Утробе матери: Когда малыш в утробе начинает слышать?

Содержание

Воспитываем и развиваем в утробе матери

Родители, сетуя на своих детей, часто говорят: «Ну откуда взялось это в ребенке? Почему он такой?..» Сегодня, уже не вызывает сомнения, что многие черты характера будущего человека формируются в процессе внутриутробного периода, ибо новорожденный к моменту своего появления на свет уже прожил девять месяцев, которые в значительной степени определяют направления его дальнейшего развития. Мать — это первая земная вселенная ребенка, поэтому все, через что она проходит, испытывает и плод. Эмоции матери передаются ему, оказывая либо положительное, либо отрицательное влияние на его психику.

Ни в один из моментов своей дальнейшей жизни человек не развивается столь интенсивно, как в пренатальном периоде, начиная с клетки и превращаясь всего через несколько месяцев в совершенное существо, обладающее удивительными способностями и неугасимым стремлением к знанию. Способность к добру и сопереживанию, чувство любви или неприязни, спокойствие или агрессивность, как и многие другие свойства личности, воспитываются в человеке с момента его зачатия. Педагог Бертин Андрэ писала, что организм будущего ребенка строится из материалов, которые поставляются ему из организма матери, следовательно, образ ее жизни, питание, отсутствие или наличие вредных привычек (прием алкоголя, курение, злоупотребление лекарственными препаратами и пр.) закладывают основу здоровья плода. Именно неправильное поведение матери, ее излишние эмоциональные реакции на стрессы, которыми насыщена наша тяжелая и напряженная жизнь, служат причиной огромного числа таких послеродовых заболеваний, как неврозы, тревожные состояния, многочисленные аллергические недуги, отставание в умственном развитии и многие другие патологические состояния. Психологи и психиатры выявили наличие существенного фактора, влияющего на развитие плода — качества эмоциональной связи, существующей между матерью и ребенком. Любовь, с которой она вынашивает ребенка; мысли, связанные с его появлением; богатство общения, которое мать делит с ним, оказывают влияние на развивающуюся психику плода и его клеточную память, формируя основные качества личности, сохраняющиеся на протяжении всей последующей жизни. В тех случаях, когда мы испытываем чувство радости и счастья, наш мозг вырабатывает «гормоны радости» (эндорфины). Они способны сообщать ощущения покоя или радости бытия плоду. Если он часто испытывает эти состояния в утробе матери, то они запоминаются. При стрессе организм, в частности надпочечники, начинает вырабатывать так называемые стрессовые гормоны (катехоламины), которые помогают справиться с возникшей ситуацией. Эти гормоны проникают через плацентарный барьер и оказывают воздействие на плод, формируя физиологическое состояние, отражающее состояние матери. Однако у плода оно гораздо сильнее и имеет большую значимость, поскольку у взрослого человека за время его жизни развиваются защитные механизмы, отсутствующие у плода. И все же беременным женщинам не следует испытывать особую волнения по этому поводу, поскольку речь идет о сильных стрессах, глубоких и длительных переживаний матери, а не о быстро проходящем чувстве тревоги, например, из-за разбитой вазы. Негативно отражаются плохие отношения между супругами, которые, повторяясь, превращаются в застывшую модель общения. Кроме того, будущие матери обладают защитным щитом, предохраняющим ребенка: любовью к нему. Она способна защитить плод от вредного воздействия даже в очень тяжелых, экстремальных ситуациях. Все трудности вполне преодолимы, если будущая мать осознает, что только она служит ребенку средством абсолютной защиты, для которой неисчерпаемую вселенскую энергию дает ее любовь. Совсем немаловажная роль принадлежит и отцу. Отношение к жене, ее беременности и, конечно, к ожидаемому ребенку — один из главных факторов, формирующих у будущего ребенка ощущения счастья и силы, которые передаются ему через уверенную в себе и спокойную мать. В момент зачатия мать и отец — равноправные партнеры, однако на протяжении последующих девяти месяцев главным действующим лицом становится женщина. Тело матери — это колыбель, в которой формируется новая жизнь. Мать и ребенок представляют собой единый и неразрывный организм, поэтому они в равной степени страдают от плохого самочувствия и неблагоприятного воздействия внешнего мира, одинаково остро воспринимают победы и поражения, делят пополам все горести и радости. Каждая будущая мать должна всегда следовать непреложным законам, которые можно сформулировать так: откажитесь от всех вредных привычек — ваш образ жизни, питание закладывают основу здоровья плода; старайтесь избежать стрессов и не давайте воли отрицательным эмоциям, потому что страх, ревность, злоба, душевная боль наносят непоправимый вред плоду и его формирующейся психике; любите свое будущее дитя, ибо любовь матери — мощный фактор защиты, способный прикрыть плод от вредного воздействия даже в очень тяжелых ситуациях; не забывайте о том, что музыка, пение, поэзия, искусство, общение с природой успокаивают, даруют радость и чувство внутренней свободы, которые благотворно сказываются на ребенке, приносят ему ощущение счастья и покоя; пытайтесь думать о тех качествах, которые хотели бы видеть в ребенке, направляйте мысли на такие категории, как доброта, мудрость, интеллигентность, честность, духовная красота, помните о том, что плод способен улавливать информацию своими клетками, а также записывать ее; беседуйте со своим будущим ребенком, объясняйте ему происходящее, успокаивайте и подбадривайте его, так как это приводит к полному единению с ним. Здоровье, характер и будущие качества ребенка, бесценного сокровища, врученного вам Природой на хранение, зависят от вас самих.

(по материалам книги Бертин Андрэ «Воспитание в утробе матери, или рассказ
об упущенных возможностях» подготовила медицинский психолог женской консультации Е.В.Сотникова)

В утробе матери ребенок умнеет – выводы ученых – Учительская газета

Американские ученые выяснили, что продолжительность беременности сказывается на успеваемости ребенка в школьном возрасте. Дети, которые родились на последних сроках, справляются с обучением лучше.

Фото: pixabay.com

Американские исследователи под руководством профессора педиатрии Нэнси Райхман из Ратгерского университета сравнили результаты успеваемости у 1405 младших школьников по разным предметам. Все ученики появились на свет в сроки от 37 до 41 недель. Выяснилось, что тем, кто родился позднее, учеба давалась легче. Родившимся до 40 недель учиться было сложнее.

Итоги исследования, опубликованные в журнале Pediatrics, показали, что дети, которые родились на 41-й неделе, лучше справляются с математикой. Причины ученые будут устанавливать. А в настоящее время они рекомендуют не стимулировать роды и не прибегать к кесаревому сечению как минимум до 39 недели.

Более раннее рождение ребенка может спровоцировать плохую успеваемость в школе и сложности с умственным развитием. По словам авторов исследования, они надеются, что их работа позволит собрать больше данных по этой теме, чтобы связать более широкий период беременности с дальнейшим умственным развитием ребенка и его школьной успеваемостью. Ученые намерены также выявить факторы, которые могут исказить результаты.

Кроме того, медики полагают, что длительность вынашивания может сказываться на особенностях поведения в детском и юношеском возрасте.
Ученные планируют тщательно изучить влияние вмешательства врачей в родоразрешение на дальнейшую успеваемость детей в школе. Для этого им предстоит собрать еще множество данных.

В случае, если ребенок родился недоношенным, помочь ему может грудное молоко. Чем больше его получает ребенок в первые 28 дней жизни, тем лучше у него развивается мозг. Позднее это сказывается на развитии интеллекта и успеваемости. Такие выводы были сделаны на основе анализа медицинских записей о детях, которые появились на свет до 30 недель беременности в 2001–2003 годах. Их сопоставили с данными о кормлении материнским молоком в первый месяц жизни, а также – с данными МРТ и оценкой развития интеллекта ребенка в год и в семь лет. Выяснилось: мозг тех, кто получал грудного молока больше, содержал большее количество серого вещества.

Башкирские генетики научились ставить диагноз детям еще в утробе матери

В Республиканском медико-генетическом центре (Уфа) внедрили новый высокотехнологичный метод – полногеномный хромосомный микроматричный анализ (ХМА) для пренатальной диагностики беременных, он позволяет исключить любые хромосомные нарушения плода.

Башкирия – единственный регион России, где данное обследование по показаниям проводится беременным бесплатно за счет бюджета республики. В 2021 году запланировано 650 таких обследований. Сам метод инвазивный. Для исследования подойдет любой материал, содержащий ДНК, – ворсина плаценты или жидкость внутри плодных оболочек. Анализируются отдельные фрагменты генома с использованием специально подготовленной микроматрицы. Одновременно исследуются более тысячи генов, и появляется возможность исключить более 250 тяжелых генетических заболеваний.

– С помощью этого метода мы выявляем нарушения, которые стандартным цитогенетическим исследованием кариотипа выявить невозможно, – говорит директор Медико-генетического центра Илдар Минниахметов. – Раньше было так: биоматериал, который получали во время инвазивной процедуры, изучался под микроскопом на хромосомные нарушения. Но каким бы опытным ни был специалист, есть разрешающая способность человеческого глаза. Какие-то крупные нарушения, например трисомию 21-й хромосомы, которая ведет к синдрому Дауна, можно выявить в 100% случаев, но количество хромосомных нарушений огромно! Так, может быть поврежден крохотный участок в каком-то плече хромосомы, и с помощью ХМА мы его «поймаем», а простой цитогенетикой – нет. Повреждение насколько мало, что человеческий глаз его просто не заметит. Технология микроматричного анализа, лежащая в основе теста, позволяет добиться высокой точности при выявлении перестроек, не видимых в обычный микроскоп.

Новый метод может выявить все хромосомные нарушения плода.

– И дело даже не в том, прерывать беременность или нет, – продолжает Илдар Минниахметов. – Бывает прогноз неблагоприятный по здоровью, но благоприятный по жизни. Есть врожденные пороки развития, которые требуют серии операций, причем провести их необходимо в первые часы жизни ребенка. И когда врачам заранее дается полная картина происходящего, у них больше возможностей помочь.

Пресс-служба Министерства здравоохранения Республики Башкортостан (с сайта Русфонд в Башкортостане)

Жизнь мальчиков полна «опасностей» (Boys live dangerously)

Жизнь мальчиков в утробе матери полна «опасностей»

Жизнь мальчиков в утробе матери полна «опасностей»

Никого не удивляет, что мальчики и девочки сильно отличаются, однако факт того, что эти различия можно наблюдать даже на самых ранних этапах развития, удивил даже ученых.  Различия в особенностях роста отмечаются с момента оплодотворения яйцеклетки и оказывают воздействие на здоровье человека по мере взросления, причем результаты этого воздействия проявляются именно во взрослом возрасте.

После момента оплодотворения яйцеклетка, которая на данном этапе развития человека уже несет в себе всю генетическую структуру новой личности, включая пол, который определяется наличием определенной хромосомы в сперматозоиде, оплодотворившем яйцеклетку, а именно хромосомы Х или У.  Во время «путешествия» от яичника к матке, которое длится около одной недели, оплодотворенная яйцеклетка, которая на данной стадии является эмбрионом, продолжает непрерывно делиться.  При сравнении процессов деления наблюдается следующее: эмбрионы мужского пола находятся меньше времени в состоянии «ожидания» между делениями клетки, чем эмбрионы женского пола.  Это означает, что при сравнении с эмбрионами-девочками эмбрионы-мальчики растут быстрее и потребляют большее количество питательных веществ даже до того момента, когда они прикрепляются к стенке матки, т.е. до того момента, который является началом беременности.

Похоже на то, что мальчики всегда бывают «голодными», даже в тот момент жизни, когда они являются зародышем.  Это и понятно, особенно принимая во внимание то, что их «план роста» заключается в том, чтобы расти как можно быстрее.  Однако такая «стратегия роста» делает их более уязвимыми в ситуациях недостаточного обеспечения питательными веществами и наличия проблем со здоровьем в будущем.  Скорость роста плода зависит от того, сколько «пищи» он получает от своей матери.  Важно помнить о том, что питание плода зависит исключительно от состояния плаценты.  Плацента «захватывает» питательные вещества, находящиеся в крови матери, и переносит их непосредственно в кровь плода.

«Добыча» питательных веществ – это очень трудный процесс, особенно когда вы являетесь зародышем, причем для зародышей мужского пола эта стоящая перед ними задача является еще более сложной.  Вопреки логике, зародыши мужского пола «выстраивают» для себя плаценту, отличающуюся относительно небольшими размерами.  К чему тратить драгоценные питательные вещества на «строительство» плаценты, если ваша стратегия заключается в том, чтобы только лишь расти как можно быстрее?  С целью компенсации этого «недостатка» и для поддержания быстрого роста с плацентой меньших размеров зародыши-мальчики пользуются двумя «умными» стратегиями.  Во-первых, они «делают» свою плаценту более эффективной.  Плод мужского пола может расти быстрее при наличии меньшего количества плацентарной ткани, чем пол женского рода, так как плаценты мальчиков способны лучше захватывать питательные вещества.  Во-вторых, мальчики «стимулируют» своих матерей больше кушать.  Каким-то неизвестным нам образом они могут увеличивать аппетит у своих матерей.  Женщины, беременные мальчиками, употребляют больше белка, углеводов и, в особенности, жиров.  В связи с этим в период беременности они набирают больше веса, чем женщины, вынашивающие девочек.

Эта мужская стратегия «бесшабашности», по-видимому, может служить объяснением тому, почему мужчины отличаются более крупными размерами и физической силой.  Однако «мужская стратегия роста» сопряжена с опасностью, поскольку она находится в прямой зависимости от постоянного поступления питательных веществ, доставляемых с пищей, которую ест его мать.  В голодные времена или при наличии осложнений с плацентой мальчики умирают в утробе матери «легче» и чаще.  В условиях катастроф количество мальчиков, рождающихся живыми, бывает меньше, чем число девочек.  Такой феномен наблюдается во время войн, голода и стихийных бедствий.  Стресс, который оказывает воздействие на ребенка, развивающегося в утробе матери, делает мальчиков более уязвимыми к неблагоприятным условиям как в период развития, так и на протяжении всего жизненного цикла после рождения.  Среди детей, родившихся недоношенными, умирает больше мальчиков, чем девочек.  Мальчики, родившиеся с низким весом и отличающиеся быстрым ростом в раннем детстве, живут меньше.

Девочки, с другой стороны, выстраивают «стратегию медленного роста и большой плаценты», которая защищает их от возможной недостаточности питательных веществ у матери.  В среднем они рождаются с меньшим ростом и весом, чем мальчики.  В утробе матери девочки растут медленнее.  Они в меньшей степени зависят от ежедневного рациона своей матери.  Их развитие в большей степени зависит от тех запасов питательных веществ, которые материнский организм накопил за подростковый период и за годы жизни до наступления беременности.  Благодаря такой стратегии они лучше переносят изменения, имеющие место быть в рационе матери.

Быстрый рост имеет свою цену.  В утробе матери по этим «счетам» чаще «платят» мальчики.  Конечным проявлением опасной «мужской» стратегии роста может быть то, что у мужчин чаще отмечается более высокое кровяное давление, да и живут они меньше, чем женщины.  В период развития по стратегии быстрого роста, у мальчиков в действие вступает принцип «приоритетности» в процессах роста и развития важных органов, таких как головной мозг.  Развитие таких органов, как почки, функции которых до момента рождения выполняет материнский организм, может нарушаться.  Это приводит к более высокой вероятности развития повышенного давления и болезней сердца в зрелом возрасте и, как следствие, к сокращению продолжительности жизни.

Если мать отличается здоровым организмом в момент зачатия и находится на здоровой диете в тот период, когда в ее утробе растет и развивается ее ребенок, то от этого будут выигрывать как мальчики, так и девочки.

СК начал проверку из-за смерти ребенка в утробе матери в Новосибирске | ОБЩЕСТВО

В Новосибирске 37-летняя женщина потеряла ребенка за несколько дней до родов в родильном доме № 7, который считается одним из лучших в регионе. Поступив в лечебницу, женщина пожаловалась на недомогание, но, как утверждает она, ей дали таблетку анальгина и отправили пать. Ночью сибирячке стало плохо, началось кровотечение. В итоге ребенок погиб в утробе матери. 

Татьяна поступила в роддом № 7 за несколько дней до планового кесарева сечения. Беременность шла хорошо, ребенок развивался нормально и без патологий, пишет HГC со ссылкой на медицинские документы женщины.

Наблюдалась будущая мать в женской консультации, которая подотчетна городскому клиническому перинатальному центру (бывший 4-й роддом). 19 августа женщина пришла на очередной прием к гинекологу, ей сообщили, что 4-й роддом закрылся на санобработку. Поэтому для родов был выбран 7-й роддом. Врач порекомендовала скорейшую госпитализацию на сроке почти 39 недель. Однако в 7-м роддоме женщине пояснили, что принимают только по записи — ближайшая была лишь на 24 августа.

«Мне сказали, что если давление повысится, то надо вызывать скорую, а если давление будет нормальным, то приходить 24-го числа. Ну я приехала 24 августа, мне назначили анализы, УЗИ, проверили частоту сердцебиения плода… И назначили операцию только на следующую неделю — на 31 августа», — отметила женщина.

Накануне операции Татьяна пожаловалась врачам, что плохо себя чувствует — у нее подскочило давление и начала сильно болеть голова. Медики дали роженице таблетку анальгина, валерьянку и отправили спать. В ночь с 26 на 27 августа Татьяне стало плохо, а сердцебиение плода пропало. Женщине сделали экстренное кесарево сечение.

«У меня случилось большое внутреннее кровотечение. Как потом объяснили, произошла отслойка плаценты на 80%», — рассказала Татьяна. 

Внутренние органы женщины удалось спасти, но при этом она потеряла 1,2 литра. А вот ребенка спасти не удалось. Официально мертворожденным детям не дают документов и присваивают только фамилию. Однако мальчика назвали Владислав, его похоронили 7 сентября.

30 сентября супруг Татьяны написал заявление в Следственный комитет Первомайского района с требованием найти виновных в смерти сына. Начата доследственная проверка. В СК уточнили, что проверка продлится до 29 сентября 2021 года, назначены экспертизы, по итогам которых примут решение в возбуждении уголовного дела или отказе. В минздраве региона пока никак не прокомментировали трагедию. Главврач роддома № 7 Виктор Греф сообщил, что идут служебные проверки. 

Напомним, ранее главный гинеколог региона заявил об уменьшении числа фертильных женщин.

Нейробиологи научились измерять содержание миелина в мозге плода в утробе матери

Нервные волокна периферической и центральной нервной системы окружены защитной оболочкой из миелина – многослойной клеточной мембраной, состоящей из жиров и белков. Ионные токи не могут проходить через миелин, поэтому нервный импульс проходит по миелинизированным волокнам крупными «перескоками» – только по областям разрыва миелиновой оболочки, такие области встречаются через равные промежутки длиной примерно 1 миллиметр. В результате такой скачкообразной передачи сигнала, нервный импульс распространяется по миелинизированным волокнам в несколько раз быстрее, чем по волокнам без миелина. Повреждение миелиновой оболочки приводит к серьезным нарушениям работы нервной системы.

Процесс миелинизации начинается приблизительно на пятом месяце развития плода и интенсивно продолжается после рождения, когда человек учится держать голову, ходить, говорить, мыслить и так далее. Нарушение этого процесса, а также некоторые заболевания (например, рассеянный склероз) могут повредить миелиновую оболочку нервных волокон и таким образом вывести из строя центральную нервную систему. Ученые из Томского государственного университета и Института «Международный топографический центр» Сибирского отделения РАН разработали метод количественной оценки процесса миелинизации мозга плода в клиничесских условиях с помощью магнитнорезонансной томографии (МРТ).

«Нарушения миелинизации часто лежат в основе задержек физического и умственного развития ребенка, а также являются возможным механизмом формирования ряда неврологических и психиатрических заболеваний. Наше исследование открывает возможность неинвазивного изучения формирования миелина в мозге плода на самой ранней стадии и последующего применения полученных знаний в клинической диагностике и фундаментальных нейронауках», — рассказал Василий Ярных, руководитель проекта, профессор Томского государственного университета и университета Вашингтона (США).

Современные методы МРТ позволяют на качественном уровне оценить выраженные нарушения миелинизации, но не дают возможности измерить точное количество миелина в нервной ткани. Более ранние технологии МРТ также недостаточно чувствительны к малым количествам миелина, которые присутствуют в мозге плода или новорожденного ребенка. Авторы исследования предлагают использовать для этих целей новый метод – картирование макромолекулярной протонной фракции (МПФ). При обычной МРТ источником сигнала являются протоны, содержащиеся в воде, тогда как метод картирования МПФ измеряет количество протонов, входящих в состав клеточных мембран. Благодаря специальному алгоритму математической обработки изображений и протоколу сбора данных, новый метод позволяет выделить сигнал протонов, относящихся к миелиновей оболочке. В предыдущих исследованиях ученые доказали эффективность этого метода для количественной оценки миелинизации, а в новой работе продемонстрировали применение картирования МПФ для визуализации тонких различий в миелинизации анатомических структур мозга плода.

«Наше исследование стало возможным благодаря тесному сотрудничеству с клиницистами из отделения «МРТ Технологии» Института «Международный топографический центр» Сибирского отделения РАН под руководством доктора медицинских наук Александры Коростышевской и их значительному опыту в диагностике патологий развития плода. В результате нашей работы предложен новый метод построения карт миелинизации мозга человека в процессе пренатального развития. Впервые показана возможность неинвазивной количественной оценки содержания миелина в мозге плода с использованием широкодоступного клинического оборудования для МРТ», — добавил ученый.

В исследовании приняло участие более сорока беременных женщин на сроке беременности от 18 до 38 недель. Ученые показали способность их метода надежно оценивать пространственно-временные траектории развития миелина в различных анатомических структурах мозга плода. Новая технология позволяет выявлять очень малые количества миелина на ранних стадиях его формирования с высоким пространственным разрешением и коротким временем сканирования (менее 5 минут). Авторы сравнили данные, полученные для мозга взрослого человека и мозга плода и выяснили, что картирование МПФ являтся наиболее чувствительным к содержанию миелина среди всех известных методов МРТ.

Фото: Примеры карт МПФ головного мозга плодов различного гестационного возраста. Источник: Василий Ярных

Синдром Дауна выявят ещё в утробе матери

К выпуску пренатального теста для диагностики синдрома Дауна приступил производитель наборов для генетического анализа «Sequenom Inc».

Тест «MaterniT21» основан на секвенировании ДНК, циркулирующей в плазме матери. Он выявляет фрагменты ДНК, принадлежащие 21 хромосоме. Как правило, на долю 21 хромосомы в крови беременной женщины приходится 1,35% от общего количества материнской и эмбриональной ДНК. Избыточное количество материала 21 хромосомы свидетельствует о генетической аномалии, а именно о трисомии по 21 хромосоме, являющейся характерным признаком синдрома Дауна.

Трисомия по 21 хромосоме означает наличие множества патологических психологических и физических характеристик. В большинстве случаев у людей с синдромом Дауна присутствуют интеллектуальные нарушения, хотя во многих случаях они не столь значительны. Как правило это замедленная речь, нарушение моторики. И внешне они выглядят немного по-другому: для них характерны округлые плоские лица.

Зачастую синдром Дауна сопровождается врождёнными болезнями сердца, проблемами со слухом или зрением, дисфункциями щитовидной железы. Средняя продолжительность жизни людей с синдромом Дауна составляет 55 лет.

Отличие MaterniT21 от других ранее доступных тестов заключается в том, что он намного точнее, а также может быть использован уже на десятой неделе беременности. И это даст возможность будущим родителям принять единственно верное для них решение: оставить ли ребёнка с синдромом Дауна, осознавая все возможные последствия, или прекратить нежелательную беременность.

Компания утверждает, что по результатам клинических исследований, которые опубликованы в «Genetics in Medicine», тест имеет точность 99,1 %. В исследовании теста были оценены образцы крови 212 женщин с беременностями ребёнком с синдромом Дауна и 1484 образцов крови женщин, беременных ребёнком без синдрома Дауна. Тест выявил 209 из 212 детей синдрома Дауна (точность 98,6 %), всего с тремя ложно-положительными результатами (0,2 %), и тремя ложно-отрицательными результатами.

По материалам thestar.com

Womb (2010) — IMDb

Womb — отличная драма, которая, к сожалению, неправильно продается.

Если ваше первое впечатление от фильма такое, что это эротическая драма об инцесте, вы не можете быть дальше от истины.

Предпосылка должна быть руководством к тому, стоит ли вам смотреть этот фильм.

«После трагического происшествия женщина решает клонировать своего любовника и вырастить его из младенчества до взрослого». Чем меньше вы знаете о матке, тем лучше будет опыт.Достаточно сказать, что это очень хорошо сделанная и честная драма о неспособности отпустить и о последствиях, которые за этим следуют.

История разворачивается вокруг Томми и Ребекки. После аварии Ребекка принимает неоднозначное решение клонировать Томми, чтобы вырастить его ребенком.

Почему? Чтобы вернуть любовника? Воспитать ребенка, которого у нее никогда не было? Фильм нас никогда не кормит с ложечки, и мы остаемся с блестящей игрой Евы Гринс, чтобы увидеть, как Ребекка разваливается.

Мы видим, что она заботится о клоне Томми и искренне хочет быть хорошей матерью, но за этим скрываются предчувствия возможности инцеста.Ребекка изо всех сил пытается сохранить свои чувства к материнству, но когда женщины входят в жизнь Томми, очевидна ревность, и это главный конфликт фильма.

Конечно, эта табуированная возможность — главный мотив второй половины фильма, но это гораздо больше.

Утроба прекрасна тем, насколько хорошо она сделана.

В фильме есть изоляция, пейзажи и виды ограничены длинными участками моря и пляжей.

Музыка тоже скудна, есть навязчивая повторяющаяся тема, которая звучит десятилетиями и подчеркивает длительность истории.

Диалог минимален, и фильм никогда не затягивается на определенный промежуток времени.

Пока мы ничего не упускаем. Womb фокусируется не на разговорах и событиях, а на эмоциях, которые переживают персонажи. То, что у нас осталось, — это глубокая моральная история любви, выходящая за рамки десятилетий.

Независимо от того, как вы относитесь к неизбежному исходу, борьба, представленная на экране, — одна из самых сложных современных любовных историй. Дело не в похоти, а в том, насколько мы можем ослепнуть в своих желаниях вернуть своих близких.

Это не для всех, хотя из-за медленного характера фильма, чем больше вы отдадитесь фильму, тем больше вы получите.

Это тоже не самый удачный фильм. Депрессивный тон фильма может показаться некоторым слишком сильным, но он остается верным самому себе и извлекает из этого большую пользу.

Это в сочетании с табуированными тематическими материалами, сопровождаемыми сомнительным маркетингом, вероятно, отпугнет людей, что очень досадно, потому что это далеко не претенциозная история любви, которую люди, похоже, думают.

Посмотрите, если сможете, это определенно навязчиво красивый фильм, который заставляет задуматься еще долго после титров.

P.S, это мой первый настоящий обзор, дайте мне знать, что вы думаете, ребята! БЛАГОДАРНОСТЬ!

Рак матки (матки) — NHS

Рак матки (рак матки или эндометрия) — это распространенный рак, поражающий женскую репродуктивную систему. Это чаще встречается у женщин, переживших менопаузу.

Симптомы рака матки

Самый частый симптом рака матки — это необычное для вас вагинальное кровотечение (ненормальное).

Если вы пережили менопаузу, любое вагинальное кровотечение считается ненормальным.

Если у вас еще не было менопаузы, ненормальное кровотечение может включать очень обильные месячные или кровотечение между менструациями.

Подробнее о симптомах рака матки.

Информация:

Консультации по коронавирусу

Получите консультацию о коронавирусе и раке:

Когда обращаться к терапевту

При появлении необычного вагинального кровотечения как можно скорее обратитесь к терапевту.Хотя маловероятно, что это будет вызвано раком матки, лучше быть уверенным.

Ваш терапевт спросит о ваших симптомах и предложит внутреннее обследование. При необходимости они направят вас к специалисту для проведения дальнейших анализов, чтобы исключить любую серьезную проблему.

Подробнее о диагностике рака матки.

Типы рака матки

Большинство видов рака матки начинается в клетках, составляющих слизистую оболочку матки (эндометрий). Вот почему рак матки часто называют раком эндометрия.

В редких случаях рак матки может начаться в мышечной стенке матки. Этот тип рака называется саркомой матки, и его можно лечить по-другому. Узнайте больше о саркомах мягких тканей.

Рак матки отличается от других видов рака женской репродуктивной системы, таких как рак яичников и рак шейки матки.

Почему возникает рак матки?

Непонятно, что именно вызывает рак матки, но некоторые факторы могут увеличить риск его развития.

Одним из основных факторов риска рака матки является более высокий уровень гормона эстрогена в организме.

Повышенный уровень эстрогена может быть вызван рядом факторов, в том числе ожирением. Существует также небольшое увеличение риска рака матки при длительном применении тамоксифена.

Не всегда можно предотвратить рак матки, но считается, что некоторые вещи снижают этот риск. Это включает в себя поддержание здорового веса и длительное использование некоторых видов контрацепции.

Подробнее о причинах рака матки.

Лечение рака матки

Самым распространенным методом лечения рака матки является хирургическое удаление матки (гистерэктомия).

Гистерэктомия может вылечить рак матки на ранних стадиях, но вы больше не сможете забеременеть. Операция по поводу рака матки также может включать удаление яичников и маточных труб.

Иногда также назначают лучевую или химиотерапию.

Можно использовать гормональную терапию (прогестаген), если вы еще не пережили менопаузу и все еще хотите иметь детей.

Даже если ваш рак запущен и шансы на выздоровление невелики, лечение все равно может помочь облегчить симптомы и продлить вашу жизнь.

Подробнее о лечении рака матки.

Жизнь с раком матки

Жизнь с раком — непростая задача, и рак матки может повлиять на вашу жизнь определенным образом.

Например, на вашу сексуальную жизнь может повлиять гистерэктомия, особенно если вам удалили яичники. Вам может быть труднее заниматься сексом физически, а также у вас снижается половое влечение.

Возможно, вам будет полезно поговорить с другими людьми о своем заболевании, включая членов семьи, вашего партнера или других людей с раком матки.

Подробнее о жизни с раком матки.

Последняя проверка страницы: 1 июня 2018 г.
Срок следующей проверки: 1 июня 2021 г.

Что такое рак матки? | Исследования рака, Великобритания

Рак матки врачи иногда называют раком матки, так как матка — это медицинское название матки.Или они могут назвать это раком эндометрия. Эндометрий — это слизистая оболочка матки. Рак эндометрия — наиболее распространенный вид рака матки.

Если вы ищете информацию о раке шейки матки (шейки матки), этот раздел не для вас. У нас есть отдельный раздел о раке шейки матки.

Матка и репродуктивная система

Матка — часть репродуктивной системы женщины. Это мускулистая сумка в форме груши, которая удерживает и защищает растущего ребенка во время беременности.Репродуктивная система состоит из:

  • вульва
  • влагалище
  • матка (матка)
  • шейка матки (шейка)
  • маточные трубы
  • яичников

Это видео показывает более подробную информацию о женской репродуктивной системе. Он длится 1 минуту 50 секунд.

Женская репродуктивная система состоит из нескольких частей. Яичники содержат яйца, которые высвобождаются каждый месяц в детородном возрасте.Они также производят половые гормоны, контролирующие периоды. Фаллопиевы трубы соединяют яичники с маткой (также называемой маткой).

Когда яйцеклетка выходит из тела, она движется по маточной трубе к матке. В это время сперма самца может перейти в маточную трубу, где она может встретиться с яйцеклеткой и оплодотворить ее. Оплодотворенные яйца проходят по маточной трубе в матку, которая удерживает и защищает ребенка во время беременности. Выстилка матки называется эндометрием. Он густеет во время менструального цикла, готового к беременности.Если вы не забеременеете, у вас будет период, когда подкладка будет проливаться.

Шейка матки — это нижняя часть матки. Это вход во влагалище. Во время менструации кровь проходит из матки через шейку матки, а затем во влагалище. Влагалище также открывается и расширяется во время полового акта и растягивается во время родов, чтобы позволить ребенку выйти наружу.

На внешней стороне тела находится вульва. Он состоит из двух пар губ. Между ними находится отверстие влагалища.Выше влагалища находится уретра: короткая трубка, по которой моча выводится из мочевого пузыря за пределы тела, а над уретрой находится клитор: очень чувствительная область, доставляющая сексуальное удовольствие.

Для получения дополнительной информации о раке, который может начаться в женской репродуктивной системе, перейдите на сайт cruk.org/cancer-types

.

Где начинается рак матки?

Большинство видов рака эндометрия представляют собой аденокарциномы.

Адено означает, что клетки, ставшие злокачественными, являются клетками железистой ткани.Таким образом, самый распространенный тип рака матки — рак эндометрия. Карцинома означает, что рак начался в поверхностном или выстилающем слое клеток (эпителии).

Насколько часто это

Около 9400 женщин в Великобритании ежегодно диагностируют рак матки. Это делает его четвертым по распространенности раком у женщин в Великобритании.

Кто получит

Большинство людей, у которых развивается рак матки, — это пожилые женщины. Это гораздо реже у людей моложе 40 лет.

Просмотр матки | Journal of Medical Ethics

«Как известно всем историкам, прошлое — это великая тьма, наполненная отголосками».

— Маргарет Этвуд, Рассказ служанки

Введение

В этой статье прослеживается отношение к женскому воспроизводству, сформированные историческими недоразумениями в отношении деторождения и женского тела, увековечили подход, который продолжает подчинять себе и «других» женщин 1, особенно когда они вынашивают и рожают детей.С классических времен матка вызывала подозрение и страх среди «медиков», теологов и простых людей отчасти потому, что была скрыта от их взгляда. Пагубные рассказы о конфликтах и ​​опасностях, порожденные невежеством, пережили и превратились в современные медицинские тропы. Новые репродуктивные технологии, провозглашаемые расширением репродуктивного выбора для женщин, в равной степени предвещают обострение конфликта между матерью и плодом и гегемонию медицины над выбором женщин. Мы освещаем эту проблему и утверждаем, что нельзя допускать, чтобы такое отношение определяло этико-правовые подходы к новым технологиям.

До недавнего времени матка была исключительно естественным, статичным женским органом, но медицинская наука теперь предоставляет возможности для трансплантации2 или имитации функции матки3. Женщины, страдающие бесплодием маточного фактора, теперь могут получить трансплантат матки, и это Кажется возможным, что вскоре транс-женщины и цис-мужчины, желающие вынашивать собственного ребенка, тоже смогут 4. Такие достижения потенциально могут привести к дегендерности5 беременности. На горизонте есть перспектива создания «искусственных маток» 6, которые создадут дополнительные возможности для детей без матери и тех, кто хочет иметь ребенка, но не может вынашивать ребенка.Больший выбор для всех предполагаемых родителей и лучшее медицинское обслуживание плода, будь то биологическая матка родителей или «машина», по-видимому, представляют собой прогресс, который следует приветствовать.

История, однако, подсказывает, что следует с осторожностью относиться к влиянию таких событий на права и роль женщин в обществе в целом. Увлечение маткой в ​​сочетании со способностью других вмешиваться на благо плода привело к возникновению концепции конфликта «матери и плода», в котором интересы беременной женщины и плода представляются несовместимыми с или соревнуясь друг с другом.Хотя достижения в области репродуктивных технологий дают надежду и важные решения для предполагаемых родителей, могут возникнуть непредвиденные побочные эффекты, которые негативно сказываются на беременных женщинах из-за преобладающих нарративов в сфере здравоохранения, охраны материнства и общества в целом.

В этой статье мы напоминаем, как концепции, основанные на матке как месте конфликта, и озабоченность по поводу необходимости контролировать женщин из-за их матки, проявлялись в медицинской практике и законодательстве на протяжении всей истории. Затем мы рассматриваем, как эти нарративы преобладали, поскольку достижения в области медицинских технологий предоставили нам «взгляд в утробу», и демонстрируем, почему структура конфликта не только концептуально и очевидно неоправданна, но и потенциально вредна.Наконец, мы исследуем эту опасность в связи с будущими репродуктивными технологиями, уделяя особое внимание технологии «искусственной матки», чтобы исследовать эти вопросы в современном контексте. Мы рассматриваем развитие эктогестации и утверждаем, что такая технология служит дополнительным примером того, почему нам нужен масштабный сдвиг в медицине, этике и праве, отказавшись от нарративов, которые рассматривают беременность и матку как место опасности.

Скрыто от глаз

Обладание маткой не всегда было благословением.В прошлом женщина, которая успешно вынашивала детей, столкнулась с мучительными родами и риском смерти. Ее боль заключалась в том, чтобы искупить грех Евы, соблазнившей Адама этим яблоком. Книга Бытия провозглашает: «Я умножу вашу боль во время родов, в боли вы будете рожать детей, но ваше желание будет для вашего мужа» (Бытие 3.7). Джон Маккеун цитирует Мартина Лютера:

[Мы] видим, насколько слабы и болезненно бесплодны женщины. А те, кто приносит плоды, здоровее, чище и счастливее, и даже если они выносят себя усталыми — или, в конечном итоге, выносят себя, — это не причиняет вреда, пусть они проявляют себя, это цель, для которой они существуют.1

Для Лютера женщины были «созданы не для каких-либо иных целей, кроме как служить мужчине и быть его помощником в вынашивании детей» 1.

Однако, даже если целью женщины было вынашивать детей своего мужа, ее вклад Многие ученые разных возрастов считали, что создание ребенка было просто «семенным ложем» для зародыша2. Матки были не более чем необходимой средой, в которой могло расти семя отца. Аристотель утверждал, что зародыш образовался, когда мужское семя взаимодействовало с менструальной кровью.Женщина выкормила семя2. Гален не согласился, утверждая, что женщины производят семена, хотя и «более слабые по своей природе», чем мужское семя. В 17 веке анатомы, исследующие сперму под микроскопом, обнаружили сперму, первоначально описанную как «анималкулы». Возникло мнение (описываемое как преформизм), что полностью сформированный ребенок присутствует в сперме.

Анималкулизм, очевидно, оказался неточным, но для тех, кто считал, что матери лишь вносили вклад в среду, в которой ребенок отца мог расти и воспитываться, женщина была фактически «носителем беременности».Исходя из этой (ошибочной) посылки, юридическая недееспособность, которую английское право налагает на замужних женщин, начинает иметь некоторый смысл3. Брачный договор обязывал жену сделать свою матку доступной для питания детей мужа. В сочетании с мифом о том, что жена не может отказаться от согласия на супружеские сношения, закрепленным в английском законодательстве до 1991 года, 4 мужья пользовались чем-то вроде того, что мы можем классифицировать сегодня как право на потомство, а жены обязаны предоставлять средства, с помощью которых он может это сделать.7

Интерес мужа к ребенку усиливался твердой уверенностью в том, что ребенок «его», продукт его тела; он был очень заинтересован в том, чтобы никакая чужая «анималкула» не носила в утробе жены и не выдавалась за его. Еще он был сильно заинтересован в том, чтобы поведение «гестационного носителя» не ставило под угрозу его репродуктивную деятельность. К сожалению, это не означало, что все мужья положительно относились к укреплению здоровья жены. Высокий уровень детской смертности и во многих случаях в истории превышение количества женщин над мужчинами могло означать, что количество воспроизводимых детей было основной целью — произвести как можно больше детей и заменить «изношенные матки» свежими.Стремление к сыновьям и первородству обретает смысл. Если вы приняли анималкулизм, у его сына родился внук, который разделил вашу кровь. Дочери родят ребенка от «анималкулы» ее мужа, не связанной с дедушкой по материнской линии.

Работающая матка не обязательно приносила пользу женщине, но быть бесплодной могло быть худшей участью. С классических времен богословы и врачи объявляли бесплодных женщин чудовищем. В древнегреческом мифе ужасная королева горгон Медуза, чей взгляд обращал людей в камень, была названа некоторыми бесплодными.Пустое чрево было опасно, как и любое чрево, опасно для женщины и других. Скрытые от всеобщего обозрения, матки считались причиной многих женских недугов или, скорее, состояний, которые мужчины называли «недугами».

Женщины, как утверждали ученые мужчины, были неполноценными созданиями со слабыми интеллектуальными способностями и нерегулируемыми эмоциями. Христианское богословие поддерживалось так называемой наукой. «Научные» основания женских дефектов были разнообразны, противоречивы и со временем менялись. Когда дело дошло до женской физиологии, «медиков», анатомов, закона, Церковь и др. напоминали Алису в Стране чудес, пытающуюся «поверить в шесть невозможных вещей перед завтраком».«Женское тело было признано несовершенным по сравнению с мужским совершенством, но когда анатомы смогли исследовать внутреннюю часть женских трупов, они заявили, что женские органы можно рассматривать как инверсию мужских. шейка матки подобна пенису, а ее вместилище с яичками и сосудами похоже на мошонку »2. Однако матки обладали темной силой, которой не обладали идеальные мужские гениталии. «Блуждающая матка», которая не закреплялась на своем месте, а бродила по телу, давя на сердце и легкие, подвергала опасности жизнь женщины, приводя к «удушению матери».6 Блуждающая матка описывалась как «мигрирующая матка, бродящая по телу, как дикое животное, давящее на грудь. 7 Матка испускала ядовитые пары; нежелательный товар. Далеко не все выдающиеся врачи соглашались с тем, что такое состояние существует. «Тротула», средневековый сборник по женской медицине, отвергает понятие «удушение матери» 8. Популярное мнение о науке тогда, как и теперь, оказывало влияние на общество, как объяснил Эдвард Шортер, «через популярную культуру также использовался интуитивный мужской страх перед женщинами». магические силы’.9 Блуждающие утробы составили хорошую историю. Лекарством от блуждающего утробы и более поздней истерии, рекомендованным некоторыми медиками, был половой акт — конечно, в браке. Писатели предупреждали о либидозной природе несовершенных женщин, стремящихся в сексуальных отношениях с мужчиной к завершению. Как отмечает Роклифф, писатели-мужчины, казалось, не видели противоречия в изображении матки как «пассивного пустого сосуда и прожорливого животного» 7. женский дефект.Менструирующие женщины были «ядовиты во время цветения и настолько опасны, что они своим взглядом отравляли зверей, а маленьких детей в кроватках». Если мужчина вступит в половой акт с менструирующей женщиной, зачатый ребенок может, в частности, родиться прокаженным или слепым, сутулость или уродство. «Любой ребенок, рожденный вопреки такому табу» будет иметь какой-то признак позора, если бы только рыжие волосы »7. , Викторианские врачи считают матку причиной истерии.10 Утроба повредила женский мозг. Сегодня мы много слышим о «детском мозге» и когнитивных нарушениях в период менопаузы. Сообщалось, что женщин, страдающих сердечным приступом с точно такими же симптомами, как и у мужчин, часто отправляют домой, говоря, что они страдают от паники или стресса11 — истерии под каким-либо другим названием?

Тайные верования о матке, лежащие в основе законов, неблагоприятных для женщин и особенно беременных женщин, больше не действуют. Матка больше не таинственна, но женоненавистнические настроения, определяющие женщин по их биологии, сохраняются.Посмотрите на современные злоупотребления в социальных сетях в отношении женщин-депутатов. Посмотрите, как в некоторых штатах США были приняты регрессивные законы об абортах, противоречащие Конституционным правам, чтобы контролировать утробу каждой женщины.8 Как мы сейчас исследуем, технологические достижения, хотя и потенциально приносят пользу женщинам, могут также открывать возможности для вмешательства в женскую автономию, увеличивая потенциал за конфликт между интересами женщины и благополучием плода и продолжающуюся патологизацию аспектов женской физиологии.

Вид в матку

В предыдущем разделе описывались способы, которыми «недоступность» матки стала источником безудержных спекуляций о женщинах и их беременностях.Достижения двадцатого века в области медицинских технологий радикально изменили то, как мы взаимодействуем с женщинами и плодом во время беременности, хотя, как мы продемонстрируем, они не обязательно устранили некоторые из отсталых представлений о необходимости контролировать беременность. Рентгеновские технологии изначально позволили акушерам диагностировать потенциальные проблемы со здоровьем пренатально, а более позднее развитие акушерского ультразвука предоставило более безопасный способ получить представление о здоровье плода, что в конечном итоге стало повседневной частью дородовой помощи.Во второй половине века были впервые внедрены различные формы пренатального тестирования и лечебных процедур, включая сложные пренатальные операции при таких состояниях, как расщелина позвоночника.12 Многие из этих относительно недавних разработок теперь используются рутинно, а некоторые ранее экспериментальные и рискованные процедуры были стали более безопасными и менее инвазивными, что позволяет постепенно внедрять их в систему здравоохранения.13 Благодаря этим разработкам плод прочно занял центральное место в процессе вынашивания плода. Некоторые опасаются, что в результате отношения матери и плода станут потенциально враждебными, а интересы женщины могут оказаться второстепенными.14 Дуглас объясняет, что «восприятие деторождения в первую очередь, а не случайно, как вопрос здоровья, привело к все более сложной дилемме для медицинских работников. Кто их пациент, мать или плод?… Но в случае конфликта интересов, кто должен иметь приоритет? »15 Возможно, технология сместила фокус внимания с беременной женщины на сбор как можно большего количества информации о плоде. , потенциально превращаясь в форму принудительного контроля.Дуглас заключает, что «основное внимание в наши дни [со всеми современными акушерскими технологиями] переместилось с беременных женщин на плод внутри нее… [и это] позволяет поддерживать наблюдение за женщиной и в некоторой степени за ней. lifestyle’.15

Развитие медицины плода, от мониторинга сердечного ритма до трехмерной визуализации и пренатальной хирургии, сделало путь от зиготы к ребенку, когда-то скрытый от глаз, доступным не только беременным женщинам, но и их семьям, врачи и общество.Нам все чаще предоставляется возможность «заглянуть в матку», что приводит к восприятию плода как отдельного существа. Тейлор отмечает, что ультразвук «оживил» зародыши в том смысле, что «он обязательно включает в себя создание видимого невидимого и разоблачение того, что было скрыто и затемнено, [и] неизбежно вовлекает нас в риторику и политику видения» 16. Плод выглядит как нечто, за чем можно наблюдать и «взаимодействовать с ним» 17. Технологии предоставили средства «контролировать, контролировать и, возможно, вмешиваться».’18

Тем не менее, важная граница остается в форме беременной женщины, согласие которой необходимо для проведения любого вида вмешательства: «буквально, если не концептуально, беременная женщина включает в себя плод, поэтому прямой доступ к медицинским показаниям пациентка с плодами так же удалена, как и прежде »19. Похоже, что законы многих стран признают интересы беременной женщины в качестве первостепенных, и плод обычно не считается существом со своими собственными правами и интересами.20 Уважение автономии беременной пациенту отводится этическое превосходство даже теми, кто соглашается с ограниченным представлением о терпеливости плода.21 Тем не менее, необходимо проявлять бдительность, поскольку личные и социальные представления о статусе и интересах плода имеют и, вероятно, будут продолжать развиваться, даже несмотря на то, что правовые и этические кодексы поддерживают автономию беременной женщины как центральную роль22. привело к изменению того, как женщины воспринимают свои обязанности по отношению к еще не родившемуся ребенку, 23 24 и технологические разработки, такие как более сложные пренатальные изображения или приложения для беременных, отслеживающие состояние плода, могут еще больше стимулировать это мышление.Эмпирические исследования беременных женщин, готовящихся к пренатальной терапии, показывают, что плод обычно рассматривается ими как отдельная сущность со своими собственными потребностями и интересами.25 Дальнейшее технологическое развитие может увеличить потенциал противоречия между предполагаемыми интересами женщины и ее плода. Следовательно, важно исследовать способы, которыми мы представляем отношения матери и плода, поскольку технологии расширяют доступ к матке.

Необходимо срочно избегать восприятия матки как очага конфликта, чтобы с телом беременной женщины не обращались как с опасной средой для плода, а не как с неотъемлемой частью материнско-плодного блока.Интересы беременных женщин и их автономный выбор не должны стираться и игнорироваться в пользу обеспечения благополучия плода, и конфликтный взгляд на материнско-плодный блок, по-видимому, играет решающую роль в этом построении. В следующих двух разделах мы представляем понятие конфликта матери и плода, которое часто используется в этической и юридической литературе, и демонстрируем, почему это понятие необоснованно, бессвязно и, возможно, опасно и поэтому должно быть отвергнуто.

Рассмотрение конфликта

Считается, что конфликт матери и плода возникает, когда беременная женщина ведет себя вредно для плода, например употребляет чрезмерное количество алкоголя или отказывается от кесарева сечения по медицинским показаниям.26 27 Это видно в таких определениях, как: «конфликт матери и плода определяется как ситуация, в которой намерения или действия беременной женщины не совпадают с потребностями, интересами или правами ее плода, как они воспринимаются ее акушерами. ‘.28 Это ставит перед врачом главную этическую дилемму: как уравновесить интересы беременной женщины в уважении ее автономии и плода в защите ее « интересов’ ‘или благополучия, что ведет к проблемной проблеме распознавания плода. как отдельный пациент.

Иногда «виновницей» конфликта считается не беременная женщина — ее благополучие может быть поставлено под угрозу из-за вмешательств, направленных на обеспечение благополучия плода29 — например, более агрессивных действий матери и плода. операции, которые могут представлять долгосрочный риск для здоровья и благополучия женщины, а иногда и кесарево сечение, выполняемое для пользы плода. Приведенное выше определение более четко изображает беременную женщину и плод как противников, а не признает, что благополучие плода в конечном итоге зависит от уважения автономии беременной женщины, которая обычно больше всего вкладывается в обеспечение хороших результатов в будущем. ребенок.30 31 Однако любая концепция столкновения интересов основывается на предположении, что в беременности участвуют две отдельные стороны, между которыми может возникнуть конфликт, а не обязательно взаимозависимая биологическая единица. Вместо этого мы утверждаем, что эту взаимозависимость следует рассматривать в качестве отправной точки при изучении этических проблем в дородовом уходе и применении репродуктивных технологий.

Понятие «конфликт матери и плода» настолько широко распространено, что часто является отправной точкой дискуссий, связанных с этическими проблемами во время беременности.Биоэтические дискуссии часто используют эту структуру и примеры конфликта в качестве допущения по умолчанию32, 33 или проблемы, которую необходимо решить, 34, таким образом, порождая ложное представление о том, что такой конфликт широко распространен. Медицинские исследования также иногда используют эту терминологию, которая неизбежно ограничивает представление и обсуждение результатов.35 36 В частности, конфликт матери и плода, возможно, является одним из ключевых понятий в области акушерской этики, 21 37 38, включая большую часть работать над тем, чтобы уравновесить обязанности врача по отношению к беременной женщине и плоду.39–41 Некоторые полагают, что разница во мнениях между медицинскими работниками и беременной женщиной о том, что делать в конкретной ситуации, является истинным источником конфликта: термин «конфликт матери и плода» отвлекает внимание от конфликта, который необходимо следует рассмотреть: а именно конфликт между беременной женщиной и другими людьми (такими как агентства по охране детства, врачи и другие поставщики медицинских услуг), которые считают, что они лучше всех знают, как защитить плод»26. 42 Это напоминает образы, созданные до викторианской эпохи. врачи рассматривают женский организм как врожденный источник опасности.Мы можем видеть отголоски подозрения и недоверия к женщинам, где риск рассчитывается врачами, которые, кажется, защищают плод, как если бы по умолчанию предполагалось, что поведение женщины каким-то образом поставит его под угрозу.

Конфликт, закрепленный в законе: пример Англии и Уэльса

Закон часто является механизмом, с помощью которого этические и медицинские представления о конфликте во время беременности претворяются в существенное влияние на организм женщин и их выбор. Маклин объясняет, что «присвоение прав эмбрионам и зародышам приводит к прямому конфликту между матерью и концептусом в ряде возможных ситуаций».43 Существует несколько правовых принципов, которые позволяют признавать зародыши, на что влияет формирование конфликта. Алграни отмечает, что «многие из дел, которые привели к появлению правовых норм и принципов, касающихся статуса нерожденного ребенка, развивались в контексте дебатов об абортах и ​​случаев конфликта матери и плода» 44. корень.

В Англии и Уэльсе суды установили, что плод не имеет правосубъектности до рождения, и поэтому он не имеет (и, вероятно, никогда не имел) никаких претензий на защиту прав человека.45 Более того, нерожденный ребенок не может быть жертвой убийства, и непредумышленное убийство может иметь место только в том случае, если он был доставлен живым до того, как впоследствии скончался от полученных травм.9, 46 Плод не может быть жертвой несмертельного преступления против человека, независимо от того, выживет ли он после травмы.47 Однако плод может стать жертвой гибели ребенка, когда он достиг стадии гестации и станет способным к жизни вне тела матери.48 Преступление, связанное с выкидышем, также защищает жизнь плода, если только один из были применены основания, указанные в Законе об абортах 1967 года.49, 10 В то время как дело Патона 45, которое касалось безуспешной жалобы предполагаемого отца, пытавшегося предотвратить аборт, подтвердило, что плод не имеет права на жизнь в соответствии со статьей 2 Европейской конвенции о правах человека 11, закон об абортах действительно предусматривает определенные защиты для жизни плода. Раздел 1 (1) (a) Закона об абортах 1967 года может рассматриваться как мало или почти не обеспечивающий защиты интересов плода до 24 недель беременности, но врачи — в качестве сторожа — могут проявлять профессиональное усмотрение при попытках отговаривать от абортов или даже отказываться от участия по соображениям совести.46 Также можно утверждать, что первое основание в Законе об абортах обеспечивает реальную защиту нежизнеспособного плода, поскольку требует от женщин обоснования своего прерывания беременности с медицинской точки зрения (хотя и применительно к своему собственному телу). В соответствии с английским законодательством для беременных остается незаконным доступ к прерыванию беременности «по любой причине или без причины» 51. По прошествии 24 недель вероятность конфликта между матерью и плодом в соответствии с Законом об абортах 1967 года становится более значительной. Таким образом, мы видим, что закон об абортах и ​​Закон о сохранении жизни младенцев 1929 года, предлагая более надежную защиту, когда у плода появляется возможность выжить вне матки, передают сообщение о том, что у зрелого плода есть интересы, достойные защиты.

У женщин, которые решили донести беременность до срока, возникают другие конфликтные моменты. Переход к большему уважению автономии пациентов в медицинских вопросах медленно материализуется в спорах с участием беременных женщин. Случаи принудительного кесарева сечения иллюстрируют эту проблему.52–54 Хотя право беременных женщин отказываться от вмешательств, направленных на благо своего плода, обычно декларируется в судебных решениях, 52 53 реализация этих принципов трудно доказать, поскольку большинство этих случаев связано с принудительным лечением. приказано на том основании, что женщина недееспособна.Некоторые из причин, по которым женщины оказываются неспособными принимать решения, вызывают сомнения.12 И наоборот, профессиональное нежелание позволить женщинам выбирать рожать путем кесарева сечения, проиллюстрированное в деле Montgomery v Lanarkshire, 55 56, предполагает, что автономия беременных женщины часто не в приоритете. Женщины, стремящиеся полностью избежать медицинского вмешательства при родах, также столкнутся с ограничениями в выборе. Статья 45 Указа 2001 года о сестринском и акушерском уходе квалифицирует как дисциплинарное преступление для лица, не являющегося зарегистрированной акушеркой или практикующим врачом, оказание помощи роженице, за исключением случаев внезапной или срочной необходимости.Это формализованная попытка лечить беременность и роды и отнять контроль у роженицы. Таким образом, это напоминает медицинские комментарии, неоднократно сделанные в отношении женской физиологии на протяжении всей истории. Такие случаи конфликта во время родов, кажется, подтверждают мнение о том, что истинный конфликт лежит между женщинами и медицинским персоналом, 26 и что наличие плода по-прежнему означает, что у женщины меньше шансов получить полную свободу действий в ситуациях, когда ее взгляды противоречат друг другу. с общепринятыми идеалами о том, что «лучше всего для ребенка».Еще более экстремальные примеры можно найти в США, где статус беременной женщины как агрессора закреплен в широком спектре уголовных законов, включая федеральный запрет на частичные аборты и законы об убийствах плода на уровне штата57

Рефрейминг конфликта

Преобладающее представление о беременности как о месте конфликта в медицине, этике и праве было оспорено, особенно со стороны авторов, пишущих с феминистской точки зрения. Боуден утверждает, что широко распространенное концептуальное представление о беременности, связанном с конфликтом матери и плода, является проблематичным и эмпирически необоснованным.30 Она объясняет, что эта модель «представляет интересы беременной женщины как противоречащие интересам будущего ребенка и, следовательно, беременную женщину как угрозу для ее будущего ребенка, а не человека, который больше всего вкладывается в его благополучие» 30. может привести к игнорированию самостоятельного выбора женщин, а также к подрыву доверия между беременными женщинами и медицинскими работниками, что может привести к дальнейшим негативным последствиям. В этом разделе мы демонстрируем, что существуют концептуальные, основанные на результатах, а также политические и социальные причины, по которым представление беременности как очага конфликта является необоснованным и вредным, и от него следует отказаться.

Во-первых, понятие конфликта матери и плода, возможно, концептуально необоснованно. Это широко исследовалось в биоэтической и философской литературе. Существуют метафизические аргументы о статусе беременной женщины, утверждающие, что ошибочно рассматривать беременность как связанную с двумя отдельными сущностями58, 59 Некоторые утверждают, что рассмотрение плода как части беременной женщины59 или рассмотрение плода-беременной женщины как unit / dyad view19 точнее. Некоторые из этих авторов не пытаются извлечь какие-либо нормативные требования из такой аргументации.59 Тем не менее, их выводы можно использовать как поддержку идеи о том, что беременная женщина и плод взаимосвязаны, так что концепция наличия отдельных интересов не имеет смысла.

Терминология, связанная с этим понятием, также наводит на размышления и содержит много ценностей. Использование термина «конфликт» увековечивает проблемное предположение о том, что этические дилеммы во время беременности — это вопрос столкновения прав между женщиной и плодом 26, когда ни в этике, ни в законе не определено, что права плода являются последовательным понятием.20 60 Кроме того, «материнский» конфликт между матерью и плодом подразумевает, что беременная женщина уже имеет родительские обязанности по отношению к плоду, пока он еще находится в утробе матери, что может затем вступить в конфликт с другими ее желаниями и действиями. Это также (справедливо) оспаривается, 26 при этом некоторые авторы утверждают, что плод не может быть надлежащим объектом родительских обязанностей61.

. Во-вторых, последствия для здоровья матери и плода ухудшаются, когда женщины воспринимаются как потенциальная угроза их собственной беременности. .Поскольку плод все чаще визуализируется и подлежит клиническому признанию в качестве « пациента » и даже некоторому юридическому признанию 13, это усиливает представление о том, что существует необходимость вмешиваться в выбор, который женщины могут сделать в отношении своей беременности, либо не раскрывая информации (как в случае с Монтгомери55) или в представлении родов как чрезвычайной ситуации, когда это не обязательно может быть уместным.62 Однако эмпирические исследования показали, что исходы для плода лучше, когда женщины имеют возможность брать на себя более директивную роль в уходе за собой.30 63 64 Уважение самостоятельности женщин важно для того, чтобы позволить им, людям, наиболее хорошо знакомым со своим телом, основными потребностями и ценностями здоровья, принимать решения, которые, по их мнению, лучше всего способствуют благополучию себя и своего плода.

Понятие конфликта уходит корнями в историческую традицию размышлений о женщинах и матке. Истоки наших социальных и медицинских взглядов можно найти в ранних ошибочных представлениях о деторождении и гестационной роли матери. Однако эти идеи при применении в медицинской практике поощряют дисфункциональные отношения между врачами и беременными женщинами, как это наблюдается в случаях принудительного кесарева сечения, когда врачи часто обращаются за разрешением в суд в случаях, когда речь идет о женщинах с психическими расстройствами.65 Представление интересов женщины и ее личного благополучия как вредных для ее плода также может отговорить некоторых, особенно уязвимых женщин, от доступа к дородовой помощи.30 66 Беременные женщины с большей вероятностью будут обращаться к дородовой помощи, если они не опасаются закона. последствия67 или заставляют чувствовать, что их оценивают медицинские работники.30 Имеются убедительные доказательства того, что результаты лучше для женщины и плода, когда беременные женщины вовлекаются и получают плановую дородовую помощь68, 69, поэтому, чтобы гарантировать эту автономию во время беременности, необходимо защищать.Более того, как отмечает Боуден, женщины, выбирающие беременность, почти всегда вкладываются в результат, и поэтому отношение к женщинам как к источнику опасности обычно ложно.30 среда. Некоторые из них уже проявляются на практике. Тревожная тенденция судебного преследования «преступлений, связанных с беременностью» в некоторых штатах США в соответствии с так называемыми «законами о защите плода» показывает, что женщины воспринимаются как опасные, что приводит к задержанию и всем последствиям для жизни после заключения.Эти случаи включают чрезмерное представительство бедных женщин / цветных женщин, показывая, насколько определенные группы непропорционально сильно затронуты рамками конфликта, в зависимости от общего политического контекста70. репродуктивные интересы человека, снова перекликающиеся с темами, очевидными из исторической справки, представленной ранее в этой статье. Кроме того, мы продемонстрировали, что нецелесообразно и неконструктивно и неуместно возлагать вину на ноги женщины за невынашивание беременности, когда есть другие факторы, требующие внимания.Существуют более широкие социально-экономические факторы, которые в большей степени ответственны за плохие пренатальные исходы, включая доступ к медицинской помощи, чем поведение какой-либо отдельной женщины.

Мы утверждаем, что приведенные выше соображения показывают, что мы должны «отказаться от представления потребностей развивающегося плода как противоречащих потребностям беременной женщины» 30. беременная женщина и плод как «неразрывное целое, благополучие которого необходимо поддерживать до, во время и после беременности».28 Сосредоточение внимания на этой «диаде» матери и плода 19 как взаимозависимой биологической единице — лучший подход к обеспечению этической дородовой помощи, чем попытка уравновесить различные интересы двух (кажущихся противоположными) сторон, особенно с учетом того, что плод полностью зависит от беременной женщина для ее здоровья и выживания19. Это также гарантирует, что женщины будут утверждены как личности с уважением их автономии и телесной неприкосновенности. Отказ от понятия «конфликт» снижает риск стигматизации беременных женщин за множество решений относительно их беременности, от диеты до родов.По мере появления репродуктивных технологий будущего особенно важно переосмыслить представление о беременности, чтобы определить соответствующие этические и правовые параметры для их использования.

Матка с видом

Одним из наиболее ожидаемых достижений в области вспомогательной репродукции является «вспомогательная беременность»; «искусственная матка». Эктогестация58 — это процесс вынашивания, осуществляемый ex utero в устройстве, пытающемся имитировать условия человеческой матки. Полная эктогестация — это выращивание младенцев полностью с нуля в искусственной матке; частичная эктогестация — это использование устройств «искусственной матки» для облегчения продолжения вынашивания человеческих существ, которые преждевременно удаляются из матки женщины.Недавние эксперименты на животных с прототипами искусственной матки продемонстрировали, что можно облегчить частичную эктогестацию у ягнят, 71–73 подпитывая предположения о развитии этой технологии и ее влиянии.

Искусственные матки часто преподносятся как источник потенциального освобождения для женщин. Симонштейн и Машиах-Эйзенберг объясняют, что «репродуктивные опасности традиционно считались уделом женщин и поэтому считались само собой разумеющимся ».74 Файерстоун 75, Кендал76 и Смайдор77 выражают озабоченность по поводу физических нагрузок во время вынашивания и беременности, возлагаемых исключительно на женщин. люди и утверждают, что полное исключение беременности из организма дает женщинам, наконец, равные возможности.Смайдор объясняет, что при наличии полной эктогестации женщины смогут «воспроизводить потомство, как мужчины, без риска для своего физического и психического здоровья, экономического и социального благополучия и, что особенно важно, — своей телесной целостности». 77 полезен для женщин как способ облегчения некоторых бремени беременности, предлагая, например, альтернативу, если беременность опасна (или потенциально нежелательна) на более поздних стадиях.78 Проблема с аргументами о том, как эктогестация может помочь женщинам принимать больший контроль над их воспроизводством заключается в том, что они часто продвигаются в вакууме, по-видимому, игнорируя современные социально-правовые условия и, что важно, историю женщин.Некоторые из наших опасений по поводу способности технологии освободить женщин от бремени, возлагаемого исключительно на женское тело, разделяют и другие ученые-феминистки.79–81 Валлерду и Буа утверждают, что «медицинские практики исторически поддерживали форму мужского контроля над женщинами. и что репродуктивные технологии были ориентированы на помощь мужчин в ущерб благополучию женщин »82, и поэтому внедрение эктогестации, вероятно, не будет исключением.

В этом разделе мы помещаем (потенциальное) развитие искусственной матки в исторический и современный контекст, демонстрируя, как преобладающие нарративы о конфликте матери и плода — если их не решить — ограничат возможности технологий, способных к эктогестации, принося пользу женщинам и женщинам. беременные.Во-первых, искусственные матки могут усугубить патологизацию беременности, а во-вторых, они могут способствовать чрезмерному контролю над естественной беременностью, создавая «нарратив альтернативы». увидеть потенциальные выгоды, которые это принесет. Скорее, мы стремимся контекстуализировать любое возможное развитие преобладающих и устойчивых норм, касающихся беременности, чтобы осветить проблемы, которые следует учитывать перед тем, как использовать эктогестацию у людей.Хотя это исследование неизбежно носит спекулятивный характер, оно помогает выявить некоторые из современных опасений по поводу вредных концептуализаций конфликта матери и плода.

Патологизация беременности

Лимон отмечает, что либеральные феминистки часто используют патологические формулировки при объяснении необходимости или желательности эктогестации.83 Файерстоун описал беременность как «варварскую», а роды как «посрать тыкву» 75. и страдания во время беременности являются причиной женщин, и прямо заявляет, что это «концептуальная неудача в медицине, а также в социальных и этических терминах для решения патологической природы вынашивания и родов».77 Хотя Кендал выступает за эктогестацию как репродуктивный выбор (и недвусмысленно заявляет, что она не стремится обесценить естественную беременность и роды), она, тем не менее, описывает беременность как «временную нетрудоспособность», как болезнь или причину травмы, и предполагает, что это так ». Только логично для кого-то активно избегать развития физического состояния, которое гарантированно вызовет значительный, продолжительный дискомфорт, особенно если оно также несет в себе риск, независимо от того, насколько мал, получить серьезную травму или смерть ».76 Мы согласны с тем, что беременность может быть сложной, вредной и в некоторых случаях опасной. По-прежнему верно, что беременность и роды могут иметь серьезные, долгосрочные и даже фатальные последствия для женщин. Однако патологизация всей беременности может обострить представления о конфликте между матерью и плодом, поскольку нормальная беременность явно рассматривается как источник опасности и обосновывается медицинское вмешательство.

Эта патологизация объясняется тем, как женское тело всегда считалось «другим».Ранее мы продемонстрировали, что женское тело и особенно матка всегда считались противоположными и дефектными по сравнению с мужским телом, патологизированным в его способности к вынашиванию беременности, его неспособности к вынашиванию беременности и его способности менструировать. Таким образом, эти женские атрибуты рассматривались как медицинские вопросы, заслуживающие медицинского наблюдения и патриархального вмешательства. Язык патологии, который использовался некоторыми учеными для объяснения того, почему некоторые женщины могут непреднамеренно выбрать эктогестацию, подразумевает, что тот факт, что женщины вынашивают беременность (и, следовательно, потенциально подвержены этой « недееспособности » в какой-то момент или несколько раз в своей жизни), оказывает им хуже.Есть параллели между историческими взглядами и воображаемой утопией «искусственного чрева». Важно отметить, что патологизация и медикализация — это указание на необходимость вмешательства, и это может иметь материальные последствия. Это очевидно сегодня в резком увеличении вмешательства в деторождение, поскольку женское тело и его возможности, объясняют Вольф и Чарльз, рассматриваются как «по своей сути опасный, непредсказуемый процесс, который необходимо контролировать, чтобы устранить его опасности и отсутствие предсказуемости», потому что «в любой момент могут возникнуть серьезные осложнения и вызвать аварийную ситуацию».62 Берроу предполагает, что в акушерстве существует оперативный технологический императив, 84 который все больше побуждает отдельных клиницистов «рационализировать хирургическое [или технологическое] вмешательство, чтобы получить как можно больший контроль» 85

Более того, патологизация беременности рассматривает все беременности как однородные. Многим женщинам нравится быть беременными, 14 поэтому мы должны помнить о том, как использование языка, описывающего беременность как « болезнь », сравнивая ее с болезнью или называя ее « временной нетрудоспособностью », питает старомодные заявления о врожденной патологии женская биология.Это очернение естественной беременности и женщин, которые ценят опыт беременности и родов. Более того, он рисует женское тело как опасное место и питает заявления о том, что плод может быть более безопасным при вынашивании вне матки. Женское тело воспринимается как зона конфликта, которую следует избегать в пользу эктогестации.

Описание альтернативы

Мы исследовали, как матка, невидимая внутри тела беременной и в то же время все более видимая с помощью самых разных технологий, привела к концептуализации тела беременной как среды, требующей наблюдения.Видимость плода потенциально увеличила распространенность концептуального представления о беременности как о зоне конфликта конкурирующих интересов. Возможность внешнего вынашивания плода дополнительно увеличивает видимость плода и потенциально может повлиять на концептуальное представление плода во время беременности. Сандер-Саудт утверждает, что «конфликты между правами женщины и плода значительно обострятся в результате применения этой технологии» 86. Мнение, даже иногда высказываемое в зале суда, что плод является «полностью сформировавшимся ребенком, способным к размножению». нормальная жизнь, если бы она могла быть доставлена ​​от матери »87 потенциально придаёт смелости технологиям, которые позволяют нам видеть, контролировать и визуализировать беременность во всех смыслах.Если существует альтернативное пространство для вынашивания плода, то может усилиться тенденция, поскольку эта точка зрения уже в некоторой степени преобладает, рассматривать беременную женщину как « временный контейнер для плода ».79 Эти опасения отражают аспекты взгляда Аристотеля на женщину как на просто «семенное ложе» 2.

Идея о существовании альтернативы беременности для плода постоянно используется ненадлежащим образом в контексте вынашивания, чтобы контролировать поведение беременных женщин.88 Тот факт, что плод в случае преждевременных родов может Возможность выжить в отделении интенсивной терапии новорожденных в заданный фиксированный период (обычно определяемый как 24 недели) неоднократно используется как оправдание для контроля над телом женщины.После этого ей не разрешается прерывать беременность, если только не обнаружены аномалии плода или ее здоровье не находится под серьезной угрозой. Тот факт, что плод, возможно, мог выжить ex utero — хотя это остается маловероятным до 26 недель89 — предотвращает аборт практически по всем причинам, кроме серьезных медицинских. В то же время ей не разрешается преждевременно родить этот плод, который намеревается получить реанимацию новорожденных, если нет медицинского обоснования.15 Искусственная матка часто позиционируется как альтернатива аборту 90–92 и беременности.78 93 94 Неуместно рассматривать эктогестацию как альтернативу аборту по трем основным причинам. Во-первых, потому что процедура извлечения плода для вынашивания матки гораздо более инвазивна, чем процедуры медикаментозного или хирургического аборта.78 79 Во-вторых, потому что женщины хотят получить доступ к медицинской помощи при прерывании беременности как можно раньше; большая часть помощи оказывается до 13 недель 95, и пока нет доказательств того, что технология искусственной матки будет способна вынашивать эмбрионы, поскольку существующие прототипы моделей зависят от физиологии плода.81, 16 Наконец, несколько ученых подчеркнули, что аборт имеет значение не только как право не быть беременной, но и охватывает более широкие пагубные социальные реалии для женщин, если они вынуждены смириться с последствиями нежелательной беременности.79 81 83 Романи и Хорн утверждают, что Важно перестроить разговор об эктогенезе на реалии этой технологии и ее непригодности в качестве «альтернативы аборту», ​​призывая ученых рассмотреть последствия пренебрежения пониманием аборта как медицинской помощи.81

Также вредно (и, вероятно, всегда будет фактически неточным) 17 обозначать эктогестацию как альтернативу беременности. Пенс94 и Хаммонд-Браунинг93 утверждают, что эктогестация может быть полезной в тех случаях, когда беременная женщина ведет себя «неадекватно», например, злоупотребляет психоактивными веществами. Считается, что эктогестация дает возможность «защитить» плоды и эмбрионы без нарушения прав женщин.96 Из этого аргумента нетрудно экстраполировать, что, по-видимому, существует разочарование в связи с тем, что материнские права рассматриваются как препятствующие достижению цели защиты ребенка. зародыш (явно помещая беременную, даже если непреднамеренно, на второе место в иерархии), и эктогестация, таким образом, рассматриваются как инструмент, гарантирующий, что эти интересы могут быть вытеснены.Что беспокоит в этих аргументах относительно благополучия плода (и / или потенциальных «эктодетей» 18, 93), так это то, что они предполагают возможность «усиления контроля и давления с целью использования эктогенеза для защиты плода» 80 или поощрять соблюдение множеством различных способов врачебных рекомендаций относительно поведения во время беременности.96 Велин утверждает, что, если эктогестация принесет плоды, «женщинам, которые предпочтут естественную беременность [вместо нее], придется столкнуться с ограничениями в образе жизни. .По крайней мере, я считаю, что будет очень трудно возражать против такого ограничения, чтобы защитить плод … »96. Этот вид аргументации представляет собой конфликт матери и плода, снова поднимающий свою уродливую голову, и он напоминает анималкулизм и точку зрения женщина как «гестационный носитель» своего мужа.

Ситуация вынашивания и беременности

Петчески написал на ультразвуковых изображениях, что женщины должны быть сосредоточены в обсуждении беременности с вниманием к контексту; размещение плода «обратно в матку, матку — обратно в тело женщины, а ее тело — в ее социальное пространство».18 В дискуссиях об эктогестации наблюдается вопиющая неспособность признать реалии технологии, о которой говорят ученые. Аргументы о моральных обязательствах беременных женщин или об опыте беременности в случае использования этой технологии основаны на бесполезных обобщениях. Наиболее важно подчеркнуть, что в любом случае возможности технологии означают, что в первую очередь беременность происходит внутри женского тела. Любые заявления, сделанные непосредственно в отношении использования или условий, возникших после создания искусственной матки, неизбежно влияют на женское тело и опыт беременности.Даже если беременность может происходить частично ex utero, это процесс, который берет свое начало и остается частично уникальным для женского тела. Помещение этой реальности в центр аргументации может предотвратить подчинение вынашиваемого тела и его автономию.

Кроме того, для описания беременности и гестации должен использоваться соответствующий язык, включающий различные репродуктивные переживания, которые различаются от человека к человеку в зависимости от социальных факторов, жизненных реалий и репродуктивных предпочтений.Репродуктивное сознание индивидуально, сложно и материально, поэтому его трудно обобщить.18 Крайне важно, чтобы естественная беременность не очернялась в дискуссиях о потенциальных преимуществах технологии. Описывая степень, в которой технология искусственной матки может облегчить некоторые проблемы при более поздней беременности для женщин, которые могут нуждаться в помощи или выбрать ее, Firestone75 и Smajdor77 явно и Kendal76 неявно используют язык, который обесценивает возможности женского тела и расширяет возможности некоторых людей. беременные женщины.Использование языка, включающего целый ряд репродуктивных переживаний, может помочь предотвратить патологизацию беременности и помочь в концептуальном понимании того, что искусственная матка не является « прямой » альтернативой естественной беременности, которую можно использовать для определения условий беременности и поведение беременных женщин.

Искусственные матки могут рассматриваться некоторыми женщинами как альтернатива продолжению беременности с некоторым риском для их жизни или здоровья. Однако искусственную матку не следует обсуждать в общих чертах как «альтернативу» аборту (поскольку это утверждение неверно81) или беременности.Беременность — это процесс зарождения человеческого существа в утробе матери; Беременность — это задача, выполняемая маткой и женским телом для поддержания беременности. «Искусственная матка» может быть альтернативной формой процесса вынашивания, но не альтернативной маткой (органом женского тела) или беременностью.

Петчески также утверждает, что мы должны «отделить властные отношения, в рамках которых применяются репродуктивные технологии, в том числе ультразвуковая визуализация, от самих технологий. Если бы женщины действительно были наделены полномочиями в условиях клиники, как практикующие врачи и пациенты, отказались бы мы от этих технологий? ’18 Ясно, что эктогестация может стать невероятным инструментом для помощи беременным женщинам и потенциальным родителям, когда они используются в качестве следует приветствовать альтернативу неонатальной интенсивной терапии97 и при отсутствии описанной выше динамики силы.Наша задача состоит в том, чтобы определить, как такая технология может быть реализована, не усугубляя проблематичные представления о беременности и благополучии плода как о противопоставлении беременным женщинам; Лучше всего это сделать, потребовав отказа от материнско-плодного каркаса.

Заключение

Изучение исторического медицинского и социального отношения к женщинам, и особенно к беременным женщинам, помогает нам понять, как и почему женоненавистнические стереотипы и разрушительные нарративы о конфликте матери и плода сохраняются с течением времени, влияя на (неправильное) обращение с беременными женщинами сейчас и потенциально в будущем.Мы исследовали, как сохранились исторические рассказы о предназначении женщины как «носителя беременности», поскольку увеличение доступа к матке повлияло на восприятие плода и его статус в качестве потенциального «второго пациента». в равной степени переносится, несмотря на растущую известность, обусловленную технологиями, обычно используемыми в акушерской помощи, поскольку матка, беременность и роды институционально признаны «чрезвычайной ситуацией» 62, требующей медицинского вмешательства.Мы должны помнить об этих тенденциях, когда рассуждаем о технологиях будущего, а также для того, чтобы свести к минимуму представления о конфликте, ставящем под угрозу уход сегодня.

Часто утверждается, что широкий спектр технологий, от мониторинга сердечного ритма плода во время родов до ультразвука, позволил расширить вмешательство во время беременности.62 Это укрепило представление о том, что у плода есть определенные интересы, на которые непосредственно влияет беременность. поведение женщины, которое воспринимается как потенциальная угроза этим интересам.Мы продемонстрировали, что эта концепция конфликта ошибочна по нескольким причинам, как концептуально, так и фактически. Кроме того, он проблематичен тем, что не учитывает социальный контекст беременности и материнско-плодный блок. Как объясняет Боуден, «сосредоточив внимание на поведении беременных женщин, другие более важные причины дородового вреда, такие как бедность и плохой дородовой уход, скрываются и игнорируются» 30. видя будущее, которое может принести еще более инновационные технологии и возможности вмешательства во время беременности, мы должны отказаться от этой чрезмерно упрощенной и предвзятой концепции.

Репродуктивные технологии будущего могут иметь эмансипативный потенциал для женщин, но они также могут в конечном итоге закрепить проблемные патриархальные представления и гендерные роли. Джексон предупреждает, что пропаганда эктогестации как более безопасной альтернативы для плода была бы чрезвычайно вредной, «поскольку она подразумевает, что материнское тело является источником опасности для развивающегося плода, хотя, конечно, это случается очень редко» 79. пропаганда эктогестации вместо беременности демонстрирует, что искусственная матка может быть предпочтительнее для контроля над процессом вынашивания.Очевидный энтузиазм по поводу идеи о том, что сила творения больше не будет заключаться исключительно в женском теле, раскрывает силу повествования о конфликте матери и плода. Мы можем видеть это во множестве авторов, которые уверенно заявляли о праве мужчины на равный контроль над вынашиванием беременности.96 98 Они, по-видимому, повторяют исторические призывы медиков и предполагаемых отцов в их попытках установить контроль над воспроизводством. Мы; поэтому следует помнить об этих проблемах при разработке технологий, которые, пытаясь имитировать беременность, имеют многообещающие преимущества для ухода за недоношенными новорожденными и женщинами, переживающими опасную беременность.Переориентация нашего понимания беременности в сторону от конфликта между матерью и плодом гарантирует, что потенциальные преимущества будущих вспомогательных технологий, таких как эктогестация, могут быть реализованы, но также принесет пользу беременным женщинам, испытывающим проблемы, возникшие в результате конфликта, в современной дородовой помощи.

Благодарности

Мы благодарны Институту медицинской этики за финансирование нашего симпозиума «Воссоздание матки в медицине, праве и обществе». Эта статья основана на одной из тем, поднятых на этом мероприятии.Мы также благодарны всем участникам, посетившим это мероприятие, и в особенности всем ведущим и участникам дискуссии: Саре Фокс, Кэролайн Хенэган, Стивену Уилкинсону, Никола Уильямс, Эмили Джексон, профессору Сьюзан Бьюли, Эмме Кейв, Бекки Беннетт, Лаура О’Донован и Кэтрин Боуден. Мы также хотели бы поблагодарить двух анонимных рецензентов за их добрые и конструктивные комментарии к более раннему черновику этого документа.

определение матки по The Free Dictionary

Так отброшена наша последняя надежда, Это плоское отчаяние: мы должны довести до конца Всемогущего Виктора, чтобы он потратил всю свою ярость, И это должно положить конец нам, это должно быть нашим лекарством, Чтобы больше не было; печальное лекарство; ибо кто потеряет, Хотя и исполненный боли, это интеллектуальное существо, Те мысли, которые блуждают в Вечности, Чтобы скорее погибнуть, поглотить и потерять В широком чреве нетварной ночи, Лишенное чувства и движения?

В эту дикую Бездну, Лоно природы и, возможно, ее Могилу, Ни Море, ни Берег, ни Воздух, ни Огонь, Но все это в их беременных причинах беспорядочно смешивается, и которые, таким образом, должны всегда сражаться, Если только «Всемогущий Создатель они предписывают Свои темные материалы, чтобы создать больше Миров. В эту дикую Бездну воин-демон Стоял на краю Ада и смотрел некоторое время, Обдумывая свое Путешествие; из-за отсутствия узкой фритты Ему пришлось перейти.

Таким образом, сама природа, кажется, снабдила всех животных, как сразу после их первого происхождения, так и когда они достигли состояния зрелости; поскольку в первый из этих периодов некоторые из них получают в утробе надлежащее питание, которое продолжается до тех пор, пока рожденное не сможет добыть себе пищу, как в случае с червями и птицами; а что касается тех, которые рождают своих детенышей живыми, у них есть средства к существованию в течение определенного времени внутри себя, а именно молоко.

Для хождения взад и вперед «Меч!» он воскликнул: «Где жена, без жены, кишащее чрево, которое принесло двойной урожай, меня и мою?» И в его безумии какая-то божественная сила

ЭДИП Тогда я никогда не приходил пролить кровь Моего отца и не залезал на кровать моей матери; Чудовищное потомство оскверненной утробы, Соратник того, кто меня родом, и ребенок.

Так или иначе, он породил события, столь знаменательные сами по себе и столь неизменно важные в их последовательных исходах, что китобойный промысел вполне можно рассматривать как ту египетскую мать, которая родила потомство беременной из ее чрева.Составить каталог всех этих вещей было бы безнадежной и бесконечной задачей. Я сильно ошибаюсь, если хоть что-то весомое и достигло этой тенденции; и я льстил себе, что наблюдения, которые были сделаны в ходе этих статей, послужили для того, чтобы представить обратную сторону этого положения в таком ясном свете, какой может быть восприимчива любая материя, еще находящаяся в утробе времени и опыта. , они должны сообщить им, что есть первое зачатие или оплодотворение; но когда они вырабатываются, формируются и формируются в утробе своего совета и созревают и готовы к рождению, тогда они не допускают, чтобы их совет претворялся в жизнь с решимостью и указанием, как если бы он зависел от них ; но взять дело обратно в свои руки и показать миру, что указы и окончательные указания И так Она вернулась к Брауну и сохранила свое место и недельную зарплату; и поэтому она подарила себе одно из тысячи недугов, которые женщины группируют под названием «болезнь матки», и никогда больше не была здоровым человеком, пока жила.

Мы не можем, например, предположить, что у эмбрионов позвоночных своеобразное петлеобразное течение артерий около жаберных щелей связано с аналогичными условиями — у молодого млекопитающего, которое питается в утробе матери, в яйце птицы, вылупившейся в гнезде, и в икре лягушки под водой.

Для благополучия очень молодого животного, пока оно остается в утробе матери или в яйце, или пока его кормит и защищает родитель, совершенно неважно, являются ли большинство его персонажей полностью приобрел чуть раньше или позже в жизни.

Удаление матки (матки) хирургическим путем (гистерэктомия) — хороший способ спасти вашу жизнь после того, через что вы прошли.

Современные кресла для отдыха + кресла

После дивана кресло для отдыха является следующим по важности предметом мебели в большинстве гостиных, и вместе они составляют основу дизайна и функциональности гостиной. Типичная конфигурация может разместить диван напротив камина или другого центра комнаты, а затем современное кресло для отдыха середины века слева и современное кресло справа.Поместите журнальный столик в центр группы и хорошо подобранный коврик под ним, и у вас будет отличное место для развлечений. Если диван считается хорошим местом для дневного сна, то кресло для отдыха в гостиной — это место, где можно свернуться калачиком с книгой или кроссвордом или посмотреть фильм.

Выбор шезлонга

При выборе кресла следует учитывать размер, комфорт и стиль, все вместе взятые. Комфортное кресло для отдыха всегда должно быть ключевой целью, но размеры кресла также играют роль в определении того, как оно впишется в пространство.Стандартного размера кресла не существует, но оно почти всегда рассчитано на одного сидящего. Кресло для отдыха с деревянной рамой, например, в классическом датском стиле, будет иметь более компактную форму и хорошо работать в более тесных помещениях. Если пространство не так важно, то для удобного кресла для отдыха можно выбрать более крупный предмет с большей площадью основания, а также занимаемое им пространство и его отношение к большой комнате.

Материалы и типы кресел для отдыха

Обивочные материалы и функции кресла для отдыха — важные соображения.Современное кожаное кресло для отдыха — мечта во многих списках желаний. Качественная кожа долговечна, производит особое впечатление и со временем становится все интереснее. Кресло для отдыха из ткани предлагает теплую текстуру, а многие современные ткани обладают превосходной прочностью. Конечно, кожа или ткань могут быть применены практически к любому креслу, например, к современному вращающемуся креслу для отдыха или к современному креслу-шезлонгу. По мнению многих, кресло с откидной спинкой — лучший способ расслабиться. Современные пуфы — это завершающий штрих и дополнительный комфорт — место, где можно поднять ноги после долгого дня.Они также могут добавить неформальное дополнительное место, когда у вас полно гостей. Будь то кресло с откидной спинкой, современный шезлонг или современное кожаное кресло для отдыха, Design Within Reach предлагает широкий ассортимент комфорта.

Говорит ли нос с маткой?

Быть будущей матерью или тревожным партнером одного из них — значит остро, даже мучительно осознавать, как химические вещества влияют на развивающуюся жизнь. Основной совет хорошо известен, и ему постоянно следуют: употребление алкоголя в строгой умеренности и никакого никотина.Не связывайся с ртутью. Фолиевая кислота — ваш друг. Больше белка и меньше кофеина. Держитесь подальше от BPA, PBC и PFA и вообще сделайте врагом труднопроизносимое.

Но если серьезно отнестись к результатам провокационной недавней статьи, может быть другое важное и глубоко недооцененное химическое воздействие: мужской запах. Исследование, проведенное группой под руководством Ноама Собеля из Научного института Вейцмана, предполагает, что существует связь между реакцией женщин на «социальные запахи», содержащиеся в мужском поту , и душераздирающим состоянием необъяснимой повторной потери беременности (uRPL).В частности, в слепых тестах на обоняние эти ученые отметили, что женщины, которые испытали uRPL, значительно лучше распознавали запах своего супруга, чем контрольная группа того же возраста. Кроме того, их мозг по-разному реагировал на запахи, не являющиеся парнями, и они демонстрировали уникальную обонятельную нейроанатомию. В контексте большого объема литературы по хемосигнализации у животных, эти результаты позволяют предположить, что человеческий нос может также общаться с маткой и даже влиять на беременность.

Пока что результаты строго коррелятивны и никоим образом не указывают на мужской запах как на своего рода феромонный курительный пистолет, который объясняет потерю беременности. Гипотетически также может быть правдой, что женщины, страдающие uRPL, в среднем имеют более крупные средние пальцы ног, более крупные белки глаз, более тонкие запястья и склонность к ношению фиолетовых носков. Ничто из этого не заставит задуматься или побудить к серьезному поиску причинно-следственной связи с потерей беременности. Тем не менее, эта конкретная связь между запахом и потерей беременности интригует из-за того, насколько она распространена и прочна у других млекопитающих, включая приматов.Причины многих выкидышей все еще остаются необъяснимыми, что делает любые выводы, коррелятивные или нет, особенно интересной и стоящей областью исследования.

Феномен блокировки беременности был впервые задокументирован у мышей Хильдой Брюс в 1950-х годах. После первых признаков беременности Брюс содержал мышей-самок либо с первоначальным «самцом-производителем» (отцом), либо с «странным самцом», с которым раньше не сталкивались. Все самки, которых содержали с самцами-производителями, дожили до срока, но поразительные 30 процентов беременностей были заблокированы самками, живущими со странным самцом. Фактор, вызывающий блок, вероятно, был связан с гормональным состоянием мужчин, поскольку частота блока снизилась примерно на 50 процентов после кастрирования странных мужчин. В более поздних исследованиях, которые тщательно контролировали и изолировали потенциальные способы, которыми мужчины могут влиять на беременность (физический контакт или повреждение обонятельных центров мозга), было обнаружено, что запах был необходим и достаточен для того, что теперь известно как «эффект Брюса». ” Наиболее вероятная причина этого таинственного эффекта заключается в том, что это эффективный, хотя и безжалостный механизм для максимизации репродуктивной пригодности: нет смысла вкладывать средства в ресурсоемкую беременность, если отца нет рядом, а новый самец мыши только убьет потомство.

Подобные контролируемые эксперименты, конечно, не могут быть этически воспроизведены на людях, поэтому вместо этого группа Собела приступила к исследованию изменений в обонятельной идентификации партнеров у женщин, которые уже пережили потерю беременности. Если бы этот эффект Брюса существовал у людей, мы могли бы ожидать, что он проявится как разница в обнаружении или распознавании запаха партнера, который может сохраняться после потери беременности. В основном эксперименте группу uRPL попросили идентифицировать испачканную футболку своего супруга по запаху из состава, включая испачканную футболку незнакомца и «пустую» незагрязненную рубашку.Группа uRPL выполнила задание значительно выше случайного, и экспериментаторы на анекдотической основе отметили, что многие участники спонтанно высказывались с такими замечаниями, как «О, это моя супруга». Напротив, контрольная группа того же возраста, которая не испытывала rUPL, выполнила это задание только случайно.

Хотя этот результат в принципе можно объяснить более острым обонянием, без какой-либо специфической обонятельной алхимии, дополнительные эксперименты, похоже, исключили эту возможность.При тестировании с батареей общих задач по обнаружению запаха и идентификации, женщины rUPL не отличались от контрольной, что указывает на то, что повышенная обонятельная идентификация группы была специфичной для партнера.

Если существует связь между запахом и потерей беременности, то нейронные события, которые опосредуют это, представляют значительный интерес. У мышей сортировка мозгом «гвоздиков» от «чужих» включает вомероназальную систему, обонятельную подсистему, которую когда-то называли «социальным носом», но теперь она считается еще более богатой и сложной.Ученые предложили широкий спектр механизмов для объяснения «эффекта Брюса» у мышей, включая изменения нейрогенеза (рождение и включение новых нейронов). Но наиболее вероятной теорией является формирование шаблонной памяти в вомероназальной системе. Точно так же, как ваш мозг учится «вычитать» ваш собственный запах (эффективно распознавая себя как не представляющий угрозы или неинтересный стимул), мозг беременной мыши может делать то же самое с запахом партнера.

Естественно, нейронные механизмы идентификации партнера не могут быть изучены на людях с чем-либо близким к контролю, точности и детализации, которые возможны у мышей.Тем не менее, группа Собела сделала некоторые интересные наблюдения об обработке запахов в обществе с помощью фМРТ, которые могут указывать на неврологическую основу наблюдаемого явления. На общем структурном уровне субъекты с uRPL, как правило, имели обонятельные луковицы меньшего размера, чем их контрольные аналоги (обонятельная луковица — это ранняя и важная структура мозга, которая получает прямые сенсорные сигналы из носа). В другом эксперименте, предназначенном для отслеживания нейронных реакций на социальные запахи в реальном времени, испытуемых помещали в сканер, в то время как им показывали возбуждающие видеоролики и нюхать неприятные запахи, представленные в концентрациях, значительно ниже обнаруживаемых сознанием.Интересно, что ученые не просто заметили разницу в количестве вызванной стимулом активности мозга между двумя группами. Скорее, они обнаружили разницу в направлении групповых ответов, при этом активность в гипоталамусе — ключевом регуляторе основных физиологических функций, включая сексуальное поведение и менструацию — снижалась в контрольной группе и повышалась в группе uRPL.

Исследования Собеля показывают, что что-то заметно отличается в восприятии социальных запахов у женщин с повторяющимися выкидышами, и что эти различия влияют на то, как их мозг обрабатывает социальные запахи.Хотя это потенциально может указывать на «эффект Брюса» у людей, остается много вопросов, оставшихся без ответа. Главный из них заключается в том, что из-за экспериментального плана (обусловленного этическими ограничениями работы с людьми) мы не знаем, в каком направлении указывает стрелка причинно-следственной связи. Может случиться так, что потеря беременности не имеет ничего общего с запахом и вызвала последующие изменения в обработке обоняния, например, своего рода «обратный» эффект Брюса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.