Психология девочки 10 лет: Как воспитывать девочку. 10 главных правил

Содержание

Восьмилетняя москвичка может стать студенткой факультета психологии МГУ

Случай, который много обсуждают уже, и новый повод для этого появился сегодня. Восьмилетняя девочка сможет стать студенткой факультета психологии МГУ, если, как там сказали, успешно сдаст вступительные экзамены. ЕГЭ для нее уже пройденный этап. С одной стороны, восхищаться. С другой — не зря в народе говорят «всему свое время».

Не с первого раза запомнишь все детские имена в этой большой семье. Самый маленький, Тесей, родился месяц назад, когда Алиса, его восьмилетняя сестра, сдавала ЕГЭ по профильной математике.

«Боялись, что мы не успеем на экзамен отвезти, но Алиса успела попасть», — рассказывает Наталья Теплякова.

Алиса сдала ЕГЭ по четырем предметам. Помимо математики, это русский язык, информатика и биология.

«По биологии я решила целую кучу. Я решила все задания из тестовой части, а когда переписывала, уже оставалось мало сил и папа говорил, что можно капельку порисовать. Я нарисовала один тортик, а потом дописала», — рассказывает Алиса Теплякова.

Когда девочке было четыре, родители решили, что ей пора в первый класс. Алиса считала до ста и обратно, читала по 120 слов в минуту. Учителя же предложили ребенку еще побыть ребенком. Тогда Тепляковы решили перейти на семейное образование и сами стали учителями.

«Я закончил факультет психологии МГУ, а затем факультет вычислительной математики и кибернетики МГУ, параллельно с этим аспирантуру факультета психологии МГУ, а потом Академию наук КНР по биомолекулярной биологии», — говорит Евгений Тепляков.

«У меня два образования — мехмат МГУ и финансовый университет», — сказала Наталья Теплякова.

У семилетнего брата Алисы, Хеймдалля, тоже есть аттестат, за 9 класс. В этом году он сдал ОГЭ.

«Русский очень тяжелый был. Там все время мне баллы снижали. Папа сказал, что у меня получился очень хороший рассказ, но грамотности мало», — рассказывает Хеймдалль Тепляков.

Родители говорят — они разработали свою методику обучения. В ней нет оценок — папа считает, что для ребенка это стресс. Основной упор на чтение.

«Утром мы играем, потом папа зовет нас всех читать. Когда проходит один час, два или три, папа нас отпускает», — рассказывает Алиса Теплякова.

«В какой день что мы проходим — у нас таких планов нет. У нас есть программа, естественно, потому что это ФГОС, она полностью прописана, есть то, что ребенок должен знать на выходе. И дальше в зависимости от того, с каким ребенком работаем, мы начинаем подстраивать под него индивидуальный план», — сказал Евгений Тепляков.

Это домашнее видео, где Алиса, еще совсем маленькая, учит китайский и сдает маме экзамен по алгебре. Но в таком образовании пробелы все же есть. Папа признает, что до понимания некоторых предметов дети просто не доросли.

«В общем-то, да, восьмилетний ребенок не дорос до «Преступления и наказания» и тем более до «Войны и мира»», — говорит Евгений Тепляков.

«Кто у тебя любимый автор?» — интересуется журналист.

«Вообще имена авторов не знаю», — ответил Хеймдалль Тепляков.

«Литература у вас есть?» — уточняет корреспондент. 

«Есть. Только там я авторов не читаю, никто не читает», — говорит мальчик.

Вспомнить что-нибудь из Пушкина дети с аттестатами затруднились. Тем временем Алиса уже подала документы в МГУ, на факультет психологии. Сможет ли восьмилетний ребенок, который, как признает отец, не дорос до «Войны и мира», понять, например, Фрейда? Но даже Фрейд, говорят детские психологи, может быть не самой большой проблемой детей, пропустивших школьные годы — годы социализации и эмоционального развития.

«Действительно маленький ребенок, который сейчас попадет в мир совершенного непонятного ей возраста. Что ее здесь будет ждать? Стресс, нервные срывы. Ей сложнее будет даваться информация, ей будет намного сложнее выстраивать коммуникации с не сверстниками, однокурсниками. Это проект. Здесь четко прослеживается вторичная выгода родителей, то есть идет самореализация, подпитка себя, своей значимости за счет успехов детей», — отметила детский психолог Елена Бурьевая.

«Сверстники. Я их встречаю только на площадке. Интересно, мы с ними играем. Только я встречаю их редко», — говорит сама Алиса.

Родители говорят — сдать вступительный экзамен девочке будет, конечно, нелегко. Но она в любом случае продолжит учиться. Пусть даже дома.

«Учиться и жить. Жить, потому что мы для нее сэкономили 10 лет жизни», — говорит Евгений Тепляков. 

А стоило ли экономить 10 лет детства? На этот вопрос Алиса ответит сама. Правда, уже когда вырастет. В истории есть немало примеров, когда судьба подобных детей складывалась не так радужно, как мечтали родители. 

Жестокое обращение с детьми

\n

Масштабы проблемы

\n

\nЖестокое обращение с детьми является глобальной проблемой с серьезными пожизненными последствиями. Несмотря на то, что недавно были проведены исследования в некоторых странах с низким и средним уровнем дохода, многих данных до сих пор не хватает.

\n

\nЖестокое обращение с детьми представляет собой сложную и трудную для изучения проблему. Имеющиеся оценки варьируются в широком диапазоне в зависимости от страны и используемого исследовательского метода. Оценки зависят от следующих аспектов:

\n

    \n

  • применяемые определения жестокого обращения с детьми;\t
  • \n

  • изучаемый тип жестокого обращения с детьми;
  • \n

  • статистический охват и качество официальных статистических данных;
  • \n

  • охват и качество обследований, при которых требуются отчеты самих жертв, родителей или воспитателей.
  • \n

\n

\nТем не менее международные исследования показывают, что одна четверть всех взрослых подвергались в детстве физическому насилию, и что 1 из 5 женщин и 1 из 13 мужчин подвергались в детстве актам сексуального надругательства. Помимо этого, многие дети становятся жертвами эмоционального (психологического) насилия и пренебрежительного отношения.

\n

\nПо оценкам, ежегодно происходит 41 000 убийств детей в возрасте до 15 лет. Эта цифра недооценивает истинные масштабы проблемы, так как значительная доля случаев смерти в результате жестокого обращения с детьми неправильно приписывается к падениям, ожогам, утоплениям и другим причинам.

\n

\nВ условиях вооруженных конфликтов и в лагерях для беженцев девочки особенно подвержены сексуальному насилию, эксплуатации и жестокому обращению со стороны военных, представителей сил безопасности, других членов их сообществ, гуманитарных работников и других лиц.

\n

Последствия жестокого обращения

\n

\nЖестокое обращение с детьми причиняет страдания детям и семьям и может иметь долговременные последствия. Жестокое обращение приводит к стрессу, который связан с нарушением раннего развития мозга. Экстремальный стресс может нарушать развитие нервной и иммунной систем. Вследствие этого, в зрелом возрасте людям, подвергавшимся жестокому обращению в детстве, угрожает повышенный риск возникновения проблем в области поведения и физического и психического здоровья, таких как:

\n

    \n

  • совершение насилия или становление жертвой насилия;\t
  • \n

  • депрессия;
  • \n

  • курение;
  • \n

  • ожирение;\n
  • \n

  • сексуальное поведение высокого риска;
  • \n

  • незапланированная беременность;
  • \n

  • вредное употребление алкоголя и наркотиков.
  • \n

\n

\nВ результате таких последствий для поведения и психического здоровья жестокое обращение может приводить к развитию сердечных и онкологических заболеваний, самоубийствам и инфекциям, передаваемым половым путем.

\n

\nПомимо последствий для здоровья и общества жестокое обращение с детьми оказывает также воздействие на экономику, включая расходы на госпитализацию, лечение нарушений психического здоровья, охрану детства и расходы в связи с долговременными нарушениями здоровья.

\n

Факторы риска

\n

\nОпределены факторы риска жестокого обращения с детьми. Эти факторы риска присутствуют не во всех социальных и культурных условиях, но они дают общее представление при попытках понять причины жестокого обращения с детьми.

\n

Ребенок

\n

\nВажно подчеркнуть, что дети являются жертвами и их никогда нельзя обвинять за жестокое обращение. Некоторые индивидуальные особенности ребенка могут усилить вероятность жестокого обращения с ним:

\n

    \n

  • ребенок в возрасте до 4 лет или подросток;\n
  • \n

  • нежеланный или не оправдывающий ожиданий родителей ребенок;
  • \n

  • ребенок, имеющий особые потребности, постоянно плачущий или имеющий патологические физические особенности.
  • \n

\n

Родители или воспитатели

\n

\nНекоторые особенности родителей или воспитателей могут повысить риск жестокого обращения с ребенком. Среди них можно перечислить следующие:

\n

    \n

  • трудности, связанные с новорожденным;\n
  • \n

  • оставление ребенка без внимания;
  • \n

  • подвергание жестокому обращению в детстве;
  • \n

  • неосведомленность в отношении развития ребенка или нереальные ожидания;
  • \n

  • вредное употребление алкоголя или наркотиков, в том числе во время беременности;
  • \n

  • вовлеченность в преступную деятельность;
  • \n

  • испытываемые финансовые трудности.\n
  • \n

\n

Взаимоотношения

\n

\nРяд факторов во взаимоотношениях в семьях или между сексуальными партнерами, друзьями и ровесниками может повышать риск жестокого обращения с детьми, например:

\n

    \n

  • проблемы в области физического или психического здоровья или развития какого-либо члена семьи;\n
  • \n

  • разлад в семье или насилие между другими членами семьи;
  • \n

  • изолированность в сообществе или отсутствие круга поддержки;
  • \n

  • отсутствие поддержки в воспитании ребенка со стороны других членов семьи.
  • \n

\n

Сообщество и социальные факторы

\n

\nРяд характерных особенностей отдельных общин и сообществ может повысить риск жестокого обращения с детьми. Они включают:

\n

    \n

  • гендерное и социальное неравенство;
  • \n

  • отсутствие надлежащего жилья или услуг для поддержки семей, а также соответствующих институтов;
  • \n

  • высокие уровни безработицы и нищеты;
  • \n

  • легкий доступ к алкоголю и наркотикам;
  • \n

  • ненадлежащие стратегии и программы по предотвращению жестокого обращения с детьми, детской порнографии, детской проституции и детского труда;\n
  • \n

  • социальные и культурные нормы, поддерживающие или прославляющие насилие над другими, одобряющие применение телесных наказаний, требующие жестких гендерных ролей или принижающие статус ребенка во взаимоотношениях между родителями и детьми;
  • \n

  • социальные, экономические, медико-санитарные и образовательные стратегии, которые приводят к плохим жизненным стандартам или социально-экономическому неравенству или нестабильности.
  • \n

\n

Профилактика

\n

\nДля профилактики жестокого обращения с детьми необходим многосекторальный подход. Эффективными являются те программы, которые поддерживают родителей и прививают позитивные родительские навыки. Они включают:

\n

    \n

  • посещения родителей и детей на дому медсестрами для поддержки, обучения и предоставления информации;\n
  • \n

  • обучение родителей, обычно групповое, для улучшения навыков воспитания детей, расширения знаний о развитии ребенка и стимулирования стратегий позитивного обращения с детьми; и
  • \n

  • многокомпонентные мероприятия, обычно включающие поддержку и обучение родителей, дошкольное образование и уход за ребенком.
  • \n

\n

\nДругие программы по предотвращению также перспективны в некоторых отношениях.

\n

    \n

  • Программы по предотвращению травм головы в результате жестокого обращения (называемых также синдромом встряхнутого ребенка и нанесенным травматическим повреждением мозга). Обычно это программы на уровне больниц, ориентированные на молодых родителей до их выписки, которые информируют об опасностях синдрома встряхнутого ребенка и рекомендуют меры в отношении безутешно плачущих детей.
  • \n

  • Программы по предотвращению сексуального насилия над детьми. Они обычно проводятся в школах и обучают детей в следующих областях:
  • \n

      \n

    • право собственности на свое тело;\t
    • \n

    • разница между хорошими и плохими прикосновениями;
    • \n

    • как распознавать угрожающие ситуации;
    • \n

    • как сказать \»нет\»;
    • \n

    • как рассказать о неправильном обращении заслуживающему доверие взрослому человеку.
    • \n

    \n

\n

\nТакие программы эффективны в усилении защитных факторов от сексуального насилия над детьми (например, знания о сексуальном насилии и защитных формах поведения), но данные о том, способствуют ли такие программы уменьшению масштабов других видов насилия, отсутствуют.

\n

\nЧем раньше в жизни ребенка проводятся такие мероприятия, тем более полезными они являются для ребенка (например, когнитивное развитие, поведенческая и социальная компетенция, образовательная подготовка) и для общества (например, уменьшение числа правонарушений и преступлений).

\n

\nКроме того, раннее распознавание случаев в сочетании с непрерывной заботой о детях, ставших жертвами насилия, и семьях может способствовать уменьшению масштабов повторного жестокого обращения и его последствий.

\n

\nДля максимального воздействия мероприятий по предотвращению и проявлению заботы ВОЗ рекомендует проводить их в качестве составной части четырехэтапного подхода в области общественного здравоохранения:

\n

    \n

  • определение проблемы;\n
  • \n

  • определение причин и факторов риска;
  • \n

  • разработка и тестирование мероприятий, направленных на минимизацию факторов риска;
  • \n

  • распространение информации об эффективности мероприятий и расширение масштабов проведения проверенных эффективных мероприятий.\n
  • \n

\n

Деятельность ВОЗ

\n

\nВОЗ в сотрудничестве с рядом партнеров в следующих областях:

\n

    \n

  • предоставляет техническое и нормативное руководство по предотвращению жестокого обращения с детьми на основе фактических данных;\n
  • \n

  • призывает к усилению международной поддержки мероприятий по предотвращению жестокого обращения с детьми на основе фактических данных и к инвестициям в эту область;
  • \n

  • обеспечивает техническую поддержку программ по предотвращению жестокого обращения с детьми на основе фактических данных в некоторых странах с низким и средним уровнем дохода.
  • \n

«,»datePublished»:»2020-06-08T19:00:00.0000000+00:00″,»image»:»https://www.who.int/images/default-source/imported/children-running-jpg.jpg?sfvrsn=50512cc9_2″,»publisher»:{«@type»:»Organization»,»name»:»World Health Organization: WHO»,»logo»:{«@type»:»ImageObject»,»url»:»https://www.who.int/Images/SchemaOrg/schemaOrgLogo.jpg»,»width»:250,»height»:60}},»dateModified»:»2020-06-08T19:00:00.0000000+00:00″,»mainEntityOfPage»:»https://www.who.int/ru/news-room/fact-sheets/detail/child-maltreatment»,»@context»:»http://schema.org»,»@type»:»Article»};

Бруксизм у детей – причины и лечение детского бруксизма

Бруксизм у детей — непроизвольное скрежетание зубами во время ночного сна, обусловленное спазмом жевательной мускулатуры. Это хроническое нарушение, сокращение мышц происходит приступообразно. Обычно эпизод длится не более 10 секунд, может возникать несколько раз за ночь. Некоторые исследователи считают, что лечить бруксизм необязательно, поскольку он пройдет самостоятельно к 6–7 годам. Однако важно показать ребенка стоматологу, поскольку это нарушение может привести к определенным неприятным последствиям для зубочелюстной системы. Кроме того, следует учитывать общее состояние здоровья малыша: при наличии других неврологических симптомов, соматических и системных заболеваний, нужно регулярно наблюдаться у специалистов узкого профиля.

Формы недуга

Детский бруксизм может отличаться по продолжительности и частоте возникновения эпизодов. Однако важно понимать, что это исключительно ночные приступы скрежетания зубами.

Не стоит путать бруксизм с бруксоманией — сжатием и скрежетанием зубами в дневное время, в период бодрствования. Такие движения обычно произвольны и поддаются контролю, а у детей младшего возраста могут быть связаны со вновь появившимся интересом к возможностям своего организма, когда только прорезываются новые зубки. Специалисты утверждают, что некоторые малыши таким образом пытаются справиться с зудом при прорезывании молочных зубов. Показать ребенка врачу при этом стоит, но обычно нарушение преходящее и не требует коррекции.

Причины детского бруксизма

Нарушение функции жевательных мышц может быть самостоятельным недугом или выступать осложнением заболеваний полости рта, а также других органов и систем организма ребенка. Часто детский бруксизм сопровождается нарушениями сна: апноэ, храпом, сомнамбулизмом, ночными кошмарами, прерывистым сном и пр. Причинами спазма мышц могут выступать психологические факторы: стрессы, испуг, повышенная тревожность, подавленность и пр. В некоторых случаях ребенок не осознает травмирующие ситуации и не проявляет беспокойства, но у него возникает внутреннее напряжение. Это может быть связано с переменой места жительства, конфликтом в учебном коллективе, рождением брата или сестры, утратой любимой игрушки или домашнего животного и пр. Даже избыток положительных эмоций может спровоцировать нарушения сна.

Нарушения функции нервной системы также могут привести к бруксизму. Недуг в ряде случаев сопровождается эпилептическими приступами, тремором рук, нарушениями мышечного тонуса (не только в отношении жевательных мышц).

Есть предположение, что ночное скрежетание зубами связано с гельминтозом. Но оно не подтверждено научно и объясняет проблему лишь косвенно: паразитоз нередко сопровождается анемией, нехваткой витаминов группы B, в связи с чем изменяется функция нервной системы и мышечный тонус соответственно.

Некоторая роль в развитии бруксизма отводится лор-патологиям: аденоидит, искривление носовой перегородки, хронические воспалительные заболевания затрудняют носовое дыхание. Многие исследователи считают, что это приводит к нарушению тонуса мышц лицевой, жевательной мускулатуры.

К стоматологическим причинам бруксизма у детей относят следующие:

  • нарушения прикуса;
  • завышение пломбы: она не дает челюстям смыкаться нормально, что приводит к неправильной нагрузке на мышцы;
  • заболевания тканей пародонта;
  • заболевания височно-нижнечелюстного сустава (ВНЧС).

Признаки бруксизма у детей

Заподозрить бруксизм обычно удается родителям, поскольку сон ребенка не прерывается во время эпизодов ночного скрежетания, он не испытывает выраженного дискомфорта. После пробуждения малыш может жаловаться на боли в области мышц лица, височно-нижнечелюстного сустава, головные боли и головокружения, звон в ушах. В течение дня может наблюдаться вялость и сонливость, повышенная утомляемость. По мере развития недуга может добавиться повышенная истираемость эмали и связанная с этим гиперестезия — чувствительность к пище разных температур, а также кислым и сладким блюдам и напиткам.

Осложнения бруксизма

Длительно протекающий бруксизм может вызвать следующие осложнения:

  • повреждения эмали: трещины, разрушение коронковой части зубов, сколы и прочие, что связано с неадекватными нагрузками на твердые ткани;
  • подвижность зубов, преждевременное выпадение молочных зубов;
  • повреждение десен и околозубных тканей;
  • нарушение постоянного прикуса, связанное с ранней утратой зубов, уменьшением высоты коронок и другими явлениями.

Продолжительные приступы бруксизма сопровождаются апноэ — кратковременной остановкой дыхания. Это может привести к кислородному голоданию и связанным с ним неприятным последствиям для всего организма ребенка.

Особенности диагностики

Сам факт ночного скрежетания врач устанавливает со слов родителей или близких родственников ребенка, но важно подтвердить диагноз. Для диагностики используются следующие методы:

  • полисомнография. Процедура предусматривает фиксацию на теле ребенка специальных датчиков, регистрирующих изменения во время сна. Позволяет оценить функциональное состояние нервной системы;
  • ЭЭГ. Дает возможность оценить электрическую активность головного мозга, выявить эпилепсию и иные нарушения;
  • электромиография. Этот способ оценки функции жевательных мышц основывается на воздействии током. Процедура безболезненная, позволяет определить избыточный тонус мускулатуры;
  • брукс чекер (Brux Checker). Специальные каппы, изготовленные на основе слепка челюсти пациента, устанавливаются на ночь, после чего диагностические пластины направляют в клинику для анализа. Этот метод позволяет определить, какие зубы страдают от повышенной окклюзионной нагрузки, имеет ли она место в целом.

Важно понимать, что этих мер может быть недостаточно для выявления истинных причин проблемы. В ряде случаев требуется лабораторная диагностика: общие анализы крови, определение уровня гемоглобина, содержания минералов и других компонентов. Также может потребоваться привлечение других специалистов узкого профиля: отоларинголога, невролога, психотерапевта, гастроэнтеролога.

Методы лечения

Лечение бруксизма у детей начинается с устранения причин, вызвавших это нарушение. Применяется медикаментозное, физиотерапевтическое, психотерапевтическое воздействие, а также проводится коррекция стоматологических дефектов.

Специфической медикаментозной терапии бруксизма не существует, поскольку это не заболевание, а, скорее, симптом тех или иных нарушений. Однако врач может назначить препараты, которые корректируют функцию жевательной мускулатуры, нормализуют сон. К таковым относят следующие:

  • витамины группы B,
  • препараты магния и кальция,
  • снотворные,
  • седативные средства.

В качестве методов, нормализующих сон и мышечный тонус, могут быть назначены теплые компрессы, хвойные ванны, курс общеукрепляющего массажа, плавание при отсутствии противопоказаний.

Психологическая коррекция не имеет противопоказаний и применяется во многих случаях. Если вы предполагаете, что эпизодам нарушения предшествовал стресс, можно обратиться к детскому психологу. Нехватка внимания со стороны близких, конфликты в семье или учебном коллективе, жизненные перемены, состояние утраты — все это поводы для посещения специалиста. Для лечения детей используются различные методики: арт-терапия, песочная терапия, иппотерапия, танцевально-двигательная терапия и пр. Кроме того, детский психолог даст рекомендации по организации досуга малыша, взаимодействию с ним и выстраиванию отношений внутри семьи, созданию спокойной и благоприятной атмосферы в доме.

Стоматологические методы терапии призваны не только справиться с причинами бруксизма, но и устранить его последствия. Так, если имеет место нарушения прикуса или скученность зубов, преждевременная утрата молочных зубов, врач предложит оптимальное решение. По показаниям проводится лечение кариеса и воспалительных заболеваний, восстановление поврежденных зубов композитными материалами, с целью избавления от гиперчувствительности — фторирование и реминерализующая терапия.

Для лечения нарушения у детей старше 10 лет могут использоваться защитные каппы — приспособления из мягкого материала, которые фиксируются на зубах перед ночным сном и способствуют защите эмали от трения. Можно приобрести готовые каппы или заказать их изготовление в стоматологической клинике. Второе решение является более оптимальным, поскольку оно предусматривает предварительное снятие слепка и изготовление конструкции точно по параметрам зубных рядов ребенка. Поэтому каппы прилегают плотнее, а значит, защищают зубы надежнее. Кроме того, врач расскажет все об уходе за каппами и сроках их замены.

О том, как лечить бруксизм у детей, страдающих нарушениями прикуса, расскажет детский ортодонт. В качестве метода коррекции он может предложить пластины, ортодонтические каппы, ношение специальных аппаратов или брекет-систем — все зависит от конкретного случая, вида дефекта прикуса, возраста ребенка. Скорректировать прикус проще тогда, когда челюсти еще формируются.

Общие рекомендации:

  • важно не допускать эмоционального перевозбуждения у ребенка, в том числе связанного и с позитивными эмоциями. Все активные мероприятия стоит планировать на первую половину дня;
  • общайтесь и выстраивайте доверительные отношения с ребенком, поддерживайте здоровую спокойную атмосферу в семье;
  • переключите внимание ребенка с компьютерных игр и просмотра мультфильмов в вечернее время на неактивный досуг. Лучше посвятить 2–3 часа до сна чтению книг, спокойным играм;
  • не кормите ребенка за 3 часа до сна. Не следует перегружать пищеварительную систему в ночное время.

Особенности профилактики

Спрогнозировать появление бруксизма сложно, однако в группе риска находятся дети с нарушениями прикуса, нарушениями сна, эмоционально возбудимые малыши.

Для того чтобы предупредить подобное нарушение у ребенка, вы можете принять следующие меры:

  • укладывайте ребенка спать чуть раньше: это позволит исключить возможный недосып. Полноценный сон поможет справиться с накопившимся за день психоэмоциональным напряжением;
  • следите за состоянием жевательных мышц ребенка: его челюсти должны быть расслаблены, если он не говорит, не жует и не глотает в это время. Обращайте внимание малыша, если он во время бодрствования чрезмерно смыкает челюсти непроизвольно или сознательно;
  • обеспечьте полноценное питание;
  • своевременно вылечивайте стоматологические заболевания, обратитесь к детскому отоларингологу при наличии лор-патологий.

Лечением бруксизма у детей любого возраста занимаются детские стоматологи клиник «СТОМА». Вы можете обратиться к нам за квалифицированной помощью, предполагающей консультацию, изготовление защитных капп, коррекцию нарушений прикуса. Мы гарантируем высокое качество стоматологических услуг, оказываемых маленьким пациентам.

Медицинский центр для всей семьи «Новый лекарь» в Москве, Щербинке, Бутово, Подольске

Основание многопрофильного медицинского центра «Новый Лекарь» в Щербинке обусловлено необходимостью организации качественного медицинского обслуживания жителей Подмосковья.

Основными преимуществами клиники считаются шаговая доступность, своевременность оказания медицинской помощи высококвалифицированными специалистами, высокий уровень правильной диагностики заболеваний.

Наша клиника основана в 2014 году и с этого времени предоставляет пациентам возможность оперативно диагностировать заболевания, а также пройти обследование и лечение без хирургического вмешательства и других болезненных процедур. Высокой эффективности лечения удалось достичь в том числе благодаря оснащению медцентра по последнему слову техники, инновационному подходу в лечении пациентов, быстрым и слаженным действиям персонала всех уровней.

Сдать анализы и узнать их результаты, пройти осмотр узкоспециализированных специалистов теперь можно буквально за один день. Медицинский центр «Новый Лекарь» ведет прием граждан любого возраста. Мы работаем по таким направлениям, как стоматология, хирургия, терапия, гинекология и урология, ортопедия, эндокринология, педиатрия, иммунология, дерматология.

Отдельно следует выделить оказываемые услуги в области стоматологии и оториноларингологии. Врачи-стоматологи проводят профилактику и лечебно-оздоровительные процедуры. Помимо этого, предлагаем услуги:

Процедуры проводятся по новаторским методикам на современном специализированном оборудовании. Высокая квалификация стоматологов позволяет качественно справиться с задачей любой сложности.

Врачи-отоларингологи квалифицированно решают проблемы пациентов с хроническим насморком и храпом, исправляют носовые перегородки, диагностируют и лечат заболевания ушей и пр.

Лечение детей

Особенно ответственно мы подходим к обслуживанию самых маленьких пациентов.

К примеру, лечение зубов проводят стоматологи, которые специализируются именно на детских проблемах. Врачи знают особенности детского организма, методы лечения, а также психологические аспекты взаимодействия с маленькими пациентами во время лечения.

В медицинском центре в Щербинке выполняется лечение кариеса и пульпита молочных зубов, лечение периодонтита, протезирование, чистка зубной эмали и пр.

Детский гинеколог медцентра максимально бережно проводит обследование девочек любого возраста, помогает преодолеть чувство страха и дискомфорта перед врачом.

Также оказываем услуги детям в области хирургии, ЛОР, УЗИ-диагностики, неврологии и пр.

Гарантии клиники

  • лечение по инновационным методикам на новейшем оборудовании;
  • высочайший профессионализм докторов;
  • диагностику и лечение от 40 врачей наиболее востребованных направлений;
  • консультирование специалистами высокого уровня и кандидатами медицинских наук;
  • уважительное отношение к вашим проблемам от медперсонала всех уровней;
  • проведение интересных акций и программ.

Предлагаем максимально удобные способы записаться на прием к специалисту клиники по телефону или через онлайн-форму.

Школьникам – домашнее обучение, родителям – наказание за оставление детей без присмотра

Чтобы предотвратить распространение коронавируса, учеников московских школ перевели на дистанционное обучение. Пока взрослые работают, дети дома предоставлены сами себе. А ведь закон обязывает родителей заботиться о здоровье ребенка. Неисполнение этой обязанности может привести к несчастному случаю и повлечь уголовную ответственность


Из-за угрозы распространения коронавирусной инфекции страна перешла на режим повышенной готовности1. В Москве учеников и студентов перевели на дистанционное обучение, многих работников – на удаленную работу. Те же, у кого есть маленькие дети и при этом нет возможности работать на дому и присматривать за ними, оказались в непростой ситуации.


(Что такое режим повышенной готовности и что будет, если введут режим чрезвычайного положения, – читайте в публикации «Коронавирус: как отличить правду от вымысла?»)


На что имеют право трудящиеся родители во время действия режима повышенной готовности?


В Москве режим повышенной готовности к распространению инфекции был введен указом мэра 5 марта2. В этом документе для работающих родителей актуален пункт 4.2: работодатели обязаны оказывать работникам содействие в обеспечении режима самоизоляции на дому.


Прежде всего нужно уяснить, что перевод работника на дистанционную форму – это изменение условий трудового договора. До введения режима чрезвычайной ситуации такое возможно только на основании дополнительного соглашения сторон, т.е. при обоюдном желании работника и работодателя. В настоящее время распространение коронавирусной инфекции в Москве к чрезвычайной ситуации не отнесено3. Меры, принимаемые государством, являются превентивными4, а указ мэра носит скорее рекомендательный характер.


Итак, перевод работника без его согласия на удаленную работу в рамках ст. 72.2 Трудового кодекса невозможен, так как на территории России не установлена эпидемия. А из буквального толкования уже упомянутого п. 4.2 указа мэра следует вывод, что обязанности переводить сотрудников на дистанционную работу у работодателя нет. Однако он должен обеспечить возможность работать удаленно, если у сотрудников появилось такое желание. Решение о переходе на надомный режим работы они принимают самостоятельно и вправе просить об этом работодателя.


Ну а если работодатель не может предоставить такую возможность из-за специфики профессиональной деятельности сотрудника? Что в такой ситуации делать родителям: нанимать няню, если никто из родственников и знакомых не может присмотреть за ребенком, или оставлять его дома одного?


За оставление ребенка без присмотра родителям может грозить уголовная ответственность?


С 21 марта по 12 апреля приостановлено посещение детьми образовательных учреждений. Исключение составляют дошкольники и школьники 1–4-х классов. При наличии согласия родителей обучение их может быть продолжено в группах до 12 человек. Об этом говорится в принятом 16 марта приказе Департамента образования и науки г. Москвы.


Но на практике обучение и младших школьников проходит сейчас дома в режиме онлайн с 9:00 до 13:00, а необходимость очного присутствия ребенка в мини-группах родителям надо обосновать. Первые дни онлайн-обучения демонстрируют положительное отношение детей к таким занятиям: они учатся дома перед компьютером, но при этом сохраняется коллективность урока за счет аудиосвязи с одноклассниками.


Однако есть и один существенный недостаток у домашнего обучения: по истечении учебного времени многие дети оказываются предоставленными самим себе, пока взрослые на работе. А между тем закон обязывает родителей заботиться о здоровье своих детей (ст. 63 Семейного кодекса) и защищать их права и законные интересы (ст. 56, 64 Семейного кодекса). И если неисполнение этих обязанностей привело к трагическим последствиям, на родителей может быть возложена уголовная ответственность.


Например, если малолетний ребенок (до 14 лет) оказался в опасной ситуации, пока находился без присмотра, родителей могут привлечь к ответственности по ст. 125 УК РФ «Оставление в опасности». Если же в это время произошел несчастный случай – действия родителей могут квалифицироваться по ст. 109 УК РФ «Причинение смерти по неосторожности». Например, трагедия произошла на Урале летом 2019 г. Девочку 12 лет оставили дома с младшими братьями. Она решила приготовить ужин, из-за чего произошел пожар. Дети погибли.


В моей практике был случай, когда девочка 11 лет не захотела идти с родителями за грибами и осталась на даче снимать видео для социальной сети. Вдохновившись просмотром популярного мультика про монстров, она соорудила декорации из подручных материалов и начала выступление на камеру. Результатом стали асфиксия, двое суток в реанимации и многомесячная реабилитация. Девочка оставалась одна всего два часа, и родителей к ответственности тогда не привлекли. Но минимум раз в неделю посещать следственный комитет им приходилось.



Детский психолог Залина Текоева:


«При решении вопроса о том, стоит ли оставлять ребенка дома одного, нужно учитывать уровень его развития и приобретенные социально-бытовые навыки. Без присмотра взрослых ребенка можно оставлять дома с 7–8 лет, но не более 30 минут. Для 9–12-летних можно увеличить это время до двух-трех часов утром или вечером, а для 12–14-летних – до пяти-шести часов. Но только в том случае, если ребенок умеет пользоваться простейшей бытовой техникой, может по необходимости позвонить родителям и ответственно подходит к их просьбам и советам».


Детский психолог Ольга Серебровская:


«Важен не только биологический возраст ребенка, но и его психологическая зрелость. 14 лет – это условная граница самостоятельности. Возраст, в котором ребенок овладевает навыками самоконтроля и самосохранения, зависит от условий его воспитания и внимания, которое родители уделяют этому вопросу, от наличия или отсутствия примеров разумного поведения, демонстрируемого взрослыми.


Если родители постепенно готовят ребенка к самостоятельному времяпрепровождению, обучают его навыкам безопасной жизнедеятельности, развивают его творческие способности, делегируют ему часть ответственности и оказывают поддержку, а не чрезмерно опекают или игнорируют, к младшему подростковому возрасту он становится самостоятельным.


Другой важный момент – условия, в которых остается ребенок без присмотра. И речь идет не только об исправности электроприборов и отсутствии мест, представляющих потенциальную опасность для жизни и здоровья, но и о предметной организации среды. Поведение детей, чреватое неблагоприятными последствиями, часто обусловлено скукой. Чтобы досуг был безопасным и продуктивным, ребенку нужно дать необходимые для этого средства и инструменты».



Решение о том, как обеспечить безопасность детей, принимают родители, и ответственность за него лежит на них.


Педагоги и психологи рекомендуют более внимательно отнестись к правилам безопасности: расскажите ребенку, как вести себя в различных ситуациях; попросите соседку-домохозяйку или пенсионерку иногда заходить, пока ребенок один дома, и нелишним будет узнать ее номер телефона на экстренный случай; проверьте исправность электроприборов при выходе из дома и отключите лишние; запретите ребенку пользоваться плитой, если дома есть СВЧ-печь; составьте для него список образовательных, бытовых и досуговых заданий на день и почаще ему звоните.


Юристы советуют рассказывать детям о возможных юридических последствиях опасных игр и противоправного поведения (подробнее об этом читайте в статье «Родителям – о правах и обязанностях детей»).




1 Пункт 10 ст. 4.1 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».


2 Указ мэра Москвы от 5 марта 2020 г. № 12-УМ «О введении режима повышенной готовности». Он был изменен Указом мэра Москвы от 10 марта 2020 г. № 17-УМ «О внесении изменения в указ Мэра Москвы от 5 марта 2020 г. № 12-УМ».


3 Пункт «м» ч. 1 ст. 11 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».


4 Статья 7 Федерального закона от 21 декабря 1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера».


5 Приказ Департамента образования и науки г. Москвы от 16 марта 2020 г. № 112 «О внесении изменений в приказ Департамента образования и науки города Москвы от 6 марта 2020 г. № 89».

Дети в лагере: что влияет на адаптацию

Ребёнок, как и любой взрослый, попадая в новый коллектив, проходит этап адаптации. За короткое время ему нужно занять свое место в отряде, найти себе друзей и единомышленников, определить занятие по душе и преодолеть барьеры общения и взаимодействия. В среднем период адаптации занимает 3-7 дней.

Каждый ребенок проходит через период адаптации, но протекать этот процесс может по-разному. Кто-то быстро вливается в деятельность лагеря, а кто-то начинает звонить родителям и умолять забрать его из лагеря. На этот период приходится самое большое количество звонков домой с просьбами забрать из лагеря (особенно, если это первое самостоятельное путешествие ребенка).

Известны случаи, когда из престижных лагерей дети просили родителей забрать их досрочно.

Причины такого поведения могут быть разными, но в большинстве случаев основной причиной трудностей являются личностные характеристики ребенка, а не лагерная программа или профессионализм вожатых и педагогов.

Легкость адаптации напрямую зависит от особенностей характера, темперамента и воспитания ребенка.

Коммуникабельные, самостоятельные и уверенные в себе дети справляются со стрессом быстрее, они чаще первыми идут на контакт как со сверстниками, так и с вожатыми, поэтому меньше тоскуют по дому и чувствую себя одинокими.

Такие дети без труда вливаются в жизнь лагеря, становятся заводилами, «знаменитостями», о которых помнят даже после окончания смены. Они редко звонят домой, как правило, родителям приходится самим выдергивать их из активной лагерной жизни, чтобы поговорить по телефону.

Домашние, робкие и застенчивые дети адаптируются дольше.

Если до этого ребенок жил в тепличных домашних условиях и свои вещи доставал чистыми и поглаженными из шкафа, то ему может прийтись не по нраву новая жизнь. Здесь ведь надо и погладить самому, и постирать.

Такие дети стесняются сами завести знакомство, не стремятся проявить инициативу, поэтому в первые дни, пока вожатый знакомится со своими подопечными и отряд только начинает сплачиваться, тихони скучают по дому, чувствуют себя лишними.

Вожатым требуется больше времени на то, чтобы втянуть таких детей в лагерную жизнь, завоевать их доверие, поэтому адаптационный период может длиться пять-семь дней. Для многих детей одним из выходов является совместная поездка с другом или подругой. Двое — это не один. Вдвоем не заскучаешь, всегда есть поддержка.

Также трудности могут возникать, если ребенок ведет замкнутый образ жизни, у него нет друзей и подруг, и он чаще проводит время с родителями, перед телевизором или за компьютером.

Готов ли ребенок к разлуке с родителями?

Многие дети волнуются, расставаясь со своими родителями, причем чем меньше ребенок, тем тяжелее дается ему разлука. Если при этом у ребенка отсутствует какой-то опыт отдельного от родителей отдыха, поездка в летний лагерь может оказаться для него серьезным испытанием.

Взрослые, которые слишком беспокоятся за ребенка, рискуют заразить своей тревогой и его самого. Маленькие дети склонны подражать родителям и перенимать их волнения. А с таким эмоциональным багажом ребенок вряд ли почувствует себя комфортно, даже если попадет в тепличные условия.

Так называемые сверхопекающие родители особенно склонны драматизировать расставание с ребенком. Они, если и решаются отдать ребенка в лагерь, то стараются держать ситуацию под контролем — часто навещают ребенка или названивают ему. Рано или поздно такой сверхконтроль и опека делают жизнь ребенка в лагере невыносимой. Ему становится стыдно перед сверстниками и неудобно перед вожатыми за навязчивость своих мамы и папы.

Но особенно тяжело детям, которых отправляют в лагерь против их воли — ребенок чувствует себя преданным и ненужным.

Бывает и так, что поездка ребенка в лагерь на все время каникул воспринимается им как своеобразное наказание. Так происходит, если родители на протяжении года пытаются повлиять на поведение ребенка: пугают его тем, что отправят в лагерь, где его научат, как себя нужно вести и как быть самостоятельным. Даже если взрослые произносят это в сердцах, они сеют в душе ребенка страхи, связанные с поездкой в лагерь.

О том, что ребенок действительно готов к своей первой поездке в детский лагерь, свидетельствует, во-первых, его желание туда ехать. Поэтому прежде чем покупать путевку, поговорите со своим ребенком, а хочет ли он сам в лагерь? От этого также будет зависеть «успешность» этого события.

Если ребенок категорически отказывается от предложения отдохнуть пару недель без родителей, есть смысл задуматься о причинах его отказа.

Вероятно, он не готов расстаться, хоть и ненадолго, со своими родителями или испытывает какие-то страхи, связанные с разлукой и пребыванием в детском лагере.

В этом случае есть 2 варианта: вы можете попытаться его уговорить, рассказать, какой увлекательный отдых его ждет, или отказаться от идеи лагерного отдыха в этом году.

Подготовьте своего ребенка к лагерю!

Заботливые родители могут подготовить ребенка к лагерю, привить ему те навыки, которые помогут скорее освоиться, влиться в коллектив:

1. Самостоятельность: стоит научить ребенка самостоятельно заправлять постель, следить за чистотой одежды, убирать свои вещи, соблюдать правила гигиены и следить за своей внешностью.

2. Навыки общения: для более быстрого и безболезненного привыкания к лагерю желательно, чтобы ребенок умел сам заводить межличностные контакты со сверстниками и поддерживать их, то есть дружить.

Родителям ребенка, который отправляется в лагерь впервые или едет после неудачного опыта, следует заранее узнать про распорядок и правила лагерной жизни и подробно рассказать их ребенку, чтоб он хорошо представлял себе, куда едет. Нежелательно отправлять ребенка в лагерь, если он сам туда не хочет. Однако можно попытаться переубедить его.

Что делать, если ребенок просит забрать его домой?

Постарайтесь свести ваше общение с ребёнком в первые дни пребывания в лагере к минимуму, позвольте ему сдружиться с новыми ребятами самостоятельно. Не звоните часто, не контролируйте ребёнка, дайте возможность процессу адаптации развиваться естественным ходом. Воздержитесь от частых приездов в лагерь, т.к. ваш приезд сразу сказывается на моральном состоянии не только вашего ребёнка, но и других детей. У остальных детей сразу появляются мысли: «К нему приехали, а ко мне нет, значит, его больше любят, чем меня; значит, я хуже, чем он» и т.д.

Не обещайте ребенку забрать его, если ему не понравится. В таких случаях подросток будет проявлять пассивность, не будет включаться в деятельность отряда и будет уверять вас, что все плохо.

Напротив, постарайтесь расспросить ребенка о том, что именно не нравится в лагере, предложите решение этих проблем, посоветуйте обратиться к вожатому.

Постарайтесь настроить его на оптимистичный лад, скажите, что вы тоже скучаете, но верите, что он быстро найдет новых друзей, в общем, следует настроить ребенка на хороший отдых, убедите в том, что он уже взрослый и родители гордятся его самостоятельностью.

Если у Вашего ребёнка во время пребывания в лагере возникают какие-либо проблемы и он стесняется обратиться к сотрудникам лагеря, пожалуйста, сообщите об этих проблемах руководителю смены.

Следует отметить, что динамика отрядного сплочения предполагает прохождение периода конфликтов между детьми. Чаще всего разногласия между подростками возникают на бытовой почве (кто раскидал или подвинул вещи и т.д.)

Ведь наши подростки такие разные. У каждого из них на разном уровне сформированы навыки самообслуживания и гигиены, уже успел сложиться различный уровень общей культуры и воспитанности. И не все подростки умеют сами решать возникающие разногласия.

Иногда родители забирают ребенка, если его кто-то обидел и конфликт не был разрешен мирно. Ребенок, уехавший из отряда в подобном случае, усваивает стереотип поведения, при котором все его сложные жизненные ситуации должны разрешить родители. В конечном итоге формируется неуверенность в себе и своих силах, представление о собственной слабости перед трудностями. Досрочный отъезд из лагеря может в дальнейшем проявиться боязнью поездок не только в детский лагерь, но в любое место «без родителей».

Лагерь помогает раскрыться детям с самой неожиданной стороны. Незнакомое окружение дает ребенку шанс забыть о привычных шаблонах поведения. И если во дворе или школьном классе он привык к роли «тихони», «ботаника», то здесь он имеет возможность примерить и опробовать для себя новые роли — ведь никто не знает, каким он был раньше. Получив опыт лидера, чемпиона, души компании или просто уверенного и всеми любимого мальчика или девочки, ребенок осознает, что он способен быть лучше, чем привык о себе думать.

Поэтому не стоит при первой жалобе ребенка сразу бежать забирать его, дайте ему шанс проявить самостоятельность! Доверяйте своим детям и отпускайте их, все равно они станут взрослыми. При правильном семейном воспитании это не страшно! И тогда их можно не только отпустить со спокойным сердцем в летний лагерь, но и во взрослую жизнь.

Энурез у детей — простыми словами о сложной проблеме

Ночной энурез – это заболевание, представляющее собой непроизвольное мочеиспускание во время ночного сна. Энурез относится к разновидностям недержания мочи, которое само по себе является одной из наиболее распространенных проблем детского и подросткового возраста. Согласно данным официальной статистики, разными формами недержания мочи страдают 20% детей в возрасте 5 лет, 10%-15% детей в возрасте 10 лет и не менее 3%  подростков. Более точных сведений о распространенности этой патологии у детей не существует. Отчасти это связано с тем, ей занимаются неврологи, психиатры,  урологи, нефрологи – и у каждого специалиста был свой взгляд на проблему и свои статистические данные.

Как показывает практика, среди врачей нет чёткого понимания, когда именно симптом «мокрой постели» следует считать патологическим явлением. Достаточно широко распространено мнение, что ночной энурез до 5 лет является нормой. Нужно сказать, что этот возраст выбран весьма условно и связан с формированием т. н. «зрелого типа мочеиспускания», когда ребёнок приобретает навык контролировать своё поведение, связанное с походом в туалет. Нередко приходится встречаться с ситуацией, когда врач или родители вообще не обращают внимания на энурез вплоть до 14-15 лет, мотивируя это тем, что ребёнок постепенно проблему «перерастёт». Такой шаблонный подход неприемлем по двум причинам.

Во-первых, недержание мочи (и энурез в частности) на первых порах может служить единственным симптомом куда более серьёзных заболеваний мочевыводящей системы, нервной или эндокринной системы. Так, энурез встречается у детей с инфекциями мочевых путей (циститами), гельминтозами, врожденными пороками развития урогенитальной области или обструкцией мочевыводящих путей, нейрогенным мочевым пузырем, аномалиями развития позвоночника и спинного мозга. Вовремя заподозрить такую ситуацию, провести грамотное обследование и лечение может только специалист-уролог, хорошо ориентирующийся в вопросах патологии мочеиспускания у детей. Ни врачи общей практики, ни тем более родители подобной компетенцией не обладают.

Во-вторых, практически все дети с расстройствами мочеиспускания находятся в состоянии  скрытой социальной дезадаптации. У них снижен уровень самооценки, часто возникают конфликтные ситуации в детском коллективе и семье. Все это отрицательно сказывается на развитии ребенка и, в конце концов, приводит к серьезным психологическим проблемам.

По результатам опроса шведских психологов, недержание мочи для ученика начальной школы входит в тройку самых тяжелых «критических» стрессовых ситуаций в жизни (после развода и смерти родителей).

Кроме того, исследования последних лет показали, что ночной энурез у детей по своему характеру практически идентичен проблеме частых ночных мочеиспусканий у пожилых людей. Постоянные ночные пробуждения и походы в туалет являются для взрослых наиболее изнурительным симптомом, который заставляет их годами принимать лекарства или ложиться под нож хирурга. Поэтому не следует полагать, что ночной энурез безобиден и никак не сказывается на самочувствии ребёнка.

Единого протокола диагностики и лечения детей с ночным энурезом до сих пор нет. На практике урологи Детской клиники EMC придерживаются принципов, разработанных ICCS (Международным сообществом по вопросам недержания мочи). После проведения всесторонней диагностики и исключения патологий, требующих немедленного оперативного или медикаментозного лечения, пошаговое лечение может быть представлено следующим образом:

1 шаг: поведенческая терапия;

2 шаг: alarm – терапия;

3 шаг: фармакотерапия.

Поведенческая терапия

Это система когнитивных методов. Основная помощь на этом этапе заключается в информировании семьи и самого ребенка о соблюдении режима дня и особенно питьевого режима. При выявлении нарушения режима питья и мочеиспусканий, носящий поведенческий и ситуационный характер, требуется коррекция этих нарушений до проведения любых видов медикаментозного лечения под контролем педиатра. Питьевой режим надо организовать так, чтобы прием жидкости распределялся равномерно в течение дня и с ограничением в вечернее время. Вечером рекомендуются спокойные игры, чтение. Такая терапия требует поддержки родителей, желания ребенка, терпения и времени.

Ребенку и родителям необходимо узнать, как учиться правильно опорожнять мочевой пузырь и следить за частотой стула. Полезно продолжать вести дневник регистрации частоты мочеиспусканий  и эпизодов энуреза, а также времени дефекации. Эффективность такой терапии  контролируется врачом каждые 1-3 месяца. При этом совместно с родителями и ребенком проводится  беседы, поддерживая мотивацию к продолжению лечения.

Alarm-терапия

После коррекции стереотипа поведения ребенка в течение 4-6 месяцев и при отсутствии ночной гиперпродукции мочи (диагностируется по дневнику мочеиспусканий) в лечение можно добавить использование ночного будильника c датчиками, реагирующими на влагу (alarm-терапия). Этот метод помогает ребенку проснуться в момент промокания белья мочой. Особенно хороший эффект этот вид лечения дает в семьях с устойчивой мотивацией не только у ребенка, но и у родителей. Если улучшения в течение первого месяца лечения не наступает, его следует прекратить и переходить к фармакотерапии.

Фармакотерапия

Третий шаг – фармакотерапия. Данный этап категорически не рекомендуем выполнять самостоятельно, руководствуясь данными из интернета или советами неспециалистов. Для лечения ночного энуреза используются как препараты гормонального типа, так и средства воздействия на центральную нервную систему. Только детский уролог-андролог совместно с неврологом и педиатром могут грамотно подобрать лекарственную схему, не навредив ребёнку.

Лечение детей с энурезом – комплексная задача, требующая участия разноплановых высоко квалифицированных специалистов: детского уролога-андролога, педиатра, невролога, психолога, специалистов лучевой и УЗИ диагностики, реабилитологов. В Детской клинике EMC можно попасть на приём к детскому урологу-андрологу, имеющему многолетний опыт работы в специализированном клиническом центре «Патология мочеиспускания детей», являющимся ведущим учреждением в стране по проблеме недержания мочи. Все необходимые анализы и исследования могут быть выполнены на базе клиники на современном оборудовании в кратчайшие сроки. Опытные психологи помогут в решении этой проблемы.

Восемь самых важных вещей, которые вы должны сказать своему 10-летнему ребенку о сексе

Если вы читали мои предыдущие посты или читали мою книгу, вы знаете, что я твердо верю, что каждый 10-летний ребенок сегодня должен знать о сексе и сексуальности столько, сколько мы обычно думаем, что 16-летний подросток нуждается знать. Мы должны убедиться, что мы зарекомендовали себя как доступные родители по всем вопросам сексуального до , когда наши дети дойдут до подросткового возраста, а их сверстники и средства массовой информации станут более влиятельными, чем они были в детстве.Поэтому, прежде чем мы отправим наших малышей в среднюю школу, у нас есть много работы.

Ни на секунду не думайте, что 10 лет — это слишком мало, чтобы выучить практически все, что нужно знать о сексе. Я перейду к своим мыслям через мгновение, но сначала позвольте мне сказать, что я знаю, что многие из вас, вероятно, настроены скептически, не уверены, что пятикласснику нужно знать о сексе столько же, сколько школьнику. Я знаю, потому что я разговариваю со многими родителями 10-летних детей, и они мне рассказывают. Я думаю, что большинство из них, услышав мои доводы, встают на мою сторону, но все же есть много родителей, которые со мной не согласны.

Почему я думаю, что 10 — это новый 16

  1. Суперсексуализация детей. Мои 25 с лишним лет в качестве директора по здравоохранению в государственных школах Нью-Йорка и десятки тысяч детей, с которыми я разговаривал о сексе и сексуальности, научили меня одному очень важному факту. Сегодняшние дети подвергаются очень сексуализированным посланиям и влияниям в более раннем и раннем возрасте. До подросткового возраста типичный ребенок узнает тысячи и тысячи этих сообщений.Такое разоблачение требует, чтобы родители начали обсуждать явные аспекты секса, когда их дети еще маленькие.
  2. Почти 7% сегодняшних подростков сообщают, что имели половые контакты до 13 лет. К девятому классу (14-15 лет) это будет около 32%. Сексуальные чувства и, в некоторой степени, сексуальное поведение становятся все более актуальными в средней школе, поэтому мы не хотим тогда начинать разговоры о сексе. Мы хотим убедиться, что мы уже несколько раз разговаривали с нашими детьми к тому времени, когда они пойдут в шестой и седьмой класс, и для этого нам нужно начать в начальной школе.
  3. Появление сексуальных хулиганов в начальной школе. Каждый родитель каждого ребенка начальной школы должен беспокоиться о том, что их ребенок может подвергнуться издевательствам сексуального характера. Всего 15 лет назад это не беспокоило подавляющее большинство родителей. Сегодня сексуальные издевательства среди учеников начальной школы не редкость. Я могу практически гарантировать, что в каждой начальной школе по всей стране есть несколько сексуальных хулиганов, и они есть в каждом классе от детского сада до пятого класса.
  4. Большинство родителей в Америке сегодня все еще признаются, что им трудно общаться со своими детьми о сексе. Если маленькие дети сталкиваются со все большим и большим количеством сексуальных сообщений, чем когда-либо, но родители все еще изо всех сил пытаются поговорить с ними о сексе, то мораль и ценности многих детей в отношении сексуального поведения, когда они вступают в подростковый период, находятся под влиянием сомнительных источников информации и рекомендаций.

Восемь важнейших вещей О сексе

  1. Самая важная проблема полового созревания для любого подростка — это понять, как управлять сексуальными чувствами и бороться с ними.Каждый из вас, читающий это, знает, как трудно было контролировать сексуальные влечения, когда вы были подростком. Навыки, которые необходимо развить подростку, чтобы здоровым образом управлять своими сексуальными чувствами, требуют времени, поэтому раннее начало поможет. Если ваш ребенок начнет этот процесс к 10 годам, до того, как он или она разовьет значительную способность к сексуальным чувствам, и до того возраста, когда на нее могут оказать давление, чтобы заставить их действовать, это даст вашему ребенку достаточно времени для развития этих навыков.
  2. Информация о половом акте; вагинальный, оральный и анальный.Нашему 10-летнему ребенку необходимо знать, каковы различные типы полового акта, и получить рекомендации относительно того, когда это делать, с кем, при каких обстоятельствах и в каком контексте. Нашим детям нужно много раз слышать от нас обо всем этом. Будьте уверены, что они будут много слышать о сексе из других источников, помимо нас, и что многие из этих сообщений говорят нашим детям, что им нужно заниматься сексом с множеством разных людей, ни при каких определенных обстоятельствах.Подробно обсудив к 10 годам различные типы полового акта, преимущества и риски для каждого из них, а также способы принятия эффективных решений относительно того, когда и с кем вступать в половой акт, наши дети получат значительное время, чтобы научиться критическому мышлению и коммуникативным навыкам. которые необходимы для принятия здоровых сексуальных решений в подростковом возрасте.
  3. Изучение многих других способов выражения сексуального поведения, таких как поцелуи, удержания и прикосновения к частным частям тела над и под одеждой, взаимная мастурбация и т. Д.Точно так же, как нашему 10-летнему ребенку нужно начать собирать все воедино в отношении полового акта, он или она также должны сделать то же самое в отношении этих других типов сексуального поведения. Наши дети должны рано и часто задумываться об этом поведении и о том, как и когда они будут включать его в свою жизнь по мере взросления.
  4. Обучать принятию решений и коммуникативным навыкам. Помогая нашим детям разобраться в сексуальном поведении, мы хотим сосредоточиться на обучении их стратегиям принятия здоровых сексуальных решений, наряду с обучением их навыкам отказа и ведения переговоров, чтобы они знали, как справляться с давлением сверстников.Мы не можем сделать достаточно, когда дело касается обучения наших детей тому, как принимать ответственные сексуальные решения. Им необходимо понять, как проводить анализ затрат и выгод в отношении многих, многих возможных решений, которые они примут в отношении сексуальности, и научиться разумно оценивать решения, которые они могут принять, прежде чем принимать их на самом деле.
  5. Изучение сексуальной ориентации и гендерного разнообразия. Чем дольше мы ждем, чтобы научить наших детей важности терпимости по отношению к гомосексуализму, бисексуальности и трансгендеризму, тем больше у них шансов научиться фанатизму и дискриминации.
  6. Узнаем обо всех биологических изменениях полового созревания. Это обсуждение должно начаться в возрасте до 10 лет и должно включать взгляды на изменения, через которые проходят как мальчики, так и девочки. Вы хотите, чтобы ваш ребенок был хорошо осведомлен о пубертатных изменениях, через которые он или она пройдет, а также об изменениях, которые испытает противоположный пол. Каждый 10-летний ребенок может узнать обо всех изменениях.
  7. Узнавание об обидном сексуальном поведении. Сексуальное насилие, домогательства и издевательства во всех их возможных проявлениях.Ваш 10-летний ребенок должен понимать, как сексуальное поведение может причинить боль и как не стать одновременно жертвой и преступником.
  8. Понимание важности любви, уважения и доверия в отношениях до полового акта. Каждый 10-летний ребенок должен знать, насколько важны эти три составляющих в отношениях, прежде чем идти до конца. Каждый ребенок, которого я когда-либо встречал, мог бы извлечь пользу из более глубокого понимания того, что я называю «большой тройкой» аспектов милых отношений.Давайте начнем рассказывать нашим детям о них в раннем возрасте … задолго до 10 лет, но к тому времени, чтобы они хорошо их оценили. Продолжайте укреплять их осведомленность о большой тройке, когда они проходят через подростковый период.

Есть много вещей о сексе и сексуальности, которым нам нужно будет научить наших детей. Это : никогда не бывает слишком рано, чтобы начать, но всегда возможно, что это может быть слишком поздно. Когда наши дети переходят в среднюю школу, действительно начинаются трудности, и мы хотим планировать их заранее.Если вы решите эти восемь важных вопросов со своим ребенком к 10 годам, вы будете намного впереди всех.

Новый взгляд на девочек-подростков

«Как мне эволюционировать из замешательства и хаоса в способную, сильную, сострадательную женщину?» Возраст 15

По целому ряду причин большая часть того, что известно о девочках-подростках, сосредоточена на проблемах, с которыми они сталкиваются. Необходимо исследовать тот факт, что многие девочки-подростки демонстрируют замечательную силу, стойкость и «выносливость» в стрессовые периоды подросткового возраста.Вместо того, чтобы сосредотачиваться на буре и стрессе подросткового возраста, необходимо развить новое понимание девочек-подростков, подтверждающее их силу и стойкость. Хотя необходимо понимать сегодняшние риски и стрессы в жизни девочек-подростков, они не должны быть определяющими факторами при обсуждении девочек-подростков. Необходимо сосредоточить внимание на том, что работает для девочек-подростков и почему, чтобы помочь девочкам-подросткам справляться с этими рисками во время их развития.

С этой целью Дороти В.Кантор в ее президентский год (1996). Заявление о миссии целевой группы следующее:

Задача президентской целевой группы APA по девочкам-подросткам: сильные стороны и стрессы состоит в том, чтобы объединить текущие знания о девочках-подростках, чтобы сосредоточить внимание на сильных сторонах, проблемах и возможностях сегодняшних девочек-подростков. Целевая группа также определит пробелы и несоответствия в исследованиях, образовании, практике и государственной политике. В этом стремлении целевая группа стремится учитывать голоса и жизни различных девочек-подростков с точки зрения возраста, расового и этнического разнообразия, социально-экономического статуса, географического положения и сексуальной ориентации.Целевая группа будет работать над повышением общественного и профессионального сознания в отношении девочек-подростков с особым вниманием к тем, кто влияет на их жизнь, включая родителей, педагогов, медицинских работников и политиков. В рамках своей деятельности целевая группа наметит направления к новым рубежам следующего столетия путем критического изучения вопросов политики, текущих знаний и исследовательских подходов к пониманию девочек-подростков.

Следующая работа является отрывком из книги «За гранью внешности: новый взгляд на девочек-подростков», написанной психологами со всей страны, работа которых сосредоточена на девочках-подростках, включая психологов, работающих в целевой группе APA по девочкам-подросткам.

Авторы намеревались собрать и проанализировать психологические и связанные с ними исследования и литературу за последние 10 лет, уделяя особое внимание сильным сторонам, проблемам и возможностям выбора в контексте жизни девочек. Задача рассмотреть и выйти за рамки исследования психологических потерь девочек и сосредоточиться на тех аспектах отношений и культуры, которые поддерживают и вовлекают девочек, а также коллективные попытки девочек противостоять негативному влиянию средств массовой информации и других могущественных социальных сил — авторы попытались ответить на такие вопросы, как:

  • Что важно для развития девочек в подростковом возрасте?

  • Есть ли разные положительные влияния на разных этапах развития?

  • Что исследование говорит о девушках с высокой самооценкой?

  • Почему важно учитывать разнообразие в исследованиях?

  • Каковы роли педагога, родителей, психолога, системы здравоохранения и лиц, определяющих политику, в создании среды, которая обогащает сильные стороны, которые девочки-подростки привносят в наше общество?

  • Как лучше всего подготовить девочек-подростков к тем ролям, которые они будут играть в будущем?

  • Как девочки-подростки влияют на окружающий их мир?


При разработке этой книги авторы сосредоточили внимание на нескольких сквозных темах: сильные стороны, развитие, этническая принадлежность, класс, риски, устойчивость и последствия для исследований.Чтобы богатые и разнообразные голоса реальных девочек в Соединенных Штатах были услышаны поверх статистических данных, в эту повестку дня включены вопросы из исследования, проведенного целевой группой по девочкам-подросткам. Краткое изложение исследования «Состояние сердец девочек-подростков» находится в конце этого исследования.

Подростковое население в Соединенных Штатах быстро растет и продолжит расти в следующем тысячелетии. Приблизительно 18,5 миллионов девочек-подростков в возрасте от 10 до 18 лет проживали в Соединенных Штатах на момент последней переписи населения в 1990 году.Жизнь этих девочек сложна и зависит от их пола, расы, этнической принадлежности, класса, различных способностей и сексуальной ориентации. Только изучив каждый из этих сложных слоев, можно понять богатое разнообразие жизни девочек-подростков.

« Почему родители относятся к девочкам иначе, чем к мальчикам?» Возраст 14

Гендер — это психологический и культурный термин, который относится к значениям, которые придают женскому или мужскому статусу в определенной культуре.Он отличается от пола, который относится к биологическим аспектам женского или мужского пола. В Соединенных Штатах ожидания в отношении гендерных ролей различаются в зависимости от культуры, социально-экономического класса и сексуальной ориентации. Эти ожидания создают множество проблем для девочек-подростков по мере того, как они становятся женщинами.

В возрасте от 8 до 11 лет девочки обычно андрогинны. Они считают себя сильными и уверенными в себе и не боятся говорить то, что думают. Однако по мере того, как они переходят в подростковый возраст, девочки начинают испытывать давление в сторону более жестких представлений о гендерных ролях; они больше озабочены тем, как женщины « должны себя вести », а также их физической и сексуальной привлекательностью.Хотя исследования показывают, что после начальной школы у обоих полов снижается самооценка, у девочек это падение более драматично. По сравнению с мальчиками того же возраста, девочки-подростки более тревожны и подвержены стрессу, у них ухудшается успеваемость, они страдают от повышенной депрессии и более низкой самооценки, испытывают больше неудовлетворенности телом и переживаний из-за своей внешности, страдают большим количеством расстройств пищевого поведения и чаще пытайтесь покончить жизнь самоубийством.

И все же в разных культурных группах девочки-подростки придерживаются более гибких и либеральных взглядов, чем мальчики, в отношении прав и ролей женщин.Белые девочки-подростки, придерживающиеся традиционного отношения к женским ролям, как правило, имеют более низкую самооценку, чем девочки, придерживающиеся более либеральных взглядов.

Важными источниками сопротивления и освобождения от негативных культурных идей для девочек-подростков являются следующие: сильная этническая идентичность, тесные связи с семьей, изучение позитивных идей о себе, уверенность в себе как источнике знаний, высказывание своего мнения, занятия спортом. , нетрадиционная типизация пола, феминистские идеи и напористые женские ролевые модели.

Программа исследований: пол

  • Какие факторы способствуют устойчивости девочек-подростков, которые сопротивляются стереотипным и негативным культурным представлениям о женщинах?

  • Какие факторы способствуют формированию у девочек-подростков позитивных и оптимистических взглядов на их развивающуюся женственность и будущие роли?

  • Каким образом ожидания подростков в отношении гендерных ролей зависят от расовой и этнической идентичности, социально-экономического статуса, религиозных ценностей, здоровья и сексуальной ориентации?


Что касается группового статуса девочек-подростков (этническая и расовая, сексуальная ориентация, социально-экономическая и религиозная), как связанные с полом биологические, психологические и культурные факторы взаимодействуют в подростковом возрасте?

«Что я могу сделать, чтобы стать более уверенным в спорте?» Возраст 17

Многие аспекты самовосприятия и психического здоровья девочек не ухудшаются в подростковом возрасте; по большинству показателей различия среди девочек намного больше, чем различия между девочками и мальчиками.Представления девочек о способностях и самооценке значительно различаются в зависимости от сферы деятельности и этнической группы. Убеждения в компетентности как девочек, так и мальчиков связаны с гендерными стереотипами в этой деятельности. Девочки больше, чем мальчики, ожидают успеха в отношении своих общих академических способностей во всех областях и в своих социальных навыках, тогда как мальчики более уверены в своих математических и спортивных способностях.

Девочки и мальчики старшей школы одинаково уверены в своих успехах в бизнесе и юриспруденции, а также в своих лидерских качествах, независимости, интеллектуальных и компьютерных навыках.Девочки и мальчики в равной степени вкладываются в будущую карьеру, но девочки уделяют меньше внимания деньгам и статусу работы. Их карьерные предпочтения показывают различия, связанные с традиционными гендерными ожиданиями. Многие девочки-подростки по-прежнему верят, что существует внутренний конфликт между женскими целями и ценностями и соревновательной деятельностью. Эта вера действительно ограничивает их будущие возможности. Для многих девочек-подростков чувствительность к неудачам ограничивает их готовность идти на риск ради более высоких вознаграждений или более сложных возможностей.

Снижение самооценки в подростковом возрасте не является неизбежным следствием изменений в пубертатном или школьном возрасте. Самоуважение как девочек, так и мальчиков снижается в старшие классы школы; но самооценка девочек со временем падает еще больше. Самоуважение афроамериканских девочек не снижается в старшие классы школы и, как правило, выше, чем у белых и афроамериканских мальчиков.

Важно отметить, что эти гендерные модели со временем уменьшаются.Молодые женщины сегодня более склонны стремиться к традиционным мужским стереотипам. Кроме того, сегодня молодые женщины гораздо больше занимаются спортом, чем их матери и бабушки.

Программа исследований: гендер и самооценка

  • Какие факторы объясняют культурные и этнические различия в моделях самооценки девочек-подростков?

  • Как можно побудить девочек-подростков противостоять традиционным гендерным ролевым ожиданиям при рассмотрении академической деятельности и будущей карьеры?

  • Как можно побудить девочек-подростков приписывать свои успехи в учебе своим способностям, а также своим усилиям и упорному труду?

«Почему меня всегда беспокоит то, как я выгляжу для людей и сколько я вешу?» Возраст 13

В подростковом возрасте девочкам приходится смириться с физическими изменениями в период полового созревания, включая значительную прибавку в весе.Когда девочки-подростки пытаются примирить реальность своего тела с нереалистичными и недостижимыми культурными требованиями к женской худобе, большое количество девочек испытывают сильную неудовлетворенность своим образом тела. У небольшой группы девочек негативное отношение к своему телу и их усилия по достижению или поддержанию худобы способствуют развитию расстройства пищевого поведения. Это может включать переедание, ограничительную диету или индуцированную рвоту и переедание, что приводит к более серьезным расстройствам, таким как анорексия или булимия.

Исследования не учитывают тот факт, что расстройство пищевого поведения обычно начинается в раннем подростковом возрасте. Сложный набор культурных, социальных, семейных, личных и биологических факторов способствует развитию расстройства пищевого поведения. Негативное влияние переживаний, угрожающих здоровому психологическому развитию девочки, таких как физическое или сексуальное насилие, увеличивает риск расстройства пищевого поведения.

Несмотря на то, что факторы, защищающие девочек-подростков от расстройства пищевого поведения, не были должным образом исследованы, среда, повышающая самооценку девочек в целом и телесную ценность в частности и защищающая девочек от таких факторов риска, как физическое и сексуальное насилие, по-видимому, повышает сопротивляемость нездоровому питанию. узоры.Кроме того, определенные культурные условия и ожидания, которые способствуют принятию широкого диапазона внешности, поддерживают индивидуальность и здоровое развитие и играют важную роль в защите девочек-подростков от развития проблем, связанных с питанием и весом.

Программа исследований: проблемы с телом и расстройство питания

  • Какие факторы помогают девочкам-подросткам сопротивляться культурным идеям, которые приводят их к неудовлетворенности своим телом и своей внешностью для других?

  • Как можно разработать программы профилактики и укрепления здоровья, которые повышают личную устойчивость, межличностные отношения и общую самооценку девочек-подростков?

  • Как можно помочь девочкам-подросткам определить себя в позитивном ключе, помимо своего внешнего вида?

«Почему люди по-разному относятся к людям с другим цветом кожи?» Возраст 12

В течение последних нескольких десятилетий коллективные усилия женщин-психологов и феминистского движения установили и узаконили психологическое изучение женщин и девочек и создали интеллектуальный климат, в котором теперь стало обычным концептуализировать гендер как социальную конструкцию огромных размеров. влияние на индивидуальную психологию и женское самоопределение.

Однако в рамках этих движений цветные женщины маргинализовались. Треть из 18,5 миллионов девочек в возрасте от 10 до 18, проживающих в Соединенных Штатах, являются чернокожими, латиноамериканцами, жительницами азиатско-тихоокеанских островов, коренными американцами, эскимосами или алеутами. Они остаются практически незаметными в психологической литературе, посвященной развитию девочек-подростков.

При рассмотрении недавних исследований большую озабоченность вызывает отсутствие данных и информации о психологическом развитии и жизни цветных девочек-подростков в целом.Крупные исследования развития подростков несовершенны из-за наличия или отсутствия определенных групп цветных девочек, отсутствия надежных данных об экономическом статусе домохозяйств некоторых групп цветных девочек-подростков, неспособности рассмотреть роль расы и пол, а также отсутствие информации о расово-этнической принадлежности участников исследования.

Так же, как представление о том, что мужчины и женщины различаются в своем развитии в направлении самоопределения, стало общепринятым, профессионалы и другие лица, работающие с девочками-подростками, должны двигаться к более полному признанию вклада расы, этнической принадлежности, культуры, класса и сексуальной ориентации. к развитию в целом и к пониманию подростков в частности.

Программа исследований: цветные девочки-подростки

  • Какие компоненты расово-этнической культуры имеют решающее значение для развития позитивной идентичности у цветных девочек? Различаются ли компоненты в разных расово-этнических группах?

  • Как экономический статус влияет на развитие цветных девочек-подростков с точки зрения образования, мотивации и поведения? Является ли влияние одинаковым или различным для расово-этнических групп?

  • Имеют ли расовая принадлежность и социальный класс одинаковое влияние на цветных девочек-подростков и мальчиков-подростков? Предлагают ли различия, если таковые имеются, разные стратегии вмешательства?

  • Какие факторы объясняют падение самооценки у чернокожих и латиноамериканских девочек-подростков? Какова роль контекста в проверке самооценки для этих двух групп девочек?

  • Испытывают ли девочки азиатского происхождения и американских индейцев изменения в самооценке в подростковом возрасте? Какие факторы могут способствовать этому изменению, если таковые имеются, в подгруппах этих двух больших «расовых» категорий?

  • Каково прямое и косвенное влияние деспотического и эксплуататорского исторического наследия на идентичность, отношения и стремления цветных девочек-подростков?

«Как я могу не измениться, просто чтобы приспособиться?» Возраст 15

Для цветных девочек-иммигрантов их статус иммигрантов и серьезные изменения, с которыми они сталкиваются в результате иммиграции, еще больше усложняют и обостряют проблемы, с которыми они сталкиваются в американском обществе как девочки-подростки.Помимо новизны своего физического окружения, девочки-подростки-иммигранты психологически подвергаются риску из-за множества факторов: утраты и одиночества в результате отсутствия общего опыта со сверстниками; напряжение и усталость от их усилий адаптироваться и справиться; чувство отторжения от новой культуры, которое может повлиять на самооценку; путаница с точки зрения ролевых ожиданий, ценностей и идентичности; и чувство бессилия из-за своей неспособности функционировать в новой культуре так же эффективно, как и в своей родной культуре.

Хотя иммиграция представляет собой проблемы для людей всех возрастов, подростки сталкиваются с особой проблемой, связанной с потерей сверстников и знакомой культуры, которая служила бы им и помогала им в развитии их идентичности. Стресс, вызванный их попытками ассимилироваться с новой культурой, может привести к относительно большему количеству психологических и социальных проблем, включая расстройство пищевого поведения, более низкую самооценку и более высокую депрессию. Усиление конфликтов между родителями и детьми может быть результатом того факта, что дети и подростки быстрее изучают язык своей новой культуры и часто адаптируются к новой культуре гораздо быстрее, чем их родители.Во многих случаях возникающая в результате их идентичность противоречит традициям и ритуалам их родной культуры. В семьях иммигрантов могут возникать конфликты поколений по поводу половых ролей, отношений сверстников с представителем противоположного пола, свиданий и брака. Кроме того, потеря родительской властью и неспособность родителей действовать так же эффективно в новом обществе могут привести к тому, что подростки будут чувствовать себя небезопасно и не смогут рассчитывать на защиту своих родителей.

Что же тогда работает для этих цветных девушек-иммигрантов? Какие факторы способствуют их способности адаптироваться к конкретным изменениям, вызванным иммиграцией, и их развитию в подростковом возрасте? Точно так же, как девочки-иммигранты сталкиваются с теми же препятствиями, что и все расовые и этнические меньшинства, а именно с расизмом и дискриминацией, решения их проблем очень похожи.Во многих случаях крепкие семьи, способные передать тепло, привязанность, эмоциональную поддержку и четкую, разумную структуру и ограничения, способны минимизировать негативное воздействие стресса, связанного с иммиграцией. Твердая приверженность традиционным семейным ценностям, твердая приверженность трудовой этике и высокая степень вовлеченности в жизнь этнического сообщества могут служить защитными факторами для девочек-иммигрантов-подростков. Действительно, наиболее успешной семейной стратегией является поддержание тесной связи с культурными корнями семьи и прочными семейными отношениями.

Кроме того, для некоторых групп было показано, что владение английским языком повышает самооценку и снижает депрессию, тем самым снижая уровень стресса, связанный со статусом иммигранта. Доступность общественных ресурсов и сетей социальной поддержки этнических групп также являются ключевыми факторами в разработке позитивных механизмов выживания для подростков-иммигрантов и их семей.

Программа исследований: цветные девушки-иммигранты

  • Что означает здоровое функционирование цветных девочек-иммигрантов-подростков? Есть ли какое-либо соглашение между родителями и другими вовлеченными взрослыми (например,г., школьный персонал)? Это предмет переговоров?

  • Какие факторы устойчивости, эффективные стратегии адаптации и механизмы выживания работают для цветных девочек-подростков и их семей?

  • Каковы особые психологические риски для цветных девочек-подростков, особенно связанные с травмами?

«Почему люди не могут просто избавиться от предрассудков?» Возраст 14

Было проведено очень мало исследований уникальной жизни цветных девочек-подростков.Учитывая проблемы и опыт этнических меньшинств в Соединенных Штатах, девочки-подростки из числа этнических меньшинств по-разному затрагиваются процессом социализации. Этническая принадлежность подростка оказывает сильное влияние на его развитие, поскольку влияет на его чувство принадлежности к миру, который часто определяет включение и исключение на основе цвета кожи. Чтобы психологи могли понять эти переживания, им важно оценить взаимодействие того, что происходит в семьях, и того, что происходит в политическом, экономическом, социальном и расовом климате, в котором молодые девушки сталкиваются с проблемами.

Возможно, наиболее устойчивым фактором, общим для всех групп этнических меньшинств, является идентификация с семьей и сообществом. Объединение и разделение ценностей для цветных семей может дать цветным девочкам силы и ресурсы. Крепкие, стойкие семьи «прививают» девочек-подростков от разрушительной дискриминации по признаку пола и этнической принадлежности. Степень, в которой семьи приобщили к себе позитивные идеи своей культуры и наследия, несмотря на плохое обращение в прошлом, является предиктором здорового развития цветной девочки-подростка.Исследования должны по-прежнему фокусироваться на разнообразии и особенно на пересечении гендерной и этнической принадлежности.

«Как вы думаете, у большинства девушек сегодня хорошее будущее?» Возраст 11

Хотя исследования устойчивости и защитных факторов предполагают, что связь с родителями, значимыми взрослыми, школой и, возможно, некоторое большее чувство цели или перспективы способствует устойчивости или поведению, «бросающему вызов разногласиям», часто это именно дилемма связи, вынужденный выбор между конкурирующими привязанностями, с которым сталкиваются девушки.Борьба девочек коренится в системных проблемах, таких как бедность, расизм и сексизм, которые требуют коллективного, а не индивидуального реагирования. Это говорит о необходимости новой концепции здоровья и устойчивости к стрессу, которая локализует борьбу между девушкой и ее миром, а не внутри отдельной девушки, и которая возлагает на взрослых в среде девочек ответственность за предоставление девочкам опыта и возможностей для понимать, взаимодействовать и потенциально трансформировать то, что ограничивает и вредит им.

В психологии здоровья понятие «жизнестойкость» описывает позицию человека по отношению к стрессовой ситуации и, таким образом, указывает на опыт развития, который может потребоваться девочкам, чтобы противостоять долгосрочному вреду институционального расизма и сексизма. Рассматривая отношения со значимыми взрослыми в жизни девочек как потенциальные «зоны жизнестойкости», т. Е. Пространства реального взаимодействия и возможности для девочек испытать контроль, приверженность и вызов, можно смещать акцент с отдельной девушки на сеть отношений, которые создавать для девочек социальные миры и среду, предоставляя девочкам доступ к навыкам, отношениям и возможностям, которые позволяют им ощутить силу и смысл.С этой точки зрения контексты взаимоотношений и образования как в школах, так и в других общественных организациях, в которых находятся девочки, могут быть оценены с точки зрения их способности способствовать выносливости.

Матери, женщины-учителя и «другие матери» имеют возможность предоставить девочкам-подросткам зоны жизнестойкости. Слушание и поощрение значимого участия в школьной и общественной жизни, а также предоставление возможности для саморазвития посредством эффективной социокультурной критики — это средства, с помощью которых взрослые могут поддерживать сильные стороны девочек.Школы и сообщества, которые вовлекают девочек в социальную критику и активную деятельность, оказываются особенно эффективными, как и взрослые, которые демонстрируют приверженность, уважение к молодежи и готовность вовлекать их в изменения в своих сообществах.

Программа исследований: отношения со значимыми взрослыми

  • Каковы определяющие черты лиц, институтов и организаций, которые способствуют выносливости и силе у девочек-подростков?

  • Какие защитные факторы предлагают девочкам-подросткам «зоны выносливости»? Каким образом взрослые, значимые в жизни девочек, могут создавать контексты отношений и окружения, которые укрепляют сильные стороны девочек-подростков, поддерживают их способами, способствующими укреплению здоровья, и позволяют им ощутить свою силу в окружающем их мире?

  • Как взрослые могут помочь девочкам-подросткам — особенно тем, кто борется с последствиями бедности, расизма, гомофобии, статуса иммигранта или беженца, — разрешать культурные конфликты и конкурирующую лояльность, особенно в тех случаях, когда у них появляются новые возможности и жизненный выбор, отличный от их семьи и сообщества?

  • Какой опыт развития и взаимоотношений необходим девочкам-подросткам, чтобы противостоять долгосрочному вреду институционального расизма и сексизма?

  • Какую роль играют «другие матери», такие как тети, бабушки, взрослые друзья, учителя или члены сообщества, в поддержке девочек-подростков и создании зон устойчивости в отношениях?

  • Каковы положительные и защитные аспекты отношений между матерью и дочерью?

  • Какие преимущества и возможности поддержки существуют в отношениях девочек со своими отцами или другими значимыми взрослыми мужчинами в их жизни?

«Почему популярность так важна для большинства девушек?» Возраст 15

Для психологов, чтобы понять, как девочки-подростки развиваются по отношению к окружающему миру, важно исследовать дружеские отношения девочек-подростков.Близкие дружеские отношения, которые многие социологи считают «самыми полезными и приносящими удовлетворение из всех человеческих взаимоотношений», несомненно, важны для социального и эмоционального здоровья всех подростков, независимо от этнической принадлежности, расы или социально-экономического статуса.

То, что известно о дружбе девочек и их отношениях со сверстниками, основано в первую очередь на исследованиях девочек с мальчиками. Хотя эти исследования предоставляют важную информацию, они дают мало понимания разнообразия опыта и представлений о дружбе между девушками, включая важное различие, которое девушки проводят между типами друзей, а также характер и качество этих отношений.Также мало внимания уделялось тому, каким образом класс, культура, раса, этническая принадлежность и сексуальная идентичность формируют группы дружбы девочек-подростков, и еще меньше внимания уделялось тому, каким образом расизм, сексизм, классизм и гомофобия влияют на окружающую среду в какие девичьи дружеские отношения лелеют.

Ранний отрочество, по-видимому, особенно тяжело сказывается на дружбе и отношениях со сверстниками девочек-подростков, о чем свидетельствует резкое усиление косвенной агрессии в отношениях.Более типичная для девочек и более тревожная для девочек, чем для мальчиков, относительная агрессия, характеризующаяся таким поведением, как распространение слухов или угроза отказа от аффилированности, по-видимому, проявляется как попытка девочек договориться о текущих властных отношениях и подтвердить или противостоять традиционным конструкциям женственности. Необходимы дополнительные исследования, чтобы понять природу и качество этих переговоров, а также ту роль, которую популярность и привлекательность играют в формировании и формировании групп сверстников девочек-подростков.

Дружба может быть источником знаний и силы для девочек-подростков. Они также могут быть источником борьбы, обиды и замешательства, особенно по мере того, как девочки переходят в подростковый возраст и начинают согласовывать доминирующие культурные взгляды на сексуальные отношения, женственность и внешность. Непосредственное вовлечение девочек-подростков в обсуждение таких вопросов и поощрение их к совместному изучению того, как нынешние властные отношения разыгрываются в контексте их отношений с другими девушками и женщинами, может обеспечить поддержку, а также возможности противостоять социальному разделению.

Программа исследований: дружба

  • Как дружба девочек и отношения со сверстниками смягчают или усугубляют психологические и социальные трудности подросткового возраста? Какие возможности для поддержки и защиты существуют в дружбе девочек?

  • Как социальное положение, т. Е. Класс, раса, этническая принадлежность и сексуальная идентичность, влияет на характер дружбы девочек-подростков и групп со сверстниками и влияет на формы и значения общения между девочками, включая формирование группировок, агрессивное поведение и т. Д. издевательства и издевательства?

  • Как школьная среда и контекст соседства влияют на группировку сверстников и модели дружбы?

  • Как изменение отношений с мальчиками влияет на отношения между подругами?

  • Как на выражение близости и интимности между девушками влияют традиционные представления о женственности и кодексы сексуальной и гендерной «нормальности»?

  • В чем заключаются сильные стороны и стрессы дружбы девочек, сформировавшейся вне зависимости от класса и культуры?

«Имеет ли женщина право сказать» нет «мужчине?» Возраст 12

Большая часть литературы, посвященной сексуальности девочек-подростков, сосредоточена исключительно на проблемах или негативных последствиях, связанных с индивидуальным сексуальным поведением девочек, и узко определяет принятие сексуальных решений как индивидуальное рискованное поведение.К сожалению, в этих исследованиях часто используются выборки цветных девочек и девочек из бедных семей, подростков, которые считаются наиболее подверженными риску из-за того, что они принимают «плохие» сексуальные решения; девушки из пригородов из среднего класса или девушки-инвалиды, которые не считаются подверженными риску отчасти потому, что их сексуальность менее изучена или заметна, поэтому не часто являются предметом таких исследований. Кроме того, существует тенденция изучать в первую очередь девочек, хотя сексуальные решения, особенно те, которые имеют негативные последствия, принимаются обоими партнерами.

В Соединенных Штатах старая пословица о том, что «мальчики хотят секса, девочки хотят отношений», проникла в представления о подростковой сексуальности. Лишь недавно, когда психологи начали оспаривать эти предыдущие предположения о сексуальности и близости мужчин и женщин в подростковом возрасте, сексуальное желание девочек было признано фактором при принятии ими сексуальных решений.

Недавние исследовательские попытки сосредоточены на понимании того, как девочки-подростки испытывают свою сексуальность, с целью определения эффективных средств, позволяющих девочкам развивать ответственную сексуальную субъективность.Такое исследование открыло новые возможности для исследования, например, понимание того, договариваются ли девушки из разных социальных и материальных слоев о следующем:

.

  • Делайте активный и безопасный выбор в отношении сексуального поведения и отношений, в которых они участвуют в этих проявлениях своей сексуальности.

  • Развивайте чувство права на собственное удовольствие и желание.

  • Определите и научитесь преодолевать часто неравное распределение власти, типичное для отношений между мужчиной и женщиной.

Центральная роль отношений в психологическом развитии девочки предполагает важность отношений в развитии сексуальности девочек, включая решения девочек относительно сексуального поведения. Серьезное отношение к контексту взаимоотношений девочек как в исследованиях, так и на практике требует сосредоточения внимания на значениях сексуальности и сексуальных решениях, а также на процессах, посредством которых девочки развивают свою сексуальность помимо их выбора в отношении полового акта.

Программа исследований: сексуальность и принятие сексуальных решений

  • Как девочки-подростки испытывают и озвучивают сексуальное желание?

  • Как девочки обсуждают и принимают решения об опасностях, ответственности и удовольствиях сексуальной активности?

  • Как отношения девочек со своим телом, с конкретными людьми в их жизни и с более широкими культурными идеалами, регулирующими «нормальную» и «моральную» женскую сексуальную идентичность, формируют их сексуальность?

  • Как различные отношения девушки со сверстниками, близкими друзьями, интимными партнерами и значимыми взрослыми в ее жизни информируют ее о развитии ее сексуальности, а также об удовольствиях и рисках сексуального исследования и полового акта?

  • Как положительные возможности в отношениях, связанные с сексуальностью и желанием, такие как усиленная близость с любимым партнером, чувство благополучия, которое может исходить от связи с самим собой через свое тело, или способность испытывать удовольствие в сексуальных отношениях, влияют на девочек-подростков решения о сексуальном поведении?

  • Какое влияние на девочек-подростков оказывают негативные риски в отношениях, такие как боль, разочарование или сожаление по поводу выбора вступить в половую связь или изучить различные варианты сексуального поведения?

  • Как белые пригородные девушки из среднего класса испытывают и выражают свою сексуальность?

  • Как соотносятся общепринятые представления о женственности и идеализированных отношениях (т.е., принудительная гетеросексуальность или традиционные любовные истории) влияют на сексуальную идентичность, сексуальный опыт и выражение желания девочек?

«Сегодня мы знаем, что мир для девочек-подростков — страшное место. Почему учителя не обязаны получать определенный объем знаний в этой области? Дети проводят много времени в школе». Возраст 15

В попытке понять, как добиться успеха в школах для учениц, целевая группа определила несколько факторов окружающей среды в классе и учителей:

  • Студентам нравится учитель.

  • Использование учителем инклюзивных (несуществующих и нерасистских) материалов.

  • Учитель уделяет внимание ученикам.

  • Девочки общаются с заботливыми взрослыми.

  • Классы с более низким уровнем конкурентоспособности и более высоким уровнем инновационного обучения. Использование учителем методов обучения с учетом гендерного фактора, особенно тех, которые поддерживают участие и успех девочек.

  • Признание учителем девочек как ключевых игроков в их собственной жизни.

Для многих учениц, особенно для девушек, школы небезопасны. Студентки средних школ США сообщали о высокой степени сексуальных домогательств. В недавнем исследовании подростки-лесбиянки, геи и бисексуалы сообщили о широком спектре словесного и физического насилия в отношении них в различных условиях, например дома, в школе, на работе и в обществе в целом.

В ответ на повышение осведомленности общественности о домогательствах увеличилось количество средних и старших классов школ, которые разработали политику против сексуальных домогательств. Кроме того, некоторые школы реализуют программы, которые рассматривают преследование как серьезную проблему, уделяя при этом особое внимание созданию школьного сообщества, которое поддерживает более подходящее и инклюзивное поведение. Инициативы правительства начали обеспечивать стимулы и поддержку для решения проблем, связанных с сексуальными домогательствами.Такие инициативы критически важны и должны продолжаться.

Общественные организации

«Как мне заставить людей перестать смотреть на меня как на не принадлежащего к их группе и неважного?» Возраст 13

Девочки-подростки сегодня имеют доступ к множеству общинных молодежных организаций, несмотря на то, что таких программ, обслуживающих молодых женщин, меньше, чем молодых мужчин. Многие из этих программ, нацеленных на молодых женщин, поддерживают личностное развитие и развитие социальных навыков, а также поощряют физическую активность.Результаты исследований рекомендуют организациям, созданным для удовлетворения потребностей девочек-подростков, практиковать следующее:

  • Создавайте позитивные, заботливые и последовательные примеры для подражания для взрослых обоих полов. Продвигайте высокие, но реалистичные ожидания в отношении развития навыков.

  • Содействовать развитию отношений между классами, полами, расами и этническими группами.

  • Предлагает широкий спектр занятий и тем, которые интересны девочкам и способствуют равенству девочек.
    Поощрять участие сообщества.

  • Вовлекайте девочек в обстановку, в которой они могут быть самими собой, говорить правду и находить собственные источники силы.

Многие из этих факторов не были должным образом учтены в текущих исследованиях молодежных программ. Было обнаружено, что доступ к этим общинным организациям и их функции варьируются в зависимости от социального класса, расовой и этнической принадлежности. Во многих исследованиях постоянно недостаточно представлены несколько групп, в том числе молодежь из групп риска, молодежь из различных этнических групп, а также подростки-лесбиянки и бисексуалы.

Религиозные организации

«Я должен верить в Бога?» Возраст

Девушки-подростки более религиозны по сравнению со своими сверстниками-мужчинами. Они участвуют в религиозных службах и молодежных организациях и сохраняют свои убеждения в течение более длительных периодов времени. Такая религиозность может иметь долгосрочные преимущества. Исследования показали, что обращение к религии и друзьям как к средству совладания в подростковом возрасте является важным показателем здорового эмоционального развития женщины.

Неудивительно, что большая часть литературы в области религиозности и девочек-подростков сосредоточена на факторах, связанных с сексуальным поведением девочек, проблемами совладания, социальной компетентностью, самооценкой и проблемами идентичности. Было обнаружено, что религиозные ценности незамужних матерей-подростков влияют на принятие решений, связанных с выбором иметь и сохранить ребенка, ожиданием первого полового акта и использованием противозачаточных средств. У афроамериканских девушек исследователи обнаружили положительную взаимосвязь между самооценкой и духовной поддержкой.

Программа исследований: школа и сообщество

  • Какие формальные и неформальные механизмы облегчают девочкам-подросткам возможность быть услышанными об их опыте, желаниях, потребностях и ожиданиях в школах и общинах?

  • Какие препятствия существуют в рамках этих формальных и неформальных механизмов?

  • Как мы можем лучше реагировать на потребности девочек, выраженные в контексте этих учреждений?

  • Что необходимо сделать в сотрудничестве с молодыми женщинами и от их имени для улучшения уже существующих систем?

  • Каковы особенности опыта лесбиянок и девушек-бисексуалов в школах и общинах? Какие проблемы они разделяют со своими гетеросексуальными сверстниками, а какие отличаются? Как мы удовлетворяем их потребности? Каков опыт подростков лесбиянок и бисексуалов женского пола, независимо от их расы и этнической принадлежности? Какие общественные ресурсы подходят для подростков-лесбиянок и бисексуалов?

  • Как мы работаем с девочками-подростками в школах и общинах в долгосрочной перспективе, поскольку они выстраивают нормы и роли для себя и находят источник и силу своей собственной силы?

  • При ответе на все эти вопросы, какие этнические, религиозные, способности, социально-экономические и другие контекстуальные факторы необходимо учитывать?

  • Насколько успешны программы по борьбе с сексуальными домогательствами в школах?

  • Как доступ к социальным сетям и их функции в школах и сообществах различаются в зависимости от социального класса, расовой и этнической принадлежности?

  • Какое влияние оказывают общественные молодежные программы, как светские, так и религиозные, на компетентность девочек? Сохраняют ли эти программы стереотипные методы социализации?

«Почему мужчины насилуют девушек?» Возраст 11

Повсеместно распространенное насилие затрагивает девочек-подростков.Происходящее дома, в школе, на работе и на улице насилие в отношении девочек проявляется в словесных, физических и сексуальных надругательствах. Девочки могут подвергаться нападениям со стороны банд, друзей или романтических партнеров или подвергаться сексуальной эксплуатации со стороны членов семьи, знакомых или незнакомцев.

Считается, что подростки подвергаются более высокому риску сексуального насилия, чем любая другая группа. Более половины из этих зарегистрированных сексуальных посягательств произошли во время свиданий. Насилие при свидании включает в себя телесные повреждения, словесные оскорбления и угрозы насилия в контексте отношений на свидании.Сообщается, что насилие при свидании затронуло 10% старшеклассников и 22% студентов колледжей.

Считается, что случаи изнасилования на свидании занижены, поскольку большинство жертв изнасилования на свидании не думают, что нападение соответствует определению изнасилования, поэтому они не сообщают об изнасиловании в полицию. Из-за ситуации на свиданиях девушка может также чувствовать вину или ответственность за то, что находится в компании нападающего, и рассматривать это событие как нормальное или заслуженное. Другие причины, по которым девочки не сообщают об изнасиловании на свидании, включают страх реакции родителей на изнасилование и того, что их сверстники узнают об инциденте.

Насилие при свидании имеет серьезные последствия. Молодые женщины в три раза чаще сообщают о серьезных эмоциональных травмах, когда во время свиданий происходит эпизод насилия. Женщины, изнасилованные знакомыми, имеют более серьезные психологические проблемы, чем женщины, изнасилованные незнакомцем. Девочки и женщины могут страдать от долгосрочных последствий изнасилования на свидании, включая сексуальную дисфункцию, воспоминания, замедленную реакцию на стресс и другие симптомы посттравматического стрессового расстройства. Молодой женщине, возможно, также придется иметь дело с заболеваниями, передающимися половым путем (ЗППП), беременностью и, в некоторых группах, социальной стигматизацией потери девственности.

Жертвы насилия при свидании должны получить немедленное вмешательство, чтобы противодействовать травматическим последствиям нарушения доверия со стороны кого-то, кого они знают. Этим молодым женщинам следует сделать более доступными консультационные услуги в средних школах и колледжах, чтобы свести к минимуму непосредственные и долгосрочные последствия. Программы, делающие упор на профилактику, чрезвычайно важны. Было бы полезно обучать девочек и мальчиков таким навыкам, как переговоры, межличностное общение, управление гневом, решение проблем и стратегии выживания.

«Почему все симпатичные парни ходят на свидания с шлюхами?» Возраст 14

Некоторые девушки-подростки занимаются проституцией на улице, чтобы выжить. Некоторые проститутки меняют секс на наркотики. Других молодых проституток на самом деле вербуют те, кто будет их эксплуатировать. Те, кто охотятся на них, могут выбрать девушек, которые соответствуют той модели уязвимости, которую они ищут. Если изучить истории проституток-подростков, становится ясно, что они шли по пути эксплуатации и виктимизации, уходя корнями в детство.Убегание и, в конечном итоге, подростковую проституцию можно рассматривать как результат борьбы, которую девочки-подростки испытывают между собой и другими. Именно благодаря их попыткам поддерживать связь с другими людьми, а также со своими мыслями и чувствами девушки могут оказаться беглецами и проститутками-подростками.

Переход от проституции к более традиционной социально приемлемой жизни — сложный процесс развития. Информационно-просветительские программы, призванные помочь молодым женщинам бросить занятие проституцией, были разработаны в нескольких городах, хотя для этих программ нет механизма оценки.В недавнем исследовании интеллект, темперамент, когнитивная оценка и отношения со значимым человеком рассматриваются как защитные факторы, позволяющие девушкам из групп риска противостоять искушениям эксплуататоров.

Программа исследований: межличностное насилие и подростковая проституция

  • Насколько распространено насилие на свидании и изнасилование на свидании среди подростков из разных этнических групп?

  • Почему подростки мужского пола избивают или насилуют?

  • Какова мотивация молодых женщин, которые подвергаются такому поведению?

  • Какая связь между ранней сексуальной виктимизацией и более поздней подростковой проституцией?

«Могут ли мои родители узнать, обращаюсь ли я в клинику за информацией или лечением?» Возраст 18

Хотя девочек-подростков можно считать здоровыми по сравнению с другими группами населения, они действительно страдают от многочисленных проблем со здоровьем.Девочки-подростки пользуются услугами здравоохранения; тем не менее, эти медицинские услуги нуждаются в улучшении.

Проблемы со здоровьем девочек-подростков варьируются от распространенных болезней и травм в детстве и подростковом возрасте (например, простуды, грипп, спортивные и игровые травмы) до опасений по поводу изменений, сопровождающих половое созревание (например, развитие груди и менструация), и жизни с хронические расстройства (например, рак) и инвалидность (например, нарушение обучаемости и церебральный паралич) с поведенческими или психосоциальными проблемами (например,g., депрессия, попытки суицида, злоупотребление психоактивными веществами, расстройство поведения, насильственная виктимизация, а также преждевременная и небезопасная сексуальность).

Подростки и поставщики медицинских услуг часто по-разному представляют, что следует обсудить во время посещения врача. В большинстве исследований сообщается о неудовлетворительном общении между поставщиками медицинских услуг и пациентами подросткового возраста. Было обнаружено, что опасения нарушения конфиденциальности являются основной причиной того, что подростки не обращаются за медицинской помощью. Необходимо улучшить подготовку поставщиков медицинских услуг для подростков.Все больше исследований подтверждают идею о том, что коммуникативные отношения между пациентом и поставщиком медицинских услуг имеют важное значение для удовлетворения пациента, соблюдения предписанных режимов здоровья и даже для улучшения здоровья.

Родители могут быть неотъемлемыми партнерами в вопросах здоровья и охраны здоровья девочек-подростков. Необходимо учитывать ряд факторов, которые могут помешать участию родителей в решении проблем со здоровьем девочек-подростков: стремление подростков к уединению, страх реакции родителей на определенные проблемы со здоровьем, а также отсутствие знаний родителей и страхи родителей.

Какие дополнительные изменения должны произойти, чтобы девочки-подростки в полной мере использовали ресурсы американской системы здравоохранения? Общество подростковой медицины утверждает, что медицинские услуги для подростков должны быть не только доступными в традиционном смысле, но и видимыми для подростков, чтобы подростки знали, какие услуги им доступны и как получить к ним доступ. Появление и рост числа школьных медицинских центров в некоторой степени положительно изменили картину здравоохранения подростков, но в Соединенных Штатах по-прежнему существует только около 1000 школьных медицинских центров, и не все школьные медицинские центры. работают преимущественно с подростками.

Программа исследований: Здравоохранение

  • В какой степени клинические услуги (например, упреждающее руководство, консультирование или скрининг поведенческих проблем или заболеваний) влияют на здоровье подростков?

  • Какие услуги, которые могут быть или предоставляются сейчас девочкам-подросткам, эффективны для каких девочек и при каких условиях?

  • Действуют ли современные методы скрининга и консультирования по вопросам развития, репродуктивного здоровья, психического здоровья (включая, помимо прочего, депрессию и самоубийство), насилия (виктимизации и совершения преступлений) и злоупотребления психоактивными веществами для девочек-подростков?

  • Какие общие профилактические стратегии или комбинации стратегий лучше всего работают для девочек-подростков — когда и почему?

  • Насколько эффективна медицинская помощь, которую получают девочки-подростки в реальных условиях, таких как кабинеты врачей всех видов, школьные медицинские центры, клиники планирования семьи и ЗППП, отделения неотложной помощи и больницы?

  • Какие новые технологии и техники для профилактики и лечения текущих проблем (e.(например, подростковая беременность, употребление наркотиков, насилие, некоторые хронические заболевания и инвалидность) выглядят многообещающими на будущее?

  • Как можно развить исследования, в которых используются новые модели мышления (т. Е. С упором на здоровье, а не на патологию)?

  • В чем важность совместных отношений между пациентом и поставщиком медицинских услуг для удовлетворения пациента, соблюдения предписанных режимов здоровья и результатов для здоровья пациентов подросткового возраста?

«Если подросток решает заняться сексом, что им делать со своими родителями? Что им сказать или что?» Возраст 15

Интересно отметить, что большая часть действий по выработке политики, касающихся девочек-подростков, была сосредоточена на вопросах, прямо или косвенно связанных с их сексуальным поведением.Основное внимание уделялось таким политикам, как те, которые предназначены (а) для предоставления услуг в области репродуктивного здоровья и предотвращения подростковой беременности, (б) для предоставления детям и молодежи сексуального образования, (в) для поощрения полового воздержания среди подростков, (г) для ограничения автономия подростков в отношении решений, связанных с репродуктивным здоровьем, и (e) создание препятствий для подростковой беременности и деторождения. Если, как утверждают многие наблюдатели, у американцев крайне амбивалентные или противоречивые чувства по поводу человеческой сексуальности, это особенно верно в отношении отношения к возникающей сексуальности и сексуальному поведению девочек-подростков.Очевидно, что политика в Соединенных Штатах воплощает в себе прежде всего враждебный подход к сексуальности и сексуальному самовыражению среди молодежи, и это особенно верно в отношении девочек-подростков. Вместо того, чтобы пытаться ограничить доступ подростков к информации и услугам, директивным органам следует использовать политические механизмы для улучшения сексуального здоровья подростков. Несостоятельность существующей политики очевидна в постоянно высоких показателях подростковой беременности и ЗППП среди подростков.

Репродуктивные права

«Если у вас связаны трубы, сможете ли вы иметь ребенка, если занимаетесь сексом?»

В 1970 году Закон об услугах планирования семьи и демографических исследованиях, среди прочего, установил Раздел X Закона об услугах общественного здравоохранения.Эффективность программы Title X в обслуживании подростков объясняется двумя ключевыми особенностями программы. Во-первых, программа в значительной степени устраняет финансовые препятствия для девочек-подростков, обращающихся за услугами по охране репродуктивного здоровья, включая профилактику беременности, тестирование и лечение ЗППП. Службы контрацепции, финансируемые государством, позволяют многим подросткам, не имеющим ни какой-либо медицинской страховки, ни достаточных собственных финансовых ресурсов, получать профилактическую помощь. Во-вторых, программа предоставляет подросткам конфиденциальный доступ к услугам по охране репродуктивного здоровья.Конфиденциальность широко считается неотъемлемой частью эффективности программы Title X по охвату сексуально активных подростков.

Сексуальное образование

«Почему родители так обеспокоены« сексуальными разговорами »?» Возраст 18

Большинство американских подростков получают сексуальное образование в той или иной форме, включая информацию о сексе и использовании противозачаточных средств. Всесторонние обзоры исследований, изучающих взаимосвязь между участием в половом воспитании и ранней сексуальной активностью, показывают, что вероятность того, что подросток станет сексуально активным, не зависит ни положительно, ни отрицательно от участия в половом воспитании.В течение последних 16 лет происходили серьезные конфликты между сторонниками подхода к половому просвещению, основанного только на воздержании, и сторонниками всестороннего сексуального просвещения. Рост федеральной поддержки программ только воздержания примечателен, если сравнить объем средств, выделенных на эти программы, с суммой, выделенной на прошлые федеральные усилия по профилактике подростковой беременности. В течение следующих 5 лет федеральное правительство потратит больше средств на обучение воздержанию от употребления алкоголя, чем на услуги по охране здоровья подростков и законодательство по предотвращению беременности за последние 20 лет.

Аборт

«Можно ли сделать аборт, если вы беременны без родителей?» Возраст 13

За годы, прошедшие после решения Верховного суда по делу Роу против Уэйда (1973), количество абортов среди девочек-подростков выросло, и этот факт ускорил принятие во многих штатах мер по ограничению доступа подростков к услугам по прерыванию беременности, как правило, путем создания медицинских учреждений. согласие родителей или требования об уведомлении родителей.Хотя были приняты законы о согласии и уведомлении родителей, в ряде решений Верховный суд не разрешал штатам наделить родителей полным правом вето в отношении решений их несовершеннолетних дочерей об абортах. Тем не менее, аборт остается единственной услугой по охране репродуктивного здоровья, для которой штаты требуют согласия или уведомления родителей. Эти законы о согласии и уведомлении родителей были построены на предположении, что подростки не способны принимать разумные и рациональные решения об аборте и что участие родителей в этих решениях пойдет на пользу подростку.Еще слишком рано определять влияние этих законов о согласии, но одно недавнее исследование показывает, что эти законы увеличивают вероятность того, что подростки будут ездить в соседние штаты без законов о родительском участии, чтобы обращаться за услугами по прерыванию беременности.

Программа исследований: сексуальность и принятие сексуальных решений

  • Как девочки-подростки испытывают и озвучивают сексуальное желание?

  • Как девочки обсуждают и принимают решения об опасностях, ответственности и удовольствиях сексуальной активности?

  • Как отношения девочек со своим телом, с конкретными людьми в их жизни и с более широкими культурными идеалами, регулирующими «нормальную» и «моральную» женскую сексуальную идентичность, формируют их сексуальность?

  • Как разные отношения девушки со сверстниками, близкими друзьями, интимными партнерами и значимыми взрослыми в ее жизни информируют ее о развитии ее сексуальности, а также об удовольствиях и рисках сексуального исследования и полового акта?

  • Как положительные возможности в отношениях, связанные с сексуальностью и желанием, такие как усиленная близость с любимым партнером, чувство благополучия, которое может исходить от связи с самим собой через свое тело, или способность испытывать удовольствие в сексуальных отношениях, влияют на девочек-подростков решения о сексуальном поведении?

  • Какое влияние на девочек-подростков оказывают негативные риски в отношениях, такие как боль, разочарование или сожаление по поводу выбора вступить в половую связь или изучить различные варианты сексуального поведения?

  • Как белые пригородные девушки из среднего класса испытывают и выражают свою сексуальность?

    Как соотносятся общепринятые представления о женственности и идеализированных отношениях (т.е., принудительная гетеросексуальность или традиционные любовные истории) влияют на сексуальную идентичность, сексуальный опыт и выражение желания девочек?

«Когда вы чувствуете, что не знаете, как решить проблему, какие шаги вы предпримете?» Возраст 16

Чтобы девочки-подростки могли развиваться, они должны получать помощь в преодолении стоящих перед ними проблем со стороны специалистов в области психического здоровья, которые могут как защитить, так и укрепить их.Психология как дисциплина и как профессия находится в отличной позиции, чтобы ответить по обоим пунктам, используя исследования, практику, преподавание и консультации. Действительно, учитывая эту широкую базу знаний и понимания, психологи обязаны реагировать на потребности девочек-подростков. В частности, они могут способствовать приобретению и сохранению сильных сторон девочек и могут решать многие стрессы и связанные с ними проблемы, с которыми сталкиваются девочки-подростки. Поскольку компетентная практика основана на соответствующем и всестороннем образовании и обучении, преподаватели психологов должны предлагать учебные программы со специально разработанными учебными планами, охватывающими курсы, а также прикладное обучение, которые направлены на эти особые потребности и проблемы.Огромный круг проблем представляет собой сложную задачу, и количество подростков, нуждающихся в психиатрической помощи, а также тех, кому требуется некоторая поддержка на пути к «нормальному» подростковому возрасту, велико.

Каждый год в этой стране тысячи девочек-подростков оказываются в психологическом стрессе, связанном с проблемами, настолько распространенными в нашем обществе, что они стали известны как проблемы общественного здравоохранения. Типы психологических проблем, отражающих наибольшие страдания современных девочек-подростков, включают следующие:

  • Основные проблемы адаптации и развития, включая личную идентичность и семейные проблемы, такие как разлука с родителями и семьей, проблемы сексуальной идентичности или опасения по поводу своей сексуальной ориентации и поведения.Основные психологические расстройства, такие как шизофрения, расстройства пищевого поведения и расстройства настроения.

  • Серьезные психосоциальные и культурные проблемы, в том числе реакции на насилие, употребление наркотиков и другие злоупотребления.

Они имеют разветвления как для психологического, так и для физического здоровья. Чтобы сосредоточить внимание на психологических потребностях и проблемах девочек-подростков, психологи разработали широкий спектр различных подходов к лечению и услуг, появившихся в последние годы; тем не менее, существует острая необходимость в более глубоком понимании и более эффективной поддержке сильных сторон девочек и их вмешательств для решения их эмоциональных переживаний и расстройств.Сложность мира, в котором живет сегодняшняя девочка-подросток, заставляет психологию прилагать все усилия в их интересах на практике и при подготовке к практике.

Что нужно сделать? Прошлые аргументы и текущие требования в отношении образования и профессиональной подготовки, специально ориентированных на девочек-подростков или подростков в целом, остаются в основном без внимания. Следует подчеркнуть ценность тщательной оценки и соответствующего вмешательства. Специалисты по психиатрической помощи должны быть готовы предоставить квалифицированные услуги девочкам-подросткам.Необходимо разработать комплексные программы. Эта профессия должна направлять обучение и подготовку психологов, в частности, для повышения их компетентности в предоставлении услуг девочкам-подросткам.

Программа исследований: психическое здоровье

  • Каковы психологические потребности и проблемы девочек-подростков? Насколько успешны существующие подходы к лечению и услуги?

  • Насколько успешны современные методы лечения подростковой зависимости?

  • Насколько эффективны услуги психического здоровья и лечения наркозависимости, включая терапию разговорами, психофармакотерапию и терапию средой?

  • Каковы эффективные стратегии борьбы с социальными и психологическими стрессорами?

«Достигну ли я своей мечты?» Возраст 12

Как показано в содержании этой программы исследования и всеобъемлющем томе Beyond Appearance: A New Look at Adolescent Girls , подростковый возраст представляет собой значительный переходный период в жизни молодой женщины, время исследований с большей свободой пробовать что-то новое, и растущая независимость и повышение самосознания.Для многих подростков этот период сопряжен с некоторыми проблемами и трудностями. Сегодняшние подростки, кажется, во многих отношениях лучше, чем прошлые когорты, но в остальном они не живут. Хотя известно недостаточно, расширенные исследования и знания позволили обществу лучше понять опыт подростков.

Девочки-подростки сегодня сталкиваются с уникальным затруднительным положением. Хотя прогресс, связанный с обретением равных прав для женщин и девочек, значительно расширил диапазон выбора девочек в своей жизни, девочкам-подросткам не хватает четких правил и ожиданий, поскольку они рассматривают разнообразие ролей, которые теперь доступны им, в отличие от более общепринятых ожиданий. для девочек в прошлом.Хотя ожидается, что у этих девушек «есть все», существует несколько примеров для подражания или руководящих принципов. Вмешательства с девочками-подростками должны решить эту проблему, поскольку это важный фактор перехода девочек-подростков.

Исторически сложилось так, что американскому обществу не хватало признательности или уважения к женскому развитию. В условиях драматических социальных, экономических и технологических изменений, меняющих мир, подростки формируют неизвестное будущее, полное возможностей для улучшения.Любой взгляд на мир будущего сегодняшних девочек-подростков должен быть реалистичным, но обнадеживающим, не обязательно идеалистическим. Социальные, экономические и технологические изменения, меняющие мир, открывают большие возможности для улучшений.

В прошлом и настоящем девочки-подростки узнали, что их потребности в близости и родстве конфликтуют с конкурентным отношением, которое ведет к успеху, но от них ожидается, что они достигнут успеха в этом обществе, по сути, будучи вынужденными выбирать между тем, чтобы быть верными себе или реализуя свои цели.Растущий политический интерес к девочкам-подросткам — позитивный знак на будущее. Приход женщин в политику — это шаг, который может улучшить их положение, и поощрение к этому должно происходить на уровне формирующегося подростка.

Совет Карнеги по развитию подростков в своем заключительном отчете Великие перемены: подготовка подростков к новому веку пришел к выводу, что американские институты семьи, школы, социальные организации, обслуживающие молодежь, и средства массовой информации «отстали в выполнении своих жизненно важных функций и теперь должны быть усилены в их соответствующих ролях и связаны во взаимоусиливающую систему поддержки подростков »(Совет Карнеги по развитию подростков, стр.11) 1 Хотя обескураживает то, что множество политик и программ часто не удовлетворяют потребности девочек-подростков, всегда есть надежда, что новые разработки и новый образ могут привести к положительным изменениям. Психология может внести большой вклад в содействие таким изменениям благодаря своей теоретической и прикладной концептуализации, методологии исследования, системе предоставления услуг и развитию, базе знаний по содержанию и потенциально большому количеству активных и вовлеченных профессионалов.

Программа исследования: общие вопросы

  • Как раса, этническая принадлежность, культура, класс и сексуальная ориентация влияют на опыт девочек-подростков?

  • Что помогает девочкам-подросткам разных национальностей, рас, культур, классов и сексуальной ориентации укреплять свои силы на разных этапах развития подросткового возраста?

  • Как мы можем создать для девочек «зоны выносливости» в отношениях и в обществе (т.е., места внутри родственных связей и семей, а также в школах, церквях и районах, где есть возможности для контроля, обязательств и проблем)?

  • Что бы девочки-подростки разных национальностей, рас, культур, классов и сексуальной ориентации определили бы как сильные стороны, которыми они хотели бы обладать?

____________________

1 Совет Карнеги по развитию подростков.(1995). Великие переходы: подготовка подростков к новому веку. Нью-Йорк: Корпорация Карнеги Нью-Йорка.

В настоящее время в разработке члены Целевой группы APA для девочек-подростков: сильные стороны и стрессы готовят книгу для девочек-подростков, которая стремится стимулировать соответствующий диалог между ними, их сверстниками, их родителями и другими людьми, которые взаимодействуют и работают с ними. Эта книга, получившая предварительное название «Состояние сердец девочек-подростков» , отражает то, о чем сегодня думают девочки-подростки, с помощью серии вопросов, которые будут использоваться в широком опросе девочек-подростков.

Опрос проводился среди большой выборки подростков в школах и общественных организациях. Каждого респондента попросили указать свой пол и возраст. В ходе опроса был задан следующий вопрос:

«Если бы у вас была возможность поговорить наедине и конфиденциально с экспертом, который хорошо разбирается в проблемах девочек-подростков сегодня, что бы вы им задали? Запишите шесть вопросов обо всем, что у вас на уме .Помните, не пишите свое имя на бумаге ».

По окончании опроса было получено более 6000 вопросов от девочек-подростков и о них. Ответы на опрос являются репрезентативными для белых, латиноамериканских, черных, коренных американцев и азиатского населения. Они представляют подростков из социально-экономических групп от низшего к высшему классу, а также из городского, пригородного, маленького городка и сельского населения.

Ответы на опрос используются в качестве руководства для формулирования вопросов, которые волнуют девочек-подростков, их родителей и других людей, живущих и работающих с ними.После того, как вопросы были выбраны, они были отправлены группе экспертов, каждый из которых дал краткий ответ на вопрос. Эксперты, выбранные для каждого из вопросов, были тщательно отобраны с учетом их опыта в конкретной области. Особое внимание было уделено тому, чтобы эксперты, ответившие на каждый из вопросов, отражали разнообразие рас и этнического происхождения. Предоставляя несколько ответов на каждый из вопросов книги, редакторы стремились дать стимул для рассмотрения и понимания различных точек зрения на проблемы, с которыми сегодня сталкиваются девочки-подростки.

Бонни Барбер, доктор философии

Сьюзен А. Басоу, доктор философии

Джеральдин Кирс Брукинс, доктор философии

Лин Микель Браун, ЭдД

Фэри М. Кэчелин, доктор философии

Джоан Э. Каллан, доктор философии

Дороти В. Кантор, PsyD

Джессика Хендерсон Дэниел, доктор философии

Элизабет Дебольд, EdD

Синтия де лас Фуэнтес, доктор философии

Флоренс Л. Дания, доктор философии

Дениз М. ДеЗольт, доктор философии

Дениз М. Догерти, доктор философии

Джулия Л. Дафф, доктор философии

Жаклин Эклс, доктор философии

Мишель Харвей, доктор философии

Мэри Хеннинг-Стаут, доктор философии

Норин Г.Джонсон, доктор философии

Дебора Йозефович, доктор философии

Марша Лисс, PhD, JD

Оксана Маленчук, к.м.н.

Бонни Й. Охе, PhD

Майкл С. Робертс, доктор философии

Рубин Лиза Р., к.б.н.

Рут Х. Стригель-Мур, доктор философии

Дебора Л. Толман, EdD

Мельба Х. Т. Васкес, доктор философии

Ниобе Уэй, ЭдД

Сьюзан Везин, доктор философии

Брайан Л. Уилкокс, доктор философии

Джудит Уорелл, доктор философии

ОПЕРАЦИОННАЯ СИЛА ПО ДЕВОЧКАМ-ПОДРОСТКАМ: СИЛЫ И СТРЕССЫ

Норин Г.Джонсон, доктор философии, сопредседатель

Карен Загер, доктор философии, сопредседатель

Лин Микель Браун, ЭдД

Дороти В. Кантор, PsyD

Джессика Хендерсон Дэниел, доктор философии

Дениз М. ДеЗольт, доктор философии

Майкл С. Робертс, доктор философии

Алиса К. Рубинштейн, Эдд.

Джудит Уорелл, доктор философии

10 женщин, которые помогли изменить психологию

Психология уже давно делает акцент на вкладе психологов-мужчин, таких как Зигмунд Фрейд, Б.Ф. Скиннер, Джон Б. Уотсон и других мыслителей.К сожалению, важный вклад женщин-психологов часто упускается из виду в учебниках психологии. Однако в психологии было много женщин, которые внесли критический вклад и помогли сформировать развитие области психологии.

Где все женщины в истории психологии?

Изучая раннюю историю психологии, вы можете задаться вопросом, были ли все первые психологи мужчинами. Доминирование мыслителей-мужчин в списках важных пионеров ранней психологии, безусловно, заставляет так думать, но на самом деле женщины вносят свой вклад в психологию с момента ее зарождения.По оценкам, в начале 1900-х годов примерно 12% психологов в Соединенных Штатах были женщинами.

Однако многие из этих женщин-пионеров в области психологии столкнулись со значительной дискриминацией, препятствиями и трудностями. Многим не разрешили учиться с мужчинами, им отказали в ученых степенях, которые они заслужили по праву, или им было трудно получить академические должности, которые позволили бы им проводить исследования и публиковаться.

Женщины внесли много важных и новаторских вкладов в сферу психологии, часто несмотря на то, что они сталкиваются со значительной дискриминацией по признаку пола.

Эти женщины заслуживают признания за свою новаторскую работу. Ниже приведены лишь некоторые из женщин, которые помогли сформировать психологию.

8

Кристин Лэдд-Франклин

Роль Кристин Лэдд-Франклин как женщины-лидера в области психологии началась в раннем возрасте, поскольку ее мать и тетя были стойкими сторонниками прав женщин. Это раннее влияние не только помогло ей добиться успеха в своей области, несмотря на значительную оппозицию, но и вдохновило ее более позднюю работу по защите прав женщин в академических кругах.

Лэдд-Франклин имел различные интересы, включая психологию, логику, математику, физику и астрономию. Она бросила вызов одному из ведущих психологов-мужчин того времени, Эдварду Титченеру, за то, что тот не допускал женщин в свою группу экспериментаторов, и разработала влиятельную теорию цветового зрения.

Она училась в Университете Джона Хопкинса и защитила диссертацию на тему «Алгебра логики». Однако школа не позволяла женщинам получить степень доктора философии. в это время. Она продолжала проводить время в Германии, изучая цветовое зрение у Германа фон Гельмгольца и Артура Кенига.В конце концов она отвергла теорию цветового зрения Гельмгольца, чтобы разработать свою собственную. Наконец, в 1926 году, спустя почти 44 года после завершения ее диссертации, Джон Хопкинс присвоил ей докторскую степень, которую она по праву заслужила.

Сегодня ее помнят как за ее работу в области психологии, так и за ее влияние как новаторской женщины в области, где когда-то доминировали мужчины.

Слово Verywell

Как видите, многие женщины внесли важный вклад в раннее развитие психологии как науки.В то время как женщины когда-то составляли меньшинство в психологии, ситуация резко изменилась. Согласно отчету 2017 года, женщины составляют более половины членов Американской психологической ассоциации, и 75% аспирантов-психологов — женщины.

Ложь и воровство | Johns Hopkins Medicine

Ложь и воровство — распространенное, но неуместное поведение детей школьного возраста. Хотя некоторые серьезные формы такого поведения могут указывать на более серьезную психологическую проблему, в большинстве случаев это просто обычное поведение, которое будет перерасти.Ложь и воровство чаще встречаются у мальчиков, чем у девочек, и чаще всего случаются у детей в возрасте от 5 до 8 лет.

Как справиться с ситуацией, когда ваш ребенок лжет

Столкнувшись с лживым ребенком, важно сначала вспомнить его возраст и стадию развития. Дети до 3 лет специально не лгут. Эта возрастная группа не понимает, что они говорят, и вместо этого просто экспериментирует с языком и новыми фактами о мире. Они также могут лгать, чтобы избежать наказания, потому что понимают последствия, но имеют неразвитый моральный кодекс.У детей в возрасте от 3 до 7 лет часто возникают проблемы с отделением реального мира от фантазий. В этом возрасте у них могут быть воображаемые товарищи по играм, и они могут наслаждаться сказками и воображаемыми играми. Ложь, которую рассказывают представители этой возрастной группы, — это в основном придуманные ими сказки, а не преднамеренная ложь. Однако к 6 или 7 годам дети понимают, что такое ложь, но продолжат жульничать, если смогут. Дети в возрасте от 6 до 12 лет понимают, что такое ложь и моральную неправильность такого поведения. Однако дети могут продолжать лгать, чтобы проверить правила и ограничения взрослых.Ребенок может признаться, что солгал, но обычно у него много причин для этого. В этом возрасте правила очень важны, поэтому измена становится менее важной.

Другие факторы, которые могут заставить ребенка лгать

Эти факторы включают:

  • Дети могут лгать, если ожидания родителей от них слишком высоки.

  • Дети могут лгать о своих оценках, если родители предполагают, что они учатся в школе лучше, чем они есть на самом деле.

  • Если ребенка спросят, почему он или она поступили неправильно, он может солгать, потому что не может объяснить свои действия.

  • Дети, которых не наказывают на постоянной основе, могут лгать.

  • Дети, которые не получают похвалы и награды, могут лгать, чтобы привлечь это внимание.

Когда ложь становится проблемой?

Множественные ситуации могут вызывать беспокойство.Если что-либо из этого относится к вашему ребенку, важно поговорить с лечащим врачом вашего ребенка:

  • Ребенок, который лжет и в то же время имеет другие поведенческие проблемы, такие как поджог, грубость по отношению к людям или животным, проблемы со сном или очень гиперактивный, может иметь больше психологических проблем.

  • Ребенок, который лжет и у него мало друзей, или ребенок, который не хочет играть в группах, может иметь низкую самооценку и быть в депрессии.

  • Ребенок, который лжет, чтобы получить что-то от другого, и не выказывает никаких признаков сожаления.

Как справиться с ситуацией, когда ваш ребенок ворует

Воровство часто вызывает больше беспокойства у родителей, потому что оно может происходить вне дома и может повлиять на других людей. В школьные годы воровство может быть признаком проблемы, но также может быть результатом давления со стороны сверстников и потребности ребенка приспособиться к жизни. Важно смотреть на ситуацию в целом.Дети младше 3 лет берут вещи, потому что не понимают до конца разницы между тем, что «моё», а что нет. Тогда они могут стать собственниками своих вещей и защищать их. Они не воруют с плохими намерениями. Дети в возрасте от 3 до 7 лет начинают уважать то, что принадлежит другим. Однако эта возрастная группа будет торговать собственностью независимо от ее стоимости, если потребуется что-то еще. В ребенке школьного возраста сохраняется уважение к собственности. К 9 годам ребенок должен уважать чужое имущество и понимать, что воровство — это плохо.Дети этой возрастной группы могут продолжать воровать по нескольким причинам, в том числе по следующим:

  • Они могут чувствовать давление со стороны сверстников и необходимость соответствовать им.

  • У них может быть низкая самооценка.

  • У них может не быть друзей, и они могут пытаться «купить» своих друзей.

  • Они могут попытаться научиться воровать, чтобы гордиться тем, что они сделали, если они не получат положительных отзывов от своих родителей.

Когда воровство становится проблемой?

Множественные ситуации могут вызывать беспокойство. Если что-либо из этого относится к вашему ребенку, важно поговорить с лечащим врачом вашего ребенка:

  • Ребенок постарше, который ворует и не чувствует себя из-за этого плохо

  • Ребенок, который постоянно ворует

  • Если у ребенка есть и другие поведенческие проблемы

Детям старше 3 лет следует противостоять любой лжи или воровству, но важно помнить, что большинство этих форм поведения является частью взросления и не представляет серьезных проблем.Каждый ребенок уникален, и лечащий врач вашего ребенка должен принимать участие в решении любых проблем.

Риски для здоровья при раннем созревании

Скуг считает, что ответ заключается в разработке программ социального и эмоционального обучения, которые преподают основные принципы и концепции полового воспитания, такие как социальная осведомленность, способность сопереживать и контроль над импульсами. Это могло бы стать частью будущих мер вмешательства и использовать для политики, направленной на снижение риска сексуальных домогательств для всех подростков, включая девочек раннего созревания.

Нам необходимо «усилить социально уважительное поведение и понимание того, что ни внешность, ни сексуальная активность не означают, что девушки или женщины положительно [относительно] или открыты для любого вида сексуальных домогательств».

Только создав атмосферу нулевой терпимости, мы можем противостоять повсеместному распространению сексуальных домогательств, в том числе когда они затрагивают детей.

Поправка: в более ранней версии этой истории говорилось, что, согласно одному исследованию, 40% девочек сейчас достигают половой зрелости в возрасте до девяти лет; цифра 40% относится конкретно к темнокожим девушкам неиспаноязычного происхождения в США.Это было исправлено.

Эта история является частью серии Health Gap , специальной серии о том, как мужчины и женщины воспринимают медицинскую систему и свое собственное здоровье совершенно по-разному.

Есть ли у вас опыт, которым можно поделиться? Или вы просто хотите поделиться информацией о здоровье и благополучии женщин? Присоединяйтесь к нашей группе на Facebook Future Woman и будьте частью разговора о повседневных проблемах, которые влияют на жизнь женщин.

Присоединяйтесь к 800000+ будущих поклонников, поставив нам лайк на Facebook или подписавшись на нас на Twitter .

Если вам понравился этот рассказ, подпишитесь на еженедельную рассылку новостей bbc.com под названием «Если вы прочитаете только 6 статей на этой неделе». Тщательно подобранная подборка историй из BBC Future, Culture, Capital и Travel, которые доставляются на ваш почтовый ящик каждую пятницу.

Деструктивное поведение девочек и его связь с функционированием семьи: обзор

J Child Fam Stud.Авторская рукопись; доступно в PMC 2010 1 июня.

Опубликован в окончательной отредактированной форме как:

PMCID: PMC2743490

NIHMSID: NIHMS88226

Леониек М. Кронеман

Кафедра психологии развития, Университет VUechor, Ванстра дер Бо BT Амстердам, Нидерланды

Rolf Loeber

Кафедра психиатрии, Школа медицины, Университет Питтсбурга, Питтсбург, Пенсильвания, США

Элисон Э. Хипвелл

Кафедра психиатрии, Школа медицины, Университет Питтсбурга, Питтсбург, Пенсильвания , США

Ханс М.Koot

Департамент психологии развития, Университет VU, Van der Boechorststraat 1, 1081 BT Амстердам, Нидерланды

Леониек М. Кронеман, Департамент психологии развития, Университет VU, Van der Boechorststraat 1, 1081 BT Амстердам, Нидерланды;

См. Другие статьи в PMC, в которых цитируется опубликованная статья.

Abstract

Хотя существует ряд обзоров гендерных различий в деструктивном поведении и родительской социализации, мы расширяем эту литературу, обращаясь к вопросу о различиях в развитии девочек и помещая как деструктивное, так и родительское поведение в рамки развития.Уточнение неоднородности развития девочек важно для разработки и оптимизации программ профилактики и лечения с учетом гендерных факторов. В текущем обзоре мы описываем уникальные аспекты развития деструктивного поведения у девочек и исследуем, как гендерно-специфическое развитие деструктивного поведения может быть объяснено семейными рисками и защитными процессами. На основе этого обзора мы формулируем гендерно-зависимую модель взаимного влияния социальных факторов на развитие деструктивного поведения у девочек, чтобы направлять дальнейшие исследования и лучше информировать программы профилактики и лечения.

Ключевые слова: Деструктивное поведение, Девочки, Функционирование семьи, Практика воспитания детей

Введение

По сравнению с мальчиками, изучение объясняющих факторов деструктивного поведения у девочек недостаточно развито. В ряде крупных обзоров подчеркиваются гендерные различия в родительской социализации, особенно в отношении развития деструктивного поведения (Crick and Zahn-Waxier 2003; Keenan and Shaw 1997; Lytton and Romney 1991; Zahn-Waxier and Polanichka 2004).Хотя эти предыдущие обзоры имеют большую ценность, они не высветили ключевой вопрос объяснения дифференцированного развития деструктивного поведения среди девочек. Однако выяснение неоднородности развития девочек важно для разработки и оптимизации программ профилактики и лечения с учетом гендерных факторов. В этом обзоре мы сначала опишем фенотип и развитие деструктивного поведения у девочек в детстве и подростковом возрасте. Затем мы рассмотрим поперечные и лонгитюдные исследования, изучающие связь между деструктивным поведением девочек и функционированием семьи.Впоследствии мы исследуем, как гендерно-специфическое развитие деструктивного поведения может быть объяснено семейными рисками и защитными процессами. Поскольку девочки, как правило, более ориентированы на межличностные отношения и получение социального одобрения, чем мальчики (например, Gabriel and Gardner 1999; Maccoby 1990), возможно, что они могут быть особенно уязвимы к воздействию, например, низкого родительского тепла и высокого уровня семейного конфликта.

Затем на основе проанализированного исследования мы предлагаем гендерно-ориентированную семейную модель развития у девочек деструктивного поведения.Хотя нам известно о влиянии множества факторов риска во многих сферах, наша основная цель — проанализировать семейные процессы в развитии деструктивного поведения девочек. По необходимости мы также будем ссылаться на другие факторы риска развития у девочек деструктивного поведения. Мы также дополняем существующую литературу, помещая как разрушительное поведение, так и поведение родителей в контекст развития. Мы выводим эту основу частично из психопатологии развития, то есть интеграции исследований нормативного развития с исследованиями психопатологии (см. Cicchetti 1993).Эта структура позволяет исследовать траектории развития как к положительным, так и к отрицательным результатам и, следовательно, в равной степени сосредоточена на понимании влияния факторов риска и защитных факторов (Keenan and Shaw 1997).

Фенотип и развитие деструктивного поведения у девочек

Фенотип

Термин деструктивное поведение — это всеобъемлющая конструкция, которая по-разному использовалась для описания оппозиционного поведения, агрессивного поведения, экстернализирующего поведения и правонарушений.Деструктивное поведение в детстве одновременно и перспективно связано с нарушением функционирования во многих областях, таких как социальная, эмоциональная и академическая (Rutter et al. 1998), и демонстрирует удивительно высокий уровень стабильности во времени (например, Campbell 1995; Moffitt 1993; Lavigne et al. др. 1996; Оффорд и др. 1992). Кроме того, разрушительное поведение в детстве связано с негативными последствиями во взрослом возрасте, включая преступность, безработицу, употребление психоактивных веществ, психическое здоровье и проблемы с воспитанием детей (Bardone et al.1996; Чемберлен и Мур 2002; Lewis et al. 1991; Робинс 1986; Сербин и др. 1991). Подрывное поведение является наиболее распространенным проблемным поведением у детей (Campbell 1995), при этом лонгитюдные и эпидемиологические исследования неизменно показывают, что примерно 5–10% мальчиков и 1–3% девочек проявляют серьезные проблемы с поведением в детстве (Lavigne et al. 1996; Moffitt). 1993). Несмотря на более низкий уровень деструктивного поведения у девочек по сравнению с мальчиками, образцы девочек, направленных в клинику, обычно имеют на более серьезные поведенческие проблемы, чем мальчики (Kloosterman and Veerman 1997; Webster-Stratton 1996).Начиная с подросткового возраста, девочки чаще, чем мальчики, демонстрируют сопутствующие симптомы и расстройства (Costello et al. 2000; Costello et al. 2006), явление, называемое «гендерным парадоксом» (например, Loeber and Keenan 1994). ; Robins 1986), указывая на то, что пол с меньшей распространенностью определенного расстройства (в данном случае деструктивного поведения) подвержен более высокому риску дополнительных негативных последствий, включая злоупотребление наркотиками и проблемы с психическим здоровьем.

В дополнение к разным показателям распространенности среди мальчиков и девочек, гендерные различия также существуют в фенотипе деструктивного поведения (Keenan and Shaw 1997; Zoccolillo 1993), при этом большинство исследований показывают, что девочки более склонны проявлять агрессию в отношениях, в то время как мальчики более склонны к агрессии. склонны проявлять физическую агрессию (см. обзор Crick et al.1999). Реляционная агрессия предназначена для нанесения вреда отношениям, например, угрозой отменить принятие или дружбу, изгнанием или использованием социальной изоляции или распространения слухов. Подобно физической агрессии, относительная агрессия связана с общими проблемами экстернализации и социально-психологической дезадаптацией (например, Crick and Grotpeter 1995). Что касается характеристик преступного поведения, девочки по сравнению с мальчиками демонстрируют менее явную физическую агрессию (например, Crick and Grotpeter, 1995), реже участвуют в бандах, уличных боях и ношении оружия (Esbensen et al.1999), и более склонны преследовать членов семьи, чем незнакомцев, в ходе своего преступного поведения (Heide 2003).

Показатели распространенности деструктивного поведения девочек

Отчеты о распространенности и траекториях развития деструктивного поведения могут отличаться в зависимости от информантов (родитель, учитель, ребенок) и контекста (например, дом, школа), который они представляют (Hipwell et al. al.2002). Было установлено, что учителя сообщают о более высоком уровне деструктивного поведения, чем родители (Hipwell et al.2002; Keiley et al. 2000; Offord et al. 1989), что может быть связано с предвзятостью информаторов, различиями в значении поведения, измеряемого в каждом контексте, и / или нестабильностью поведения девочек в разных условиях (Hipwell et al. 2002). Более того, исследования деструктивного поведения в процессе развития также указывают на различные паттерны роста при специфическом деструктивном поведении (Tremblay 2000). Например, Bongers et al. (2004) показали, что у девочек агрессия, оппозиционное поведение и другие проблемные формы поведения, такие как жестокое обращение с животными, ложь / обман, поджоги, воровство и вандализм, имеют тенденцию к снижению, тогда как нарушения статуса (бегство из дома, ругань, прогулы, алкоголь и т. Д. употребление наркотиков) имеет тенденцию к увеличению с течением времени.

Показатели деструктивного поведения в детстве

На основе психиатрической нозологии крупномасштабные репрезентативные исследования сообществ показали, что уровень распространенности расстройства поведения (БП) среди девочек в среднем детстве колеблется от 0,4% до 1,3%. (Costello et al. 1996; Hipwell et al. 2002; Maughan et al. 2004) с использованием различных версий Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM; Американская психиатрическая ассоциация, 1994). Однако следует отметить, что процент девочек, отвечающих формальным диагностическим критериям (DSM-IV; APA 1994) в этих исследованиях, может быть заниженным из-за того, что формулировка диагностических критериев в DSM-IV для расстройства поведения в основном основывались на информации о мальчиках, а не о девочках.Поэтому ученые предложили включить такие «чувствительные к женщинам» симптомы, как относительная агрессия (Crick and Grotpeter 1995; Crick et al. 2006; Galen and Underwood 1997; Xie et al. 2002) и косвенная агрессия (Bjorkqvist et al. 1992). в диагностических критериях. Что касается оппозиционно-вызывающего расстройства (ODD), эпидемиологические исследования показывают, что уровень распространенности среди девочек в детстве колеблется от 1,1% до 9,4% (Breton et al. 1999; Kroes et al. 2001; Lahey et al. 2000; Simonoff et al. 1997).

Эпидемиологические исследования показывают, что самые высокие уровни деструктивного поведения как у девочек, так и у мальчиков наблюдаются в дошкольном периоде (т.е.г., Алинк и др. 2006; Тремблей 2001). В этом возрасте дети все еще развивают свои коммуникативные и социальные навыки и часто полагаются на агрессивное и оппозиционное поведение, чтобы реагировать на свое социальное окружение или контролировать его (Tremblay 2000). Проблемное поведение в этом возрасте обычно состоит из приступов гнева, агрессии и неподчинения. Среди дошкольников относительно мало гендерных различий в представлении деструктивного поведения (например, Keenan and Shaw 1997; Webster-Stratton 1996).

Накапливается небольшой, хотя и растущий, объем исследований, касающихся траекторий разрушительного поведения девочек в (среднем) детстве (Broidy et al. 2003; Côte et al. 2001; Harachi et al. 2006; Lahey et al. 2006). ; Odgers et al. 2008; Schaeffer et al. 2006). В последнее время, вместо того чтобы полагаться только на отчеты учителей, в исследования были включены несколько информаторов о деструктивном поведении девочек (Lahey et al. 2006; Odgers et al. 2008). Исследования зафиксировали в основном стабильную среднюю траекторию с тенденцией к небольшому и постепенному уменьшению разрушительного поведения с возрастом.Кроме того, исследования показали, что небольшая группа девочек, примерно 10% выборки, в зависимости от порога или критериев, определенных исследователем, и конкретного поведения, представляющего интерес, на раннем этапе демонстрировала высокий уровень деструктивного поведения. Однако самая большая группа девочек, как правило, в детстве мало проявляла деструктивного поведения.

Показатели деструктивного поведения в подростковом возрасте

Что касается психиатрических диагностических классификаций в подростковом возрасте, то показатели распространенности БК у девочек варьируются от 1.От 4 до 8% (см. Maughan et al. 2004, обзор последних исследований). Показатели распространенности ODD у девочек-подростков колеблются от 1,0% до 3,5% (Breton et al. 1999; Lahey et al. 2000; Maughan et al. 2004; Romano et al. 2001; Simonoff et al. 1997). Показатели распространенности ODD по сравнению с CD показывают меньшие изменения и более высокую стабильность с течением времени, при этом ODD остается на аналогичных уровнях с раннего детства до среднего подросткового возраста (Maughan et al. 2004).

Что касается развития деструктивного поведения в подростковом возрасте, то исследования показывают, что девочки, по сравнению с мальчиками, демонстрируют более быстрое развитие деструктивного поведения с раннего до позднего подросткового возраста (Scaramella et al.1999; Galambos et al. 2003 г.). Что касается развития делинквентного поведения, девочки, в отличие от мальчиков, как правило, начинают проявлять правонарушение в подростковом возрасте (начало подросткового возраста), и относительно немногие из них демонстрируют паттерн, начатый в детстве (например, Côté et al. 2001; McCabe et al. др. 2004; Моффитт и др. 2001; Сильверторн и др. 2001). Несмотря на то, что в последние годы был предложен ряд гипотез относительно женских траекторий преступного поведения (несовершеннолетних) (например, Côté et al., 2001; Fergusson and Horwood, 2002; Silverthorn, Frick, 1999), остается мало согласия относительно природы и сроков различных проблемное поведение по мере того, как они развиваются с течением времени.Сильверторн и Фрик (1999) пришли к выводу, что классическое различие между ранним и подростковым началом не применимо к девочкам, так как большинство девочек демонстрируют модель начала подросткового возраста. Они выдвинули гипотезу, что факторы, влияющие на антисоциальное поведение девочек-подростков, могут существовать в раннем и среднем детстве, но не проявляются в проблемном поведении до подросткового возраста. Поэтому они предложили «путь с отсроченным началом». Однако в последнее время исследования, изучающие траектории поведения девочек, прослеживаются во взрослой жизни (Odgers et al.2008; Schaeffer et al. 2006) и показали, что, хотя группа девочек с ранним дебютом невелика по размеру, у этих девочек, по-видимому, наблюдаются более серьезные и широко распространенные проблемы и более неблагоприятные исходы в отношении психического здоровья, физического здоровья и экономических проблем во взрослом возрасте. Кроме того, данные подтверждают мнение о том, что раннее начало проблемного поведения является важным предиктором серьезной преступности для подгруппы девочек (Côté et al. 2001; Harachi et al. 2006; Lanctôt and LeBlanc 2002), как и у мужчин (для мужчин). обзор см. Loeber and Farrington 2001).

Воздержание девочек от деструктивного поведения

Мало что известно о том, как в детстве и подростковом возрасте у девочек наблюдается нормативное перерастание деструктивного поведения. Исследования мальчиков показывают, что отказ от них происходит в детстве и подростковом возрасте (Prinzie et al. 2005; Tremblay et al. 2004). Однако ход и предикторы отказа от деструктивного поведения у девочек все еще очень плохо документированы (Giordano et al. 2002).

Таким образом, оба подхода к оценке поведенческих отклонений (психиатрические оценки CD и / или ODD и траектории развития деструктивного поведения) показывают, что уровень деструктивного поведения у девочек остается низким в раннем и среднем детстве, но неуклонно растет в (середине) тинейджеры.Исследования также показывают, что относительно небольшая подгруппа девочек демонстрирует деструктивное поведение на раннем этапе и что эта группа подвержена повышенному риску различных неоптимальных исходов в подростковом и взрослом возрасте. Хотя исследователи не согласны с тем, существуют ли уникальные процессы, объясняющие проблемы поведения у девочек по сравнению с мальчиками, существует определенный консенсус в отношении того, что факторы риска и защитные факторы оказывают свое влияние по-разному и по разному значению для девочек и мальчиков (см., Например, Harachi et al. 2006; Moffitt et al.2001; Storvoll and Wichstrom 2002). Поэтому необходимо разработать гендерно-специфичную модель развития деструктивного поведения, которая учитывала бы различный возраст начала и фенотипические проявления у девочек.

Семья как фактор, объясняющий деструктивное поведение девочек

В нескольких обзорах (основанных в основном на мужских популяциях) были выявлены факторы риска и защитные факторы, связанные с развитием деструктивного и правонарушительного поведения в нескольких сферах влияния: отдельная личность, семья, школа, группа сверстников и сообщество (Farrington 1987; Herrenkohl et al.2001; Липси и Дерзон 1998; Лёбер и Дишион, 1983; Йошикава 1994). Объяснения деструктивного и правонарушительного поведения включают поведение родителей (например, Gottfredson and Hirschi 1990; Patterson and Dishion 1985) как для мальчиков, так и для девочек. Более того, обширная литература демонстрирует уникальное влияние воспитания детей на эмоциональную и поведенческую адаптацию девочек и мальчиков (например, Patterson et al. 1982; Patrick et al. 2005) и способность вмешательств, ориентированных на семью, изменять поведение ребенка (см. Метаанализ. Фаррингтон и Уэлш, 2003 г., и Вулфенден и др.2002).

Исследования показывают, что семейные процессы могут иметь особое значение для девочек. Например, девочки, которые проявляют деструктивное поведение, по сравнению с мальчиками, чаще происходят из семей, характеризующихся дисфункцией (например, Каспи и Моффитт, 1991; Чемберлен и Рид, 1994; Дакоф, 2000; Кинан и др., 2005; Ли и др., 1994), жестоким обращением. (например, Джордано и Чернкович 1997; Марголин и Гордис 2000), а также более высокие уровни разногласий, отклонений и конфликтов (Хенггелер и др., 1987; Смит и Томас, 2000; Уидом, 1978).Здесь могут работать два процесса. Во-первых, девиантные девочки могут нарушить «нормативную» среду воспитания детей. Например, Hipwell et al. (2008) сообщили, что проблемы поведения девочек предсказывают увеличение суровых наказаний в течение 6-летнего периода (девочки в возрасте 7–12 лет). Было показано, что эти отношения являются взаимными, так что этот тип родительского поведения также предсказывает рост проблем с поведением девочек с течением времени. Проспективное исследование Huh et al. (2006) также показали, что экстернализирующее поведение девочек-подростков и злоупотребление психоактивными веществами предсказывают будущее снижение у девочек восприятия родительской поддержки и контроля.Исследования по родительскому мониторингу, в основном основанные на выборках мужчин, кроме того, показали, что рост проблем с поведением как у мальчиков, так и у девочек снижает последующий родительский мониторинг детей (Laird et al. 2003; Patrick et al. 2005; см. Также Stattin and Kerr 2000). .

Во-вторых, неоптимальное поведение родителей может заставить девочек проявлять деструктивное поведение. Некоторые исследователи предположили, что ассоциации между родительским поведением и экстернализирующим поведением ребенка были наиболее сильными, когда мера воспитания затрагивала модели поведения родителей, в отличие от поведения одиноких родителей (например,г. Баумринд 1967, 1971; для метаанализа см. Rothbaum and Weisz 1994). Например, в выборке, состоящей исключительно из женщин, одновременно низкие уровни родительского тепла, надзора и контроля (также называемые небрежным или отстраненным стилем воспитания) пагубно сказывались на функционировании подростков (например, Pittman and Chase-Lansdale 2001). Другие ученые, однако, подчеркивали важность одновременной оценки и анализа поведения нескольких родителей (Caron et al. 2006).

Поперечные исследования

В нескольких поперечных исследованиях изучалась связь между деструктивным поведением девочек и родительским поведением.В выборке из 64 девочек и 158 мальчиков (в возрасте 4–7 лет) с диагнозом «оппозиционно-вызывающее расстройство» (ODD) или ранних проблем поведения Webster-Stratton (1996) сообщил, что два аспекта наблюдаемого стиля воспитания матерью («критические утверждения») , и «полная негативность», определяемая как физически негативное поведение и негативное общение), а также один тип наблюдаемого отцовского стиля («общение», то есть количество ненавязчивых описательных заявлений), коррелированный с экстернализирующим поведением девочек.

Исследования подростков также показывают связь между воспитанием детей и деструктивным поведением девочек. Джексон и Фоши (1998), например, исследовали связь между воспринимаемой родительской реакцией подростков и физической борьбой и ношением оружия на выборке из 1221 подростка 9–10 классов. Результаты показали, что чем ниже воспринимаемая реакция родителей, тем выше вероятность того, что подростки ударили своих сверстников, дрались со своими сверстниками, несли оружие в школу или угрожали им оружием.Эта двумерная ассоциация появилась как у мальчиков, так и у девочек. Питтман и Чейз-Лансдейл (2001), кроме того, исследовали связь между стилем воспитания и функционированием подростков среди 302 афроамериканских девочек-подростков (в возрасте 15–18 лет) и их матерей, живущих в бедных кварталах. Они обнаружили, что подростки, матери которых были отключены (с низким уровнем родительского тепла и надзора / контроля), имели наиболее негативные результаты, связанные с экстернализацией поведения, академической успеваемостью, ориентацией на работе, сексуальным опытом и историей беременности.

Помимо изучения родительского поведения, исследования подростков также фокусировались на качестве родительско-детских отношений. Например, конфликт между матерью и подростком был тесно связан с проблемами экстернализации подростков в выборке из 755 диад мать-подросток (как мальчиков, так и девочек) (Vandewater and Lansford 2005). Бюлер (2006) сообщил о сопутствующих и предполагаемых ассоциациях между наблюдаемой диадной враждебностью родителей и молодежи и проявлением проблемного поведения в 416 семьях с молодежью в возрасте от 11 до 14 лет, даже при контроле за недостаточным контролем родителей, благополучием родителей и подростками. принадлежность к ненормальным друзьям.Картина оказалась похожей для мальчиков и девочек. Кроме того, в выборке из 150 испаноязычных женщин в возрасте от 12 до 14 лет, взятых из сообщества высокого риска, более низкий уровень поддержки и более высокий уровень конфликта в семье показали сильную связь с проблемами экстернализирующего поведения девочек (Coats- стоит и др. 2000). Хотя конфликт и поддержка были умеренно связаны друг с другом, они внесли независимый вклад в предсказание подростковых сообщений об экстернализирующем поведении.

В целом, данные перекрестных исследований показывают, что деструктивное поведение девочек, как и мальчиков, связано с низким уровнем родительского тепла, поддержки, надзора и контроля, а также с высоким уровнем враждебности и конфликтов.Эти ассоциации появляются в детстве и в подростковом возрасте и у разных этнических / расовых групп. Эти результаты, однако, не могут быть однозначно интерпретированы, поскольку во всех вышеупомянутых исследованиях использовался поперечный дизайн, и временные отношения не могут быть определены. Кроме того, дизайн этих исследований не принимает во внимание двунаправленную связь между воспитанием и поведением ребенка, а также изменения в поведении родителей и поведения ребенка с течением времени. Только лонгитюдные проспективные исследования могут пролить свет на этот динамичный процесс взаимодействия.

Стабильность и изменение родительского поведения

Родительское поведение, как известно, зависит от возраста ребенка, и поэтому его следует изучать с точки зрения развития. Жестокое воспитание, такое как удары или шлепки, например, чаще происходит в детстве, чем в подростковом возрасте (Loeber et al. 2000; Национальный центр жестокого обращения с детьми и пренебрежения 1996; Straus and Stewart 1999). В то же время другие исследования показали, что воспитание детей демонстрирует замечательную стабильность. Холден и Миллер (1999) проанализировали исследования стабильности воспитания и обнаружили значительные уровни относительной стабильности (относящиеся к последовательности ранжирования индивида в группе) по всем конструкциям (таким как контроль, мониторинг, положительный / отрицательный эффект и т. Д.)) со средней средней величиной эффекта 0,38.

Что касается абсолютной стабильности (имеется в виду постоянство уровня определенного поведения при измерении во времени), исследования, в основном основанные на выборках мужчин, показывают, что участие родителей, наблюдение, наблюдение, тепло, физическое наказание и использование позитивного воспитания все методы уменьшаются по мере взросления ребенка (Frick et al. 1999; Loeber et al. 2000).

Однако в нескольких исследованиях изучалась стабильность или развитие родительского поведения в выборках девочек или в смешанных выборках мальчиков и девочек при проведении отдельных анализов для каждого пола.В выборке детей 3-х классов Shumow et al. (1998) не сообщили об отсутствии гендерных различий в относительной стабильности родительского поведения в течение двухлетнего периода. Аналогичный результат был обнаружен в смешанной выборке из 32 детей (McNally et al. 1991). Эти исследования, однако, пострадали из-за короткого временного интервала и небольшой выборки, соответственно. Форхенд и Джонс (2002) исследовали стабильность родительского контроля и теплоты в выборке из 124 малообеспеченных городских афроамериканских семей с детьми, которым в начале исследования было в среднем восемь лет.Коэффициенты корреляции между тестами и ретестами показали, что относительная стабильность родительского контроля и тепла в течение четырехлетнего периода оценки была высокой. Напротив, дисперсионный анализ не предоставил доказательств абсолютной стабильности, поскольку как родительский контроль, так и теплота снижались при разных оценках как для мальчиков, так и для девочек.

Исследования восприятия подростками функционирования семьи еще больше расширяют наши знания о развитии воспитания детей с течением времени. McGue et al. (2005), например, показали, что восприятие подростками качества отношений между родителями и детьми последовательно и умеренно снижалось между 11 и 14 годами (конфликт с родителями усиливался, тогда как все аспекты теплоты уменьшались) и что эти воспринимаемые изменения были значительно больше у девочек, чем у мальчиков (McGue et al.2005). Девочки-подростки (10-19 лет) из неполных семей, кроме того, сообщали о самых высоких уровнях гнева и конфликтов с матерью в раннем и среднем подростковом возрасте, тогда как подростки мужского пола сообщали о самых высоких уровнях конфликтов в среднем подростковом возрасте (Dworkin and Larson 2001 ). Однако следует отметить, что в этих исследованиях использовались самоотчеты, и поэтому оценивалось восприятие подростков, а не фактическое изменение качества, измеренное с помощью методов наблюдения. Однако обсервационные исследования у детей старшего возраста и подростков проводятся редко.

В целом, хотя о стабильности родительского поведения у мальчиков известно больше, высокая относительная стабильность, вероятно, также существует у девочек. Что касается абсолютной стабильности воспитания девочек, родительский контроль и теплота со временем снижаются. Кроме того, девочки, по сравнению с мальчиками, сообщают о более значительных изменениях в качестве родительско-детских отношений в раннем подростковом возрасте (McGue et al. 2005).

Лонгитюдные исследования функционирования семьи и деструктивного поведения девочек

Было проведено несколько исследований, в которых проспективно изучалась связь между функционированием семьи и деструктивным поведением девочек.Исследование McFadyen-Ketchum et al. (1996) сообщили, что мальчики, чьи матери были очень контролирующими и не проявляли особой привязанности, демонстрировали увеличение физического и вербального агрессивного поведения в школе (по данным отчета учителя) от детского сада до третьего класса. Интересно, что девочки, чьи матери демонстрируют похожее поведение (т. Е. Высокий контроль и низкая привязанность), показали снижение агрессивности за эти четыре года. Однако следует отметить два важных момента. Во-первых, измерялась только словесная и физическая агрессия, в то время как относительная агрессия не измерялась.Во-вторых, поскольку известно, что агрессия снижается в среднем детстве и это снижение начинается раньше у девочек, чем у мальчиков, результаты также могут отражать «нормативную» модель развития физической агрессии девочек. Более недавнее исследование той же выборки, в которой использовалось девять волн сбора данных (Pettit et al. 2001), показало, что родительский мониторинг был связан с меньшим количеством проблем делинквентного поведения как для мальчиков, так и для девочек с течением времени. С другой стороны, высокий уровень психологического контроля (например,г. отказ от любви, индукция вины) были связаны с более серьезными проблемами делинквентного поведения у девочек. В другом исследовании Kilgore et al. (2000) исследовали связь родительской дисциплины и контроля с проблемами поведения в раннем возрасте у 123 мальчиков и девочек из очень неблагополучной афроамериканской выборки. Проспективный анализ показал, что после учета более ранних проблем с поведением принудительная родительская дисциплина и плохой родительский контроль в возрасте 4,5 лет были независимыми прогностическими факторами проблем с поведением в возрасте 6 лет как для мальчиков, так и для девочек.

Вместо того, чтобы сосредоточиться на негативных последствиях родительского поведения, в некоторых лонгитюдных исследованиях изучались защитные процессы. Scaramella et al. (1999), например, изучали защитное влияние родителей на проблемы подросткового экстернализации на выборке семиклассников (средний возраст 12 лет, наблюдение в течение пяти лет), взятых из общего населения сельских районов, в основном белых. площадь. Авторы сообщают, что подростки с родителями выше среднего по теплоте, навыкам управления детьми (последовательная дисциплина и контроль) и низкой враждебности проявляли меньше экстернализующих проблем и имели более низкие траектории роста, чем их сверстники.Chronis et al. (2007) провели семь диагностических оценок за восемь лет и изучили факторы воспитания у 108 детей, которые впервые соответствовали диагностическим критериям синдрома дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ) в возрасте 4–7 лет (примерно пятая часть составляли девочки). После учета демографических переменных, исходного уровня СДВГ и проблем с поведением, наблюдаемое положительное воспитание (включая похвалу, положительный аффект, физическое тепло) предсказало меньшее количество проблем с поведением через 2–8 лет после первоначальной оценки.Удивительно, но наблюдаемое негативное воспитание не предсказывало будущего характера проблем с поведением. Это могло быть связано с тем, что матери с меньшей вероятностью проявили негативное воспитание в течение наблюдаемых взаимодействий между родителями и детьми из-за социальной желательности. Авторы предположили, что это отсутствие изменчивости, вероятно, сводило к минимуму их способность обнаруживать эффекты.

За исключением исследований Scaramella et al. (1999) и, как уже упоминалось, Hipwell et al. (2008) большинство лонгитюдных исследований оценивали родительское поведение один раз и, следовательно, не смогли изучить развитие родительского поведения с течением времени.Хотя исследование Scaramella et al. (1999) дважды наблюдали за воспитанием детей, эти два измерения были разницей всего в один год и суммированы в один составной показатель. Авторы сообщили об умеренных коэффициентах корреляции между двумя измерениями, то есть воспитанием детей в седьмом и восьмом классе, в диапазоне от 0,40 (материнская враждебность) до 0,45 (отцовская теплота), но не комментируют (направление) наблюдаемых изменений и не являются отдельными анализы, проведенные для каждого пола. Исследование Hipwell et al. (2008) учитывали изменения в воспитании детей с течением времени, но не сообщали о природе этих изменений.Другое исключение из исследований с множественными измерениями родительского поведения относится к исследованиям, посвященным родительскому мониторингу, которые показывают как непрерывность, так и трансформацию родительского мониторинга. Pettit et al. (2001) показали, что мониторингу в возрасте 13 и 14 лет, по-видимому, предшествовал проактивный стиль воспитания в возрасте 5 лет, тогда как психологическому контролю предшествовало более раннее суровое воспитание. Сообщению матери о психологическом контроле предшествовали более ранние суждения матери об экстернализации поведенческих проблем ребенка в возрасте 5 лет.Исследование Patrick et al. (2005), однако, предположили, что мониторинг в более позднем детстве (третий и четвертый классы) был только косвенно связан с более ранними родительскими навыками при поступлении в начальную школу из-за их связи с проблемами поведения ребенка (взаимный эффект). Однако ни в одном из этих исследований не изучалось развитие мониторинга у девочек и не изучались гендерные различия в развитии мониторинга.

Таким образом, несколько лонгитюдных исследований девочек многократно измеряли как детское, так и родительское поведение.Поэтому трудно сделать выводы о динамической двунаправленной связи между деструктивным поведением девочек и функционированием семьи. Данные перекрестных исследований показывают, что деструктивное поведение девочек, как и мальчиков, связано с низким уровнем родительского тепла, поддержки, надзора и контроля, а также с высоким уровнем враждебности и конфликтов. Однако выводы лонгитюдных исследований менее убедительны. Хотя исследования показывают связь между деструктивным поведением девочек и родительским контролем, психологическим контролем и принудительной родительской дисциплиной (Kilgore et al.2000; Pettit et al. 2001), другие исследования не сообщают о связи между неоптимальным родительским поведением и развитием деструктивного поведения у девочек с течением времени (Chronis et al. 2007; McFadyen-Ketchum et al. 1996). Из-за нехватки лонгитюдных исследований с повторными измерениями поведения родителей и девочек мы не знаем, как поведение родителей, связанное с деструктивным поведением, развивается с течением времени, поскольку оно влияет и находится под влиянием деструктивного поведения девочки. Более того, нам не известно ни об одном исследовании, которое изучало бы продольное развитие конфликта между родителями и дочерью.

В какой степени факторы риска и защиты, связанные с функционированием семьи, могут объяснить различное развитие деструктивного поведения у девочек?

Несколько ученых рассмотрели социализацию родителей как возможное объяснение более низкой общей распространенности деструктивного поведения у девочек по сравнению с мальчиками (Crick and Zahn-Waxler 2003; Keenan and Shaw 1997; Maniadaki et al. 2003; Zahn-Waxler and Polanichka). 2004 г.). Эти обзоры показывают, что родители по-разному взаимодействуют с девочками и мальчиками (Crick and Zahn-Waxler 2003; Keenan and Shaw 1997; Lytton and Romney 1991; Zahn-Waxler and Polanichka 2004).Различия включают внимание родителей к межличностным отношениям у девочек, подчеркивая необходимость просоциального поведения, такого как рассмотрение личных последствий своих действий, и необходимость контролировать / маскировать свои чувства гнева и агрессии. В отличие от мальчиков, к девочкам родители относятся с меньшей агрессией и физическим наказанием и с большей теплотой (Lytton and Romney 1991; Zahn-Waxler and Polanichka 2004). Что касается родительского поведения, исследования, изучающие развитие у подростков употребления психоактивных веществ и их связь с девиантными сверстниками, неизменно показывают, что за девочками, по сравнению с мальчиками, более пристально наблюдают родители (например,г. Kim et al. 1999; Свенссон 2003; Уолл и Барт 2005; Webb et al. 2002). Типичная родительская социализация девочек может выступать в качестве защитного фактора против развития деструктивного поведения в детстве и, следовательно, может объяснить, почему большинство девочек не проявляют деструктивного поведения в детстве или подростковом возрасте. Типичная социализация девочек, сосредоточенная на межличностных отношениях, подавлении гнева и сдерживании агрессии, может, например, объяснить, почему девочки проявляют меньше физической агрессии, чем мальчики, и вместо этого используют агрессию в отношениях.Кроме того, более высокий уровень родительского надзора и контроля, как правило, связан с более высокими показателями безопасных отношений привязанности между родителем и ребенком. Надежно привязанные дети усваивают ценности своих родителей и, в свою очередь, с меньшей вероятностью присоединятся к девиантным сверстникам (Джордано и др., 1986). В связи с тем, что девочки по сравнению с мальчиками демонстрируют более низкий уровень проблемного поведения в детстве, а большинство девочек относительно хорошо учатся в начальной школе, родители, вероятно, воздерживаются от изменения своего родительского поведения, что может объяснить относительно стабильный уровень родительского воспитания. поведение, обнаруженное в среднем детстве (Forehand and Jones 2002).Эти высокие уровни стабильности, в свою очередь, могут еще больше усилить защитный эффект воспитания.

Свидетельства, указывающие в том же направлении, получены из исследований, показывающих, что нормативные гендерно-дифференцированные стили воспитания нарушаются перед лицом детей с проблемами поведения. Например, два исследования групп высокого риска среди подростков в возрасте от 15 до 18 лет показали аналогичное распределение четырех стилей воспитания (авторитарный, авторитарный, снисходительный / снисходительный и пренебрежительный / отстраненный) среди мальчиков и девочек ( Pittman and Chase-Lansdale 2001; Steinberg et al.2006 г.). Кроме того, в клинической выборке детей в возрасте от 4 до 7 лет с диагнозом ODD или ранних проблем поведения (Webster-Stratton 1996) не было обнаружено различий в поведении родителей, о которых сообщают родители.

Как обсуждалось ранее, относительно небольшая подгруппа девочек демонстрирует высокий уровень деструктивного поведения в детстве (Côté et al. 2001; Hipwell et al. 2002, Lanctôt and LeBlanc 2002; McCabe et al. 2004; Odgers et al. 2008). . Для этих девочек часто характерны крайне неблагополучные семьи с точки зрения неоптимального воспитания и уровня конфликтов.Эти девочки могли развить деструктивное поведение в отсутствие защитного эффекта от родителей. Однако может также случиться так, что крайне девиантное поведение девочки вызывает нарушения в среде воспитания детей, что, в свою очередь, может еще больше усилить или усугубить деструктивное поведение девочки. Исследования взаимной связи между деструктивным поведением детей и поведением родителей подтверждают эту гипотезу (Hipwell et al. 2008; Huh et al. 2006). Кроме того, девочки, проявляющие агрессивные, антиобщественные наклонности, с большей вероятностью будут отвергнуты родителями, учителями и сверстниками из-за существующего гендерного стереотипа.Это, в свою очередь, еще больше увеличивает риск развития деструктивного поведения и потенциально может объяснить небольшую подгруппу девочек, проявляющих деструктивное поведение с раннего детства.

Третья, относительно большая подгруппа девочек демонстрирует начало деструктивного поведения в подростковом возрасте (например, Côté et al. 2001; Galambos et al. 2003; Moffitt et al. 2001; Scaramella et al. 1999; Silverthorn et al. 2001) , что позволяет предположить, что пери- и постпубертатный период представляет особый риск проблем с поведением у девочек.Переход от детства к юности кажется временем трансформации в отношениях родителей и подростков. Например, родительский контроль снижается, в то время как конфликты между родителями и дочерью усиливаются (например, Dworkin and Larson 2001; Forehand and Jones 2002; Holmbeck and Hill 1991; Sagrestano et al. 1999). В это время конфликты между родителями и их детьми потенциально выполняют адаптивную функцию, сигнализируя родителям и молодежи о том, что структуры и процессы взаимоотношений требуют внимания и пересмотра (Holmbeck and Hill 1991).Переход от детства к подростковому возрасту также отмечен увеличением времени, проводимого со сверстниками вне дома, что увеличивает влияние сверстников и потенциально снижает защитные эффекты позитивного родительского поведения. Среди мальчиков хорошо известно, что общение с девиантными сверстниками связано с расстройством поведения и правонарушением (например, Elliott et al. 1985; Patterson and Dishion 1985). О девочках известно меньше, хотя такая ассоциация, по-видимому, существует для антиобщественных женщин (Aseltine 1995).Также утверждалось, что влияние сверстников может быть более важным для девочек, чем для мальчиков, потому что дружба девочек характеризуется большей близостью, лояльностью и межличностным взаимодействием (Buhrmester and Furman 1987; Savin-Williams and Berndt 1990; см. Обзор Rose and Рудольф 2006). Девочки обычно попадают в смешанные и смешанные группы сверстников раньше, чем мальчики (Vitaro et al. 2001), что может привести к их контакту со старшими девиантными мужчинами. Антисоциальные женщины имеют тенденцию присоединяться к более старым, антисоциальным мужчинам, что может увеличить риск трудностей во взаимоотношениях, подростковой беременности и антисоциального поведения (Moffitt 1993).

Различные подгруппы девочек (отсутствие деструктивного поведения, деструктивное поведение в детстве и деструктивное поведение в подростковом возрасте) могут быть различимы в раннем возрасте, например, по таким темпераментным факторам, как отрицательная эмоциональность или импульсивность. Côté et al. (2002) показали, что девочки, которые были гиперактивными и бесполезными в детстве, имели значительный риск развития БК в подростковом возрасте. McCabe et al. (2004) показали, что девочки с деструктивным поведением, начавшимся в детстве, с большей вероятностью имели семейный анамнез психических заболеваний или антисоциальное поведение в семейном анамнезе, чем девочки с началом подросткового возраста.Это открытие указывает на семейное влияние, но также может указывать на биологические причины развития психопатологии (Moffitt 2005). Девочки, демонстрирующие раннее начало деструктивного поведения, также отличались от девочек-подростков по доходу ниже среднего уровня домохозяйства и сопутствующему СДВГ (McCabe et al. 2004). Кроме того, Odgers et al. (2008) сообщили, что устойчивый путь на протяжении всей жизни, в отличие от подтипа, ограниченного подростковым возрастом, у женщин по-разному предсказывался низкими интеллектуальными способностями, трудностями чтения, гиперактивностью, плохим психическим здоровьем матери, опытом суровых и непоследовательных дисциплин, большим количеством членов семьи. конфликт и низкий социально-экономический статус семьи.Предыдущие исследования показывают, что девочек в детстве можно отличить от девочек в подростковом возрасте (см. Также Moffitt and Caspi 2001).

Роль функционирования семьи в процессах отказа у девочек до конца еще не изучена. Однако Formoso et al. (2000) предположили, что постоянное участие и поддержка родителей, несмотря на проблемы с поведением девочки в подростковом возрасте, может защитить девочку от постоянного деструктивного и преступного поведения в позднем подростковом и взрослом возрасте. Они показали, что девочки в конфликтных семьях, которые сообщали о более тесных связях со своими матерями и более пристальном наблюдении со стороны родителей, демонстрировали более низкий уровень проблем с поведением, чем девочки без таких сильных связей или пристального надзора.Помимо этого косвенного эффекта, исследования также показали прямой защитный эффект воспитания детей на развитие деструктивного поведения (Chronis et al. 2007; Scaramella et al. 1999). Скарамелла и его коллеги показали, что наблюдаемое родительское воспитание, которое отличается высокой теплотой, низким уровнем враждебности и очень последовательным в управленческом поведении, тормозит рост экстернализирующего поведения у подростков посредством основного компенсирующего эффекта (демонстрируя более низкие уровни начального экстернализирующего поведения) и посредством буферного эффекта, который снижает рост этих проблемных форм поведения с течением времени.

Гендерная модель деструктивного поведения девочек в семье

Из предыдущего текста ясно, что многие факторы играют важную роль в развитии деструктивного поведения девочек. На данный момент в литературе доступно очень мало моделей, определяющих взаимосвязь между различными факторами. Основываясь на результатах этого обзора, мы сформулировали нормативную социальную модель развития деструктивного поведения у девочек (изображена на).

Нормативная социальная модель развития деструктивного поведения у девочек

Девочки в результате типичных практик социализации и других потенциальных факторов (таких как темперамент, генетические и гормональные факторы) проявляют большую ориентацию на межличностные отношения и более высокую чувствительность к отказу, чем мальчики.Такая ориентация и чувствительность к межличностным отношениям, в свою очередь, может привести к тому, что девочки будут особенно сильно затронуты нарушениями в их среде воспитания детей (такими как высокий уровень семейных конфликтов и неоптимальное воспитание) и проблемными отношениями со сверстниками (такими как неприятие сверстниками и принадлежность к девиантным сверстникам).

Эти семейные факторы риска и факторы риска сверстников как прямо, так и косвенно связаны с деструктивным поведением. Например, неоптимальное воспитание связано с принадлежностью к девиантным сверстникам (Brody et al.2001; Kim et al. 1999; Simons et al. 1996; Свенссон 2003). Здесь могут работать несколько механизмов. Во-первых, дети, которые не получают эмоциональной поддержки от своих родителей, лишены основного источника социализации в традиционных ценностях, и они будут меньше принимать эти ценности и более склонны общаться с девиантными сверстниками (Jessor and Jessor 1977). Во-вторых, дети, которые подвергаются суровому воспитанию, вероятно, научатся отвращающей тактике для разрешения межличностных конфликтов и, возможно, не приобрели просоциальных навыков, необходимых для поддержания поддерживающих отношений со сверстниками (Snyder and Patterson, 1995).Эти дети с большей вероятностью будут отвергнуты обычными сверстниками и присоединятся к сверстникам, похожим на них (Simons et al. 1991).

Принадлежность к девиантным сверстникам также может снизить готовность девочки делиться информацией о своем местонахождении, что усложняет родителям наблюдение за ней (Stattin and Kerr 2000). В свою очередь, более низкий уровень родительского контроля может вызвать усиление деструктивного поведения. Кроме того, принадлежность девочек к девиантным сверстникам может вызвать родительские страдания (поскольку родители могут опасаться будущих арестов полицией, беременности и т. Д.), что, в свою очередь, может усилить конфликт между родителями и дочерью и подорвать эффективное воспитание детей.

Как показано в модели двусторонними стрелками, существуют двунаправленные или взаимные эффекты между деструктивным поведением и нарушениями в среде воспитания детей и проблемными отношениями со сверстниками. Увеличение деструктивного поведения девочек связано с (увеличивающейся) принадлежностью к девиантным сверстникам (поскольку девочки, проявляющие агрессивные, антисоциальные наклонности, могут быть отвергнуты родителями, учителями и традиционными сверстниками из-за существующего гендерного стереотипа) и предсказывают (дальнейшее) ухудшение в отношениях между родителями и детьми и в практике воспитания детей (Huh et al.2006; Laird et al. 2003; Патрик и др. 2005; Статтин и Керр 2000).

Исследования на мальчиках показывают, что с развитием делинквентного поведения не связан ни один фактор риска, а скорее накопление множества факторов риска (в разных областях) (например, Stouthamer-Loeber et al. 2002; Yoshikawa 1994). Однако нам неизвестны какие-либо исследования, изучающие накопление у девочек семейных факторов риска и факторов риска сверстников. В результате мы не знаем, являются ли эти эффекты аддитивными, мультипликативными или они являются разными проявлениями одного и того же основного фактора.Кроме того, накопление факторов риска может также сдерживаться защитными факторами, такими как академическая успеваемость или (выше) среднее интеллектуальное функционирование.

Гендерная модель деструктивного поведения девочек, показанная в, может быть протестирована только на больших лонгитюдных выборках, которые отслеживают родителей и детей от раннего развития до позднего подросткового возраста. Такие исследования должны иметь возможность одновременно проверять семейные факторы и факторы сверстников, а также изучать защитные факторы, которые снижают вероятность проблем с поведением в контексте факторов риска.Эти исследования имеют решающее значение для улучшения нашего понимания семейных факторов в возникновении, развитии и прекращении деструктивного поведения девочек.

Выводы

Настоящий обзор сфокусирован на связанных с семьей процессах риска и защитных процессах при деструктивном поведении девочек и направлен на восполнение пробела в знаниях о различном развитии деструктивного поведения девочек. Однако прежде чем переходить к выводам, следует отметить некоторые ограничения настоящего обзора.Во-первых, мы не ставили целью дать подробный обзор всех факторов риска развития у девочек деструктивного поведения. Вместо этого мы сосредоточились в первую очередь на семейных процессах. Во-вторых, мы ссылались на исследования мальчиков как на источник сравнения или потому, что исследования девочек отсутствовали, но мы не стремились объяснить гендерные различия в связи между родительским поведением и деструктивным поведением ребенка. В-третьих, мы в основном сосредоточились на среднем детстве и подростковом возрасте, поскольку именно в это время у девочек проявляется усиление деструктивного поведения.В-четвертых, помимо пола и поведения ребенка, на поведение родителей также влияет множество других факторов, таких как генетический состав, социально-экономический статус, раса / этническая принадлежность, психическое здоровье родителей и район проживания. В настоящем документе эти факторы не рассматриваются, поскольку основное внимание уделяется девочкам, а исследования, изучающие связь между этими факторами и практикой воспитания у девочек, редки или отсутствуют. Наконец, хотя метаанализ имел бы большую ценность, такой подход выходил за рамки настоящего обзора.Однако это важный пробел, который необходимо устранить в будущем.

Несмотря на эти ограничения, текущий обзор показывает важность учета функционирования семьи при изучении этиологии и динамики деструктивного поведения девочек. Подводя итог ключевым аспектам настоящего обзора, следует отметить, что исследования показали, что у большинства девочек не развивается деструктивное или правонарушительное поведение в детстве или подростковом возрасте. Однако небольшая подгруппа демонстрирует деструктивное поведение с раннего возраста.Раннее начало деструктивного поведения связано с негативными последствиями во взрослом возрасте, включая антиобщественное поведение, безработицу, употребление психоактивных веществ, психическое здоровье и проблемы с воспитанием детей. Большая подгруппа начинает демонстрировать деструктивное поведение в раннем подростковом возрасте. Хотя исследования показывают, что девочек, проявляющих деструктивное поведение в детстве, можно отличить от девочек, начинающихся в подростковом возрасте, до сих пор неясно, как можно объяснить эти дифференциальные процессы у девочек. Как было обобщено ранее, в проспективных исследованиях есть свидетельства того, что неоптимальная среда воспитания детей (низкий уровень родительского контроля и высокий уровень психологического контроля, принудительная родительская дисциплина и конфликты) связаны с ранним началом деструктивного поведения девочек.Отношения со сверстниками также могут быть ключевыми, так как исследования подробно документировали большую ориентацию и чувствительность девочек к межличностным отношениям, а некоторые результаты исследований показали, что неприятие (традиционными) сверстниками и принадлежность к девиантным сверстникам связаны с проблемным поведением в раннем возрасте (например, Хипвелл и др. 2005; Снайдер и др. 2005). В подростковом возрасте есть некоторые свидетельства связи между снижением уровня родительского контроля и теплоты и увеличением уровня конфликта между родителями и подростками и возникновением деструктивного поведения, по крайней мере, для подгруппы девочек.Однако на сегодняшний день траектории деструктивного поведения еще не сочетаются с траекториями родительского поведения. Хотя, вероятно, существует высокая относительная стабильность родительского поведения, исследования по мониторингу, например, показывают как непрерывность, так и изменения во времени (т.е. низкую абсолютную стабильность). Поэтому крайне важно изучить, в какой степени и каким образом изменения в поведении родителей с течением времени влияют или на них влияют поведение ребенка в предподростковый период.Также крайне важно изучить отказ от деструктивного поведения девочек, потому что это улучшит наше понимание процессов развития, связанных с деструктивным поведением девочек.

Таким образом, ранний подростковый возраст является решающим периодом для развития деструктивного поведения у девочек. Помимо того, что это время трансформации в отношениях родителей и подростков, это также знаменует переход от семейной ориентации к сверстникам, с уменьшением родительского влияния и усилением ассоциации и влияния (девиантных, пожилых мужчин) сверстников.Отношения со сверстниками могут быть особенно актуальны для девочек, поскольку они, как правило, более ориентированы на межличностные отношения и более чувствительны к отказу, чем мальчики, а также потому, что отношения девочек со своими сверстниками характеризуются большей близостью, лояльностью и межличностным взаимодействием.

Помимо изменений факторов окружающей среды, в это время девочки также испытывают биологические изменения (например, гормональные процессы, развитие мозга, увеличение физических размеров и силы).Необходимы дальнейшие исследования, чтобы изучить влияние биологических изменений на поведенческое и эмоциональное развитие девочек и способы их взаимодействия с семейными факторами. В недавних исследованиях изучались траектории поведения девочек в подростковом и взрослом возрасте (Odgers et al. 2008; Schaeffer et al. 2006). Эти исследования могут пролить свет на поведенческие изменения, возникающие в результате важных сдвигов в развитии биологических и контекстуальных факторов во время перехода в подростковый возраст и из него.Также необходимы дополнительные исследования, чтобы изучить, в какой степени эти процессы различаются между различными этническими группами (обзор воспитания детей в семьях афроамериканцев, латиноамериканцев и американцев азиатского происхождения см. В McLoyd et al. 2000). Кроме того, в будущих исследованиях следует также принимать во внимание факторы соседства, поскольку проживание в опасных или бедных районах связано с более ограничительной практикой воспитания детей (например, Furstenberg 1993). Несколько исследователей, в основном исследуя выборки мужчин, предположили, что положительное влияние родительского контроля, например, может быть более очевидным для детей, живущих в наиболее неблагополучных районах (Loeber and Stouthamer-Loeber 1986; Wikstrom and Loeber 2000; Simons et al. .2002). Наконец, предполагается, что социально-экономический статус дополнительно объясняет различия в траекториях развития девочек, поскольку было показано, что хронически бедные семьи обеспечивают более низкую качественную среду воспитания детей, чем более обеспеченные семьи, из-за повсеместных и хронических стрессоров, связанных с бедностью (Dearing et al. 2005).

Клинические последствия

Результаты текущего обзора показывают, что программы профилактики и вмешательства в идеале должны начинаться или усиливаться непосредственно перед переходом девочки из детства в подростковый возраст.Поскольку семейное функционирование явно играет важную роль в развитии деструктивного поведения у девочек, и результаты показывают, что эти отношения являются обоюдными, для программ вмешательства очень важно включать родителей в программы обучения родителей или в системные методы лечения. Кроме того, лечебные программы должны быть специально разработаны для девочек и ориентированы на специфическое проблемное поведение девочек, такое как относительная агрессия. Обзор показывает, что больший упор на построение более позитивных отношений с родителями (и сверстниками) может быть важным компонентом эффективных, многокомпонентных мероприятий для девочек.Поскольку с развитием деструктивного поведения девочек связано множество факторов, лечение только одного компонента (например, навыков управления родителями), вероятно, будет недостаточным для преодоления других проблем (например, социальной дисфункции в контакте со сверстниками) (Hipwell and Loeber 2006 ).

Мы знаем, что деструктивное поведение в детстве связано с негативными последствиями во взрослом возрасте, включая преступность, употребление психоактивных веществ, психическое здоровье, физическое здоровье и проблемы с воспитанием детей (Bardone et al.1996; Чемберлен и Мур 2002; Lewis et al. 1991; Odgers et al. 2008; Сербин и др. 1991 г. Поэтому крайне важно обеспечить меры вмешательства, которые не позволят девочкам пойти по пути к неоптимальным результатам. Изучение развития деструктивного поведения у девочек с точки зрения развития, отражающей динамические отношения между поведением родителей и детей, является важным шагом в разработке таких вмешательств. Однако следует также уделять внимание защитным процессам, связанным с функционированием семьи, поскольку знание о процессах недопущения отклонений и отказа от поведения еще больше улучшит наше понимание деструктивного поведения девочек и внесет вклад в разработку эффективных мер вмешательства для девочек.

Сноски

Открытый доступ Эта статья распространяется на условиях Некоммерческой лицензии Creative Commons Attribution, которая разрешает любое некоммерческое использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора (авторов) и источника.

Информация для авторов

Леониек М. Кронеман, Департамент психологии развития, Университет VU, Van der Boechorststraat 1, 1081 BT, Амстердам, Нидерланды.

Рольф Лёбер, Департамент психиатрии, Медицинский факультет, Университет Питтсбурга, Питтсбург, Пенсильвания, США.

Элисон Э. Хипвелл, Департамент психиатрии, Медицинский факультет, Университет Питтсбурга, Питтсбург, Пенсильвания, США.

Ханс М. Кут, Департамент психологии развития, Университет VU, Van der Boechorststraat 1, 1081 BT, Амстердам, Нидерланды.

Ссылки

  • Alink LRA, Mesman J, van Zeijl J, Stolk MN, Juffer F, Koot HM, et al. Кривая ранней агрессии: развитие физической агрессии у детей в возрасте от 10 до 50 месяцев. Развитие ребенка. 2006; 77: 954–966.[PubMed] [Google Scholar]
  • Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, (DSM-IV) 4-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация; 1994. [Google Scholar]
  • Aseltine RH. Пересмотр влияния родителей и сверстников на подростковые отклонения. Журнал здоровья и социального поведения. 1995; 36: 103–121. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бардоне А.М., Моффитт Т., Каспи А., Диксон Н. Психическое здоровье взрослых и социальные последствия девочек-подростков с депрессией и расстройством поведения.Развитие и психопатология. 1996; 8: 811–829. [Google Scholar]
  • Баумринд Д. Практика ухода за детьми, предшествующая трем образцам дошкольного поведения. Монографии по генетической психологии. 1967; 75: 43–88. [PubMed] [Google Scholar]
  • Баумринд Д. Современные модели родительской власти. Развивающая психология. 1971; 4: 1–103. [Google Scholar]
  • Бьоркквист К., Лагерспец К., Каукьянен А. Девочки манипулируют, а мальчики дерутся? Тенденции развития прямой и косвенной агрессии.Агрессивное поведение. 1992; 18: 117–127. [Google Scholar]
  • Бонгерс, Иллинойс, Кут Дж. М., ван дер Энде Дж., Ферхульст ФК. Траектории развития экстернализирующего поведения в детстве и юности. Развитие ребенка. 2004. 75: 1523–1537. [PubMed] [Google Scholar]
  • Breton JJ, Bergeron L, Valla JP, Berthiaume C, Gaudet N. Квебекское исследование психического здоровья детей: распространенность психических расстройств DSM-III-R. Журнал детской психологии и психиатрии. 1999. 40: 375–384. [PubMed] [Google Scholar]
  • Brody GH, Ge X, Conger R, Gibbons FX, Murry VM, Gerrard M, et al.Влияние неблагоприятного соседства, коллективной социализации и воспитания детей на принадлежность афроамериканских детей к девиантным сверстникам. Развитие ребенка. 2001; 72: 1231–1246. [PubMed] [Google Scholar]
  • Бройди Л. М., Нагин Д. С., Тремблей Р. Э., Бейтс Дж. Э., Брэйм Б., Додж К. А. и др. Развивающая психология. 2003. 39: 222–245. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Бюлер К. Родители и сверстники в отношении проблемного поведения в раннем подростковом возрасте. Журнал брака и семьи.2006. 68: 109–124. [Google Scholar]
  • Buhrmester E, Furman W. Развитие дружеских отношений и близости. Развитие ребенка. 1987. 58: 1101–1113. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кэмпбелл С.Б. Проблемы поведения у детей дошкольного возраста: обзор последних исследований. Журнал детской психологии и психиатрии и смежных дисциплин. 1995; 36: 113–150. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кэрон А., Вайс Б., Харрис В., Кэтрон Т. Параметры родительского поведения и детская психопатология: специфичность, зависимость от задач и интерактивные отношения.Журнал клинической детской и подростковой психологии. 2006; 35: 34–45. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Каспи А., Моффит Т.Э. Индивидуальные различия усиливаются в периоды социальных изменений: пример девочек в период полового созревания. Журнал личности и социальной психологии. 1991; 61: 157–168. [PubMed] [Google Scholar]
  • Чемберлен П., Мур KJ. Хаос и травмы в жизни девушек-подростков с антиобщественным поведением и правонарушением. В: Гринвальд Р., редактор.Травмы и преступность среди несовершеннолетних: теория и вмешательства. Binghamton, NY: Haworth Maltreatment and Trauma Press; 2002. С. 79–108. [Google Scholar]
  • Чемберлен П., Рид Дж. Б. Различия в факторах риска и корректировка для мужских и женских правонарушителей при лечении в приемных семьях. Журнал исследований ребенка и семьи. 1994; 3: 23–39. [Google Scholar]
  • Chronis AM, Lahey BB, Pelham WE, Williams SH, Baumann BL, Kipp H, et al. Материнская депрессия и раннее позитивное воспитание предсказывают будущие проблемы с поведением у маленьких детей с синдромом дефицита внимания / гиперактивности.Развивающая психология. 2007. 43: 70–82. [PubMed] [Google Scholar]
  • Чиккетти Д. Психопатология развития: реакции, размышления, проекции. Обзор развития (специальный выпуск: Определение пути на ближайшее десятилетие: некоторые цели и задачи) 1993; 13: 471–502. [Google Scholar]
  • Коутсворт Дж. Д., Пантин Х., Макбрайд К., Брионес Э., Куртинес В., Сапочник Дж. Корреляты поведенческих проблем у молодых латиноамериканских женщин, связанные с экологическим развитием. Прикладная развивающая наука. 2000. 6: 126–143.[Google Scholar]
  • Костелло Э. Дж., Ангольд А., Бернс Б., Штангл Д., Твид Д., Эрканли А. и др. «Великие дымчатые горы», исследование молодежи: цели, дизайн, методы и распространенность расстройств DSM-III-R. Архив общей психиатрии. 1996; 53: 1129–1136. [PubMed] [Google Scholar]
  • Костелло Э.Д., Армстронг Т.Д., Эрканли А. Отчет об эпидемиологии развития коморбидных расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ. Вашингтон, округ Колумбия: Национальный институт злоупотребления наркотиками; 2000. [Google Scholar]
  • Costello EJ, Foley DL, Angold A.Обзор обновленных 10-летних исследований: Эпидемиология психических расстройств у детей и подростков: II. Эпидемиология развития. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 2006; 45: 8–25. [PubMed] [Google Scholar]
  • Côté S, Tremblay RE, Nagin D, Zoccolillo M, Vitaro F. Развитие импульсивности, боязни и полезности в детстве: закономерности постоянства и изменения траекторий мальчиков и девочек. Журнал детской психологии и психиатрии. 2002. 43: 609–618.[PubMed] [Google Scholar]
  • Côté S, Zoccolillo M, Tremblay RE, Nagin D, Vitaro F. Прогнозирование расстройства поведения девочек в подростковом возрасте на основе детских траекторий разрушительного поведения. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 2001; 40: 678–684. [PubMed] [Google Scholar]
  • Crick NR, Grotpeter JR. Относительная агрессия, пол и социально-психологическая адаптация. Развитие ребенка. 1995; 66: 710–722. [PubMed] [Google Scholar]
  • Крик Н.Р., Остров Ю.М., Вернер Н.Е.Продольное исследование агрессии в отношениях, физической агрессии и социально-психологической адаптации детей. Журнал аномальной детской психологии. 2006. 34: 131–142. [PubMed] [Google Scholar]
  • Крик Н. Р., Вернер Н. Е., Касас Дж. Ф., О’Брайен К. М., Нельсон Д. А., Гротпетер Дж. К. и др. Детская агрессия и гендер: новый взгляд на старую проблему. В: Бернштейн Д., редактор. Пол и мотивация. Симпозиум Небраски по мотивации. Vol. 45. Линкольн, штат Нью-Йорк, США: Университет Небраски Press; 1999. С. 75–141.[PubMed] [Google Scholar]
  • Крик Н.Р., Зан-Ваксьер К. Развитие психопатологии у женщин и мужчин: текущий прогресс и будущие проблемы. Развитие и психопатология. 2003; 15: 719–742. [PubMed] [Google Scholar]
  • Дакоф Г.А. Понимание гендерных различий в злоупотреблении наркотиками среди подростков: проблемы коморбидности и функционирования семьи. Журнал психоактивных препаратов. 2000. 32: 25–32. [PubMed] [Google Scholar]
  • Уважаемый Э., Маккартни К., Тейлор Б.А. Уход за детьми и развитие детей: результаты исследования NICHD по уходу за детьми в раннем возрасте и развитию молодежи.Нью-Йорк, Нью-Йорк, США: Guilford Press; 2005. Изменение отношения дохода к потребностям семьи имеет большее значение для детей с меньшим уровнем дохода; С. 140–150. [Google Scholar]
  • Дворкин Дж. Б., Ларсон Р. Возрастные тенденции переживания семейных разногласий в семьях с матерями-одиночками в подростковом возрасте. Журнал подросткового возраста. 2001; 24: 529–534. [PubMed] [Google Scholar]
  • Эллиотт Д.С., Хейзинга Д., Агетон СС. Объяснение правонарушений и употребления наркотиков. Таузенд-Оукс, Калифорния: Sage Publications; 1985. [Google Scholar]
  • Esbensen F, Deschenes E, Winfree LT.Различия между девушками из банды и мальчиками из банды: результаты мультисайтового опроса. Молодежь и общество. 1999; 31: 27–53. [Google Scholar]
  • Фаррингтон Д.П. Ранние предшественники частых преступников. В: Wilson JQ, Loury GC, редакторы. От детей к гражданам: семьи, школы и профилактика правонарушений. Нью-Йорк: Спрингер-Верлаг; 1987. С. 27–50. [Google Scholar]
  • Farrington DP, Welsh BC. Профилактика правонарушений на основе семьи: метаанализ. Австралийский и новозеландский криминологический журнал.2003. 36: 127–151. http://elwood.psy.vu.nl/AAP/loi/acri. [Google Scholar]
  • Fergusson DM, Horwood LJ. Мужские и женские траектории правонарушений. Развитие и психопатология. 2002. 14: 159–177. [PubMed] [Google Scholar]
  • Форхенд Р., Джонс DJ. Стабильность воспитания: продольный анализ афроамериканских матерей в центре города. Журнал исследований ребенка и семьи. 2002; 11: 455–467. [Google Scholar]
  • Formoso D, Gonzales NA, Aiken LS. Семейный конфликт и внутреннее и внешнее поведение детей: защитные факторы.Американский журнал общественной психологии. 2000. 28: 175–199. [PubMed] [Google Scholar]
  • Фрик П.Дж., Кристиан Р.Э., Вуттон Дж.М. Возрастные тенденции в связи между практикой воспитания и проблемами поведения. Модификация поведения. 1999; 23: 106–128. [Google Scholar]
  • Furstenberg FF. Как семьи управляют рисками и возможностями в опасных районах. Социология и общественная повестка. Парк Ньюбери, Калифорния: Публикации Сейджа; 1993. С. 231–258. [Google Scholar]
  • Габриэль С., Гарднер В.Л.Существуют ли «его» и «ее» типы взаимозависимости? Последствия гендерных различий в коллективной и реляционной взаимозависимости для аффекта, поведения и познания. Журнал личности и социальной психологии. 1999; 77: 642–655. [PubMed] [Google Scholar]
  • Galambos NL, Barker ET, Almeida DM. Родители имеют значение: траектории изменения экстернализации и интернализации проблем в раннем подростковом возрасте. Развитие ребенка. 2003. 74: 578–594. [PubMed] [Google Scholar]
  • Гален Б. Р., Андервуд М.К.Исследование развития социальной агрессии среди детей. Развивающая психология. 1997. 33: 589–600. [PubMed] [Google Scholar]
  • Джордано ПК, Чернкович С.А. Пол и антиобщественное поведение. В: Stoff DM, Breiling J, Maser JD, редакторы. Справочник по антиобщественному поведению. Нью-Йорк: Уайли; 1997. С. 496–510. [Google Scholar]
  • Giordano PC, Cernkovich SA, Pugh MD. Дружба и правонарушения. Американский журнал социологии. 1986; 91: 1170–1202. [Google Scholar]
  • Giordano PC, Cernkovich SA, Rudolph JL.Гендер, преступность и сопротивление: к теории когнитивной трансформации. Американский журнал социологии. 2002; 107: 990–1064. [Google Scholar]
  • Готтфредсон М.Р., Хирши Т. Общая теория преступления. Стэнфорд, Калифорния: Издательство Стэнфордского университета; 1990. [Google Scholar]
  • Harachi TW, Fleming CB, White HR, Ensminger ME, Abbott RD, Catalano RF, et al. Агрессивное поведение среди девочек и мальчиков в среднем детстве: предикторы и последствия членства в группе по траектории. Агрессивное поведение.2006. 32: 279–293. [Google Scholar]
  • Heide KM. Убийство молодежи: обзор литературы и план действий. Международный журнал по терапии правонарушителей и сравнительной криминологии. 2003; 47: 6–36. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хенггелер С., Эдвардс Дж., Бордуин С. Семейные отношения несовершеннолетних правонарушителей женского пола. Журнал аномальной детской психологии. 1987. 15: 199–209. [PubMed] [Google Scholar]
  • Херренколь Т., Хокинс Д., Чанг И., Хилл К., Баттин-Пирсон С. Факторы риска и вмешательства в школах и сообществах.В: Лобер Р., Фаррингтон Д.П., редакторы. Дети-правонарушители: потребности в развитии, вмешательстве и услугах. Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж; 2001. [Google Scholar]
  • Hipwell AE, Keenan K, Kasza K, Loeber R, Stouthamer-Loeber M, Bean T. Взаимные влияния между поведенческими и эмоциональными проблемами девочек и родительским наказанием и теплотой: шестилетний перспективный анализ. Журнал аномальной детской психологии. 2008. 36: 663–677. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Hipwell AE, Loeber R.Знаем ли мы, какие меры вмешательства эффективны для деструктивных девочек и девочек-правонарушителей? Обзор клинической детской и семейной психологии. 2006; 9: 221–255. [PubMed] [Google Scholar]
  • Хипвелл А.Э., Лобер Р., Стаутхамер-Лобер М., Кинан К., Уайт HR, Кронеман Л. Характеристики девочек с ранним началом деструктивного и антиобщественного поведения. Преступное поведение и психическое здоровье. 2002; 12: 99–118. [PubMed] [Google Scholar]
  • Hipwell AE, White HR, Loeber R, Stouthamer-Loeber M, Chung T., Sembower MA.Ожидания молодых девушек относительно воздействия алкоголя, будущих намерений и моделей употребления. Журнал исследований алкоголя. 2005. 66: 630–639. [PubMed] [Google Scholar]
  • Холден Г.В., Миллер ПК. Стойкие и разные: метаанализ сходства в воспитании детей родителями. Психологический бюллетень. 1999; 125: 223–254. [PubMed] [Google Scholar]
  • Holmbeck GN, Hill JP. Конфликтная помолвка, положительный аффект и менархе в семьях с девочками седьмого класса. Развитие ребенка.1991; 62: 1030–1048. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ха Д., Тристан Дж., Уэйд Э., Стайс Э. Вызывает ли проблемное поведение плохое воспитание? Проспективное исследование девочек-подростков. Журнал исследований подростков. 2006. 21: 185–204. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Jackson C, Foshee VA. Поведение подростков, связанное с насилием: отношения с отзывчивыми и требовательными родителями. Журнал исследований подростков. 1998. 13: 343–359. [Google Scholar]
  • Jessor R, Jessor SL.Проблемное поведение и психосоциальное развитие: лонгитюдное исследование молодежи. Нью-Йорк: Academic Press; 1977 г. [Google Scholar]
  • Кинан К., Шоу Д. Влияние развития и общества на раннее проблемное поведение девочек. Психологический бюллетень. 1997. 121: 95–113. [PubMed] [Google Scholar]
  • Кинан К., Стаутхамер-Лёбер М., Лёбер Р. Подходы к развитию к изучению проблем поведения у девочек. В: Pepler DJ, Madsen KC, Webster C, Levene KS, редакторы. Развитие и лечение девичьей агрессии.Махва, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс; 2005. С. 29–46. [Google Scholar]
  • Кейли М.К., Бейтс Дж. Э., Додж К. А., Петтит Г. С.. Междоменный анализ роста: экстернализация и интернализация поведения в течение 8 лет детства. Журнал аномальной детской психологии. 2000. 28: 161–179. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Килгор К., Снайдер Дж., Ленц К. Роль родительской дисциплины, родительского контроля и школьного риска в ранних проблемах поведения у афроамериканских мальчиков и девочек.Развивающая психология. 2000; 36: 835–845. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ким Дж. Э., Хетерингтон Е. М., Рейсс Д. Связи между семейными отношениями, антисоциальными сверстниками и экстернализирующим поведением подростков: гендерные и семейные различия. Развитие ребенка. 1999; 70: 1209–1230. [PubMed] [Google Scholar]
  • Клоостерман М., Веерман Дж. У. CBCL-TRF onderzoek Boddaertcentra 1996. Gegevens over opname en vertrek. Утрехт, Нидерланды: VOG; 1997. [Google Scholar]
  • Kroes M, Kalff AC, Kessels AGH, Steyaert J, Feron FJM, van Someren AJWGM и др.Детские психиатрические диагнозы среди голландских школьников в возрасте от 6 до 8 лет. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 2001; 40: 1401–1409. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lahey BB, Schwab-Stone M, Goodman SH, Waldman ID, Canino G, Rathouz PJ, et al. Возрастные и гендерные различия в оппозиционном поведении и проблемах поведения: перекрестное домашнее исследование среднего детства и юношества. Журнал аномальной психологии. 2000; 109: 488–503. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лахи Б.Б., Ван Халл, Калифорния, Уолдман И.Д., Роджерс Дж. Л., Д’Онофрио Б.М., Педлоу С. и др.Проверка описательных гипотез относительно половых различий в развитии проблем поведения и правонарушений. Журнал аномальной детской психологии. 2006; 34: 737–755. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лэрд Р.Д., Петтит Г.С., Бейтс Дж. Э., Додж К.А. Соответствующие знания родителей и преступное поведение подростков: свидетельства взаимосвязанных изменений в развитии и взаимных влияний. Развитие ребенка. 2003. 74: 752–768. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Lanctôt N, LeBlanc M.Объяснение отклонений у девочек-подростков. Преступность и правосудие: обзор исследований. 2002; 29: 113–202. [Google Scholar]
  • Лавин Дж. В., Гиббонс Р. Д., Кристоффель К. К., Аренд Р., Розенбаум Д., Биннс Х. и др. Показатели распространенности и корреляты психических расстройств среди детей дошкольного возраста. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 1996; 35: 204–214. [PubMed] [Google Scholar]
  • Ли В.Е., Буркам Д.Т., Зимайлс Х., Ладевски Б. Структура семьи и ее влияние на поведенческие и эмоциональные проблемы у подростков младшего возраста.Журнал исследований подросткового возраста. 1994; 4: 405–437. [Google Scholar]
  • Льюис Д., Йегер С., Кобхэм-Порторреаль С., Кляйн Н. Продолжение дела женщин-правонарушителей: вклад матери в сохранение девиантности. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 1991; 30: 197–201. [PubMed] [Google Scholar]
  • Lipsey MW, Derzon JH. Предикторы насилия или серьезных правонарушений в подростковом или раннем взрослом возрасте. В: Лобер Р., Фаррингтон Д.П., редакторы. Серьезные и жестокие несовершеннолетние правонарушители.Факторы риска и успешные вмешательства. Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж; 1998. С. 313–338. [Google Scholar]
  • Лобер Р., Дишион Т. Ранние предикторы мужской преступности: обзор. Психологический бюллетень. 1983; 94: 68–99. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лобер Р., Дринкуотер М., Инь И., Андерсон С.Дж., Шмидт Л.К., Кроуфорд А. Стабильность семейного взаимодействия в возрасте от 6 до 18 лет. Журнал аномальной детской психологии. 2000. 28: 353–369. [PubMed] [Google Scholar]
  • Лобер Р., Фаррингтон Д.П., редакторы.Дети-правонарушители: потребности в развитии, вмешательстве и услугах. Таузенд-Оукс, Калифорния: Сейдж; 2001. [Google Scholar]
  • Лобер Р., Кинан К. Взаимодействие между расстройством поведения и сопутствующими ему состояниями: влияние возраста и пола. Обзор клинической психологии. 1994; 14: 497–523. [Google Scholar]
  • Лёбер Р., Стаутхамер-Лёбер М. Семейные факторы как корреляторы и предикторы проблем поведения и правонарушений среди несовершеннолетних. Преступность и справедливость. 1986; 7: 29–149. [Google Scholar]
  • Lytton H, Romney DM.Дифференциальная социализация родителей мальчиков и девочек: метаанализ. Психологический бюллетень. 1991; 109: 267–296. [Google Scholar]
  • Maccoby EE. Пол и отношения: история развития. Американский психолог. 1990; 45: 513–520. [PubMed] [Google Scholar]
  • Maniadaki K, Sonuga-Barke EJS, Kakouros E. Восприятие воспитателями детского сада деструктивными расстройствами поведения; влияние пола ребенка на суждения о типичности и строгости. Ребенок: уход, здоровье и развитие.2003. 29: 433–440. [PubMed] [Google Scholar]
  • Марголин Г., Кордис Э.Б. Влияние насилия в семье и обществе на детей. Ежегодный обзор психологии. 2000. 51: 445–479. [PubMed] [Google Scholar]
  • Моган Б., Роу Р., Мессер Дж., Гудман Р., Мельцер Х. Расстройство поведения и оппозиционно-вызывающее расстройство в национальной выборке: эпидемиология развития. Журнал детской психологии и психиатрии. 2004. 45: 609–621. [PubMed] [Google Scholar]
  • МакКейб К.М., Роджерс К., Йе М., Хаф Р.Гендерные различия в дебюте расстройства поведения в детстве. Развитие и психопатология. 2004. 16: 179–192. [PubMed] [Google Scholar]
  • McFadyen-Ketchum SA, Bates JE, Dodge KA, Pettit GS. Паттерны изменения агрессивно-разрушительного поведения в раннем детстве: гендерные различия в прогнозах на основе ранних принудительных и ласковых взаимодействий между матерью и ребенком. Развитие ребенка. 1996; 67: 2417–2433. [PubMed] [Google Scholar]
  • МакГью М., Элкинс И., Уолден Б., Иаконо РГ. Восприятие родительско-подростковых отношений: продольное исследование.Развивающая психология. 2005; 41: 971–984. [PubMed] [Google Scholar]
  • МакЛойд В.К., Каус А.М., Такеучи Д., Уилсон Л. Брачные процессы и родительская социализация в цветных семьях: десятилетний обзор исследований. Журнал брака и семьи. 2000; 62: 1070–1093. [Google Scholar]
  • McNally S, Eisenberg N, Harris JD. Последовательность и изменения в практике и ценностях материнского воспитания детей: продольное исследование. Развитие ребенка. 1991; 62: 190–198. [PubMed] [Google Scholar]
  • Моффитт TE.Ограниченное подростковым возрастом и стойкое антисоциальное поведение на протяжении всей жизни: таксономия развития. Психологический обзор. 1993; 100: 674–701. [PubMed] [Google Scholar]
  • Моффитт TE. Новый взгляд на поведенческую генетику в психопатологии развития: взаимодействие генов и окружающей среды в антисоциальном поведении. Психологический бюллетень. 2005. 131: 533–554. [PubMed] [Google Scholar]
  • Моффитт Т.Э., Каспи А. Предикторы детства различают устойчивые антисоциальные пути на протяжении жизни и ограниченные в подростковом возрасте у мужчин и женщин.Развитие и психопатология. 2001; 13: 355–375. [PubMed] [Google Scholar]
  • Моффит Т.Э., Каспи А., Раттер М., Сильва П.А. Половые различия в антисоциальном поведении: расстройство поведения, преступность и насилие в продольном исследовании Данидина. Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета; 2001. [Google Scholar]
  • Национальный центр жестокого обращения с детьми и безнадзорности. Жестокое обращение с детьми 1994: отчеты штатов в национальный центр по жестокому обращению с детьми и безнадзорности. Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США; 1996 г.[Google Scholar]
  • Odgers CL, Moffitt TM, Broadbent JM, Dickson N, Hancox RJ, Harrington H, et al. Женские и мужские антисоциальные траектории: от истоков детства до результатов взрослых. Развитие и психопатология. 2008. 20: 673–716. [PubMed] [Google Scholar]
  • Оффорд Д., Бойл М., Расин Ю. Исследование здоровья детей в Онтарио: корреляты расстройства. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 1989. 28: 856–860. [PubMed] [Google Scholar]
  • Offord DR, Boyle MH, Racine YA, Fleming JE, Cadman DT, Blum HM, et al.Исход, прогноз и риск в продолжительном последующем исследовании. Журнал Американской академии детской и подростковой психиатрии. 1992; 31: 916–923. [PubMed] [Google Scholar]
  • Патрик М.Р., Снайдер Дж., Шрепферман Л.М., Снайдер Дж. Совместный вклад родительской теплоты, общения и отслеживания, а также проблем поведения детей в раннем возрасте в мониторинг в позднем детстве. Развитие ребенка. 2005; 76: 999–1014. [PubMed] [Google Scholar]
  • Паттерсон Г. Р., Чемберлен О., Рид Дж. Б. Сравнительная оценка программы обучения родителей.Поведенческая терапия. 1982; 13: 638–650. [Google Scholar]
  • Паттерсон Г.Р., Дишион Т.Дж. Вклад семьи и сверстников в преступность. Криминология. 1985; 23: 63–79. [Google Scholar]
  • Петтит Г.С., Лэрд Р.Д., Додж К.А., Бейтс Дж. Э., Крисс М.М. Антецеденты и исходы поведенческих проблем родительского мониторинга и психологического контроля в раннем подростковом возрасте. Развитие ребенка. 2001; 72: 583–598. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Pittman LD, Chase-Lansdale PL. Афроамериканские девочки-подростки в бедных сообществах: стиль воспитания и результаты в подростковом возрасте.Журнал исследований подросткового возраста. 2001; 11: 199–224. [Google Scholar]
  • Prinzie P, Onghena P, Hellinckx W., Grietens H, Ghesquiere P, Colpin H. Прямые и косвенные отношения между родительской личностью и внешним поведением: роль негативного воспитания. Psychologica Belgica. 2005. 45: 123–145. [Google Scholar]
  • Робинс Л. Последствия расстройства поведения у девочек. В: Olweus D, Block J, Radke-Yarrow M, редакторы. Развитие антисоциального и просоциального поведения: исследования, теории и проблемы.Орландо, Флорида: Academic Press; 1986. С. 385–414. [Google Scholar]
  • Романо Э., Тремблей Р.Э., Витаро Ф., Зокколилло М., Пагани Л. Распространенность психиатрических диагнозов и роль предполагаемых нарушений: данные выборки из подросткового сообщества. Журнал детской психологии и психиатрии. 2001; 42: 451–461. [PubMed] [Google Scholar]
  • Rose AJ, Rudolph KD. Обзор половых различий в процессах взаимоотношений со сверстниками: возможные компромиссы для эмоционального и поведенческого развития девочек и мальчиков.Психологический бюллетень. 2006. 132: 98–131. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Rothbaum F, Weisz JR. Родительский уход и экстернализация поведения ребенка в доклинических образцах: метаанализ. Психологический бюллетень. 1994; 116: 55–74. [PubMed] [Google Scholar]
  • Раттер М., Гиллер Х., Хэгелл А. Антисоциальное поведение молодых людей. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета; 1998. [Google Scholar]
  • Sagrestano LM, McCormick SH, Paikoff RL, Holmbeck GN. Пубертатное развитие и конфликт между родителями и детьми у городских афроамериканских подростков с низким доходом.Журнал исследований подросткового возраста. 1999; 9: 85–107. [Google Scholar]
  • Savin-Williams RC, Berndt TJ. Дружба и отношения сверстников. В: Фельдман С.С., Эллиотт Г.Р., редакторы. У порога: Развивающийся подросток. Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета; 1990. С. 277–307. [Google Scholar]
  • Scaramella LV, Conger RD, Simons RL. Родительские защитные влияния и гендерно-специфические возрастающие проблемы интернализации и экстернализации подростков. Журнал исследований подросткового возраста.1999; 9: 111–141. [Google Scholar]
  • Schaeffer CM, Petras H, Ialongo N, Masyn KE, Hubbard S, Poduska J, et al. Сравнение траекторий агрессивно-разрушительного поведения девочек и мальчиков в начальной школе: прогнозирование антисоциальных последствий для молодых взрослых. Журнал консалтинговой и клинической психологии. 2006. 74: 500–510. [PubMed] [Google Scholar]
  • Сербин Л., Московиц Д., Шварцман А., Ледингем Дж. Агрессивные, замкнутые и агрессивные / замкнутые дети в подростковом возрасте: в следующее поколение.В: Пеплер Д., Рубин К., ред. Развитие и лечение детской агрессии. Хиллсдейл, Нью-Джерси: Лоуренс Эрлбаум; 1991. С. 55–70. [Google Scholar]
  • Шумов Л., Ванделл Д.Л., Познер Дж. Суровое, твердое и снисходительное воспитание в семьях с низким доходом: отношение к успеваемости и поведенческой адаптации детей. Журнал семейных вопросов. 1998. 19: 483–507. [Google Scholar]
  • Silverthorn P, Frick PJ. Пути развития к антиобщественному поведению: путь отсроченного начала у девочек.Развитие и психопатология. 1999; 11: 101–126. [PubMed] [Google Scholar]
  • Silverthorn P, Frick PJ, Reynolds R. Время начала и корреляты серьезных проблем поведения у девочек и мальчиков, которым вынесено судебное решение. Журнал психопатологии и поведенческой оценки. 2001; 23: 171–181. [Google Scholar]
  • Simonoff E, Pickles A, Meyer JM, Silberg JL, Maes HH, Loeber R, et al. Исследование поведения подростков в Вирджинии: влияние возраста, пола и нарушений на частоту расстройств.Архив общей психиатрии. 1997; 54: 801–808. [PubMed] [Google Scholar]
  • Саймонс Р.Л., Джонсон С., Биман Дж., Конгер Р.Д., Уитбек Л.Б. Родители и группа сверстников как медиаторы влияния структуры сообщества на проблемное поведение подростков. Американский журнал общественной психологии. 1996. 24: 145–171. [PubMed] [Google Scholar]
  • Саймонс Р.Л., Уитбек Л.Б., Конгер Р.Д., Конгер К.Дж. Факторы воспитания, социальные навыки и обязательства как предвестники неуспеваемости в школе, общения с девиантными сверстниками и преступного поведения.Журнал молодежи и отрочества. 1991. 20: 645–664. [PubMed] [Google Scholar]
  • Smith H, Thomas S. Жестокие и ненасильственные девушки: контрастное восприятие переживаний гнева, школы и отношений. Проблемы ухода за психическим здоровьем. 2000; 21: 547–575. [PubMed] [Google Scholar]
  • Снайдер Дж. Дж., Паттерсон Г. Р.. Индивидуальные различия в социальной агрессии: тест модели подкрепления социализации в естественной среде. Поведенческая терапия. 1995; 63: 1266–1281. [Google Scholar]
  • Снайдер Дж., Шрепферман Л., Эзер Дж., Паттерсон Дж., Стулмиллер М., Джонсон К. и др.Обучение девиантности и общение с девиантными сверстниками у маленьких детей: Возникновение и вклад в проблемы поведения в раннем возрасте. Развитие и психопатология. 2005; 17: 397–413. [PubMed] [Google Scholar]
  • Статтин Х., Керр М. Родительский мониторинг: новое толкование. Развитие ребенка. 2000; 71: 1072–1085. [PubMed] [Google Scholar]
  • Штейнберг Л., Блатт-Эйзенгарт И., Кауфманн Э. Модели компетентности и адаптации среди подростков из авторитарных, авторитарных, снисходительных и пренебрежительных семей: повторение на выборке серьезных несовершеннолетних правонарушителей.Журнал исследований подросткового возраста. 2006; 16: 47–58. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Storvoll EE, Wichstrom L. Различаются ли факторы риска, связанные с проблемами поведения у подростков, в зависимости от пола? Журнал подросткового возраста. 2002; 25: 183–202. [PubMed] [Google Scholar]
  • Stouthamer-Loeber M, Loeber R, Wei E, Farrington DP, Wikström PH. Риск и стимулирующие эффекты в объяснении стойкой серьезной преступности у мальчиков. Развитие и психопатология. 2002; 13: 941–955.[PubMed] [Google Scholar]
  • Straus MA, Stewart JH. Телесные наказания со стороны американских родителей: национальные данные о распространенности, хроничности, тяжести и продолжительности в зависимости от характеристик ребенка и семьи. Клинический обзор ребенка и семьи. 1999; 2: 55–70. [PubMed] [Google Scholar]
  • Свенссон Р. Гендерные различия в употреблении наркотиков подростками: влияние родительского контроля и отклонений от сверстников. Молодежь и общество. 2003. 34: 300–329. [Google Scholar]
  • Tremblay RE. Развитие агрессивного поведения в детстве: чему мы научились в прошлом веке? Международный журнал поведенческого развития.2000. 24: 129–141. [Google Scholar]
  • Tremblay RE. Развитие физической агрессии в детстве и прогнозирование опасностей в дальнейшем. В: Pinard G-F, Pagani L, редакторы. Клиническая оценка опасности: эмпирические данные. Нью-Йорк, Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета; 2001. С. 47–65. [Google Scholar]
  • Tremblay G, Saucier J, Tremblay RE. Идентичность и деструктивность у мальчиков: продольные перспективы. Журнал социальной работы детей и подростков. 2004. 21: 387–404.[Google Scholar]
  • Vandewater EA, Lansford JE. Модель семейного процесса проблемного поведения подростков. Журнал брака и семьи. 2005. 67: 100–109. [Google Scholar]
  • Vitaro F, Tremblay RE, Bukowski WM. Друзья, дружба и расстройства поведения. В: Hill J, Maughan B, редакторы. Расстройства поведения в детском и подростковом возрасте. Кембриджская детская и подростковая психиатрия. Нью-Йорк: издательство Кембриджского университета; 2001. С. 346–378. [Google Scholar]
  • Wall AE, Barth RP.Агрессивное и правонарушительное поведение подростков, подвергшихся жестокому обращению: факторы риска и гендерные различия. Стресс, травма и кризис. 2005; 8: 1–24. [Google Scholar]
  • Уэбб Дж. А., Брей Дж. Х., Гетц Дж. Г., Адамс Г. Пол, предполагаемый родительский контроль и адаптация поведения: влияние на употребление алкоголя подростками. Американский журнал ортопсихиатрии. 2002; 72: 392–400. [PubMed] [Google Scholar]
  • Webster-Stratton C. Проблемы с поведением в раннем возрасте: имеет ли значение пол? Журнал консалтинговой и клинической психологии.1996; 64: 540–551. [PubMed] [Google Scholar]
  • Уидом К. К пониманию женской преступности. В: Малер Б.А., редактор. Прогресс в экспериментальном исследовании личности. Нью-Йорк: Academic Press; 1978. С. 245–308. [PubMed] [Google Scholar]
  • Викстрём, Лёбер Р. Вынуждают ли неблагополучные районы хорошо приспособленных детей становиться преступниками-подростками? Исследование серьезных правонарушений среди несовершеннолетних мужского пола, индивидуальных факторов риска и защиты, а также условий проживания в районе. Криминология.2000; 38: 1109–1142. [Google Scholar]
  • Woolfenden SR, Williams K, Peat JK. Вмешательства семьи и родителей при расстройстве поведения и преступности: метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. Архив болезней детства. 2002. 86: 251–256. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • Xie H, Cairns RB, Cairns BD. Развитие социальной агрессии и физической агрессии: повествовательный анализ межличностных конфликтов. Агрессивное поведение. 2002. 28: 341–355. [Google Scholar]
  • Йошикава Х.Профилактика как совокупная защита: влияние ранней поддержки семьи и просвещения на хроническую преступность и ее риски. Психологический бюллетень. 1994; 115: 28–54. [PubMed] [Google Scholar]
  • Зан-Ваксиер С., Поляничка Н. Все межличностные отношения. Социализация и женская агрессия. В: Путаллаз М., Бирман К.Л., редакторы. Агрессия, антисоциальное поведение и насилие среди девочек: перспективы развития. Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 2004. С. 48–68. [Google Scholar]
  • Зокколильо М.Пол и развитие расстройства поведения. Развитие и психопатология. 1993; 5: 65–78. [Google Scholar]

29 лучших подарков для 9-летних 2020

Фото-иллюстрация: Фото-иллюстрация: Стиви Ремсберг; Фото: любезно предоставлено продавцами

Вы знаете о «Матрице утверждения» журнала New York Magazine. Теперь Стратег взял эту модель того, что попадает в нашу иерархию вкусов, и применил ее к игрушкам.В данном случае четыре стороны сетки — это «Образовательная» (скажем, умная гавайская гитара), «Brain Candy» (фабрика по производству слизи), «По разумной цене» и «Сперджи». Каждая игрушка в каждом квадранте настоятельно рекомендуется — нажмите здесь, чтобы узнать больше о нашем процессе поиска и о десятках задействованных экспертов — и охватывается каждый возраст до двузначного числа, все из которых вы можете увидеть, также нажав здесь.

Здесь мы занимаемся 9-летними — еще не подростками, определенно уже не маленькими детьми. Это время, когда «дети начинают формировать настоящие социальные отношения и дружбу», — говорит д-р.Джордж Сакс, клинический детский психолог, специализирующийся на лечении СДВ и СДВГ в Верхнем Вест-Сайде на Манхэттене. Еще одним отличительным фактором для тех, кто находится в зоне четвертого класса, является то, что они «способны сосредотачиваться в течение более длительных периодов времени», — добавляет Сакс. Помня о таких навыках общения и внимания, мы сосредоточились на следующих разговорных карточных играх, наборах STEM для создания катапультов и около 20 других подарочных идей, которые мы разработали с помощью таких профессионалов, как Сакс, а также многих других взыскательных родителей. и подростки-шептуны.Вы можете сразу перейти к разделу, который вас интересует больше всего — «Образовательный / По разумной цене», «Учебный / Недостаточный», «Разумный / Разумно оцененный» или «Мозговой конфет / Раздраженный» — или прочитать полностью, чтобы получить полная картина того, чем сейчас увлекаются дети. Если вы делаете покупки на день рождения, праздник или любой другой день, этот список будет постоянно расти.

По словам матери двоих детей Ани Каменец, блогера по образованию в NPR и автора книги The Art of Screen Time , «Дети этого возраста развивают довольно специфические интересы и растут в ловкости рук и независимости.Она говорит, что ее дети, одному из которых приближается к 9 годам, любят эти трехмерные головоломки архитектурных чудес, говоря нам, что они «проще, чем кажутся — на их сборку уходит около часа». Это означает, что вам не нужно беспокоиться о том, что ваш ребенок расстроится или скучает и бросит головоломку на полпути. Есть модели Тадж-Махала, Нотр-Дама, Колизея и др.

Такому волшебному песку сложно привязать какой-то конкретный возраст, ведь он одинаково увлекателен как для детей, так и для взрослых.Но это фаворит технического обозревателя Strategist и отца Дэвида Пога. «Это песок, с которым можно играть, лепить, размять — но он прилипает только к себе! Никаких рыхлых зерен… Никаких беспорядков… На руках ничего не осталось! Отчасти потрясающе ». И, говоря о скульптуре, по словам обозревателя Amazon: « National Geographic получает бонусные баллы за использование форм известных сооружений — например, Тадж-Махала, пирамид в Гизе и Чичен-Ице». Так что для школьника, изучающего географию мира, этот особый набор из волшебного песка станет отличным компаньоном.

Заманчивая концепция — ваш аватар отправляется в экзотическую страну для сбора «кристаллов силы». Сначала вам нужно написать программу для себя, используя прилагаемый Guide Scroll, чтобы обозначить свои пути по карте (это имитирует пошаговые последовательности, которые необходимо соблюдать при компьютерном программировании). Как только вы схватите все кристаллы на своем запланированном маршруте, собирая по пути жетоны «действия», вы выиграете.Однако то, что можно не заметить, — это то, сколько основ программирования вы изучаете (даже «условные циклы» и «ветки»), поэтому эта игра является фаворитом Линдси Белл, основателя и владельца. компании по уходу за детьми Bell Family. Плюс к этому есть прогрессивные уровни сложности: обозреватель Amazon, чей муж работает инженером, написал, что даже ему нравятся более сложные.

Учитывая недавно улучшившуюся социальную жизнь этой группы — возраст, когда «у многих детей даже появляются лучшие друзья», — говорит Сакс, — эта карточная игра — отличный выбор для групп.Доктор Анджелина Моралес, психолог, специализирующийся на детях и подростках, соглашается: «Игры вроде« Яблоки — младшие яблоки »предлагают увлекательный способ помочь детям увидеть вещи с точки зрения другого человека и способствовать просоциальному взаимодействию». Оригинальная версия — победитель Mensa, но, по мнению обозревателей Amazon, эта младшая итерация больше подходит для словарного запаса школьников. «Каждая карта описывает слово и помогает игрокам выучить новый словарный запас и его тип (наречие, существительное и т. Д.).) », — пояснил один рецензент. «Я купил его для своей 9-летней племянницы на день рождения, и она очень обрадовалась, получив его. Как ни странно, она понятия не имеет, что будет учиться все время, пока играет в нее.

«Я всегда за продвижение STEM-игрушек, особенно для девочек, поскольку их интерес к науке и технологиям часто игнорируется», — говорит Моралес. Этот набор STEM с инструкциями о том, как построить катапульту, кран, лестницу, весы и качели, является отличной отправной точкой для изучения физики.В 2018 году этот набор был включен в тщательно изученный «Инженерный путеводитель» исследовательского института INSPIRE Университета Пердью, в котором перечислены игрушки, игры, книги и приложения, которые успешно вовлекают детей в инженерное мышление и дизайн. «У детей есть возможность практиковать навыки пространственного мышления и развить понимание того, насколько важен дизайн в построении связей», — говорится в обзоре руководства. «Комплект рычагов и рычагов предлагает маленьким детям множество возможностей для игр и инструментов, чтобы больше узнать об этих фундаментальных концепциях механики.«Для родителей, как хвастались несколько пятизвездочных обозревателей Amazon, этот комплект заставит детей занять себя (и не будет заниматься видеоиграми) в течение нескольких часов. Как кто-то выразился, комплект означал «меньше времени на Xbox и больше на умение и творчество».

Задача этой знаменитой логической игры-головоломки состоит в том, чтобы использовать пространственное мышление и навыки решения проблем для визуализации, создания и запуска шариков через лабиринт башен к конкретной цели. Ассоциация игрушек назвала ее специальной игрушкой года в 2015 году, а в 2016 году она была включена в «Путеводитель по инженерным подаркам» Purdue.Авторы детских книг Адам и Эллисон Грант также любят бегать по мрамору и говорят: «Это игрушка, к которой наши дети возвращаются снова и снова. Он отлично подходит для построения и игры самостоятельно, в парах или в группе ».

У кубика Рубика 3x3x3 и его 43 квинтиллионов комбинаций есть такие знаменитые фанаты, как Уилл Смит, Крис Пратт, Джастин Бибер и Логик, которые решили головоломку на камеру, улучшив в процессе свои навыки памяти, ловкость и уровень терпения.Рука Курате, основатель агентства Tiny Treasures Nanny Agency, рекомендует это как отличное упражнение для мозга 9-летнего ребенка. «Это классика, и люди до сих пор их покупают! Супер-доступный », — говорит она. А бабушка Вестчестера и учительница детского сада на пенсии Аннамари Маззелла говорит, что ее внуки никогда не переросли это — один только пошел в среднюю школу и «до сих пор просит одного на Рождество каждый год».

Эта новая настольная игра, вдохновленная крестиками-ноликами, «визуально привлекательна» и «сложна», по словам Софии В., няня в нью-йоркском агентстве SmartSitting. Вовлечение нескольких игроков и множество способов выиграть — это тоже то, что нравится участникам не меньше, чем детям. Более того, добавляет София, «он хорошо подходит для одаренных и детей с особыми потребностями, поскольку цвета стимулируют детей, которые мыслят визуально».

Этот комплект для кодирования STEM включает в себя все компоненты и руководства, необходимые для создания очень особенного датчика движения — при подключении к приложению на планшете он позволяет детям выполнять свои собственные трюки и действия, которые отображаются на экране.(Поскольку набор имеет тематику Star Wars , в этих трюках и действиях используются знакомые лица, такие как Малыш Йода.) «Ребенок учится следовать указаниям, чтобы построить что-то, с чем он затем сможет играть», — говорит доктор Санам Хафиз. , нейропсихолог и основатель Консультационной Психологической Службы. Как объясняет Хафиз, они получают образовательные и развивающие преимущества от работы по программированию, а также «больше удовольствия и воображения на своем мониторе».

«Эта забавная гавайская гитара помогает научить детей играть с помощью прилагаемого приложения», — говорит Бет Бекман, соучредитель FOMOFeed Kids.«Крутой ценник легче переварить, если вы поймете, что вам не нужно покупать уроки». С помощью 72 светодиодных индикаторов на грифе и пошаговых руководств в приложении, дети начинают запоминать аккорды, как только вы открываете коробку. Гриф не только загорается, чтобы научить вас аккордам, но и полные песни из 100 наименований в своей библиотеке.

Классический глобус — этот глянцевый вращающийся центральный элемент географии и случайных игр «закрой глаза и посмотри, где приземляется палец» — здесь был обновлен.Включите светодиодный свет, чтобы осветить 88 созвездий, звезд и навигационных линий. И все же, даже с добавленными наворотами (и дополнительным уровнем обучения STEM), эта сфера по-прежнему «имеет ощущение и отделку того вида глобуса, который я имел в своем классе в начальной школе», как выразился один обозреватель Amazon. «На самом деле он выглядит и ощущается как красивый глобус, а многие другие ощущаются игрушками».

К 9 годам дети могут читать художественную и документальную литературу и часто начинают читать самостоятельно: «Они лучше понимают грамматику, имеют больший словарный запас и могут составлять более длинные предложения», — говорит Сакс.Новейшее поколение Kindle Paperwhite является водонепроницаемым и позволяет детям носить с собой целую библиотеку в своих рюкзаках, даже если то, что вы им даете, кажется забавной игрушкой.

Дети даже не поймут, что они учатся программировать с помощью этой игрушки — им просто понравится, когда на светодиодной панели появится смайлик, — говорит отец и участник стратега Стивен Джон. В комплект входит несколько основных «блоков», таких как динамик, сенсорная панель, компактный мотор и светодиоды.«В то время как мы начали создавать несколько дизайнов из руководства Makeblock, — отмечает Джон, — в течение часа наш ребенок сошел с ума и запрограммировал свою собственную серию мигалок. Он даже поставил эксперимент, проверяя, может ли электрический ток протекать через маму и папу, когда мы держались за руки. Я был так горд ». Хотя набор рекомендован для детей от 6 лет и старше, это шанс для 9-летних, которые к этому моменту обнаруживают повышенный уровень концентрации, проверить эту способность.

Нарисуйте одну из десяти карточек испытаний, включенных в этот набор STEM, и создайте робота, следуя подсказке «Постройте существо с вращающимися руками», или, скажем, «Изобретите робота, который двигается без колес.Или используйте свое воображение и действуйте по своему усмотрению. В каждый комплект входит более 50 деталей, включая двигатели, провода и защитные очки, а также различное оборудование, деревянные компоненты и инструменты. И как заметил обозреватель Amazon с 9-летней дочерью: «Мне также нравится, что эта игрушка ввела новый словарный запас и вызвала множество глубоких дискуссий о том, как работают механические вещи».

«Если им нравится много видеоигр, попробуйте настольные», чтобы дети могли отдохнуть от экранов, — предлагает Каменец.Для семейных игровых вечеров ее дети любят игру «Взрывающиеся котята» Throw Throw Burrito, «которая представляет собой забавное сочетание глупости и реальной стратегии». Блогер по игрушкам и обозреватель Лори Джепсен из Toysenberry также является ее поклонницей. «Это интересный способ отвлечь подростков от экранов и передвигаться», — говорит она, добавляя, что старшим братьям, сестрам и родителям это тоже нравится. «Я имею в виду, что не нравится в том, чтобы бросать буррито в своих братьев и сестер, родителей или супруга?» Эта динамичная карточная игра занимает всего 15 минут и подходит для двух-шести игроков.

Rat-a-Tat Cat — еще одна карточная игра, которая отлично подходит для всей семьи. «Давайте признаем, что большинство игр для детей скучны для взрослых», — говорит Румаан Алам, писатель и отец двоих детей по обе стороны от 9-летнего возраста (один приближается к возрасту, другой только что его). Но он говорит, что этот победитель олдскульной Mensa не похож на большинство игр для детей. Хотя в нем есть некоторая образовательная ценность, его, пожалуй, любят за простое развлечение — избавление от высоких карт (крысы) и сохранение низких карт (кошки).Да, он действительно фокусируется на стратегии, памяти и основных математических концепциях. «Но невероятно, — добавляет Алам, — это еще и… весело? Мой ребенок и я играли в турнирном стиле, и, возможно, я получил даже больше удовольствия, чем он ».

«Я был действительно удивлен тем, насколько он держится», — говорит Сакс, недавно поиграв в эту классику с детьми. Он рекомендует ее как «очень простую игру, в которую дети могут сразу же получить». Учительница четвертого класса Кортни Колфилд тоже говорит, что детям в ее классе это нравится (наряду с другими вещами, такими как «Монополия», «Проблемы», «Candy Land», «Желоба и лестницы»).«Им это нравится, потому что они могут играть с друзьями», — говорит она, что является большим аргументом в пользу этого возраста. «И это обычно заставляет их задуматься».

«Это эпоха, когда все, что связано со слизью, огромно», — говорит Сакс (он нашел ее особенно популярной среди девочек: «Я не знаю почему, но девочки полностью увлекаются слизью: делают слизь, разговаривают. о слизи. Если вы зайдете на YouTube, вы увидите, сколько девочек в этом возрасте снимают видео о слизи »).Колфилд добавляет, что ее четвероклассники всех полов всегда играют с этими вещами, особенно с блестящими и неоновыми разновидностями: «Им нравится ощущение в своих руках, и они настаивают на том, что это помогает им сконцентрироваться, когда они делают домашнее задание в течение некоторого времени. долгое время », — говорит она. Звезда YouTube Дженни «притворилась, что играет» с этим комплектом в видео, которое набрало почти 21 миллион просмотров.

Фото: Studio Freyja

Как следует из названия, эта карточная игра предназначена для разговоров.На каждой карточке задаются вопросы вроде «Какая мелочь приносит вам счастье?» Или даются забавные подсказки, например: «Представьте, что вы — вибрирующий сотовый телефон на выступе столешницы». Мать пятерых детей Наоми Дэвис, у которой двое детей около 9 лет и ведет блог о стиле жизни Love Taza, говорит, что ее дети обычно предлагают вытащить эту игру за обеденным столом. «Вопросы Пубы заставляют задуматься, а также забавны, — говорит она, — а это значит, что они подсказывают нам несколько замечательных более глубоких разговоров с нашими детьми, а также некоторые глупые моменты.«Учитывая то, как сейчас ценится качественное время, она добавляет:« Я большой поклонник любых игр, которые помогают нам общаться ».

Если изготовление ожерелий из морских ракушек когда-либо выходило из моды, то сейчас они определенно вернулись. Когда редактор журнала «Стратег» спросила свою племянницу-четвероклассницу, чем сейчас увлекаются ее друзья, украшения из ракушек были на первом месте. Мама Тара Мария Фамильетти, дизайнер ювелирных украшений ONDYN, настоятельно рекомендует этот набор в качестве подарка: «Это немного ностальгически, — говорит она.Плюс «ваш малыш может создавать красивые ожерелья и браслеты с множеством различных вариантов» — бусы и подвески включают морских коньков, морских звезд, ракушек и жемчуг, а также достаточно ленты для четырех ожерелий — «оставляя многое для воображения». И, поскольку в обзорах Amazon есть много ссылок на дни рождения с русалками, это тоже отличный подарок для одного из них.

TV — это, конечно же, лучшая конфетка для мозгов.По словам мамы Бренды Биснер, палка Roku, хотя и стоит дорого с точки зрения «игрушек» для этого возраста, на самом деле является «относительно дешевым способом предоставить им доступ к потоковой передаче всех видов забавного, удобного для детей контента». старший вице-президент по контенту Kidoodle.TV, безопасного потокового канала для детей до 12 лет. «Конечно, я должна упомянуть Kidoodle.TV, поскольку это бесплатный канал в рамках этого канала», — добавляет она, но, тем не менее, «вы можете быть героем. когда вы улучшите их развлекательный опыт ».

Этот набор встречает деструктивных школьников на их собственных условиях и — в процессе строительства структур, похожих на карточные домики, а затем разносит их вдребезги — фактически учит их физике.Детский стилист Мишель Онофрио называет эту «руки вниз» ее любимой игрушкой — той, которую ее сын может с удовольствием разрушать (в этом суть). Вы настраиваете панели своего склада в нужную форму, настраиваете бластер, а затем нажимаете трехкнопочный детонатор, воспроизводя реальный процесс безопасного сноса громадного здания. Как пишет рецензент Amazon с мальчиками 7 и 8: «Он сочетает в себе созидание / творчество с разрушением. Чего еще может пожелать мальчик? » Далее в обзоре признается: «Первоначальная установка немного утомительна (вырубка картонных вырезов, установка множества прозрачных пластиковых оснований), поэтому родителям придется предложить некоторую помощь.Но после этого он на 100% работает с детьми ».

«Я вышла из офиса после создания подкаста и обнаружила, что у моего 6-летнего и 12-летнего ребенка фиолетовые волосы», — говорит Зибби Оуэнс, автор, мама четырех детей и ведущая Moms Don’t Успевай читать книги . Это произошло потому, что они попали в этот популярный «мел для волос», который, конечно, носит временный характер. «Он впечатляет, но быстро и легко выходит в следующий душ», — отмечает Оуэнс.Он также бывает десяти различных оттенков и может использоваться как краска для лица.

К этому возрасту большинство детей уже научились кататься на велосипеде и самокате с определенными навыками. Чтобы вывести их координацию и независимость на новый уровень, Сакс рекомендует кататься на скейтборде. Девятилетняя скейтбордистка Эбигейл Михан сказала стратегу, что, хотя в настоящее время она использует более короткий скейтборд, этот лонгборд — по мнению экспертов по стилю, лучше всего подходит для катания — в ее списке желаний.Покупатели, которые могут не захотеть просто прислушиваться к совету 9-летнего ребенка, должны знать, что доски Z-Flex были настоятельно рекомендованы (взрослыми) экспертами, когда мы говорили с ними обо всем, что нужно новичку для скейтбординга.

Если ваш ребенок хочет чего-то более мощного, еще один популярный вариант — футуристический ховерборд. «Большая просьба моей дочери на 9-летие — это ховерборд», — говорит Каменец. Перезаряжаемый гаджет с батарейным питанием оснащен мигающими светодиодными индикаторами и поставляется в шести разных цветах, включая розовый, зеленый, фиолетовый и синий.

Это особый вид единения — родители и дети собираются вместе на кухне, — отмечает Дэвис. «С детства мы любили готовить еду вместе, — говорит она. Этот набор для приготовления пищи, в комплекте с собственной разделочной доской, миской, ложками, щипцами, фартуком и прочими изделиями, побуждает детей старшего возраста не отставать от этого. «Моя 9-летняя девочка любит играть, как Гордон Рэмси, и готовить для меня», — написал один обозреватель Amazon.И даже если они не смотрят шоу, они могут оценить особенно высокое качество этого набора с нескользящими силиконовыми ручками и современной оранжево-белой цветовой палитрой.

Как мы ранее установили, LEGO — неизменный фаворит среди всех возрастных групп: «Вы не ошибетесь с LEGO», — говорит Сакс. Помимо того факта, что с точки зрения развития дети в этом возрасте могут использовать свои прогрессивные навыки решения проблем, чтобы создавать великие шедевры, чем когда-либо, они могут даже получить больше удовольствия, позволяя своему творчеству разгуляться с этим классическим, простым набором из 790 деталей в 33 разные цвета.Вот почему учительница четвертого класса Кортни Колфилд говорит, что это подарок, который, можно не сомневаться, станет хитом «буквально для всех — девочек и мальчиков».

Относительно новая игра, сочетающая элементы волейбола и четырехугольника, Spikeball легко завоевала аудиторию (и Shark Tank ) за последнее десятилетие и даже попала в классы физического воспитания начальной и средней школы по всей стране.Компания пишет, что Spikeball поощряет «дух товарищества, энергию, физическую активность и развитие навыков». Учителя физкультуры в начальной школе Вуд-Энд в Рединге, штат Массачусетс, написали в Твиттере, что недавно играли в Spikeball с третьеклассниками, четвертыми и пятыми классами, написав, что они «увидели отличные проявления командной работы и спортивного мастерства». А когда приходит лето, он отлично подходит для пляжного отдыха.

Это совершенно новое дополнение к миру девочек-американцев вызывает много ажиотажа.Их боулинг размером с куклу уже получил признание журнала Parents , National Parenting Product Awards и шоу Today . Не зря: он включает в себя полностью функциональную дорожку со счетчиком, кеглями, шарами для боулинга, бамперами, аксессуарами для двух кукол и даже стойкой с закусками, в комплекте с большими кренделями, попкорном, конфетами и многим другим. И, конечно же, эти куклы остаются популярными среди самых крутых подростков в наши дни — как близнецы Лия и Ава Клементс, у которых более 1 миллиона подписчиков в Instagram, сказали стратегу в начале этого года: «Мы очень любим American Girl!» — Дополнительная отчетность Лорен Ро

получить информационный бюллетень стратега

Действительно хорошие предложения, умные советы по покупкам и эксклюзивные скидки.

Условия использования и уведомление о конфиденциальности
Отправляя электронное письмо, вы соглашаетесь с нашими Условиями и Уведомлением о конфиденциальности и получаете от нас электронную переписку.

Strategist разработан, чтобы предлагать наиболее полезные, экспертные рекомендации по покупкам в обширном ландшафте электронной коммерции. Некоторые из наших последних достижений включают в себя лучших средств для лечения акне , чемоданов на колесиках , подушек для бокового сна , естественных средств от беспокойства и банных полотенец .Мы обновляем ссылки, когда это возможно, но учтите, что срок действия предложения может истечь, и все цены могут быть изменены.

Все редакционные продукты выбираются независимо. Если вы покупаете что-то по нашим ссылкам, New York может получать партнерскую комиссию.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.