший человек лучше подходит для восприятия красоты объекта. Вкус был признан как чувство, связанное со способностью различать, а именно вкусы. Но вкус также стал метафорой для распознавания или оценки красоты объекта.

3. Философы восемнадцатого века: век вкуса

Теории вкуса возникли в восемнадцатом веке, поэтому Джордж Дики называет его «веком вкуса», что также является названием его книги.Каждый должен был внести свой вклад в обсуждение, и затем оно, казалось, утихло так же быстро, как и возникло. До этого столетия большинство дискуссий было сосредоточено на теориях красоты, которые считались объективными, но теперь философы стали больше обращать внимание на самих себя, чтобы понять свою реакцию и предпочтения к таким вещам как в искусстве, так и в природе. Этот сдвиг положил начало их теоретическим рассуждениям о вкусах, которые повернули дискуссию к субъективным. А потом, столетие спустя, эта дискуссия превратилась в теории об эстетическом отношении.

а. Джозеф Аддисон

Джозеф Аддисон (1672-1719) не представил систематической трактовки эстетики, но он обещал и представил оригинальные идеи, распространенные в его эссе для Spectator в 1712 году. В частности, Аддисон намеревался исследовать удовольствия воображения. Первое эссе из этой серии из одиннадцати посвящено вкусу. Он пишет, что в большинстве языков метафора вкуса используется для обозначения умственных способностей, позволяющих различать недостатки и совершенства в письме.Эта способность ментального вкуса (который включает восприятие красоты), как и способность к чувствительному (или физическому) вкусу, имеет степени утонченности. Итак, Аддисон пытался помочь представителям среднего класса использовать их короткие моменты досуга для такого рода удовольствий воображения. Удовольствия от познания, связанные с интеллектуальным мышлением, могут оказаться невозможными для некоторых людей с меньшим интеллектом или доступа к образованию. Но радости воображения — здесь идеи доставляет зрение — столь же хороши, и их легче достичь.В конце концов, каждый образ, говорит Аддисон, проникает в наши умы через зрение.

Аддисон утверждает, что вкус — это психологическая реакция человека на литературу. Хотя его замечания в основном сформулированы в контексте литературы, основные идеи Аддисона стали основой для размышлений людей о других видах искусства и природе. Несмотря на то, что способность вкуса присутствует у людей при рождении, ее все же необходимо развивать, чтобы достичь максимальной способности судить. Это не должно вызывать удивления, потому что то же самое и с чувствительным вкусом.Если положить что-то в рот, ощущение вкуса сработает автоматически. Но могут потребоваться годы опыта и практики, чтобы развить чувствительный вкус, достаточно утонченный, чтобы обнаружить тонкие различия между двумя стаканами виски.

Удовольствия воображения бывают двух видов. Вслед за Локком Аддисон утверждает, что никакие образы не приходят в голову, если они не проходят через зрение. Первичные удовольствия приходят непосредственно от визуальных объектов, которые присутствуют у наблюдателя.Вторичные удовольствия приходят от тех объектов, которые запоминаются или вымышлены, находясь только в уме (по крайней мере, в настоящий момент). Человек с помощью воображения может манипулировать или изменять образы, находящиеся в уме. Эстетическое удовольствие возникает исключительно благодаря созерцанию этих идей или этих образов в уме. Эти удовольствия воображения больше, чем чувственные удовольствия, и столь же велики, как и познавательные удовольствия. У них есть по крайней мере одно преимущество перед когнитивными удовольствиями — удовольствия воображения получить гораздо легче, потому что нужно просто открыть глаза.

г. Энтони Купер, третий граф Шефтсбери

Энтони Купер (1671-1713), третий граф Шефтсбери (обычно называемый просто Шефтсбери), начал свои мысли об эстетике с неоплатонической метафизики. Шефтсбери развил свою веру в то, что вкус был врожденным от человека, идея, возможно, похожая на воспоминание у Платона. Для любого, кто читает Шефтсбери, сразу становится ясно, что он не заинтересован в разработке «системы» эстетики. Его мысли циклически проходят через его повествование, особенно в его работе «Моралисты.В этих произведениях сплетено много важных идей, которые Шефтсбери не всегда полностью развивает, но все же оказали большое влияние на тех, кто писал после него.

Шефтсбери утверждает, что люди воспринимают красоту и добро точно так же, что подразумевает моральное чутье. В его мышлении прекрасное тесно связано с добродетелью; следовательно, теория морали пронизывает большинство аспектов понимания эстетики Шефтсбери. Чуткость в сфере морали переплетается с восприятием красоты.Он не только заимствует из неоплатонизма, но Шефтсбери также подчеркивает опыт, показывая элементы эмпиризма в развитии своих идей. Он считает, что формы прекрасного и доброго укоренились в умах людей, но у каждого человека есть внутреннее (моральное) чутье, к которому он или она может апеллировать. Эти два отношения создают напряжение между персонажами — Теоклом и Филоклом — в его прозе, поскольку они стремятся разобраться во мнениях относительно вкусов. Вероятно, именно это взаимодействие противоположных идей привело Шефтсбери к использованию стиля прозы, в котором он рассказал историю группы людей, спорящих о вкусе и красоте.Этот стиль приглашает читателя к дискуссии, подобно тому, как Платон использует диалог.

Ключевым эстетическим свойством является гармония, которая встречается в природе, созданной Богом. Видя Бога как совершенного художника, Шефтсбери расширяет эстетическое восприятие мира природы как конечного эстетического объекта. Важная часть убеждения Шефтсбери состоит в том, что моральное чутье позволяет человеку сразу постичь красоту объекта, не прибегая к помощи разума. Здесь интуиция действует больше, чем ощущение.Очевидно, что объект изначально воспринимается органами чувств, но затем сразу же оценивается внутренним (или моральным) чувством.

Хотя внутренние чувства разных людей могут варьироваться, Шефтсбери не считал эстетические суждения относительными. Он верил в универсальный стандарт оценки красоты. Филокл утверждает, что внутренний взгляд сразу же отличает прекрасное и достойное восхищения от уродливого и грязного. Эта способность должна быть естественной, поскольку она различается, как только объекты воспринимаются органами чувств.Если способность различать (по вкусу) между красотой и уродством является мгновенной, тогда вкус не может иметь окончательного обоснования в процессе разума, который требует времени. Опыт подтверждает непосредственность суждений об объектах восприятия. Например, чтобы быть очарованным закатом, обычно не требуется больше, чем взгляд, чтобы привлечь зрителя. Поэтому Шефтсбери через Теокла утверждает, что вкус не может иметь своего окончательного источника в дискурсивных рассуждениях.

Некоторые вещи могут блокировать людей или мешать им делать здравые суждения.Несмотря на то, что вкус присущ человеку от рождения, страсти и невежество мешают внутреннему чувству успешно постигать красоту чувственных вещей. Шефтсбери признает, что этих препятствий невозможно избежать; однако можно научиться контролировать их, чтобы не поддаваться влиянию капризных чувств. Для Шефтсбери внутреннее чувство соединяет добро и красоту; поэтому человек может позволить красоте более полно влиять на себя, культивируя добродетельную или гармоничную жизнь.Тот, кто лишен добродетели, будет менее способен воспринимать красоту, чем тот, кто живет добродетельной жизнью.

Феокл несколько раз заявляет, что красота и добро — это одно и то же, что внутренний взгляд позволяет людям немедленно уловить это. Затем красота и совершенство этих объектов сравнивают с врожденной концепцией гармонии. Кажется, что чем ближе они к этому понятию гармонии, тем большей красотой они обладают, помня, что это происходит без рассуждения об объекте.То же самое относится и к суждению о действиях других, независимо от того, являются ли они благородными или злыми. Когда кто-то строит хорошие основы «порядка, мира и согласия», он сразу же может соединиться с красотой. Верно и обратное: если человек не может испытать прекрасное, значит, его жизнь дисгармонична. Филокл выдвигает интересное возражение против схемы Феокла. Он задается вопросом, почему так много разных людей считают добродетельными, но их действия часто противоречат друг другу.Теокл соглашается с тем, что, казалось бы, добродетельные люди расходятся во мнениях о героях и о том, что лучше — сады или картины. Эти различия создают напряжение при поиске того, какие мнения должны иметь авторитет. Шефтсбери расплывчато высказывается по этому поводу: кажется, он пытается заявить, что счастье является мерой успешной жизни. А добродетель, ведущая к успеху и счастью, является предпосылкой для развития вкуса к пониманию красоты. В конце концов, кажется, что человек несет ответственность за свое счастье и должен принимать соответствующие решения.Если существуют другие, даже противоположные, примеры добродетельной жизни, то кажется трудным понять, действительно ли человек живет добродетельной жизнью и способен ли постигать красоту в большей степени. Но он по-прежнему утверждает, что развитая чувствительность, позволяющая врожденному вкусу полностью проявить себя, является результатом того, что человек ведет себя к нравственной жизни, в которой счастье является критерием меры.

г. Фрэнсис Хатчесон

Фрэнсис Хатчесон (1694-1746) начал с локковского взгляда на ощущения, который делится на простые и сложные идеи, а также первичные и вторичные качества.Опираясь на эту основу и свою веру в моральное чувство, Хатчесон также постулирует врожденное и внутреннее чутье, необходимое для восприятия красоты. Одна из причин такого взгляда проиллюстрирована тем фактом, что внешние чувства некоторых людей полностью функционируют, но они не находят удовольствия в искусстве. Если их пять чувств работают должным образом, то препятствие должно исходить из другого чувства. Более того, есть такие вещи, как математические или логические теоремы, которые считаются прекрасными, но они воспринимаются умом, а не пятью чувствами.Наконец, в качестве дополнительного доказательства Хатчесон отмечает, что красота воспринимается немедленно и не требует каких-либо знаний; люди делают эстетические суждения мгновенно. Итак, для Хатчесона способность постигать красоту должна быть другим, внутренним «чувством».

Внутреннее чувство — Хатчесон не дает четкого определения — это умственная способность, которая функционирует во многом как одно из пяти чувств. Однако он распознает красоту как в чувственных, так и в умственных переживаниях, что делает ее достаточно отчетливой. Хатчесон занимает дополнительное место по сравнению с Шефтсбери в развитии идеи врожденного вкуса.Хатчесон также сочетает свои эстетические теории со своими моральными теориями, и оба контекста допускают врожденные элементы в людях. Как и внешнее чувство, это внутреннее чувство естественно и не подчиняется чьей-либо воле. Хатчесон указывает, что воля не определяет, причиняет ли объект боль или удовольствие. Это естественный инстинкт — отрывать руку при прикосновении к чему-то горячему. Переживание одних предметов вызывает удовольствие, тогда как другие неизбежно вызывают боль. В качестве аналогии Хатчесон демонстрирует, что удовольствие от художественных объектов — архитектуры, живописи, музыкальной композиции и т. Д. — также врожденное и необходимое.Хотя он считает способность вкуса внутренним чувством, Хатчесон объясняет, что удовольствие возникает из гармонии, порядка и дизайна объекта. Но он не думает, что простые идеи, такие как цвет, звук или способ расширения, могут доставить такое же удовольствие.

Что касается вкуса, Хатчесон считал, что красота представляет идею, в то время как чувство прекрасного представляет нашу способность ухватить эту идею. Комбинация — способность внутренне воспринимать красоту — и есть то, что он называет вкусом.При восприятии красоты следует отметить, что Хатчесон предлагает различать абсолютную (или изначальную) красоту и сравнительную (или относительную) красоту. Предметы обладают абсолютной красотой, когда они прекрасны сами по себе, без сравнения с любым другим предметом. С другой стороны, сравнительная красота основана на сравнении объекта восприятия и объекта, который он имитирует.

Красота для Хатчесона в основном сравнительна, что означает, что она не существовала бы без связи с сознанием воспринимающего.Объекты играют свою роль, возбуждая в людях чувство прекрасного, когда есть «единообразие среди разнообразия», что является основным свойством красоты. Когда единообразие умножается, красота увеличивается. Например, равносторонний треугольник менее красив, чем квадрат, а идеальный шестиугольник красивее их обоих. С другой стороны, большее единообразие усиливает красоту при умножении разнообразия. Например, квадрат красивее ромба. Это единообразие с разнообразием вызывает у людей внутреннее (и врожденное) чувство вкуса, заставляя их воспринимать красоту объекта.Внешние вещи только вносят свой вклад в это внутреннее чувство, заставляя его активировать чувство удовольствия. Эта активация удовольствия уведомляет наблюдателей о том, что они переживают что-то прекрасное.

г. Моисей Мендельсон

Как убежденный рационалист Моисей Мендельсон (1729-1786) не хотел полагаться на эмоциональные реакции в эстетических переживаниях. Он был посвящен принципам лейбницкой метафизики. Цель Мендельсона понять мир могла исходить только из рациональных принципов, примененных к реальности.Рационалисты выдвинули идею о том, что ясные и отчетливые идеи присутствуют при понимании взаимосвязи вещей. Вкус также подпадает под рационалистическую схему и является чем-то приобретенным и развиваемым, а не естественным внутренним чувством. Поскольку ясные и отчетливые идеи нелегко реализовать, Лейбниц предполагает, что большая часть наших знаний состоит из ясных и запутанных идей. Ясные идеи возникают из объекта, который различим в чувственном восприятии, но их можно спутать (то есть не различать), потому что их содержание неразличимо.Ясные и запутанные идеи обычно возникают, когда человек знает целое, а не части, то есть взаимосвязь частей неизвестна.

В «О сантиментах» Мендельсон представляет серию писем, написанных Теоклом, которые были реакцией на Шефтсбери, у которого был персонаж с таким же именем. Мендельсон считал, что взгляды, подобные взглядам Шефтсбери, хотя и свободомыслие, им не хватало строгости, необходимой для точности. Теокл Мендельсона признает, что, когда у кого-то нет необходимого опыта красоты, скорее всего, это произошло из-за недостаточной подготовки.Теокл утверждает, что он готовится испытать красоту, и эта подготовка необходима для переживания. Это может быть похоже на растяжку бегуна перед бегом. Люди готовы к работе в самых разных контекстах, поэтому подготовка к эстетическому опыту не должна показаться странной. Теокл Мендельсона объясняет, что на самом деле он готовится испытать что-то приятное, изначально стремясь ощутить это отчетливо. При переходе от частей к целому отдельные идеи уходят на второй план и сбиваются с толку.Поскольку необходимо, чтобы все сразу присутствовало перед чувствами, вселенная может быть только прекрасным объектом для разума Бога. Следовательно, конечность человечества не позволяет слишком массивным или слишком маленьким объектам восприниматься как прекрасные.

Мендельсон описывает некоторые критерии для объяснения того, почему объект эффективен в представлении совершенства или несовершенства, что помогает постигать красоту. Он описывает три пропорции, которые влияют на наши импульсы: (1) пропорция к величине блага, (2) пропорция к величине нашего понимания и (3) пропорция ко времени, необходимому для рассмотрения этого блага.Первая пропорция относится к совершенству, подразумевая, что вещи, обладающие более высокой степенью совершенства, более приятны для ума. Второй относится к знанию: чем более отчетливым является знание о чем-либо, тем большее влияние это оказывает на человека. Последняя пропорция требует дополнительных пояснений. Это связано со скоростью восприятия. Чем меньше времени требуется на осознание совершенства, тем приятнее познание этого объекта. То, что можно быстро воспринять, может вызвать у воспринимающего большее желание, чем что-то более совершенное.Научившись видеть вещи ясными и запутанными, то есть целиком, но не частями, можно научиться воспринимать быстрее. Человек учится тренировать душу через привычку и практику; цель — стать настолько обученным, чтобы действие больше не требовало мысли (или, по крайней мере, требовало меньше размышлений). Практика и интуитивное знание — два основных способа увеличить скорость мысли. Практика включает в себя постоянный анализ вещей, например, умозаключений практической философии, до тех пор, пока это не укоренится в сознании.Интуитивное знание влечет за собой постоянное обучение применению практических выводов в конкретных ситуациях. С точки зрения эстетического опыта, человек познает через разум вещи в высшей степени прекрасные, часто подвергаясь воздействию красоты. В конце концов, человек практикует и применяет вкус через инструмент разума до тех пор, пока он не укоренится, и в конечном итоге он будет действовать без мысли.

Смешанные чувства, сочетающие в себе удовольствие и неудовольствие, являются еще одним показателем убеждения Мендельсона в том, что вкус приобретается.Сочувствие — это главный пример, который Мендельсон использует, чтобы проиллюстрировать понятие смешанных чувств. Сочувствие выражает любовь к объекту, а также недовольство несчастьем объекта или человека. Он демонстрирует эту идею на примерах из драмы. Когда вот-вот случится трагедия, аудитория может оценить способность актеров, режиссеров и сценаристов вызывать у них ужас; Однако зрители боятся не за себя, а за героев, которым грозит страдание. В смешанных чувствах интересно то, что они проникают в сознание более глубоко и живо, чем любое чистое удовольствие.Подобно тому, как научиться распознавать три пропорции, привычка также необходима для развития понимания смешанных чувств. Чтобы открыть для себя красоту и возвышенность, нужно практиковать использование смешанных чувств.

Смешанные чувства приводят Мендельсона к размышлениям о восприятии и чьей-либо реакции. Чрезвычайно большой объект, о котором мы могли думать как единое целое, но не могли понять лично, вызывает смешанное чувство удовлетворения и трепета, если мы продолжаем думать о нем.В качестве примеров он предлагает глубины океана, пустыню, простирающуюся до самого горизонта, или кажущийся бесконечным поток звезд в небе. Чувствуешь эйфорию, приятную тошноту. Чистое удовольствие в конечном итоге порождает скуку, вызванную однообразием, но смешанные чувства пересиливают чувства, заставляя желать воспринимать это снова и снова. Смешанные чувства и тренировка ума — два важных аспекта понимания Мендельсоном того, как люди развивают или приобретают вкус.

e. Иоганн Готфрид Гердер

Иоганн Готфрид-Гердер (1744–1803) разделял идею разумного или развитого вкуса с Мендельсоном.Он отклонился от Мендельсона, обосновывая все природой, в то время как Мендельсон был стойким сторонником лейбницкой метафизики, основывая все на разуме. Может показаться, что вера в превосходство природы приведет человека к взгляду на врожденный вкус, подобному взгляду Шефтсбери. Однако Гердер не исходит из врожденных идей, подобных идеям платонической школы; он уделяет больше внимания открытию и развитию способности воспринимать красоту. Гердер добавляет шаг к точке зрения Мендельсона, вместо того чтобы отдавать предпочтение врожденному вкусу.Мендельсон в основном считал, что разум развивает вкус, а Гердер считал, что природа ведет к разуму, который затем ведет к вкусу. Комментируя естественный аспект вкуса, Гердер прямо заявляет, что истина и красота раскрываются через использование причин. Когда человека побуждают причины, он, естественно, ожидает, что все примут одни и те же доводы в качестве доказательства истины или красоты. Он прекрасно понимал, что не все на самом деле согласятся с одними и теми же рассуждениями относительно красоты данного объекта.Он просто утверждает, что естественно ожидать (или желать) согласия других.

Люди склонны по-разному относиться к тому, что считать красивым или уродливым, и для точки зрения Гердера важно, чтобы этот случай был объяснен. Устранение разногласий во мнениях — одна из отличительных черт Гердера. Его очень интересовало, как разные люди развиваются и начинают думать и действовать иначе, чем другие люди, и он указывает на тот факт, что вкусы меняются со временем и от места к месту.Он связывает это изменение, как и другие, с культурой и воспитанием. Согласно Гердеру, каждый обладает эстетической природой, то есть способностью воспринимать красоту посредством органов чувств. Эта эстетическая природа является отправной точкой для каждого человека, но она развивается по-разному в зависимости от культуры, происхождения и опыта. Например, если кто-то полностью погрузится в искусство музыки, он будет исключительно обучен слышать мелодию музыки. В то же время этот человек может быть плохо подготовлен к восприятию визуальной красоты, потому что его глаза могут быть не так хорошо натренированы, как уши.Природа наделила всех одинаковыми способностями воспринимать красоту, но каждый человек несет ответственность за развитие этих способностей. С другой стороны, люди ограничены тем, насколько их общество и окружающая среда способствовали развитию их вкусов в целом. Красота не всегда очевидна в каждой культуре, но Гердер утверждает, что она всегда присутствует, по крайней мере, фундаментально. Использование разума и преодоление прошлого необходимы для развития хорошего или утонченного вкуса.

ф. Александр Джерард и Арчибальд Элисон

Подобно Хатчесону, Александр Герард (1728-1795) и Арчибальд Элисон (1757-1839) построили свои теории вкуса на основе представлений Локка об идеях. Каждый из них развил на этом основании взгляды на вкус, называемые ассоцианизмом — взгляд, согласно которому разум (или воображение) связывает идеи, которые похожи друг на друга или связаны обычаем или опытом. Несмотря на то, что их теории различались по степени, есть достаточное совпадение, чтобы перечислить их вместе.

Джерард считал вкус своего рода внутренним чувством, подобным внешним ощущениям. Подобно этим пяти чувствам, переживания для этого были простыми и непосредственными. Как только что-то попадает в поле вашего зрения, зрение сразу же это воспринимает. Точно так же, как только красота — или другое эстетическое свойство — входит в ваше восприятие, вы сразу же можете ощутить ее красоту. Джерард разделил свое исследование на семь принципов внутреннего чувства (или силы воображения), а не только на чувство прекрасного, как у Хатчесона.Семь принципов: новизна, возвышенность, красота, подражание, гармония, странность (юмористичность) и добродетель. Это может показаться любопытным списком современных теорий эстетического вкуса, но теория ассоциаций Джерарда дает смысл этим принципам.

Вкус для Джерарда — это своего рода критическое восприятие, которое он называет , наслаждаясь . Это выходило за рамки простого восприятия объекта. Любой, кто принимает пищу, может попробовать ее в самом простом смысле этого слова. Но чтобы различать различия и тонкости, требуется совершенно другой набор способностей.Удовольствие исходит от семи категорий, потому что они требуют умеренных трудностей, чтобы сформулировать или понять эту новую идею. По сути, новый объект связан с предыдущими идеями в уме воспринимающего, и это действие воображения. Воображение не является простым чувством, оно следует правилам для создания этих ассоциаций. В некотором смысле сильные страсти вызывают в воображении эти ассоциации, но затем ум продолжает процесс связывания этих чувств с соответствующими концепциями.

Люди улучшают свой вкус, когда суждение и воображение объединяются посредством следующих факторов: чувствительность, утонченность, правильность и пропорции (или сравнительное приспособление). Все, кроме последнего, относятся к одному свойству среди различных объектов. Чувствительность — это, по сути, диапазон чувств человека к удовольствию и боли, который, как отмечает Джерард, варьируется от человека к человеку. Уточнение включает в себя сравнение, особенно между низкими и высшими степенями определенного качества. Правильность для Джерарда означает устранение путаницы между достоинствами и недостатками.Пропорция, с другой стороны, сравнивает объекты в целом друг с другом, а не просто свойства. Вкус улучшается по мере развития утонченной способности использовать эти четыре фактора для объединения семи принципов при восприятии объекта красоты.

Элисон дает слишком подробную теорию ассоциаций вкуса, но здесь будут представлены только основные идеи его взгляда. Прежде всего, красота находится в уме воспринимающего; он не считает это свойством объекта.Он придерживается этого мнения, потому что, описывая переживание красоты, всегда прибегают к разговору о том, что это заставило его или ее чувствовать. Представьте, что кто-то заявляет, что данный объект чрезвычайно красив, но при этом остается объектом безразличия. Это кажется невозможным, поэтому Элисон считала, что для красоты необходимы чувства. И это чувство красоты возникает благодаря тому, что он называет поездом вкуса . Это похоже на ход мыслей, когда одна мысль связана с другой мыслью или ведет к ней и так далее.Поездка вкуса начинается с простой эмоции, такой как бодрость, которая возникает при восприятии объекта. Эта простая эмоция становится отправной точкой для поезда, объединяющего идеи эмоций. Хотя это необходимая отправная точка для эстетического опыта, этот поезд также должен вызывать эмоции.

Ассоциативная точка зрения Элисон утверждает, что аффективные качества объекта ассоциируются с представлениями об эмоциях как о поездке вкуса. Постоянная связь между качеством материала и абстрактным или эмоциональным качеством становится коррелированной через опыт.Например, гром может вызвать у ребенка страх, потому что ребенок ассоциирует шум и молнию с эмоцией страха; с другой стороны, фермер мог бы испытать радость, услышав гром, если это время года было особенно засушливым. В отличие от этих примеров, различия во вкусах людей возникают из-за отсутствия правильных ассоциаций. Люди по разным причинам могут не иметь необходимых вкусовых качеств, которые приводят к правильным эмоциям. Это может быть вызвано различными проблемами, мешающими развиваться шлейфу вкуса.Например, беспокойство об уплате арендной платы за следующий месяц может помешать человеку следовать за поездом вкуса, куда он, естественно, приведет. Таким образом, Элисон, как и многие другие, считает, что бескорыстие является необходимым условием: нельзя отвлекаться на заботы, чтобы позволить своему вкусу воспринимать и ценить красоту.

г. Дэвид Хьюм

Хотя Дэвид Юм (1711–1776) мало писал об эстетике, его сжатое эссе «Об эталоне вкуса» было высоко оценено теми, кто пришел после него.Невозможно досконально изучить тему вкуса без ссылки на это эссе. Юма обычно называют эмпириком, но с точки зрения вкуса мы могли бы классифицировать его как идеального теоретика-наблюдателя, который допускает некоторые индивидуальные и культурные предпочтения. Однако эмпиризм кажется подходящим ярлыком при рассмотрении некоторых элементов его эссе о вкусе, а именно о том, что его основа — опыт. По мнению Юма, искусство как социальная практика содержится в общей теории человеческого действия, которую он представляет в другом месте, но не развивает явно для его эстетических взглядов.

Юм проводит различие между чувствами и определениями. Чувства всегда верны, потому что они не относятся ни к чему, кроме самих себя. Однако не все определения верны, потому что они относятся к чему-то, выходящему за их пределы, к чему-то, что можно проверить или сфальсифицировать. Красота — это не качество предметов; поэтому суждения о красоте и вкусе — это чувства, а не определения. Если бы красота была качеством объектов, тогда бы мы имели эталон красоты, заключенный в этих прекрасных объектах.Несмотря на этот результат, Юм по-прежнему хочет допускать определенные мнения, которые кажутся верными исходя из опыта. Хотя есть некоторые объекты, которые могут быть близки по красоте друг к другу, есть другие, которые явно кажутся более красивыми, чем другие объекты.

В качестве яркого примера Хьюм широко известно утверждение, что никто — в здравом уме — не подумает, что Огилби и Милтон не имеют разницы в совершенстве. Но это различие не в самом объекте, потому что красота не является свойством объектов, а находится только в уме.Итак, предметы, которые влияют на высшие чувства человека, мы считаем более красивыми. Эти аффекты являются результатом культурных традиций и поэтому могут изменяться. Но в культуре существует стандарт вкуса, который не является явным, как закон, а основан на опыте (включающем практику и сравнение), особенно на опыте правильного человека. Юм обращается к истинному судье, который сможет идеально оценить красоту объекта, потому что этот человек будет обладать «сильным чувством, объединенным с тонкими чувствами, улучшенным практикой, усовершенствованным путем сравнения и свободным от всех предрассудков.Объединенное мнение этих очень редких людей составило бы эталон вкуса. Эталон вкуса живет в пределах этих истинных судей. Признавая лучшие суждения, высказанные определенными людьми, стандарты вкуса, которые они представляют, становятся общедоступными.

Однако важно не путать истинного судью Юма с кем-то вроде критика современного искусства. Судья не применяет стандарты вкуса к различным объектам восприятия. Если так, тогда красота будет найдена в предметах или в какой-то другой сфере.Чтобы лучше понять, что имеет в виду Юм, мы можем объяснить это следующим образом: многие люди видели, что смотрят на что-то, но не понимают, что они видят. А потом приходит кто-то другой и показывает им, что искать (или как это правильно увидеть). Внезапно они могут правильно воспринимать объект. В качестве другого примера рассмотрим кого-то издалека. Вы можете подумать, что этот человек — ваш друг. Но по мере того, как расстояние становится меньше и восприятие становится яснее, становится очевидно, что этот человек — чужой.Эти аналогии и имеют в виду Юм. Истинный судья не применяет стандартов, но у настоящего судьи более совершенное восприятие. А идеальное восприятие — залог хорошего вкуса. Отсюда следует, что улучшение восприятия предметов улучшит вкус.

ч. Эдмунд Берк

Подобно Юму и другим, Эдмунд Берк (1729-1797) признал, что нет ничего более неопределенного, чем вкус. Юм пытался показать, что, поскольку мы считаем, что существуют мнения экспертов по вопросам вкуса, вкус не может быть просто личной прихотью.Он даже утверждал, что вполне вероятно, что стандарты разума и вкуса у людей одинаковы. Берк утверждает, что объяснение того, что разум и вкус кажутся такими разными, заключается в том, что все больше людей развивают разум на более высоком уровне. Ошибка в рассуждении может иметь гораздо более негативные последствия, чем ошибка вкуса. Например, кардиохирург, размышляющий о том, какая операция необходима, будет иметь более серьезные прямые последствия, чем тот, кто пытается рассуждать о том, является ли Пабло Пикассо лучшим художником, чем Марк Шагал.Стремление развивать вкус отсутствует, поэтому большинство людей не уделяют ему много времени.

Хотя Берк осознавал двусмысленность вкуса, он поставил перед собой цель попытаться раскрыть принципы вкуса. Одной из его отправных точек было единообразие органов восприятия людей. Многие люди подчеркивают разницу между восприятием людьми одного и того же события, что приводит к убеждению, что люди воспринимают вещи по-разному. Берк, однако, утверждает, что если бы органы чувств людей функционировали совершенно иначе, то любые рассуждения были бы невозможны.Если бы, например, два человека смотрели на дерево, то не было бы ничего, на чем можно было бы обосновать их отдельные утверждения о том, что это дерево. Они могут захотеть описать то, что видят, в противоречивых терминах, но, как утверждает Берк, их органы чувств фактически должны воспринимать один и тот же объект. Часть его метода заключалась в том, чтобы каталогизировать различные виды объектов и то, как они влияют на чувства и на какие чувства они влияют. В частности, Берк решил классифицировать объекты в соответствии с их удовольствием или болью.Посредством этого каталога, по мнению Берк, он продемонстрировал, что люди испытывают одинаковые физические реакции боли и удовольствия на различные объекты. Этот каталог также дает основу для более точной теории вкуса, показывая сходные реакции людей на различные чувственные стимулы.

Для Берка удовольствие и боль составляют две основные эстетические отправные точки для оценки вкуса, сначала через чувства и воображение. Поскольку человек редко переходит от боли к удовольствию или наоборот, Берк вводит безразличие как нейтральную отправную точку для получения опыта.Другими словами, человек переходит из состояния безразличия либо к удовольствию, либо к боли. Если человек находится в безразличном (или нейтральном) состоянии, то музыка, например, заставляет его перейти в состояние удовольствия. Сила воображения использует удовольствие или боль, чтобы распознать свойство объекта, которое вызвало это конкретное чувство. В зависимости от того, какой из них, объект считается красивым или уродливым в зависимости от степени удовольствия или боли. Итак, представление Берка о вкусе состоит из трех вещей: первичных чувственных удовольствий, вторичных удовольствий воображения и выводов способности рассуждать.

И. Иммануил Кант

Иммануил Кант (1724–1804), благодаря своей третьей крупной критике эстетических суждений, продолжает оказывать огромное влияние на эстетику. О различных аспектах эстетической теории Канта написано много, поэтому в этом разделе мы сосредоточимся исключительно на его представлениях о вкусах. Хотя Кант полностью полагал, что вкус субъективен, он, тем не менее, ссылался на суждения вкуса, а не на что-то вроде вкусовых ощущений. Этот выбор не был отрицанием релевантности чувств, поскольку вкус связан с удовольствием, но он хотел выяснить, существуют ли какие-либо априорные принципы вкуса.

Как человек, любивший теоретические системы, неудивительно, что Кант делит суждения вкуса на моменты. Есть четыре момента, которые соответствуют четырем суждениям (качество, количество, отношение и модальность), найденным в Критике чистого разума. Первое мгновение бескорыстного удовольствия соответствует качеству. Это означает, что для того, чтобы суждение было вынесено на основе вкуса, оно не должно включать в себя никакого интереса, кроме самого себя. Незаинтересованность — это не то же самое, что незаинтересованность.Беспристрастность ближе к некому отстранению. Объекту нечего дать, кроме самого себя; нет никакого интереса, кроме самого себя. Найдя дорогой предмет, можно сказать, что он красивый. Однако, строго говоря, это не было бы оценкой вкуса, если бы кто-то думал также о сумме денег, которую можно получить от его продажи.

Второй момент, всеобщее удовольствие, соотносится с количеством. Он сохраняет общее убеждение (или чувство), что суждения о красоте не полностью субъективны.Мы часто ожидаем, что другие разделяют эту веру. Например, для нас было бы весьма необычным, если не тревожным, то, что кто-то буквально верил, что закат не обладает хоть какой-то красотой. Поскольку Кант не утверждает определенного стандарта красоты, он не утверждает, что все действительно согласятся, какие предметы красивы. Суждения о красоте единичны; они касаются одного объекта за раз, и каждое суждение представляется универсальным.

Третий момент, форма целеустремленности, соответствует отношению.В частности, он сосредотачивается на отношении цели или цели, конечной причины. Цель, для которой создается объект, определяет способ его создания. Молоток предназначен для забивания гвоздей в дерево; Итак, представление о его назначении существовало до самого молота. Однако суждения о вкусе (или красоте) не зависят от концепций, поэтому кажется, что они не могут иметь цели. Но Кант считает, что суждение о красоте не может быть только чувством: оно должно основываться на формальных свойствах. Чтобы преодолеть эту проблему, Кант использует выражение «целенаправленность без цели.«Это субъективно; мы должны вообразить, что объект имеет цель, хотя с точки зрения эстетики ее нет.

Четвертый и последний момент необходимого удовольствия соответствует модальности. Неудивительно, что Кант не думает, что люди находят что-то прекрасное, потому что они обязательно должны это найти. Кант объясняет, что эта необходимость подразумевает, что красивый объект образцовый . Когда мы видим красивое произведение искусства, мы хотим имитировать его, как если бы существовали правила, которым нужно следовать, чтобы создать такой же красивый объект.Художники используют методы, которым можно научиться, но Кант считает, что невозможно научить кого-то, как создавать прекрасное произведение искусства, даже если этот человек владеет всеми техниками данного искусства. Взятые вместе, эти четыре момента составляют основные аспекты определения вкуса.

4. Философы девятнадцатого и двадцатого веков: шаг в сторону от вкуса

Теории вкуса возникли в 18, -м, -м веке и почти так же быстро исчезли.Как показывают чистые цифры, 19 философов -го -го века меньше интересовали вкусы, чем 18 мыслителей -го века. Они не отказались от эстетического вкуса; скорее, они перешли от разговоров об эстетическом вкусе к разговору об эстетическом отношении. На каком-то уровне это изменение может показаться простым семантическим различием, но, хотя оно пересекается со вкусом, разговоры об эстетическом отношении предлагают определенные различия. (См. Также статью об эстетическом отношении для более полного рассмотрения.)

Вкус очень внешний, особенно в том, что касается эстетической оценки.Объект обладает конкретными свойствами, которые воспринимающий должен оценить как красивое или нет. Неспособность сделать правильное суждение рассматривалось наблюдателем как недостаток. По мнению некоторых предыдущих философов, это могло быть недостатком достоинств человека, который мешает способности воспринимать красоту объекта. Для других это может быть больше связано с недостатком знаний или, по крайней мере, с правильными знаниями. Ключевая идея большинства традиционных теорий вкуса заключалась в том, что объект обладает свойствами, которые наблюдатель должен открыть, хотя взгляды таких людей, как Юм, начинают показывать сдвиг.

Напротив, эстетика выводит на первый план отдельного наблюдателя. Состояние ума смотрящего становится более важным, поскольку его или ее отношение помогает или препятствует возможности эстетического опыта. Независимо от того, верили ли в это теоретики первоначальной эстетической установки, эти теории позволяют рассматривать более широкий круг объектов как эстетические объекты. Кажется, что если просто принять эстетическую позицию, любой объект можно рассматривать как эстетический объект. С точки зрения теоретиков вкуса, объект, помимо зрителя, должен быть достоин той эстетической оценки, которую он получает.Еще одно отличие состоит в том, что эстетическое отношение, казалось бы, можно включать и выключать. Кто-то может принять эстетическую позицию в данном случае, но проигнорировать ее в очень похожей ситуации на следующий день. Кажется, в этом есть доля правды, потому что вы можете войти в художественный музей, желая и ожидая увидеть чудесные вещи, но вы также можете войти, отказавшись видеть что-либо в эстетическом свете. Согласно соответствующим теориям, вкус — это не то, что включается и выключается.У человека либо развито, либо настроено чувство вкуса, либо нет. Другими словами, эстетическая установка — это точка зрения, которую каждый принимает, в то время как эстетический вкус, кажется, больше связан с развитием человека и его природой.

Две основные версии теорий эстетического отношения встречаются в трудах Артура Шопенгауэра и Эдварда Буллоу. Можно сказать, что мысли Шопенгауэра (1788-1860) об эстетике знаменуют собой переход от теорий эстетического вкуса к эстетическим установкам. Шопенгауэр часто использует термин «эстетическое созерцание », а не отношение.Но кажется очевидным, что более позднее использование отношения может быть применено задним числом к ​​его использованию созерцания. Чтобы получить эстетический опыт, воспринимающий должен иметь иное восприятие объекта. Больше не сосредотачиваясь на деталях, воспринимающий переживает идеи, заложенные в объекте. Мы могли бы предположить, что этот сдвиг от частностей к идеям происходит, когда воспринимающий занял эстетическую позицию, хотя Шопенгауэр никогда четко не объясняет этого.Такое отношение и опыт временны; это непостоянный отдых от страданий жизни. Для Шопенгауэра отношение очень важно. Большинство вещей, если рассматривать их с правильным эстетическим подходом, станут прекрасными в уме (или восприятии) этого конкретного человека.

Эдвард Буллоу (1880-1934) — не обычное имя в большой истории философии, но он внес небольшой, но значительный вклад в область эстетики. Работая психологом, он развил понятие психической дистанции (продолжение бескорыстия), которое должно было обосновать его идею эстетического отношения.Он часто использует выражение «эстетическое сознание » вместо «эстетическое отношение ».

Буллоу хотел развить представление об опыте искусства, не обращаясь к какой-либо отдельной характеристике, присутствующей во всем искусстве, поскольку он не верил, что такая характеристика существует. Это убеждение помогает проиллюстрировать сдвиг, произошедший с 18–90–109– века, когда многие все еще считали, что красота является главной характеристикой искусства. Буллоу был больше озабочен тем, чтобы сосредоточиться на опыте, который произведение искусства вызывает у смотрящего.Например, два человека, смотрящие на один и тот же объект, могут иметь очень разные переживания. Его решение этой дилеммы — это то, что он называет психической дистанцией. Буллоу считал, что смотрящий должен иметь правильную дистанцию ​​между собой и произведением искусства. Слишком большое или слишком маленькое расстояние помешает полноценному эстетическому восприятию. Это может быть похоже на разговор: представьте, что вы пытаетесь поговорить с кем-то в обычном разговоре, и он отодвигает свое лицо на один дюйм от вашего.Продолжение было бы слишком отвлекающим. Точно так же, если бы кто-то стоял в сотне футов от вас, было бы невозможно достичь близости, необходимой для хорошего разговора. Хотя не существует точной дистанции, которую нужно иметь при переживании искусства (или во время беседы), существует диапазон расстояний, и наблюдатель должен находиться в этом диапазоне, чтобы иметь возможность получить эстетический опыт. По мнению Буллоу, именно эта дистанция напрямую влияет на вкус к произведениям искусства.Наблюдателю важно научиться определять правильное расстояние, которое может варьироваться от человека к человеку. Люди создают дистанцию, убирая с объекта практический интерес.

5. Современная философия и за ее пределами

Теории вкуса достигли своего апогея в 18, -м, -м веке. Они уменьшились, а затем изменились в 19 веках. Они остались без особого значения в 20 веках. Сейчас, в 21 веке, мало кто действительно говорит о теории вкуса.Являются ли эти теории всего лишь пережитками прошлого, которые нам следует интересовать только как исторические артефакты? Как мы можем объяснить тот факт, что люди обычно и многозначительно говорят об эстетическом вкусе, в то время как в академическом дискурсе он, кажется, уменьшился? Непонятно, как нам отвечать на такие вопросы. Однако, несмотря на то, что вкус больше не является важной идеей, в современный мир был внесен заметный вклад.

а. Пьер Бурдье

Французский социолог Пьер Бурдье (1930-2002) попытался применить методы социальных наук к пониманию эстетики.В этом смысле он уникален, потому что он не работал в традиционных философских рамках, которые окружают вопросы красоты, вкуса и эстетического опыта. Он изучал, как люди развивают свои вкусы в различных областях, но особенно в музыке. Хотя деньги и время важны для развития культурных знаний, Бурдье утверждает, что важнейшим компонентом является то, как кто-то воспитывается дома и в других учреждениях, например в школе. Он использует термин культурный капитал для обозначения чьих-либо социальных активов, таких как образование.Хотя деньги могут помочь кому-то получить некоторые социальные активы, основная идея заключается в том, что культурный капитал помогает человеку достичь более высокого класса, чем его чисто финансовые активы.

Встроенным реакциям отдельного индивида на объекты культуры Бурдье дает название габитус . Люди принадлежат к разным эстетическим сферам, и их предпочтения очень похожи внутри сферы. Он приходит к выводу, что не существует ценности, которая руководит эстетическим вкусом; он развивается в классе человека.Это отличается от взглядов традиционной философии, которые склонны отдавать предпочтение понятиям красоты и вкуса, выходящим за пределы чьей-либо точки зрения в сфере идей или даже Бога, без привязки к классу или контексту человека. Поскольку люди подходят к вещам из конкретной ситуации, Бурдье утверждает, что социальный контекст людей в значительной степени повлиял на их подход к эстетическому вкусу. Чтобы продемонстрировать эту идею, Бурдье опросил множество людей, принадлежащих к разным социальным классам. Он обнаружил, например, что люди из рабочего класса верят, что объекты должны выполнять функцию, даже эстетические объекты.Однако представители высших классов считают, что объект может быть ценен сам по себе. Один класс, подумал Бурдье, будет почти противен господствующему искусству другого класса. Таким образом, для Бурдье вкус развивается в рамках социального контекста, но можно перейти в другой класс, приобретя культурный капитал.

г. Вкусовые качества

Эстетический вкус зародился как удобная метафора для суждения о прекрасном. Некоторые недавние философы начали исследовать, следует ли рассматривать вкус только как метафору, не связанную с его естественным окружением.Другими словами, может ли настоящий вкусовой вкус иметь существенную связь с традиционным и более метафорическим понятием вкуса? Это спорная тема, в которой очень мало промежуточных позиций.

Вкусовые ощущения можно изменить — как в положительную, так и в отрицательную сторону — с опытом или образованием. Во всем мире люди используют разные методы приготовления продуктов, которые придают разный вкус. Знание того, как смешивать ароматы и как правильно употреблять определенные продукты, улучшит вкус и удовольствие от определенных продуктов и напитков.Скотч, например, представляет собой сложный напиток, который может содержать сладкий, дымный, пряный, цитрусовый и другие ароматы. Умение пить скотч, чтобы попробовать все эти вкусы, не является автоматическим. Хотя может и не быть абсолютно правильного способа его пить, есть способы выпить его, чтобы вы попробовали все, что он может предложить. Точно так же в контексте искусства можно научиться ценить определенные виды искусства, научившись правильно их воспринимать и переживать. Это не имеет ничего общего с тем, понравится ли человеку какое-то искусство.Дело просто в том, что можно изменить или улучшить свой вкус, узнав больше об объекте или типе объекта. Такое образование и утонченность обычно увеличивают удовольствие, получаемое в обоих контекстах.

Соответствие вкусовых качеств традиционным эстетическим вкусам, по-видимому, зависит от статуса еды как искусства. Здесь возникают более серьезные вопросы, позволяющие связать два вида вкусов. Есть некоторые более общепризнанные характеристики искусства, которые могут помочь в решении этого вопроса.Искусство обычно считается разновидностью выражения эмоций или идей. Хотя кто-то, готовящий еду, может иметь положительные эмоции по поводу еды или тех, кто ее будет есть, кажется, что еда сама по себе не выражает эмоций. Теперь может возникнуть ситуация, когда один человек заявляет, что повар должен любить ее, потому что повар приготовил ее любимое блюдо. Здесь есть некоторое общение, но вопрос в том, было ли это общение через еду как искусство, потому что нечто подобное можно передать с помощью покупного в магазине шоколада или даже бутылки вина.Эти вещи могут не иметь значения (или того же значения) для кого-либо еще. В той мере, в какой для искусства необходимы значение или выражение, вкусовой вкус, кажется, не соответствует традиционным (и метафорическим) теориям вкуса, предложенным Элизабет Телфер, хотя она считает, что еда — второстепенное искусство.

г. Некоторые достижения в аналитической философии

Несмотря на то, что пик теории вкуса прошел, он нашел некоторый интерес среди современных философов-аналитиков. Разговоры об эстетическом суждении и интерпретации более распространены, но есть некоторые важные темы, которым в последнее время уделялось внимание.С появлением связи между вкусовым и эстетическим вкусом некоторые философы стали уделять больше внимания личному взаимодействию человека с эстетическим объектом. Кэролайн Корсмейер и другие указали, что вкус как в буквальном, так и в метафорическом смысле требует личного опыта работы с объектом. Было бы подозрительно утверждать, что они не любят бананы, например, если они никогда их не ели и даже не видели. Точно так же люди не могут обоснованно утверждать, что не любят оперу или картину, которую они никогда не видели или не видели.Это отсутствие личного знакомства становится еще более острым, если они попытаются сделать конкретное заявление, например, заявив, что цвета картины плохо сбалансированы по всей композиции. Это утверждение кажется невозможным, не увидев картину. Хотя мы можем довериться отрицательному отзыву нашего друга и решить не смотреть произведение искусства, мы не можем обоснованно утверждать, что с произведением что-то не так, не испытав этого на собственном опыте. Более того, существует разница между утверждениями о вкусе и другими фактическими утверждениями.Из свидетельств из вторых рук мы могли узнать, что скульптура сделана из бронзы, но мы не могли узнать, насколько она прекрасна, если не увидим ее собственными глазами. Кажется разумным, что какое-то личное переживание самого объекта или подобного объекта (включая звуковые или визуальные представления) важно для оценочного суждения о вкусе. Даже если бы можно было судить о вкусе без непосредственного опыта, для кого-то было бы необходимо, по крайней мере, иметь небольшое представление о типе обсуждаемого объекта.

Возникает ряд вопросов о том, какие предметы подходят для оценки вкуса, а какие мнения людей имеют значение. Представьте себе человека, который утверждал, что тостер — самый красивый предмет, который он когда-либо видел. Хотя кажется вероятным, что большинство людей не согласятся, ошибается ли этот человек? Фрэнк Сибли утверждает, что любой может заметить неэстетические качества объекта, но только некоторые люди замечают его эстетические качества. Эти качества помогают наблюдателю распознать объект, достойный восхищения.Но их нелегко распознать из-за опыта и подготовки, которыми обладает каждый наблюдатель. Проблема с этой точкой зрения заключается в том, что может быть широкий спектр законных мнений. Один человек утверждает, что объект умеренно красив, а другой утверждает, что тот же объект в высшей степени красив. Оба взгляда основаны на их восприятии эстетических качеств одного и того же объекта. Кто-то может сказать, что вкус одного человека более изысканный. Однако есть два остаточных вопроса. У кого изысканный вкус? Кроме того, Джеррольд Левинсон поднимает вопрос о том, что может побудить кого-то развивать свой вкус, чтобы иметь возможность воспринимать более тонкие аспекты эстетического объекта.Кажется, что ответы на вопросы о правильном наблюдателе и правильном объекте никогда не приводят к конкретному ответу, что создает проблемы для теорий вкуса.

В 18, -м, -м веке многие связывали вкус с надежным представлением о нравственном совершенстве. Из-за этой связи, которую многие отвергли за последнее столетие, пострадали и теории вкуса, и теории красоты и возвышенности. Однако начало 21-го -го и -го века возродило интерес к нескольким связанным областям: идеям красоты с такими людьми, как Роджер Скратон и Ник Зангвилл, возвышенным с Эмили Брэди и эстетическим опытом с Ричардом Шустерманом.Это повторное появление предполагает, что эти традиционные эстетические концепции, возможно, слишком долго игнорировались. Таким образом, вкус может получить возможность новой жизни в 21, -м, -м веке.

6. ​​Ссылки и дополнительная литература

а. Первоисточники

  • Буллоу, Эдвард. «Психическая дистанция как фактор в искусстве и эстетический принцип». Британский журнал психологии, т. 5, вып. 2. 1912. С. 87–118.
    • В этой статье представлена ​​его самая известная идея: психическая дистанция.
  • Берк, Эдмунд. Философское исследование происхождения наших представлений о возвышенном и прекрасном. Лондон, 1757 год.
    • В более ранней версии есть его эссе «О вкусе», в котором представлены его основные идеи относительно вкуса.
  • Купер, Энтони. Третий граф Шефтсбери. Характеристики мужчин, манеры, взгляды, времена. Лондон, 1711 год.
    • В разделе «Моралисты» Шефтсбери излагает большую часть своего взгляда на вкус.
  • Гердер, Иоганн Готфрид.Избранные сочинения по эстетике. Отредактировано и переведено Грегори Муром, Princeton University Press, 2006.
    • Это компиляция работ Гердера по эстетике, а главное обсуждение вкусовых качеств можно найти в главах «Критические леса: Четвертая роща» и «Причины утраченного вкуса».
  • Хьюм, Дэвид. «Эталон вкуса». В четырех диссертациях, Эдинбург, 1757 г.
    • В этом эссе Юм вводит свое понятие идеального судьи.
  • Хатчесон, Фрэнсис.Исследование оригинала наших представлений о красоте и добродетели. Лондон, 1725 год.
    • Раздел VI развивает его веру в то, что люди обладают универсальным чувством прекрасного.
  • Кант, Иммануил. Критика суждения. Берлин, 1790 год.
    • Его обсуждение четырех моментов в разделе имеет особое значение для этой темы.
  • Мендельсон, Моисей. Философские сочинения. Берлин, 1761 год.
    • В разделе «О сантиментах» Мендельсон (или его Теокл) рассказывает о том, как он готовится к познанию искусства и красоты.
  • Плотин, Эннеады.
    • В первой Эннеаде, трактат 1, раздел 1, Плотин обсуждает красоту, особенно свою веру в то, что симметрия не может быть единственным требованием красоты.
  • Шопенгауэр, Артур. Мир как воля и идея. Лейпциг, 1819 г.
    • Его основная работа посвящена основным разделам философии, но в Книге 3 (Том 1) он сосредоточен на эстетике.

г. Вторичные источники

  • Бердсли, Монро.Эстетика от классической Греции до наших дней: краткая история. Издательство Университета Алабамы, 1966.
    • Очень доступная история развития эстетических идей.
  • Кан, Стивен М. и Аарон Мескин. Эстетика: всеобъемлющая антология. Блэквелл Паблишинг, 2008.
    • Это одна из лучших антологий по истории эстетики, включающая в себя отрывки из большинства основных философов на протяжении всей истории.
  • Каррутерс, Мэри.Опыт красоты в средние века. Издательство Оксфордского университета, 2013.
    • Глава 4 предлагает проницательный анализ того, как вкус приобрел известность в средневековый период.
  • Дики, Джордж. Век вкуса: философская одиссея вкуса в восемнадцатом веке. Издательство Оксфордского университета, 1996.
    • Отличный справочник по пяти основным философам вкуса: Хатчесону, Герарду, Элисону, Юму и Канту.
  • Гаут, Берис и Доминик МакИвер Лопес, редакторы.Компаньон компании Routledge по эстетике. 3-е изд., Рутледж, 2013.
    • Это отличный ресурс для ознакомления с широким кругом вопросов эстетики, но статья Кэролайн Кормейер «Вкус» наиболее актуальна для этой статьи.
  • Нил, Алекс и Аарон Ридли, редакторы. Спор об искусстве: современные философские дебаты. 2-е изд., Рутледж, 2002.
    • В этой книге представлены несколько конкурирующих аргументов по разным вопросам, но в части 1 предлагается полезный обмен мнениями о том, является ли еда искусством.
  • Венцель, Кристиан Гельмут. Введение в эстетику Канта: основные концепции и проблемы. Блэквелл Паблишинг, 2005.
    • Очень доступное объяснение основных идей эстетической теории Канта.

Информация об авторе

Майкл Р. Спичер
Эл. Почта: [email protected]
Бостонский университет
США

Портрет разума художника — Harvard Gazette

Объединяя инструменты когнитивного развития, психологии развития, искусства, технологий визуализации мозга и образования, Ким Шеридан пытается раскрыть тайну художественного вкуса.

Шеридан потребовались годы, чтобы сформулировать эту идею, которая отражает путь работы ее собственной жизни. После получения степени бакалавра живописи Шеридан получил стипендию Фулбрайта, чтобы провести год в Кении, изучая современное искусство Восточной Африки.

«Меня поразило то, что я жила в совершенно другой культуре, но при этом могла общаться с помощью визуального искусства», — говорит она. «Именно тогда я понял, что есть основные человеческие процессы, связанные с созданием искусства, но также огромные культурные различия в том, как искусство выражается.С тех пор Шеридан пытается понять, как связать универсальное человеческое художественное выражение с его бесчисленными формами. «В то время у меня не было опыта в социальных науках, но все вопросы, которые я задавал, касались области когнитивного развития».

Шеридан продолжал развивать уроки рисования для дошкольников и учащихся средней школы, чтобы способствовать их вовлечению в искусство. То, что она нашла, удивило ее. «В отличие от младенцев, которые разделяют врожденные предпочтения форм и цветов, дошкольники уже различаются своими художественными вкусами», — говорит она.

«Работа с дошкольниками показала мне, что по мере взросления у нас появляется широкий спектр вкусов».

Заинтригованный, Шеридан задался вопросом, как развивается художественный вкус и как вкус влияет на художественное выражение. Сейчас она учится на втором курсе докторантуры GSE и проводит пилотные исследования в обеих этих областях; ее исследование факторов, которые развивают художественный вкус и самовыражение, особенно у зрелых художников, включает использование процедуры визуализации мозга, известной как функциональная магнитно-резонансная томография (фМРТ).Участники исследования, объясняет Шеридан, будут просматривать слайды произведений искусства, будучи заключенными в туннельную машину; его магнитные поля указывают, какие области мозга активно реагируют на произведение искусства.

«Я пытаюсь понять, как эстетический вкус влияет на то, как люди воспринимают произведения искусства», — говорит Шеридан. «Объединив данные визуализации мозга с интервью, я получу более широкую картину того, как люди интерпретируют и создают картины».

«Мне очень нравится разрабатывать эксперименты, проверять идеи и накапливать новые знания с помощью этого процесса», — добавляет Шеридан.«Вы можете использовать данные визуализации мозга в исследованиях, но вы также можете использовать более беспорядочные качественные данные, которые появляются в образовательных учреждениях. Есть способ синтезировать и связать различные интересующие меня дисциплины; именно это в первую очередь привлекло меня в школу Эда ».

Связь с искусством: сетевая модель эстетических эффектов | Collabra: Психология

Мы использовали трехэтапную аналитическую стратегию, аналогичную Rhemtulla et al.(2016 г .; аналогичный, более свежий пример см. В Fried et al., 2018). В своем исследовании Rhemtulla et al. (2016) использовали сетевой анализ для сравнения взаимосвязи симптомов в шести различных наборах данных пациентов с различными расстройствами, связанными со злоупотреблением психоактивными веществами. Для этого они сначала оценили сеть симптомов для каждого набора данных о расстройствах, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами. Затем они оценили глобальную сеть по всем наборам данных, чтобы понять, как будет выглядеть общая сеть симптомов злоупотребления психоактивными веществами. Наконец, они оценили сеть вариабельности, чтобы оценить вариабельность краев по шести отдельным сетям расстройств, связанных со злоупотреблением психоактивными веществами.Хотя мы вовсе не изучаем психические расстройства, наши цели в текущем исследовании сопоставимы: мы хотим сравнить взаимосвязь эстетических эффектов для нескольких произведений искусства и оценить глобальную сеть эстетических эффектов. Затем анализ вариабельности добавляет к нашему пониманию того, как связи между эстетическими эффектами различаются в зависимости от того, какие произведения искусства просматривают люди. Поэтому мы следовали подходу Rhemtulla et al. (2016) и провели три анализа. В отличие от Rhemtulla et al.(2016) и на основе Fried et al. (2018), мы интерпретируем центральность только с точки зрения ожидаемого влияния , потому что сила принимает абсолютные значения и, таким образом, не принимает во внимание отрицательные грани, а промежуточность и близость центральность часто ненадежны (например, Epskamp et al. ., 2018). Как интерпретировать статистику центральности (то есть вывод) активно обсуждается в литературе (Bringmann et al., 2019; Christensen & Golino, 2020; Hallquist et al., 2019). Здесь мы используем статистику ожидаемого влияния, поскольку она обеспечивает меру того, насколько один узел подключен к сети. Наша интерпретация состоит в том, что большее количество подключенных узлов с большей вероятностью будет влиять на другие узлы в сети (как предполагается в учетных записях активации распространения, обсуждаемых выше). Этот вывод основан на наших теоретических взглядах и требует дальнейшего подтверждения, прежде чем можно будет сделать какие-либо убедительные выводы. Кроме того, мы оценили точность и стабильность для отдельных сетей (согласно Epskamp et al., 2018) — соответствующие графики можно найти в дополнительных материалах. Обратите внимание, что эти процедуры не могут применяться к глобальной сети, поскольку глобальная сеть не оценивается сама по себе, а является средним значением по оценкам отдельных сетей. Все меры центральности были стандартизированы. Все анализы проводились в R с использованием пакета « qgraph » (Epskamp et al., 2012), реализующего гауссову графическую модель (GGM), сеть, в которой ребра, соединяющие эстетические эффекты, представляют оценки частичных корреляций, включая графическую регуляризацию лассо. .В GGM ребра можно понимать как отношения условной зависимости между эстетическими эффектами: если два эстетических эффекта связаны в результирующем графе, они становятся зависимыми после контроля всех других симптомов. Если края не выступают, эстетические эффекты условно независимы. Регуляризация включает оценку статистической модели с дополнительным штрафом за сложность модели (Epskamp & Fried, 2018). Эта процедура приводит к тому, что сети являются разреженными и ограничивают многие из малых коэффициентов нулем.Это означает, что ребра, которые могут быть ложными, удаляются из модели, что приводит к появлению сетей, которые проще интерпретировать. Использование графического лассо для оценки GGM улучшает оценки сети и приводит к разреженной сети, которая скупо описывает данные. Мы использовали метод регуляризации, описанный в Epskamp & Fried (2018), используя значение по умолчанию для параметра гаммы 0,5. Затем для глобальной сети мы усреднили каждое ребро по восьми отдельным сетям художественных работ.GGM с регуляризацией представляет собой текущее состояние дел для порядковых или непрерывных данных. Обратите внимание, что, хотя модель нацелена на отображение отношений условной зависимости, причинные утверждения не следуют из статистической модели, поэтому на рисунке 2 (см. Ниже) стрелки не показаны. Окончательный набор данных, используемый для сетевого анализа, и соответствующий код можно найти в Open Science Framework (OSF): https://osf.io/zqxbm/.

Идиосинкразия красоты: эстетические универсальности и разнообразие вкусов

В то время как некоторые исследования указывают на то, что распознавание непривычных образов является определяющим признаком эстетического удовольствия, другие исследования указывают на приближение к прототипу.Разница может заключаться в использовании отдельных целей и распределенных (например, лица или декоративное искусство, такое как каллиграфические орнаменты), при этом музыка считается парадигматической распределенной целью. Другая возможность состоит в том, что это вопрос различий в потоках обработки, где условие приближения прототипа применяется к вентральному пути или пути «какой», в то время как условие распознавания образов применяется к дорсальному пути или пути «где» и «как» (на пути, см. Wurtz and Kandel 2000b, p.548; для другого объяснения возможной значимости этих путей в эстетике см. восьмую главу Ramachandran 2011). В любом случае, мы, кажется, реагируем на разные цели как на эстетически приятные в зависимости от их соответствия одному из этих критериев.

Приближение прототипа — это степень, в которой заданная цель похожа или не похожа на прототип объекта соответствующего типа. Прототип — это примерно средний случай, и его часто обсуждают как средний случай (краткое описание прототипов см. В Rosch 2011; о прототипах и усреднении см. Mcleod et al.1998, стр. 63). Однако кажется очевидным, что процесс «усреднения» здесь сложен. Например, диетические продукты могут включать в себя ряд продуктов, от нежирной курицы до овощей без масла. Очевидно, что в среднем эти продукты содержат определенное количество калорий. Однако для многих наиболее типичным диетическим продуктом является низкокалорийный салат (см. Kahneman and Miller 1986, p. 143). Это говорит о том, что существует не просто процесс усреднения, а своего рода взвешенное усреднение. Таким образом, наш разум не считает все экземпляры одного вида одинаково.Скорее, мы, кажется, придаем одним примерам больший вес, чем другим. Этому взвешиванию может способствовать ряд факторов. В книге Understanding Nationalism (Hogan 2009) я выделил пять факторов, которые, кажется, определяют степень важности одной категории идентичности по сравнению с другой. Это были заметность, функциональность, контраст, эмоциональная сила и долговечность (список не претендует на полноту). Здесь, вероятно, будут действовать одни и те же факторы, учитывая, что оба являются предметом категоризации, причем каждый фактор оказывает влияние на прототипирование.Например, функция диетического питания — снизить потребление калорий. Таким образом, наиболее функциональная диетическая пища будет с наименьшим количеством калорий. Эмоциональная сила кажется особенно важной. Если у кого-то есть неприятные воспоминания о выборе закуски листьями салата, а не любимым блюдом из хрустящего жареного во фритюре свиного жира, это, вероятно, будет иметь большее значение для определения прототипа, чем воспоминания о выборе курицы вместо говядины в качестве основного блюда. Прототипы также отличаются от реальных средних значений тем, что они могут различаться в зависимости от контекста.Как указывают Канеман и Миллер, в контексте «квартиры на Манхэттене» прототипная собака будет сильно отличаться от таковой в контексте «ферма в штате Мэн» (1986, с. 140). В соответствии с этим в контексте «десерта» прототипом диетического питания является не салат, а, возможно, замороженный обезжиренный йогурт.

Кажется, также существует разница между непрерывными и дискретными доменами для прототипов. В дискретных областях прототип может быть скорректирован со средневзвешенного значения на конкретную подкатегорию.Это может быть в случае салата-латука, явно отдельной подкатегории диетических продуктов. Напротив, категории, которые управляют относительно непрерывными областями, могут быть ближе к фактическим средним значениям. Например, по крайней мере, при определенных размерах прототип чашки, вероятно, будет иметь среднюю высоту и ширину, а не конкретную подкатегорию чашки.

Возвращаясь к эстетике, мы находим обширные исследования, связывающие прототипы — или, в некоторых случаях, средние значения — с красотой (см. Hansen and Topolinski 2011, p.710 и цитаты). Результаты очень надежны: от лиц (Ланглуа и Роггман, 1990) до цветов (Мартиндейл и Мур, 1988, стр. 670), автомобилей (Хальберштадт и Родс, 2003) и исполнения сонат (Репп, 1997). Однако есть две проблемы с некоторыми из этих исследований. Во-первых, он часто не отличает средние значения от прототипов. Таким образом, исследование красоты лица Ланглуа и Роггмана (1990) подчеркивает средние значения. Однако работа Рассела (2003) показывает, что увеличение разницы в яркости лица между мужчинами и женщинами повышает эстетическую привлекательность (см. Также Rhodes 2006).Другими словами, если сделать женские лица более «женственными» по яркости, они станут более привлекательными, тогда как для мужских лиц все наоборот. Это указывает на прототипы с их взвешиванием контрастных характеристик по категориям, а не строгими средними показателями. Это связано с наблюдениями Рамачандрана о красоте. Его пример тамильской скульптуры (2004, стр. 42) является тому примером, как и классическая греческая скульптура. Например, мы можем привести Постоянную Парвати (из Тамил Наду, Индия, в период Чола с девятого по двенадцатый век до н. Э.E. [см. Http://commons.wikimedia.org/wiki/File:MET_Standing_Parvati.jpg]) и Копьеносец Поликлета (из Греции, V век до нашей эры). Любой, кто побывал на пляже или в раздевалке, должен понимать, что это не строгие средние значения, а усиливают отличительные женские и мужские качества соответственно.

В общем, у нас есть веские основания полагать, что приближение прототипа является универсальным принципом, управляющим эстетическим откликом (т. Е. Чувством красоты; реакция на искусство явно намного шире, чем реакция на красоту).Что это говорит нам о разнообразии вкусов? Эта изменчивость вряд ли будет случайной или неограниченной, поскольку наши прототипы вряд ли будут слишком сильно расходиться. Они будут ограничены усреднением (которое, опять же, входит в прототипы) и некоторыми широкими тенденциями, такими как усиление отличий от контрастных категорий, таких как мужской или женский . (По последнему пункту, в дополнение к работам, процитированным ранее, см. Также обсуждение Рамачандрана Чаттерджи о «сдвиге пика» или усилении реакции на отличительные свойства [Chatterjee 2014, стр.45–47.]) Тем не менее, как и в случае изоляции непривычных паттернов, этот принцип предсказывает значительные различия в конкретных эстетических реакциях. Здесь также природа универсального такова, что фактически требует по крайней мере некоторого разнообразия в его детализации.

Может показаться, что результат процессов неявного усреднения должен быть одинаковым для разных людей. Но наши процессы усреднения — это не застенчивые, статистически строгие процедуры. Это скорее неявные эвристические процессы.Важно отметить, что они начинаются не со случайной выборки, а с индивидуальных воспоминаний. Даже если бы все индивидуальные воспоминания учитывались одинаково (а это не так), были бы существенные различия между наборами воспоминаний отдельных людей. Рассмотрим случай лицевых прототипов (то же самое относится ко всем соответствующим прототипам — например, прототипы, относящиеся к историям). Во-первых, мы видим разных людей (читаем или слышим разные истории и т. Д.). Во-вторых, что, возможно, более важно, мы видим людей с разными частотами.Возможно, мы усредняем наши наблюдения по отдельным людям. Однако более вероятным кажется, что мы усредняем наши наблюдения по разным случаям — или, по крайней мере, частота и продолжительность опыта влияют на среднее значение. Предположим, я вижу Джонса десять раз в день, с понедельника по пятницу, иногда встречаюсь для долгих бесед по выходным. Напротив, я ненадолго прошел мимо Смита в коридоре. Возможно, что и лицо Джонса, и лицо Смита будут одинаково учитываться при моем неявном усреднении лица и при формировании лицевого прототипа, поскольку каждое из них является одним индивидуальным лицом.Однако кажется гораздо более вероятным, что мое неявное усреднение будет непрерывным процессом, на который в некоторой степени влияет каждое повторное появление Джонса, но только одно появление Смита — таким образом, Джонс гораздо больше, чем Смит. Короче говоря, наборы, по которым мы усредняем, очень разные.

Во-вторых, по крайней мере возможно, что есть опыт критического периода в формировании прототипа. Критические периоды — это стадии развития, когда когнитивные или аффективные системы подвергаются особенно формирующему опыту.Например, опыт критического периода для овладения языком во многом определяет языки, на которых мы будем свободно владеть носителями языка. Мы можем изучать другие языки в более позднем возрасте, но с гораздо большими усилиями и обычно с гораздо меньшим успехом. По крайней мере возможно, что что-то подобное происходит в детстве с красотой — не потому, что наши определяющие красоту прототипы фиксируются навсегда в первые несколько лет жизни, но что ранний опыт может сформировать первоначальный прототип или набор прототипов, у которых есть отличные возможности. степень влияния на более поздние образования прототипов.Другими словами, формирование ранних прототипов может влиять на последующие процессы усреднения. Это особенно важно, поскольку кажется вероятным, что инфантильные переживания более идиосинкразичны, чем взрослые, учитывая, что инфантильные переживания имеют тенденцию быть более ограниченными.

В-третьих, авторы ситуационного познания показали, что на практике наши взаимодействия с миром не просто связаны с фиксированными когнитивными структурами, единообразно применяемыми к опыту с внешним миром.Скорее, наше познание постоянно меняется и реформируется в постоянном взаимодействии с миром (см. Роббинс и Айдеде, 2009). Когнитивная обработка вряд ли могла отличаться эстетической реакцией. Таким образом, формирование прототипов не происходит раз и навсегда. Каждый новый опыт меняет наши прототипы. Действительно, следуя Барсалу (2009, с. 244), мы можем сделать вывод, что в значительной степени наши прототипы формируются специально и в определенных контекстах, на которые сильнее влияют недавние случаи, чем если бы это было простое усреднение.Что касается прототипов лиц, это означает, что контекст лиц, которые мы недавно видели, вероятно, изменит наши прототипы и, следовательно, наше представление о том, что приближается к соответствующему прототипу. Здесь, как и везде, дело касается целого ряда случаев, а не только красоты лица. Более того, возможно, в отличие от Барсалоу, я подозреваю, что влияние контекста может быть не только краткосрочным, но и среднесрочным. Например, реакция ученика или учителя на конкретное литературное произведение частично зависит от того, какие другие произведения читают в классе.Такие эффекты, вероятно, будут зависеть от того, какие произведения особенно активизируются при чтении новой работы. Расширенный контекст класса в целом будет иметь тенденцию делать другие работы из класса более заметными и, следовательно, более значимыми для усреднения.

Упоминание о значимости подводит нас к другому набору выходных различий, связанных с весовыми переменными — опять же, помимо значимости, они включают долговечность, функцию, контраст и эмоциональную силу. Долговечность — самое сомнительное.Идея здесь в том, что объекты включают свойства и условия. Наш разум абстрагируется от изменчивых условий, изолируя то, что прочно. Рассмотрим простой пример: разные направления и источники света будут влиять на лицо — например, какие части освещены, а какие затенены. При формировании изображения лица наш разум в некоторой степени вычитает световые эффекты (в противном случае нам было бы сложно распознать кого-то в разных условиях освещения). Этот процесс должен повторяться на лицах, приводя к прототипам, которые отражают устойчивые черты лиц, а не эфемеры.Насколько я могу судить, люди обычно абстрагируются от обстоятельств примерно таким же образом, так что это в значительной степени не имеет отношения к проблеме разнообразия результатов. В самом деле, самые интересные вопросы здесь касаются того, почему мы находим определенные виды освещения или другие эфемерные вещи более эстетичными. Это может быть связано с тем, что ситуации более типичны или, что более вероятно, заставляют цель казаться более прототипной.

Здесь тоже функция имеет ограниченное значение. Ответы на функциональность в целом выглядят довольно единообразно.Возможно, основные отличия связаны с профессиональной или смежной специализацией. Литературные критики будут рассматривать некоторые особенности произведения как функциональные, поскольку они будут способствовать обучению или исследованию; Авторы будут кодировать некоторые аспекты как функциональные, вдохновляющие или сдерживающие собственное творчество. Эти функциональные акценты, вероятно, приведут к определенным характеристикам работ и определенным типам работ, которые будут существенно влиять на формирование прототипа профессионалов, а не на формирование прототипа непрофессионалов.Это важно, потому что это указывает на одну причину, по которой, вероятно, будет разница между профессиональными и непрофессиональными вкусами. (Другие причины включают разные виды привыкания и разные навыки кодирования и распознавания образов в определенной области. Некоторая сложность проблемы раскрыта Нодайном и др. (1993). Хотя они формулируют свои выводы в разных терминах, их Исследования могут предположить, что существуют различия в предпочтительном типе эстетического процесса, при этом обученные искусству зрители картин делают упор на распознавание образов по фигурам, а не на прототипное приближение фигур.)

Речь идет о сложных произведениях искусства. Однако это выходит далеко за рамки этого. Забавный пример касается наблюдения лаборанта после колоноскопии, что у родственника была «красивая толстая кишка». Она показала мне фотографию, на которую я на самом деле выказал легкое отвращение и уж точно не испытал эстетического удовольствия. Предположительно, дело в том, что лаборант видел столько снимков толстой кишки, что сформировал прототип. Кроме того, оценка лаборанта эстетики внутренних органов также была отчасти контрастной.У нее не только был опыт работы с толстой кишкой в ​​целом, у нее был опыт здоровой и нездоровой толстой кишки. В самом деле, ее категоризация здесь была, по-видимому, не просто «толстая кишка», а «здоровая толстая кишка» по сравнению с «нездоровой толстой кишкой». Характеристики здоровой толстой кишки были взвешены из-за их контраста с нездоровыми чертами толстой кишки. Читатель, несомненно, будет рад (если также умеренно отталкивается), узнав, что у рассматриваемого родственника действительно была очень здоровая толстая кишка. Это способствовало эстетической оценке лаборанта.Когда возникают профессиональные различия, они могут быть очень значительными, как в данном случае. Однако они остаются несколько ограниченным случаем.

Как видно из этого примера, контраст неотделим от категоризации. Как показывает исследование Рассела, посвященное мужским и женским лицам, эта точка зрения остается вне медицины (Russell 2003). Действительно, категоризация и контраст — одни из самых важных переменных эстетической реакции. Если эстетическая реакция на цель частично зависит от приближения к прототипу, то категоризация имеет решающее значение даже независимо от контраста, потому что категоризация определяет, какой именно прототип активируется.Если мы с вами классифицируем цель по-разному, у нас, вероятно, будут разные эстетические реакции. Об этом говорит популярный рассказ Ганса Христиана Андерсена «Гадкий утенок» («Den grimme Ælling» [Andersen 1949]). В этой истории бедная, осиротевшая водоплавающая птица считается довольно неэстетичной, пока в ней не узнают лебедя, а не утку. Один из способов понимания истории — это категоризация и приближение к прототипу. «Утка» и «лебедь» активируют разные прототипы. Хотя «гадкий утенок» не очень похож на прототипную утку, он действительно очень похож на прототипного лебедя.

Дело не ограничивается общими категориями, такими как утка и лебедь . В самом деле, это, пожалуй, наиболее важно для более или менее детализированных подкатегорий, включая профессиональные подкатегории. Исследования категоризации эмоций показали, что более или менее детализированное качество нашей категоризации эмоций влияет на переживание и течение этих эмоций (см. Lindquist and Barrett 2008). Мы можем ожидать таких же последствий для категоризации и подкатегории в других местах.Например, когда северные европейцы впервые увидели африканцев к югу от Сахары, у них не было другого выбора, кроме как классифицировать свои лица так же, как они классифицировали свои собственные лица. Поскольку были весьма заметные способы отклонения африканцев от среднего статистического показателя для европейцев, они с большой вероятностью сочли африканцев уродливыми, по крайней мере, в этом отношении. То же самое относится и к африканцам к югу от Сахары, которые видят европейцев. Это могло измениться либо тогда, когда необычная группа (будь то африканцы или европейцы) начала влиять на формирование прототипа со стороны домашнего общества, либо когда члены домашнего общества сформировали подкатегории со связанными прототипами, так что они начали неявно или явно судить о « красивое европейское лицо »,« красивое африканское лицо »и так далее.В соответствии с этим, исследования показывают, что «оценки привлекательности лица» согласованы «для разных национальностей и культур» (Chatterjee 2014, p. 7), когда вовлеченные группы не изолированы друг от друга. Напротив, ограниченные современные исследования по этой теме показывают, что, когда группы изолированы и есть различия во внешнем виде, тогда эстетическая реакция различается (см. Chatterjee 2014, стр. 7–8 и цитаты). Это современное исследование, конечно, поддерживается историческими материалами, связанными с колониализмом и другими ранними контактами (например,g., ассоциация черной кожи с уродством в шекспировском « Отелло », как и в характеристике Отелло как «закопченного […] существа», которое порождает «страх, а не радость» [Shakespeare 1986, I.ii. 69–70]).

Важность категоризации и контраста выходит за рамки лиц, охватывая, например, художественные движения и литературные жанры. Отнесение конкретной работы к категории «картина» или даже «картина Мадонны с младенцем» может произвести совершенно иной эффект, чем отнесение ее к категории «ранний маньерист», поскольку соответствующие прототипы будут отличаться, как и способы, которыми мы кодируем черты. самой работы (важность категоризации особенно подчеркивается Кэрроллом [2009] в другом теоретическом контексте).Действительно, категоризация обычно влияет как на прототипы, так и на кодировку цели. Рассмотрим пример из повествования. Индийский фильм Fanaa рассказывает о кашмирской революционере и молодой слепой кашмирке. Они встречаются, видимо, влюбляются и завершают свои отношения. Затем революционер оставляет женщину и снова присоединяется к революции (после оказания медицинской помощи, чтобы восстановить ее зрение). Финал фильма ненадолго воссоединяет их, прежде чем женщина должна убить революционера, чтобы предотвратить возможное террористическое нападение.Хотя в фильме есть много серьезных недостатков, я, вероятно, считаю его более успешным с эстетической точки зрения, чем многие другие зрители, в основном потому, что я классифицирую его как сюжет обольщения. (Сюжет о соблазнении — это кросс-культурный жанр, в котором мужчина соблазняет и бросает женщину, которая часто преследует его, при этом один или оба часто умирают. Об этом жанре см. Hogan 2011a, стр. 210–220.) Без этой категоризации и связанный прототип, зрители с большей вероятностью увидят фильм просто как слабо романтическую мелодраму.(Возможно, я должен отметить, что в данном случае мой ответ сложен. Он сочетает в себе приближение прототипа и распознавание непривычных образов, что, вероятно, часто встречается в нашем ответе на произведения искусства.)

Последняя переменная, влияющая на усреднение, является аффективной. сила. Мы ожидаем, что формирование прототипа будет непропорционально управляться сильно эмоциональными примерами, в отличие от нейтральных примеров. Хорошо известно, что эмоционально значимые примеры имеют тенденцию превосходить статистическую информацию в задачах суждения (см. Nisbett and Ross 1980, p.15). Казалось бы, формирование прототипов связано с процессами того же общего вида. В случае эстетической реакции мы можем ожидать и другого эмоционального фактора. Рассматриваемое нами исследование часто касается только приближения прототипа. Но предположительно приближение прототипа вызывает чувство прекрасного только тогда, когда оно связано с правильными эмоциями. Например, прототипы предметов, вызывающих отвращение, не должны вызывать эстетического восторга. Это может показаться противоречащим комментарию лаборанта о снимке толстой кишки.Однако, опять же, она предположительно разделила толстые кишки на «здоровые» и «больные». Кажется крайне маловероятным, что она нашла бы красоту (или «привлекательность») в изображении толстой кишки, показывающем высокую степень прототипичности заболевания.

В случае фотографии толстой кишки речь идет, по-видимому, о радости и облегчении. Контекст такой оценки скорее напоминает историю, в которой возможная трагедия перевернута в комическом заключении. Разница в том, что судьба главного героя в истории техника реальна, а не просто смоделирована.Этот пример предполагает, что эстетическое удовольствие может возникнуть с приближением прототипа, включающим положительные эмоции в целом, возможно, просто из-за участия в вознаграждении.

Однако есть некоторые свидетельства того, что один вид положительных эмоций, возможно, особенно важен для эстетического чувства. Эта эмоция является привязанностью, своего рода связью, которую человек ощущает в отношениях между родителями и детьми, товарищеской любви и как один из компонентов романтической любви. (О доказательствах см. Hogan 2014a, b и Koelsch 2013, стр.293–295.) Если действительно привязанность особенно важна для воспитания чувства красоты, то мы ожидаем, что прототипы с сильным компонентом привязанности будут особенно уместны для эстетической реакции. Точнее, мы ожидаем обнаружить, что соответствующие прототипы усиливают воспоминания, основанные на привязанности, при усреднении. Эти воспоминания могут касаться литературных произведений, к которым мы чувствуем привязанность, мест или персонажей, к которым мы чувствуем привязанность, или реальных людей, к которым мы чувствуем привязанность. В случае красоты лица, например, может показаться, что наши прототипы, имеющие отношение к эстетическим ощущениям, должны подчеркивать лица фигурок привязанности.Здесь у нас есть еще один источник изменчивости индивидуальной производительности, поскольку наши показатели навесного оборудования сильно различаются.

На мой взгляд, самая важная переменная — привязка. Некоторые авторы, похоже, согласны с этим. В другом месте я утверждал, что в Mrs. Dalloway Вульф представляет имплицитное представление о красоте как в значительной степени основанной на привязанности (Hogan 2013). Сапфо писала, что люди говорят, что много разных вещей прекрасны, но она утверждает, что «все, что любит» (Barnard 1958, p. 41).Шекспир предлагает эту мысль в сонете 130: «Глаза моей госпожи не похожи на солнце […] И все же, клянусь небом, я считаю мою любовь такой же редкой / Как и все, что она опровергала ложным сравнением» (в Bevington 1992, p. 1643 ). Обращаясь к более широкому культурному источнику, Хан рассказывает, что, когда легендарного арабского любовника Маджну спросили о том, как он мог быть очарован красотой Лейлы, поскольку на самом деле она была «довольно простой», он ответил: «Моя Лейла должна быть увиденным моими глазами »(1997, с. xxi). В каждом случае суть в том, что чувство прекрасного связано с привязанностью, по крайней мере, в отдельных случаях.Настоящий анализ добавляет к этому наблюдению идею о том, что история связей привязанности может на самом деле повлиять на прототипы, с помощью которых человек реагирует на цели как на прекрасные или некрасивые.

Когда я впервые начал формулировать эти идеи, меня поразила степень, в которой они объясняли мои суждения о лицах. Помимо лиц, на мое чувство литературной красоты, кажется, влияют книги, которые я «люблю»; кинематографическая красота, фильмы, которые я «люблю», и так далее. Что касается лиц, то мне кажется очевидным, что моя эстетическая реакция на Тануджу частично является результатом моих привязанностей к жене на протяжении последних трех десятилетий.Лалита (см. Http://www.koausa.org/Books/Sukeshi/index.html) явно больше похожа на Тануджу, чем на Майли Сайрус. Действительно, эффект моих отношений привязанности станет еще более очевидным, если я противопоставлю Тануджу женщине, которую я считал поразительно красивой, когда мне было 15, — Джоуи Хизертон. Глядя на эти лица, я поражаюсь тому, насколько молодая Хизертон похожа на Сайруса, предполагая, что мой эстетический отклик в 15 лет был намного ближе к таковому у журнала Maxim Magazine , чем после 30 лет привязанности.

Случай с моей женой показывает, что прототипы эстетической реакции могут измениться в зрелом возрасте. Однако в случае с моим мужским прототипом все может быть иначе. Здесь очевидная связь с моим отцом (см. Рис. 1), моим основным объектом привязанности в детстве. Рис. 1

Автор (возраст 23 месяца) и его отец

(Хотя на этой фотографии это не показано, в течение многих лет у моего отца даже были усы карандашом, что делало его внешность еще более похожей на Раджа Капура. Я должен отметить, что Я выбрал Тануджу и Раджа Капура в качестве хороших примеров своей эстетической реакции, прежде чем подумал об объяснении своих эстетических предпочтений с точки зрения привязанности.) Это может указывать на важность переживаний критического периода. В самом деле, как моя основная фигура привязанности, мой отец, возможно, внес свой вклад в мой более крупный прототип красивого лица. Меня поражает то, что самые красивые мужчина и женщина, Джош Хартнетт и Майли Сайрус, на самом деле выглядят в чем-то похожими. Напротив, мой собственный выбор эстетических предпочтений — Тануджа и Радж Капур — тоже в чем-то схожи. Это говорит о том, что люди могут иметь более широкий, негендерный прототип лица, который до некоторой степени детализирован и дифференцирован на гендерно-специфические прототипы в контрастной подкатегории.Если так, то, возможно, мои переживания критического периода способствовали взрослым изменениям в моем эстетическом прототипе. Проще говоря, лицо моей жены оказало большее влияние на мое усреднение отчасти потому, что его эффекты не были полностью отличны от тех, что были на лице моего отца — поразительный случай сложных, вариативных реакций, развивающихся на основе универсальных принципов.

Конечно, трудно сказать, насколько переживания критического периода влияют на произведения искусства, а не на лица. Возможно, что такие переживания влияют на одни области эстетической реакции, но не на другие.Однако переживания критического периода явно играют ключевую роль в привязанности. Следовательно, если привязанность действительно имеет решающее значение для ощущения красоты, вполне вероятно, что переживания критического периода важны для нашей эстетической реакции на произведения искусства, по крайней мере, в этом отношении. Возьмем, опять же, личный пример — некоторые из моих наиболее интенсивных эстетических переживаний связаны с мистической литературой, например, стихами Руми. Более того, мне кажется, что я особенно предпочитаю мистическую поэзию, касающуюся женского божества, в том числе многие стихи бенгальской богини (см. McDermott et al.2001), которые (возможно, с Руми) являются для меня парадигмой эстетического совершенства. Это в некоторой степени удивительно, поскольку я не религиозен. Однако мои самые ранние эстетические переживания были связаны с католицизмом, и особенно с марианством моей семьи, с его особой преданностью Ченстоховской Богоматери или «Черной Мадонне». Кажется вероятным, что переживания этого критического периода влияют на мои нынешние эстетические предпочтения в литературе и искусстве.

эстетический вкус — испанский перевод — Linguee

Мы лично не

[…]
вот так s a n эстетический вкус .

cineuropa.mobi

Персональный № s gusta d esde el

[…]
punto de vi st a de l gu st o esttico .

cineuropa.mobi

В этом выпуске мы анализируем экологические обстоятельства, благоприятствовавшие

[…]
изысканность t h e эстетический вкус a n d его отношение к […]

переход между жизнью и смертью.

fundacionarmella.com

En este material se analizan las

[…]

circunstancias ambientales que propiciaron

[…]
la ref in aci n de l gusto esttico y s u re laci n con la […]

transicin entre la vida y la muerte.

fundacionarmella.com

M an s эстетический вкус c h an ges и развивается […]

с течением времени.

naenara.com.kp

E l gusto esttico del ho mbre se t ransforma […]

лет назад desarrolla con el tiempo.

naenara.com.kp

Автор должен использовать форму

[…]

участок, который

[…]
отражает жизнь правдиво и обслуживает t h e эстетический вкус o f t он раз среди форм, которые были […]

исторически усовершенствован.

naenara.com.kp

A este le correde buscar entre las formas de composicin

[…]

perfeccionadas a lo largo de

[…]
la Historia Aquellas que pueden отражатель la vida con fidelidad y que r es ponde n a l gusto d e l a po ca .

naenara.com.kp

Четкая и сильная политика компании, креативность

[…]
и synthesi s o f эстетический вкус a n d удобный […]

решений в эксклюзивном сочетании технологии и дизайна.

топп. Поз.

Filosofa empresarial clara y detectada, creatividad,

[…]
sntesis e nt re s enti do esttico y solu cion es prcticas […]

en la exclusiva fusin d e tcnica y diso.

topp.it

Его полное или частичное применение, с одной стороны, отвечает техническим и функциональным требованиям, т.е.е. прохождение света, а с другой его

[…]

позволяет украсить окружающую среду

[…]
Accordin г t o эстетический вкус , o bt вспомогательные эффекты […]

прозрачности и яркости даже с черепицей.

sevesglassblock.com

Су апликацин, частичный или общий, пермит Satisfacer exigencias tcnico-funcionales (es

[…]

decir, el paso de la luz) y, al mismo ti empo,

[…]
decorar los a mb ient es a gusto del usuario , obteniendo […]

прозрачные пленки

[…]

y luminosidad tambin en los cerramientos.

sevesglassblock.com

Невозможно создать художественный образ романа, который

[…]
обслуживает n e w эстетический вкус o f o наши современники […]

с методами представления

[…]

, которые использовались в былые времена.

naenara.com.kp

Con los mtodos empleados en los tiempos antiguos no se puede crear romantic que

[…]
responsean a l os nue vos gustos estticos d e n uestr o pueblo.

naenara.com.kp

Коллекция Pegasus насчитывает более

[…]

200 стеклянных блоков в разнообразной цветовой гамме, форме, стеклянном дизайне и

[…]
отделка на любой вкус a n d эстетический вкус .

sevesglassblock.com

Con ms de 200 artculos en el catlogo, Pegasus Presenta una coleccin complete con una gama varada en

[…]

cuanto se refiere a los colores, formatos, de vidrio y acabados para todo

[…]
tipo de e xi genci as y d e gustos estticos .

sevesglassblock.com

Alfa Romeo всегда создавалась для людей с высокими ожиданиями.

[…]

сверх строго необходимого в

[…]
царство эмоций на s : эстетический вкус , a p assion для сложных […]

инженерия, чистая

[…]

удовольствие от сидения за рулем и выражение собственной личности.

automania.be

Desde siempre, los Alfa Romeo se han pensado para todos aquellos que esperan que un automvil responsea incluso a expectativas que van ms all del campo de la

[…]

necesidad para entrar en el mundo de

[…]
las emo ci one: de l gusto esttico a la pasi n por la […]

tcnica refinada, del Placer de sentarse

[…]

al volante a la expresin de la propia personalidad.

automania.be

Реклама cont ro l s эстетический вкус .

pgorg.com

La pu blicida d cont rola el gusto e st? Тико .

pgorg.com

Снаружи, серия высокоэффективных аэродинамических устройств, очевидно, производных от

[…]

от конкурса, может быть

[…]
рассматривается вопрос ab l e эстетический вкус , b ut за его исключительный […]

качества реализации и

[…]

отделка из ультра-идеального неокрашенного углеродного волокна.

gt-club.es

En el external, una serie de aditamentos aerodinmicos altamente efectivos claramente Derivados de la

[…]

Competicin, que podran ser

[…]
thinkrados d e dud oso gus to esttico si n o fu era po r su excepcional […]

calidad de realizacin

[…]

y su acabado ultra-prefecto en fibra de carbono sin pintar.

gt-club.es

Важно правильно их выбрать

[…]
согласно o ne s эстетический вкус .

catalonia-ceramica.es

Es importante escoger adecuadamente en

[…]
funcin de c ada inqu ie tud esttica .

catalonia-ceramica.es

Наша цель — научить студентов владеть различными коммуникативными навыками, чтобы они могли расширить свои

[…]

возможности для культурного обмена. Наша цель также дать им возможность разработать

[…]
критическое суждение и их o w n эстетический вкус .

Washington-school.com.ar

Nuestro objetivo es Capture a los alumnos en las diversas Comunicativas que, adems de

[…]

Ampliar Sus Posibilidades de Intercambio Cultura, les allowedan desarrollar

[…]
un juic io cri tico y su propio gusto esttico .

Washington-school.com.ar

независимого опыта каждого ребенка, повышающего самооценку, общение и

[…]

межличностные отношения отношения на основе

[…]
exchange education ti n g эстетический вкус r e se арка и эксперименты […]

через действие, выпускник философии.

paueducation.com

La Experiencia Autnoma de Cada Uno La Adquisicin de la autoestima la comunicacin y las relaciones interpersonales las

[…]

relaciones basadas en intercambios

[…]
la ed uc acin de l gusto esttico la exp erime nt acin […]

mediante la accin Licenciada en Filosofa

пауобразования.com

Коллекционеры составляют особую группу людей

[…]
характеризуется утонченным на e d эстетическим вкусом a n d знанием […]

в данном поле.

seym-mate.org.pl

Los coleccionistas forman un grupo especfico de personas

[…]
que tien en unos gus tos estticos par ticulares y l os conocimientos […]

especializados en la materia.

seym-mate.org.pl

Мы твердо верим, что Public Art помогает людям приблизиться к современному языку искусства, как путем внедрения искусства в повседневную жизнь, так и к

[…]

предлагает аудитории реальную возможность познакомиться с искусством, тем самым способствуя развитию

[…]
критических навыков a n d эстетический вкус .

aiesm.com

Creemos firmemente que el Arte Pblica pueda contribuir a acercar la gente a los lenguajes del Arte Moderno y Contemporneao, que insertado en la vida cotidiana puede

[…]

llevar a una confrontacion ms vecina y posible ayudando a desarrollar un

[…]
sentido crt ic o y un g ust o esttico a respeto .

aiesm.com

Добавьте к этому наше технологическое ноу-хау и

[…]
щедрая помощьin g o f эстетический вкус t o c reate perfect, […]

высокопроизводительных, оборудования которых

[…]

при этом бережно относится к коже.

солярий.sportarredo.it

A esto aadimos nuestro know-how tecnolgico y una dosis

[…]
изобилие e de b uen gusto esttico, pa ra crear e quipos […]

perfectos, rendidores y, al mismo

[…]

tiempo, respetuosos de la piel.

солярий.sportarredo.it

Отделка подъемника платформы DHomeLift может быть персонализирована, чтобы она лучше всего подходила к

.
[…]
окружающая среда и обычай er s эстетический вкус .

sites.it

Se pueden personalizar los acabados del Elevador DHomeLift for adaptarse mejor

[…]
al am bi ente y a l gusto esttico de l c lie nte .

sites.it

T h e эстетический вкус v a ri es от человека […]

к другому.

africaclub.com

E l gus to esttico va r a de una p ersona a otra.

africaclub.com

Очень стимулирующий способ познакомить детей с миром искусства, помогая им

[…]
развивают свой смысл e o f эстетический вкус .

pino8.com

Un modo Estimulante de introducir a los nios en el mundo del arte, favoreciendo

[…]
la для ma cin de su gusto esttico .

pino8.com

Подъезд к зданию местного художника Сальвадора Молля очень привлекательный и

[…]
сигнализирует о идти o d эстетический вкус o f t он посетит […]

в этом музее.

valldalbaida.com

El Acceso, del Artista local Salvador Moll es muy atractivo y

[…]
preludia el buen gu sto esttico que no s aco mp aa durante […]

todo el recorrido.

valldalbaida.com

Он преследует несколько целей: изобретать продукты, создавать рецепты и, по мере роста гастрономического предложения, способствовать развитию культуры граждан в пользу природы и всего остального.

[…]

натуральный, что будет

[…]
охватывают все экономические, hea lt h , эстетика , s ceni c , вкус тк . преимущества, которые […]

вызвано производством

[…]

и потребление овощей.

navarragourmet.com

El objetivo es mltiple: Inventar productos, Crear Recetas y, a la par que se enriquece la oferta gastronmica, fomentar una cultura ciudadana en pro de la naturaleza y lo natural

[…]

que asuma las ventajas

[…]
econmi ca s, sa lud abl es, estticas, pa isa jstic as , gustativas, et 9023 c qu родукцин […]

y el consumo de Vegetales deparan.

navarragourmet.com

В частности,

[…]
what conc er n s aesthetic o r e thical subjectiv it y , 905 s tyle, оставив […]

«художнику-искусителю» задача определить собственное «искусство».

straddle3.net

Особые условия в очереди

[…]
afecta a la subjeti vi dad tic a o esttica, gu sto o est il o, dejando al ‘artista […]

искусственный ‘la tarea de Definir su propio’ arte ‘.

straddle3.net

Способность

[…]
для логического a n d эстетика d i sc ernment — t h e 905 905 de ожидает […]

общественный дух.

blink.brunner-group.com

La capacity de j ui cio lgi co y esttico, e st o es , el juicio от 905 905 905..]

sentido comn.

blink.brunner-group.com

Его проекты показывают всегда

[…]
элегантность, экстрим ca r e эстетика a n d идеальный союз между t h e 905 o f t он прошлый и последний […]

технология.

actualhome.org

Sus proyectos muestran siempre una

[…]
eterna e le ganc ia, un a esttica e xt rema dame nt e cuidada y una perfecta unin5 tr 905 del pa sado y […]

la tecnologa ms actual.

собственно дом.com

Это фантастический пример

[…]
понять t h e эстетика a n dt h e вкус 905 […]

в XVII веке, например

[…]

работы братьев Борха из пластика для крыши.

paseandoporsevilla.com

Qu mejor ejemplo

[…]
пункт c ompre nde r l a esttica y gu sto d el se vi llano […]

del XVII, que la magnfica decoracin de yeseras que

[…]

Los Hermanos Borja realizaron para la techumbre.

paseandoporsevilla.com

Интуиция, чуткость и чутье в погоне за

[…]

эмоционального стимула, это уверенность, используемая для достижения этого параллельного измерения

[…]
свойственный t h e эстетический s t возраст o f вкус .

soundchef.it

Intuicin, sensibilidad y propensin en busca de un estmulo emotivo: son

[…]

stas las certezas de las cuales nos servimos para llegar a esa sizesin

[…]
paralela pro pi и la fa se esttica del gusto .

soundchef.it

Определение, типы, методы и эффективность

Что такое арт-терапия?

Использование художественных методов для лечения психических расстройств и улучшения психического здоровья известно как арт-терапия. Арт-терапия — это техника, основанная на идее о том, что творческое самовыражение может способствовать исцелению и психическому благополучию.

Люди полагались на искусство в общении, самовыражении и исцелении на протяжении тысячелетий. Но арт-терапия не стала официальной программой до 1940-х годов.

Врачи отметили, что люди, страдающие психическими заболеваниями, часто выражали себя в рисунках и других произведениях искусства, что побудило многих исследовать использование искусства в качестве стратегии исцеления. С тех пор искусство стало важной частью терапевтической области и используется в некоторых методах оценки и лечения.

Типы творческой терапии

Арт-терапия — не единственный вид творческого искусства, применяемый при лечении психических заболеваний. К другим видам творческой терапии относятся:

Методы

Цель арт-терапии — использовать творческий процесс, чтобы помочь людям исследовать самовыражение и тем самым найти новые способы получить личное понимание и развить новые навыки преодоления трудностей.

Создание или оценка искусства используется, чтобы помочь людям исследовать эмоции, развивать самосознание, справляться со стрессом, повышать самооценку и работать над социальными навыками.

Техники, используемые в арт-терапии, могут включать:

  • Коллаж
  • Раскраска
  • Рисование и каракули
  • Рисование
  • Рисование пальцами
  • Рисование
  • Фотография
  • Лепка
  • Работа с глиной

Создавая произведения искусства, клиенты могут анализировать то, что они создали, и то, что это заставляет их чувствовать. Изучая свое искусство, люди могут искать темы и конфликты, которые могут влиять на их мысли, эмоции и поведение.

С чем может помочь арт-терапия?

Арт-терапию можно использовать для лечения широкого спектра психических расстройств и психологических расстройств. Во многих случаях его можно использовать в сочетании с другими методами психотерапии, такими как групповая терапия или когнитивно-поведенческая терапия (КПТ).

Некоторые состояния, для лечения которых может использоваться арт-терапия, включают:

  • Проблемы, связанные со старением
  • Беспокойство
  • Рак
  • Депрессия
  • Расстройства пищевого поведения
  • Эмоциональные трудности
  • Проблемы в семье или отношениях
  • Медицинские условия
  • Психологические симптомы, связанные с другими медицинскими проблемами
  • Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР)
  • Психосоциальные проблемы
  • Напряжение
  • Расстройство, связанное с употреблением психоактивных веществ

Преимущества арт-терапии

Согласно исследованию 2016 года, опубликованному в журнале Американской ассоциации арт-терапии, менее часа творческой активности могут снизить уровень стресса и положительно повлиять на ваше психическое здоровье, независимо от художественного опыта или таланта.

Арт-терапевт может использовать различные художественные методы, включая рисунок, живопись, скульптуру и коллаж, с клиентами, от маленьких детей до пожилых людей.

Клиенты, которые пережили эмоциональную травму, физическое насилие, домашнее насилие, тревогу, депрессию и другие психологические проблемы, могут извлечь выгоду из творческого самовыражения.

Некоторые ситуации, в которых может использоваться арт-терапия, включают:

  • Взрослые, испытывающие тяжелый стресс
  • Дети, испытывающие поведенческие или социальные проблемы в школе или дома
  • Дети или взрослые, пережившие травматическое событие
  • Дети с нарушением обучаемости
  • Лица, живущие с черепно-мозговой травмой
  • Люди с психическим здоровьем проблемы

Эффективность

Хотя исследования показывают, что арт-терапия может быть полезной, некоторые выводы о ее эффективности неоднозначны.Исследования часто бывают небольшими и неубедительными, поэтому необходимы дальнейшие исследования, чтобы выяснить, как и когда арт-терапия может быть наиболее полезной.

  • В исследованиях взрослых, переживших травму, было обнаружено, что арт-терапия значительно уменьшает симптомы травмы и снижает уровень депрессии.
  • Один обзор эффективности арт-терапии показал, что этот метод помог пациентам, проходящим курс лечения от рака, улучшить качество их жизни и облегчить различные психологические симптомы.
  • Одно исследование показало, что арт-терапия снижает депрессию и повышает самооценку у пожилых людей, живущих в домах престарелых.

На что обратить внимание

Если вы или кто-то, кого вы любите, думаете об арт-терапии, вам следует знать некоторые распространенные заблуждения и факты.

Не обязательно быть артистом

Людям не нужно обладать художественными способностями или особыми талантами, чтобы участвовать в арт-терапии, и люди всех возрастов, включая детей, подростков и взрослых, могут извлечь из этого пользу.Некоторые исследования показывают, что само присутствие искусства может сыграть определенную роль в улучшении психического здоровья.

Исследование, проведенное в 2017 году, показало, что искусство, выставленное в больницах, способствовало созданию среды, в которой пациенты чувствовали себя в безопасности. Это также сыграло роль в улучшении социализации и сохранении идентичности за пределами больницы.

Это не то же самое, что арт-класс

Люди часто задаются вопросом, чем сеанс арт-терапии отличается от занятий по искусству. Если арт-класс ориентирован на обучение технике или создание конкретного готового продукта, арт-терапия больше направлена ​​на то, чтобы позволить клиентам сосредоточиться на своем внутреннем опыте.

Создавая искусство, люди могут сосредоточиться на собственном восприятии, воображении и чувствах. Клиентов поощряют создавать искусство, которое выражает их внутренний мир больше, чем создание чего-то, что является выражением внешнего мира.

Арт-терапия может проводиться в самых разных условиях

Стационарные кабинеты, частные психиатрические кабинеты, школы и общественные организации — все это возможные места для оказания услуг арт-терапии. Кроме того, арт-терапия может быть доступна в других условиях, например:

  • Художественные студии
  • Колледжи и университеты
  • Общественные центры
  • Исправительные учреждения
  • Начальные и средние школы
  • Групповые дома
  • Приюты для бездомных
  • Больницы
  • Частные терапевтические кабинеты
  • Поликлиники
  • Старшие центры
  • Оздоровительный центр
  • Приюты для женщин

Однако, если требуются специализированные носители или оборудование, поиск подходящей настройки может оказаться сложной задачей.

Арт-терапия не для всех

Арт-терапия подходит не всем. Хотя для успеха арт-терапии не требуется высокий уровень творчества или художественных способностей, многие взрослые, считающие себя не творческими или артистичными, могут сопротивляться или скептически относиться к этому процессу.

Кроме того, арт-терапия оказалась эффективной не для всех типов психических заболеваний. Например, один метаанализ показал, что арт-терапия неэффективна для уменьшения положительных или отрицательных симптомов шизофрении.

С чего начать

Если вы думаете, что арт-терапия принесет вам пользу или кого-то, кого вы любите, подумайте о следующих шагах:

  • Найдите квалифицированного специалиста . Квалифицированные арт-терапевты будут иметь как минимум степень магистра психотерапии с дополнительным дипломом арт-терапии. Чтобы найти квалифицированного арт-терапевта, попробуйте поискать на веб-сайте Art Therapy Credentials Board.
  • Позвоните в свою медицинскую страховку . Хотя арт-терапия может не покрываться вашей медицинской страховкой, могут быть определенные медицинские отказы, чтобы помочь оплатить часть сеансов.Ваша страховка также может с большей вероятностью покрыть сеансы, если ваш терапевт является сертифицированным психологом или психиатром, который предлагает творческие методы лечения.
  • Спросите по их специальности . Не все арт-терапевты специализируются на всех психических заболеваниях. Многие из них специализируются, например, на работе с людьми, пережившими травмы, или людьми с расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ.
  • Знайте, чего ожидать . В течение первых нескольких сеансов ваш арт-терапевт, скорее всего, спросит вас о вашем здоровье, а также о ваших текущих проблемах и целях.Они также могут предложить несколько тем для изучения с помощью рисования, раскрашивания, лепки или другого материала.
  • Будьте готовы ответить на вопросы о процессе создания искусства . По мере продвижения занятий вы, вероятно, будете отвечать на вопросы о своем искусстве и о том, как оно заставляет вас себя чувствовать. Например: о чем вы думали, занимаясь рисованием? Заметили ли вы изменение настроения с того момента, когда вы начали, до того, когда закончили? Вызвало ли произведение какие-нибудь воспоминания?

Стать арт-терапевтом

Если вы хотите стать арт-терапевтом, начните с проверки своего штата, чтобы узнать больше об образовании, обучении и профессиональных качествах, которые вам понадобятся для практики.В большинстве случаев вам может потребоваться сначала стать лицензированным клиническим психологом, профессиональным консультантом или социальным работником, чтобы предлагать психотерапевтические услуги.

В США Art Therapy Credentials Board, Inc. (ATCB) предлагает программы аттестации, которые позволяют арт-терапевтам регистрироваться, сертифицироваться или получать лицензию в зависимости от штата, в котором они живут и работают.

По данным Американской ассоциации арт-терапии, минимальные требования:

Также требуется дополнительный опыт работы в аспирантуре.Вы можете узнать больше о требованиях к обучению и образованию, чтобы стать арт-терапевтом на веб-сайте AATA.

Ut Pictura Rhetorica: Ораторское искусство изобразительных искусств в ранней республике и формирование ценностей американской культуры, 1890-1840

Название Ut Pictura Rhetorica: Ораторское искусство изобразительных искусств в ранней республике и формирование американской культуры Values, 1890-1840 Abstract

В этом исследовании изучаются публичные выступления художников, преподавателей и непрофессионалов об искусстве и демонстрируются особые социальные и интеллектуальные отношения между искусством риторики и изобразительным искусством в Америке.
Эстетические формулировки, разработанные со времен античности для критики литературы, в первую очередь риторики, занимают центральное место в гуманистической культуре и гуманитарном образовании. Со временем философы и учителя распространили эту теорию на изобразительное искусство. Во время «Золотого века ораторского искусства» в Америке риторика придавала авторитет своим визуальным «родственным искусствам», обеспечивая при этом широкое распространение различных мнений относительно природы и надлежащей роли искусства в новой демократии. Тщательное сравнительное прочтение избранных речей доказывает влияние древних и европейских прецедентов на американские дискурсы и высвечивает интеллектуальные тенденции и споры, которые были наиболее важными в Новой Республике на протяжении пяти десятилетий.
Основные темы анализа: характер визуального искусства по сравнению с литературой; связь между эстетическим вкусом и умственными способностями, такими как восприятие, суждение и признание добродетели; функция профессионального и народного образования в художественном развитии; ценность искусства как аспекта полного образования; способность разных классов людей к художественному опыту; взаимосвязь между художественным продвижением и социальным прогрессом; и меценатство в условиях демократии.Прежде всего ораторы утверждали, способствует ли искусство личной морали и, в более широком смысле, социальному порядку и национальным достоинствам.
Семь основных глав посвящены художественным адресам, спонсируемым различными социальными институтами: колледжами, научными обществами, патриотическими и благотворительными братствами, ассоциациями механиков, академиями искусств, лицеями и организациями, продвигающими общественное образование. Интересы каждой группы внесли различные социальные точки зрения в общий дискурс, изначально основанный на интеллектуальной теории.Этот обзор устанавливает повсеместное влияние идей об искусстве и культуре, которые претерпели изменения по содержанию и форме, не отрываясь полностью от гуманистических традиций.
Социальные и эстетические взгляды, выраженные с трибуны, были гораздо более сложными и разнообразными, чем считалось ранее; практика публичных дебатов сыграла важную роль в установлении устойчивого отношения к художественной культуре в Америке.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.