Как воспитывать девочку 10 лет психология: Как воспитывать девочку. 10 главных правил

Содержание

важные моменты в развитии. – Клумба.cz

Дети каждый день растут. Каждый день меняются и каждое утро просыпаются новыми людьми.

А. И. Куприн

 Кризис 3 лет пройден, пройдены посещение детского сада и приучение к своей кроватке и горшку, установлены правила и границы, а также родительский авторитет наконец перевесил упрямство и своеволие дошкольника, позади и первый класс и даже адаптация к школе закончена..Так много всего: успехов и поражений, радостей и огорчений. И вот мы, родители, с облегчением смотрим на своего подросшего ребенка, собирающегося в школу.  Подростковый кризис еще только впереди, а пока можно расслабиться и передохнуть…

Возраст с 7 до 10 лет называется в психологии латентным, что означает спящий, спокойный период. Он и правда не отличается яркими эмоциональными всплесками и демонстрациями со стороны ребенка.  Это дети, прежде всего ориентированные на учебу, на то, чтобы слушаться и уважать взрослых.  Кажется, чего еще желать? Но именно поэтому этот возраст так важен в становлении детско-родительских отношений. Именно в эти годы, когда ребенок самой биологией ориентирован на то, чтобы слышать родителей, но при этом уже сталкивается с самыми разными ситуациями в школе и в отношениях с людьми, родители могут передать детям знания о мире человеческих отношений и особенностях жизни в нем.

Если отношения между родителями и ребенком за эти годы окрепнут, наладиться взаимопонимание и установиться доверие в беседах о трудностях и удачах/неудачах ребенка, то последующий подростковый период может пройти гораздо мягче.

Что же важно понимать о возрасте 8 – 10 лет?

Самые важные и значительные изменения в этом возрасте происходят в области самосознания ребенка.

Самосознание – это психологическая структура, состоящая из различных частей: имя человека, его восприятие своих физических характеристик (внешности, фигуры, здоровья), потребность в социальном признании, психологическое время личности (ее прошлое, настоящее и будущее), социальное пространство личности (социальные роли, права и обязанности), половая идентификация.

Так вот, в возрасте 8-10 лет наиболее интенсивно развиваются: потребность в признании, осознание времени, осознание прав и обязанностей.

В школе ребенок впервые попадает в ситуацию социально оцениваемой деятельности. Он впервые может объективно сравнивать то, что делает он с тем, что делают другие через систему школьных оценок. И даже, если в школе не принята система жестких оценок, ребенок начинает чутко воспринимать свою позицию в классе, в системе отношений и статусов.  Его оценка себя начинает включать и то, как он воспринимает себя среди других, как другие относятся к нему. И в связи с этим возрастает зависимость от оценок взрослых, и, в первую очередь, учителей.

Именно на этом фоне главной потребность ребенка 8-10 лет является одобрение и признание. Они очень чувствительны к отвержению, ведь очень хотят соответствовать среде. Главный страх младшего школьника – сделать что-то не так, не правильно.

Еще не обладая силой подростка, его стремлением к отделению от родителей, они порой с трудом тянут возложенную на них ответственность. Ведь для них важно не просто справиться, НО справиться так, чтобы быть своим в группе и получить одобрительный отзыв от значимого взрослого.

Что делать, если учитель кричит?

Как быть, если мама положила обед из трех блюд, а у остальных маленькие симпатичные коробочки?

Что делать, если надо предупредить, что ты уходишь раньше?

И как зайти в класс самому, если ты опоздал, застряв с папой в пробке?

Чтобы удовлетворить потребность в признании и сформировать позитивную самооценку младшему школьнику очень важно хотя бы в чем-то быть лучшим, чувствовать, что он делает что-то хорошо. Тогда у него возникает чувство самостоятельности и уверенности в своих силах и возможностях.

Очень важно также, чтобы результаты учебы не стали единственным способом осознать свою ценностью, критерием значимости в отношениях с другими людьми.

Если же потребность в признании по каким-то причинам не удовлетворяется, то у ребят могут появиться самые различные защитные реакции: они находят способы защитить себя от чувства неуспеха. При активном поведении это может быть агрессия по отношению к вещам или людям, либо сильное стремление реализоваться в любом другом виде деятельности кроме учебы. При пассивном типе могут появиться лень, стеснительность, неуверенность в своих способностях, апатия, уход в фантазии или болезни.

С возрастом 7-8 лет связано также и появление волевого компонента в личности ребенка. Попросту говоря, теперь он способен понять и принять “надо”, идущее против его “хочу”. В жизнь ребенка входят обязанности, а вместе с ними и ожидания о выполнении этих обязанностей. И хотя в этом возрасте психика готова к появлению обязанностей, их слишком большое количество может быть большим стресс-фактором для ребенка. Чтобы этот процесс это проходил спокойно, необходим также помогать ребенку осознавать наличие у него прав.

Что касается развития осознания времени, то в представлении ребенка появляется прошлое. Он вспоминает и пытается понять его. Будущее же воспринимается по прежнему абстрактно, поэтому доводы “потом ты достигнешь…”, “в будущем ты сможешь быть..” до сих пор не являются мотиваторами к действиям и усилиям.

Меняются потребности ребенка и его стремления, а вместе с ними и меняются его отношения с людьми: родителями, учителями, сверстниками.

Мы уже говорили, что эти годы могут заложить прочный и здоровый фундамент взаимопонимания между родителем и ребенком. Но может быт и иначе. Отношения в период младшей школы могут быть накопителем конфликтов для взрыва в подростковый период.

В чем же секрет? В том, чтобы принять изменения в ребенке и не просто принять, но впустить его, изменившегося, в структуру новых взаимоотношений в семье.

Статус ребенка в семье должен быть повышен ввиду того, что он уже многое может и понимает. Возлагая на него обязанности, необходимо дать ему возможность также почувствовать и освоить его права.

Ребенок не всегда легко справляется с объективно возросшими нагрузками, ему необходим не только физиологически правильный режим нагрузки и отдыха (еда, сон, прогулки), но и психологический режим. Именно его обеспечивает чуткость родителей, их внимание к потребностям ребенка.

Признаками дефицита теплых и искренних отношений с родителями могут быть тоска по дому и падение интереса к учебе, школьные страхи, агрессия, плаксивость, требование нежности и ласки, поведение как у маленького ребенка.

Новым в системе отношений ребенка с людьми становиться и появление новой и весьма значимой фигуры – учителя. Дети в младшей школе относятся к учителю с огромным уважением, он становиться для них образцом и совершенством. Зачастую ,по мнению младшего школьника учитель знает и умеет абсолютно все. Учитель может быть для ребенка объектом подражания, тем за внешностью, поведением, мимикой которого внимательно наблюдают. Наиболее ярко все это заметно в первом классе, дальнейшим развитием этого процесса будет стремление ребенка заметить и обсудить достоинства и недостатки педагога, окончанием – умение сравнить своего учителя с другими учителями и родителями.

Процесс такого отношения к учителю – процесс естественный и очень важный для психики ребенка. Это учит ребенка умению уважать и ценить личность, помогает сформировать здоровое отношение к авторитету человека, к самой иерархической структуре. Для родителя важно не критиковать учителя, не обсуждать его при ребенке, а также с уважением относиться к инструкциям учителя и его типу преподавания материала. При этом важно и корректное и объективное обсуждение с ребенком недостатков или поступков учителя, в том случае, если об этом заговаривает сам ребенок.

Будучи очень значимой фигурой, учитель сильно влияет на самооценку ребенка. Поэтому так важно понимать, кто обучает ребенка в младшей школе и следить, чтобы фигура учителя не вызывала страха.

Отношения со сверстниками также изменяются уже из-за того, что они разворачиваются в рамках школьного обучения, системы внешних оценок, статусов и ролей. Становясь сложнее и многограннее, эти отношения продолжают быть игровыми.

Примерно с 8-9 лет дружба между детьми постепенно освобождается о влияния родителей. Дети оценивают друга уже по собственным критериям и соответсвенно выбирают для близкого общения понравившегося им, а не предложенного родителями ребенка. Этот момент очень важен и определяет совсем новый подход к общению с ровесниками.

Также общаясь с большим количеством сверстников дети 8-10 лет начинают на практике видеть и осознавать, что другие люди имеют отличную от их собственной точку зрения, вкусы, интересы. Принимая этот факт, дети значительно улучшают качество общения, начинают лучше понимать и интерпретировать эмоции других людей и, что особенно важно, учитывать их в диалоге и игре.

Все это предрасполагает к тому, что именно в этом возрасте, предваряющем подростковый кризис, можно заложить основу и развить эмоциональную компетентность ребенка, ответственность, осознание своих сил и умение просить помощи. Отношения и доверие, установленные в этом возрасте становятся наилучшей профилактикой проблем подросткового возраста.

Безусловно, бывает и иначе. Ребенок всех покоряет своей улыбкой, у него много друзей, он способен высказать свое мнение и просит так, что взрослый расплывается в улыбки. Бывают дети, которые не молчат от застенчивости у доски, и способны защитить себя в общении со сверстниками не при помощи кулаков. В чем же секрет? Неужели у них иные потребности и страхи? Ответ кроется вовсе не в необычности таких детей, а в развитом у них эмоциональном интеллекте.

Эмоциональный интеллект это способность определять эмоции свои и окружающих, понимать намерения, мотивацию и желания других людей и свои собственные, и, конечно, способность управлять своими эмоциями.

Если сказать проще, то это умение общаться, договариваться, отстаивать свое мнение и делиться с другими эмоциями, так же как понимать и слушать других. Понимание других людей позволяет ребенку комфортно и безопасно чувствовать себя в классе. Ведь все мы боимся прежде всего того, чего не понимаем. Умение определять свои эмоции и говорить о них позволяет ребенку не замыкаться в себе и переживать трудности, находя решение ситуации. У детей с развитым эмоциональным интеллектом легче проходит адаптация к любого вида изменениям, и проблемы подросткового возраста проявляются не столь остро.

Естественно все дети в процессе игры и общения достигают некоторго уровня развития эмоционального интеллекта. При этом исследования показывают, что дети, с которыми родители разговаривали про эмоции, обсуждали жизненные ситуации и применяли другие аспекты эмоционального воспитания, становятся эмоционально развитыми людьми. Они умеют лучше управлять своими эмоциями, успокаиваться быстрей в напряженных ситуациях, чувствуют себя спокойнее в различных социальных ситуациях.

При этом все это имеет влияние и на физиологические аспекты жизни ребенка. У эмоционально рзвитого ребенка выше способность к длительной концентрации внимания, он меньше болеет инфекционныи заболеваниями.

Развитие эмоционального интеллекта начинается с рождения и продолжается все детские годы ребенка. В возрасте 8-10 лет дети особенно чутки к всем компонентам эмоционального воспитания. Они хорошо распознают человеческие эмоции и готовы к тому, чтобы осваивать и применять самые различные способы поведения в ситуациях общения и эмоционально непростых ситуациях. Поэтому они стремяться к обсуждению этих вопросов с родителями, в этом возрасте именно с родителями и значимыми для них взрослыми. Период, когда они будут стремиться делиться лишь со сверстниками и противопоставлять себя родителям еще впереди. И это дает карты в руки родителям.

Также хорошее вляние на этот процесс оказывают специальные группы по развитию эмоционального интеллекта, на которых ребята могут потренироваться в самых различных способах поведения в спокойной доверительной атмосфере.

Возраст 8-10 лет самый спакойны…и необычайно важный в жизни ребенка, требующий внимательности и теплого отношения к эмоциональной жизни того маленького человека, кто и в подростковом периоде сможет остаться для родителей близким другом.

что нужно иметь в виду родителям

С какого возраста родитель противоположного пола должен перестать купать ребенка?

Считается, что это лучше перестать делать в момент, когда мальчик начинает переживать комплекс Эдипа, а девочка – комплекс Электры. Они выражаются в том, что сын влюбляется в маму, а дочь – в папу. В это время дети могут говорить примерно такое: «Мама, а когда ты умрешь, я выйду замуж за папу?» или «Я хочу жениться на маме, когда вырасту».

Если мама видит, что у сына появляется эрекция, когда она его купает, то ей лучше передать эту обязанность папе.

Так же стоит разделять купание братьев и сестер, даже близких по возрасту.

Что делать, если ребенок увидел, как родители занимаются сексом?

1. Нужно соблюдать технику безопасности, то есть закрывать двери родительской спальни на замок.

2. Если ребенок все равно зашел и увидел, то надо на наблюдать за ним. Как он отреагировал? В шоке он или нет? Что именно он увидел? Испугался ли? Если ребенок готов разговаривать, то можно объяснить ему, что ничего плохого не происходило.

3. Если после этого случая у ребенка появляются нервные тики, он начинает чесаться, делать повторяющиеся действия, ему сняться кошмары или он не может уснуть, стал бояться темноты, начался энурез – лучше отвести его к детскому психологу. С данными состояниями умеют работать профессионалы.

Как проявлять любовь друг к другу при ребенке?

Главное демонстрировать нежность, которая приемлема между всеми членами семьи, в том числе между родителями и бабушками, дедушками. Допустимы поглаживания по руке или по голове, объятия, поцелуи в щеку и лоб. Но проявлять свою сексуальность и страсть по отношению друг к другу при детях нельзя.

Начало темы в статьях «Три главные задачи в половом воспитании своего ребенка» и «Откуда я взялся?» и другие неудобные вопросы детей: учимся правильно на них отвечать». А более полная информация в программе «Это не Фрейд».

Семь поступков, которые делают только плохие мамы и папы

Не все методы воспитания детей одинаково полезны для выращивания из них гармонично развитых личностей.


В современном мире многие прежде привычные правила воспитания детей уже не кажутся правильными. Более того, некоторые из них педагоги и психологи склонны расценивать как жестокие.


Предлагаем ознакомиться с семью привычками родителей, которых сегодня смело можно назвать плохими. Вдруг вы и не знаете, что ТАК делать нельзя.


Итак, в 21 веке «плохие» родители…

шлепают своих детей по попе


В большинстве зарубежных стран такие методы воспитания расцениваются как насилие над ребенком. За это предусмотрены самые жесткие меры наказания взрослых, вплоть до изъятия у них «пострадавших» детей. В современном мире нужно растить ребенка в атмосфере любви и не допускать никакого насилия и агрессии в его сторону. Неважно, сколько лет вашему сыну или дочке, но он должен понимать ваши требования и выполнять их не из страха быть наказанным, а потому что знает – «мама/папа плохого не посоветуют».


…гуляют с ребенком, когда и как им удобно


К сожалению, сегодня не редкость – видеть на детской площадке поздно гуляющих малышей. При этом мамы часто оправдываются, что вышли на улицу, потому что ребенок не хочет спать. На самом деле же, наиболее частой причиной таких вечерних моционов нежелание родителей отрываться днем от своих «важных» дел. Помните, что педиатры рекомендуют начинать готовить ребенка ко сну уже в 7 часов вечера. Поэтому гулять с ним в 9 часов – однозначно не верное решение взрослых.


…жестко контролируют каждый шаг своего ребенка


Как правило, такие родители всеми силами стремятся завоевать звание «лучших». Они с малых лет ребенка вникают во все его игры, взаимоотношения со сверстниками, контролируют их безопасность на площадке. И это неплохо, пока стремление быть заботливым родителем не переходит в навязчивое желание подтолкнуть сына или дочь к «правильным» решениям, компании, увлечениям. Часто такие родители не стесняются просматривать соцсети детей, читают их личные дневники. Такая «забота» рано или поздно рискует перерасти в гиперопеку и естественным желанием ребенка будет лишь отдалиться от своих родителей.


…постоянно напоминают сыну или дочке, что они «всю жизнь положили на их воспитание»


Такие родители полагают, что их ребенок в полной мере «их». И он должен не только согласовывать с ними свои желания и решения, но и в будущем обязан им помогать, содержать, приезжать по первому зову.


…сравнивают своего ребенка с другими детьми


Фразы: «Соседская Лена лучше учится», «А Миша своей маме такой чудесный подарок подарил, а ты?» отбивают у ребенка всякую охоту дарить родителям свою искреннюю любовь. Ведь чем больше их сравнивают с другими мальчиками и девочками, тем больше малыш убеждается, что до их уровня воспитанности, хорошего поведения, отличной учебы и других положительных качеств, все равно никогда не добраться.


Психологи, кстати, рекомендуют родителям если и сравнивать своих детей с кем-то, то только с ними же самими, но в более раннем возрасте.


…не разрешают самовыражаться


Детей, которым родители запрещали в свое время коротко стричь или красить в экстремальный цвет волосы, экстравагантно одеваться, покупать вещи не такие как у всех, очень «видно» через 10-20 и даже 30 лет. Они могут до зрелого возраста всем своим видом выражать протест против родительского гнета, ведя себя и одеваясь так, как им хотелось, будучи подростками. Но следует помнить, что всему свое время. И 12-16 лет – как раз самое оптимальное время для проведения смелых экспериментов с внешностью. И задача родителей при этом не мешать детям искать себя и свой стиль.


…запрещают высказывать свое мнение


Конечно, втайне всем родителям было бы удобнее, если бы их дети всегда с ними соглашались. Но ни к чему хорошему это не приведет. Ведь так – в спорах, у детей формируется собственное критическое мнение. Оно помогает им в дальнейшем в самых разных ситуациях объективно оценивать обстоятельства и принимать верные решения.


Ранее «Кубанские новости» рассказывали как с помощью проверенных нашими предками способов стать богаче.

Психологи объяснили, как правильно рассказать ребенку о сексе

1–5 лет: «Ванькина штучка»

По наблюдениям детских психологов, в возрасте до 5 лет большинство детей замечают различия в физиологии мальчиков и девочек и задают соответствующий вопрос дома.

— Отдали четырехлетнюю дочку в садик, — рассказывает мама Инна. — И вскоре получили вопрос: «А что это у Вани в трусах за штучка?» Вроде законный вопрос, но мы все растерялись. Я ринулась к мужу, а он мне: сама отвечай, ты же мать! Смотрю, Даша-то наша прекрасно видит, как старших смутил вопрос про «Ванину штучку», и начинает еще больше интересоваться. Вот так и пробуждают в детях нездоровое любопытство! Пришлось срочно фантазировать, что девочек один аист приносит, а мальчиков другой, аисты берут их из разных мест, поэтому они разные. Даша пока этим удовлетворилась, но главные вопросы у нас еще впереди, есть время подумать, как отвечать…

Сегодняшние мамы и папы пытаются вспомнить, как сами узнавали «про это».

— Меня подруга в возрасте 4 лет просветила, что нас лепят из теста в специальных формочках, как куличики, — делится Ирина, которой сегодня под 30, — и на продажу в магазины. Для мальчиков одна формочка, для девочек другая. Мне этого объяснения лет до 12 хватило, такая была инфантильная!

— Мой папа был акушером-гинекологом, — вспоминает Евгения, у которой тоже подрастают два сына. — В нашей домашней библиотеке было много всего на деликатные темы. Лично я черпала информацию из этой литературы, как только научилась читать, а научилась очень рано. А до этого мама говорила, что меня нашли в капусте. Как человек с завышенной самооценкой, я не любила эту версию — меня, и вдруг в капусте!

— Мне в 3 года купили энциклопедию по половому воспитанию для детей, где все в картинках было объяснено, — вспоминает ныне 30-летняя Мария. — До сих пор перед глазами стоит одна из картинок в разрезе: мужчина, почему-то он был синий, на белой женщине, и его синий «прибор» протыкает почти насквозь. «А он ее не убьет?» — спросила я у мамы. На что мама объяснила, что в женском теле есть специальная дырочка. А книжку мою все ровесники рассматривали, как порножурнал, — ни у кого такой не было!

Многие родители, в том числе и звездные, активно обсуждают эту щекотливую тему в соцсетях. Некоторые мамы выступают за полную откровенность с детьми.

Например, Джессика Бил, жена Джастина Тимберлейка, уверяет, что начала просвещать их сына Сайласа с 2 лет: «Мы с Сайласом используем научные термины. Когда вместе моемся, я рассказываю ему, как устроено тело. Я понимаю, что, наверное, еще рано, но уверена, что стыдного в этом тоже ничего нет. Я просто объясняю ему, что он устроен так, а я иначе. Я уверена в том, что уважение к другим и к себе должно начинаться с самого раннего возраста».

Телеведущая Алена Водонаева считает, что надо объяснять как есть: «Быть ханжой, краснеющей от вопросов про секс и падающей в обморок от слова «писька», — верх тугоумия! Странно строить возвышенное лицо, когда дети хотят знать про секс. А уж если это ваши дети, то, простите, не от секса ли они появились? Не молчите, объясняйте, не осуждайте и всегда стучите, прежде чем войти!»

5–10 лет: «Петькины гадости»

— Наш сын Саша пошел в школу в 6 лет, — рассказывает 35-летний Анатолий. — Через неделю, когда мы с мамой расспрашивали его о школе, он вдруг сказал, что ему все нравится, кроме одноклассника Пети, который говорит гадости про его родителей. Оказалось, Петя решил объяснить ему, что делали родители, чтобы он, Саша, родился. И объяснил довольно-таки натурально и правдиво. Сашка обиделся и заявил, что его родители ничего такого не делают. А Петя сказал, что «все взрослые так делают детей». Пересказывая нам это, Сашка называл Петькины слова «гадостями», но сам смотрел на нас вопросительно. Мы с женой поняли, что сын ждет от нас опровержения или подтверждения, а промолчать сейчас — значит оставить вопрос открытым. И мы с женой на пару исполнили что-то вроде того, что, когда все в доме засыпают, мама с папой тоже ложатся в постель, крепко обнимаются и загадывают ребеночка. К сожалению, мы не были готовы, поэтому наше объяснение получилось невнятным, да еще мама некстати покраснела.

Многие родители ищут друг у друга советов в тематических чатах, заодно делясь полезным опытом и забавными историями.

«То, что дети берутся из магазина, срабатывает только до четырех лет, — пишет мать двоих, сегодня уже взрослых дочерей Елена. — А когда в детсадовской группе за одним мальчиком мама беременная стала приходить, пришлось срочно перестраиваться и говорить, что ребеночек берется из животика мамы».

— Старший сын спрашивал, откуда дети берутся, лет с трех, — рассказывает мама двух сыновей Евгения. — Я объясняла, что, мол, каждый человек состоит из клеточек. Мамина и папина клеточки соединяются, делятся пополам, в мамином животике растет новый организм. Сначала человечек как рыбка — с хвостиком. А постепенно становится все больше похож на человека. К счастью, вопрос, каким образом папина клеточка попадает в животик к маме, пока не возник. А когда вопрос в лоб задаст, дам умную книгу. Младший сын в три года думал, что малыш выходит из земли, прорастает, как росток. Сейчас, когда старшему 8, а младшему 5, я информацию частями выдаю, по требованию. Сегодня оба знают, что в яичках у них семечки, из которых потом получатся детки.

— Когда сыну было лет 8–9, — вспоминает Вероника, — я спросила, знает ли он, откуда берутся дети. Он ответил: «Да знаю, мам, и мне это очень гадко!»

Даже известные мамочки не гнушаются консультироваться по деликатным вопросам в соцсетях.

Например, актриса Екатерина Волкова, столкнувшись с вопросом дочери Лизы, откуда берутся дети, попросила совета у своих подписчиков в Инстаграме, а потом поделилась результатом: «Я сказала, что когда мама и папа друг друга сильно любят, наступает наивысший момент счастья, когда Вселенная останавливается, вы долго смотрите друг другу в глаза, и Боженька видит вашу большую и сильную Любовь! И посылает ребеночка. Еще совсем только крохотного — в виде эмбриончика. И если чувства большие и проверяются не одним этим счастливым мигом, но и в горе и радости, эмбрион начинает расти, и через 9 месяцев он вырастает в младенца, который маякует — все, я созрел! Меня можно доставать! И сучит там внутри ножками и ручками. И начинаются роды». Лизу объяснение устроило.

Своим подходом к обсуждению с детьми щекотливых тем телеведущая Тутта Ларсен делится в своем Инстаграме: «Вывести тему секса из контекста стыда и непристойности на уровень нормы и снять нездоровый ажиотаж мне помогали «официальные» термины… Все эти научные слова хороши для рассказа ребенку о сексе, потому что не вызывают непристойных ассоциаций. Легализуют тему. Плюс правила. Как и с едой: мыть руки, обрабатывать продукты термически, есть не на полу и не руками и т.п. В сексе есть свои правила, в том числе и гигиенические. Какие именно — это правила вашей семьи».

Певица Ирина Салтыкова вспоминает, как «объяснилась» со своей дочерью Алисой при помощи книги: «Однажды увидела в магазине книжку о сексуальности, о том, что родители должны все объяснять детям, с надписью «Для детей с 7 лет». Я купила и в семь лет Алисе эту книгу дала».

10–14 лет: «Что это со мной?»

— Как-то я заметила, что сын ходит как в воду опущенный, — делится мама 14-летнего Игоря. — На вопросы не отвечал несколько дней и выглядел все более подавленным. А потом не выдержал и говорит: «Мама, я, кажется, болен!» Оказывается, муж не предупреждал его о ночных поллюциях (непроизвольное семяизвержение. — Авт.)! А я, признаться, понадеялась, что отец и сын обсудили это без меня, в мужском кругу. Пришлось объяснять как умела. Игорь сказал, что сам посмотрел бы в Интернете, но он даже самого слова «поллюция» никогда не слышал. Странно, конечно, что друзья не просветили. Хотя он довольно закрытый мальчик, скорее всего, такие темы он с товарищами не обсуждает.

Девочки-подростки чаще обсуждают друг с другом особенности своего взросления, но и их мамы порой попадают впросак.

— Я, конечно, рассказывала дочке о том, что скоро у нее начнет увеличиваться грудь и придут месячные, — рассказывает мама 13-летней Оли. — Но как-то упустила тему волос, появляющихся в этот период подмышками и на ногах. И в результате однажды дочь пришла ко мне в слезах. Оказывается, она рассмотрела меня, ничего подобного не обнаружила и решила, что такое «уродство» только у нее. Удивительно, ведь по ТВ столько рекламы про эпиляцию! Пришлось наверстывать упущенное. Жаль, что дочка уже успела пережить стресс на эту тему, а все из-за моей недальновидности.

Родители на форумах единодушны в том, что предупреждать подростков о физиологических изменениях их тела и организма необходимо. Но часто затрудняются, как поделикатнее это сделать.

— Я до сих пор вспоминаю свое потрясение от маминой «заботы»! — признается ныне 29-летняя Алла. — Мама никогда со мной не говорила ни о месячных, ни о ПМС. О первом меня предупредила бабушка, о втором — подруги. Зато когда лет в 15 я чем-то отравилась и меня тошнило, мама пришла в мою комнату и предложила «поговорить по душам». После чего спросила, не беременна ли я! Я тогда очень на мать обиделась. Если хочешь доверительные отношения с дочерью, начинай с самого начала, предупреждай о том, что будет, поддерживай. А не тогда приходи, когда испугалась, что дочка залетела!

Главный внештатный психиатр Минздрава РФ Зураб Кекелидзе поддерживает пилотный проект «основ сексуального воспитания» и уверен в том, что детей необходимо сексуально просвещать в школе, в том числе предупреждая о том, как с возрастом станет меняться их организм: «Многие родители детям ничего не рассказывают. Особенно девочкам — о том, что у них должны появляться менструации. А девочки страшатся этого. Мальчики-подростки должны быть готовы к тому, что этим летом у них должны появиться прыщи, оттопыриться уши, начнет ломаться голос. То же самое касается и девочек, у которых меняются формы. И должен быть психолог, который скажет: это нормально, это должно быть, вы растете».

Певица Маргарита Суханкина вспоминает, как сама со всеми вопросами «про это» шла во двор: «Старшая сестра моей подруги училась в мединституте, дома у них всегда была литература о строении человека, и все свои первые знания мы черпали оттуда. К сожалению, в те времена ни у учителей, ни у родителей было не принято разговаривать с детьми на такую тему. А если взрослому даже задашь вопрос, то получишь ответ про «капустные грядки», а то еще и отругают за излишнее любопытство. Поэтому со всеми вопросами — во двор! Честно говоря, сейчас я и сама не готова рассказывать своим детям всю правду. Родителей можно понять: они могут стесняться, подбирать неправильные слова. Мне кажется, это дело следует доверить профессионалам. И классно было бы не только детям давать «уроки полового воспитания», но и их родителям объяснять, как доносить эту информацию до чад».

14–18 лет: «Мама, это любовь?»

Иногда на вид подростки кажутся очень взрослыми, но по сути еще остаются детьми. И недетские вопросы из их уст ставят родителей в тупик.

— Мы с дочерью всегда откровенно обсуждали все вопросы пола, — вспоминает мама 15-летней Светы. — Но недавно она задала мне вопрос: «Мама, а правда, что мужчину можно удержать только сексом?» У меня случился ступор! Вроде бы объяснить, что такое любовь, не сложнее, чем рассказать про физиологию интимных отношений. Столько литературы, фильмов на эту тему. Но как только начинаешь объяснять, сама слышишь, что говоришь фальшиво и напыщенно. Я сказала лишь, что удерживать мужчину, который тебя не любит, не стоит… А дальше запуталась.

В «мамском» форуме рассказывают, как 16-летний сын огорошил отца заявлением: «Парни говорят, что если с девчонкой хочется встречаться больше двух недель, значит, любовь настоящая и уже можно с ней спать. А мы с Катей уже третью неделю ходим гулять».

В обоих случаях своими вопросами подростки как бы приглашают родителей разделить ответственность по поводу отношения к половой жизни. И здесь важно не скатиться к морализаторству, а донести до чада важность, ценность и прелесть истинных чувств, проверяемых временем. Увы, по их собственному признанию, далеко не все родители достойно справляются с этой задачей.

Детский психотерапевт Евгения Дрозд — по семейному статусу мама девятиклассницы и поддерживает идею полового просвещения в школе:

— Я не вижу ничего плохого в новом предмете — по крайней мере, в том виде, в каком он пока заявлен. Я сама окончила школу в 1987 году, и последние два года (9–10-й класс) у нас был предмет «Этика и психология семейной жизни». Подозреваю, что сегодняшняя «Психология» — некий ренессанс той дисциплины конца 80-х. Мы очень любили этот предмет, потому что там с нами откровенно говорили о том, о чем умалчивали родители и шептались сверстники. Конечно, сегодня дети и подростки получают куда больше информации «про это» из Интернета, ТВ и прочих «свободных источников». Но, на мой взгляд, она сопоставима с той «улицей», откуда черпали информацию мы, и точно так же подлежит грамотному толкованию. У нас была симпатичная молодая «этичка», окончившая нашу же школу, которая рассказывала нам об особенностях полового созревания (для этого девочек и мальчиков разделяли), а на общих уроках читала вслух Бунина и другие рассказы о любви, пробуждавшие самые тонкие струны души. Столько лет прошло, а мы, встречаясь с одноклассниками, до сих пор вспоминаем те уроки с благодарностью.

— Мне кажется, что многие родители недооценивают или неверно толкуют сам смысл уроков полового просвещения, — считает психолог-практик Елена Пиховкина. — Новый предмет введен для того, чтобы обеспечить детям безопасность — в том числе и в общении со сверстниками, в обществе, в Интернете. Не случайно в дисциплину «Психология» влились и преподаваемые ранее отдельно ОБЖ — «Основы безопасности жизнедеятельности». А чтобы предостеречь ребенка, его надо вооружить знаниями, которые на специальных уроках донесут до школьников специально обученные люди. Далеко не каждый родитель может самостоятельно внятно просветить чадо по поводу анатомии человека, особенностей полового созревания, беременности и родов, заболеваний, передающихся половым путем (ЗППП) и борьбы с ними, необходимости контрацепции, сексуальной ориентации и этики взаимоотношений с партнером. А это и есть то самое «половое воспитание», которое в итоге получают все дети, но только одни формальным путем (в школе, из книг, от грамотных родителей), а другие неформальным — от сверстников, во дворе, в лагере, а сегодня главным образом в Интернете. И какой именно будет эта «неформальная» информация и как она повлияет на вашего ребенка — неизвестно! Я бы доверила этот деликатный вопрос профессионалам.

Профессор сексологии Евгений Кащенко, предвидя затруднения российских родителей, собрал все взрослые ответы на детские вопросы в одну книгу, написанную им в соавторстве с коллегой А.Н.Котенёвой «Половое воспитание детей и подростков».

Согласно мировой статистике, в странах, пропагандирующих сексуальную грамотность среди несовершеннолетних, существенно ниже количество подростковых беременностей, родов, абортов и венерических заболеваний. Рассмотрим географию полового просвещения.

В Германии половое воспитание обязательно для всех школьников, знания по всем гендерным вопросам маленькие жители страны получают с самых младших классов. В начальной школе используются мультфильмы и книги с картинками, иллюстрирующие различия между мальчиками и девочками и рассказывающие, как у них во взрослом возрасте появляются дети. Затем добавляются документальные фильмы и лекции об особенностях пубертатного периода и взросления, о выстраивании первых отношений, о недопустимости насилия. В старших классах подросткам подробно и наглядно рассказывают о беременности и абортах, венерических болезнях и контрацепции, гомосексуальности и рисках, с нею связанных. По «половому воспитанию», как и по другим предметам, в немецких школах ставят оценки, проводят контрольные и экзамены.

Самым низким в мире уровнем беременностей и ЗППП у подростков могут похвастаться Нидерланды. Свои первые знания по половому вопросу юные голландцы получают в возрасте 4–7 лет, начинается просвещение с информации об особенностях тела. Дошкольникам и младшим школьникам демонстрируют обучающие мультфильмы, в старших классах сексуальное воспитание является частью курса биологии.

Более 40 лет сексуальное просвещение — часть школьной программы во Франции. С 8-го класса во французских школах отводится на этот предмет 40 часов, особое внимание уделяется контрацепции и уважению к партнеру и его чувствам.

В Великобритании в ходу несколько вариантов программы полового просвещения (для светских и религиозных школ), и везде она добровольная — каждый родитель может письменно освободить своего ребенка от посещения таких уроков. Для тех, чьи родители не против, проводятся лекции о физиологии половых отношений и беременности, курс не предусматривает контрольных и оценок. Вопросы контрацепции и безопасного секса учитель может поднять, отвечая на вопросы класса. Если верить социологическим опросам британских подростков, они сами стремятся получать в школах больше информации по вопросам пола.

В США программа полового просвещения школьников зависит от штата, типа школы и от руководства школы. В американских школах с «полным циклом полового воспитания» ученики с 3-го класса получают сведения о различиях между полами, беременности, родах и абортах, заболеваниях половой сферы, контрацепции, сексуальной ориентации, насилии и пр. Существуют в Америке и школы, где курс сексуального воспитания именуется «ограниченным воздержанием», — как правило, это связано с религиозной принадлежностью семей, чьи дети посещают данную школу. «Ограниченный» курс занимает всего два года в старших классах и сводится к «внушению воздержания» — тому, что в интимные отношения до законного брака вступать нельзя. Однако последствия такого шага учитель не уточняет и не описывает.

В школах Китая, Японии и ряде стран Юго-Восточной Азии (Таиланд, Филиппины, Сингапур, Малайзия) упор делается на изучение физиологии процесса интимных отношений. Считается, что дети должны это знать, чтобы злоумышленники не могли воспользоваться их неведением. Физиологические сведения дополняются информацией о рисках для здоровья. Что касается высоких чувств, предполагается, что о них маленькие азиаты узнают из курса литературы.

В странах Африки школьников никогда не просвещали по половым вопросам, пока не столкнулись с эпидемией ВИЧ. Тогда на помощь африканским школам пришел Красный Крест с программой снижения роста заболеваемости СПИДом и подростковых беременностей. С тех пор в течение уже 30 лет африканские школьники получают необходимые сведения по безопасности секса — правда, не от отечественных педагогов, а от добровольцев из общественных организаций.

Ровным счетом никаких знаний по вопросам пола и безопасности интимных отношений подрастающему поколению не дают в Бангладеш, Непале и Пакистане. Подобных предметов нет ни в школах, ни в вузах.

Ну а мы со своим пилотным проектом «основ сексуального воспитания» в школах сейчас решаем, к кому из них присоединиться.

Правила воспитания девочек в XXI веке

11 октября — Международный день девочек, который направлен на защиту представительниц женского пола.

Нормы воспитания девочек сильно поменялись: раньше хорошей дочерью считалась послушная и тихая скромница, у которой было мало прав и много обязанностей с раннего детства. Сегодня мы внушаем дочерям уверенность в себе и своих правах, чтобы они реализовали себя в личной жизни и карьере. Собрали для вас советы из наших книг о том, как воспитывать девочек в XXI веке.

На основе материалов из книг:

Назад
Вперёд

 

В корзину

Уменьшить

0
шт.

Увеличить

 

 

В корзину

Уменьшить

0
шт.

Увеличить

Дети боятся наказаний и не любят их. Обсуждать вместе серьёзные проступки — нормально. Но когда ребёнку, особенно девочке, внушается страх за любое озорство и незначительное нарушение правил, есть опасность того, что он не исчезнет во взрослой жизни. Девочка вырастет в страхе, что окружающие не будут любить её, если она перестанет быть «хорошей девочкой» хоть на миг.

Если девочка растёт в полной семье, то совместное воспитание обоими родителями подразумевается само собой. Говорить в сложной ситуации «Я спрошу у папы» не совсем верно. Во-первых, вы теряете свой авторитет, а во-вторых, ваша дочь привыкает к тому, что закулисные интриги с преобладающим мнением отца, и есть истина.

Популярную сказку о Золушке знает каждая маленькая девочка. В книге воспевается усердие и послушание несчастной падчерицы, вынужденной прислуживать мачехе и сводным сёстрам. Но смысл сказки в другом: к Золушке пришёл успех тогда, когда она устала быть послушной. Золушка не стала плохой — она стала активной. Оставляя в карманах фартучков ваших дочек место для хрустального башмачка, учите их стараться. Не для того чтобы быть «хорошей», а для того чтобы добиться своего.

Самое интересное — у вас в почте.
Отправляем дайджест лучших статей раз в две недели.

Заполняя эту форму, я подтверждаю,
что ознакомился с Правилами сайта,
и даю согласие на обработку
персональных данных.

reCAPTCHA используется в соответствии с Политиками и Правилами использования Google.

отправить

Спасибо за подписку!

Человеку свойственно ошибаться, тем более если это маленькая девочка. Важно после каждой ошибки обсуждать вместе с дочерью, почему это произошло и как ей поступить в следующий раз. В конце разговора обязательно дайте понять ребёнку, что по-прежнему верите в её силы и уверены в ней. Это поможет девочке не избегать ошибок и риска, а учиться на них.

«Исследования показывают, что, когда мальчик терпит неудачу, он относится к ней спокойно. Он считает, что просто недостаточно старался. Ну а когда девочке что-то не удаётся, она полагает, что всё случилось из-за её небрежности. Она начинает верить, что ей не хватает умений».

Кэти Кей

Автор книги «Сама уверенность»

Такая установка заслоняет собой много возможностей. От природного кокетства никуда не уйти, главное — не делать его самоцелью. Поддерживайте в девочках стремление к самоопределению, независимости и поискам себя с малых лет. Обратите внимание на те качества, которые в будущем помогут дочери быть самодостаточной, а не привлекательной для мужчин.

Слова «Ты же девочка, ты не должна злиться» также относятся к разряду устаревших. Подавляя злость в детстве, выросшая девочка будет точно так же глотать и замалчивать обиды на мужа, коллег и босса, что в итоге может привести её к депрессии или повышенной тревожности.

«Большинство женщин боятся собственной ярости. Это обусловлено стереотипами общества, в котором они живут. Так повелось, что взбешённый, кипящий от ярости мужчина воспринимается вполне нормально».

Уте Эрхардт

Автор книги «Хорошие девочки попадают на небеса, а плохие — куда захотят»

Умение сказать «нет» — это первый шаг на пути от послушной девочки к свободной. Оно научит малышек отклонять те требования, которые им не по силам, и отстаивать свои границы. В будущем девочка научится отказывать подруге, которая вечно клянчит её туфли и приносит их ободранными, коллеге, который перекладывает на неё свою работу, и мужчине, подавляющему её личность.

Когда из раза в раз вы всё решаете за свою дочь, она привыкает к такой модели поведения и уже не хочет думать о проблемах сама. Это приводит к тому, что в будущем девочка не будет следовать своим желаниям: она будет бояться их воплотить в жизнь без указки родителей. Повторение одних и тех ситуаций создают у девочки стереотип: она заранее соглашается с тем, что ничем не может себе помочь, и ждёт помощи от других.

В мире, где господствуют мужчины, девочке трудно ощутить свою значимость. Постарайтесь внушить ей, что она может быть с мужчиной наравне или даже главной: в школе, вузе, кругу друзей или на работе. Научите её говорить с миром «на ты» и согласиться с тем, что мужчина занимает важное, но не всегда главное место в её жизни.

«Мужчина с миром на «ты», потому что искренне считает себя равным ему. Женщина — на «вы», точно так же искренне подозревая, что не «доросла», что её место где-то пониже. Подчиняясь древним инстинктам, она не ощущает себя главной, даже если на её банковском счёте лежит честно заработанный миллион».

Ирина Хакамада

Автор книги «Дао жизни»

Мальчишки закаляют характер с самого детства через постоянные драки и насмешки. В будущем это помогает им не пасовать перед трудностями. Девочки обычно ищут похвалы и избегают критики, поскольку более ранимы. Психологи считают, что подобный подход к жизни, усвоенный на детской площадке, в дальнейшем часто позволяет мужчинам пропускать язвительные замечания мимо ушей. Научите свою дочь не замыкаться в себе, а отвечать на нападки окружающих.

Главное — покажите девочкам, что вы их любите. Любовь защищает в любом веке.

Рекомендуем книги:

Назад
Вперёд

 

В корзину

Уменьшить

0
шт.

Увеличить

 

В корзину

Уменьшить

0
шт.

Увеличить

 

Обложка: by Harun Rosyid/Dribbble

Детская ревность: рекомендации для родителей состоявшихся и будущих

В словаре русского языка С.И. Ожегова это чувство определяется так: «I. Р’евность, -и, ж. Мучительное сомнение в чьей-н. верности, любви. Семейная драма на почве ревности. II. Р’ЕВНОСТЬ, -и, ж. (устар.). Усердие, рвение. С ~ю взяться за дело» (Ожегов С.И. «Словарь русского языка», 1988).

По мнению психологов, ревность, конечно же, негативно окрашенное чувство, которое, возникает при ощущаемом субъектом недостатке внимания, уважения или симпатии со стороны ценимого человека, и в первую очередь со стороны того, кого он любит. Патологическую ревность психиатры склонны рассматривать как симптом психического нарушения, поскольку желание безраздельно распоряжаться всеми силами, душевными и телесными, другого человека и всем его временем на фоне жуткой  недоверчивости, подозрительности, мучительных сомнений в чьей-либо любви и верности зачастую может подтолкнуть ревнивца на преступление (в некоторых странах в уголовном кодексе есть статьи, определяющие наказания за убийства и другие преступления на почве ревности). Вольтер когда-то заметил: «Бурная ревность совершает больше преступлений, чем корысть».

И хотя всегда считалось, что ревность является показателем силы любви («Ревнует – значит, любит»), в последних исследованиях неоднократно показано, что  ревность, как правило, показатель эгоизма, своеобразное поддержание образа себя, собственной личности. Самолюбие и высокие амбиции являются основой для возникновения ревности, а раз так, то ревность скорее есть страх потери, чем демонстрация любви. Необоснованные и частые проявления ревности свидетельствуют, прежде всего, о неверии в собственную способность удержать взаимные отношения при даже незначительном соревновании. Д. Дидро писал об этом чувстве так: «Ревность – это страсть убогого, скаредного животного, боящегося потери; это чувство, недостойное человека, плод наших гнилых нравов и права собственности, распространенного на чувствующее, мыслящее, хотящее, свободное существо» (Длугач Т.Б. «Дени Дидро», 1975).

Ревность у ребенка возникает, когда ему кажется, что родители уделяют больше внимания его братьям или сестрам. Ревность к сиблингу (сиблинги или сибсы (англ. siblings, sibs – брат или сестра) – генетический термин, обозначающий потомков одних родителей, т.е. это –  родные братья и сестры, но не близнецы) довольно широко распространена (не так уж и редки случаи разных способов избавиться от брата/сестры самостоятельно: попытка выбросить его/ее в форточку, оставить в коляске на улице, или постоянные просьбы к родителям: «Давай отдадим его обратно», «Пусть он живет у бабушки» и т.п.). И нередко – к будущим: «Мама, не хочу, чтобы ты рожала брата/сестру»; «Мне никто не нужен»; «Вам хватит и меня одного»; «Я не буду его любить»).

Между тем, не реже бывает и ситуация противоположная: маленькие дети просят родителей «купить» им братика или сестренку. При этом просящий ребенок окружен общим вниманием, живет в достатке. Но он все же одинок, не имея тех отношений, которые бывают между детьми в семье, и которые взрослые заменить не могут. И это не только вопрос общения. Часто ребенок имеет потребность о ком-то, более слабом, хуже умеющим что-то делать, заботиться, его защищать. Благодарность и уважение младшего – награда для него, особенно в контексте самоутверждения, личностного роста. Я, как детский психотерапевт, часто использую это, говоря шестилетнему мальчишке: «Старший брат – это не простое дело! Это – профессия. Для младшего брата ты – пример для подражания, наставник. Для младшей сестры – защитник, опора. Младшие ведь всегда берут пример со старших, уважают их, восхищаются ими даже, если старшие этого заслуживают. А обижать младших, отбирать у них игрушки, драться с ними – нечестно: ведь ты же заведомо сильнее, умнее, опытнее. А значит – бой неравен!».

Если родители по разным причинам не решаются на второго ребенка, просьбы о братике или сестренке становятся все более редкими, ведь единственный ребенок привыкает к своему исключительному положению, когда в семье всё для него. Еще хуже, если такое положение приводит к неверной оценке им своей личности. «Раз всё для меня, значит я – основа благополучия в доме, мерило удовлетворенности родителей, вся любовь и внимание которых – мои!», — так формируется личностная оценка первенца, особенно в условиях гиперопеки со стороны значимых взрослых. Эта самооценка – эгоистична. А мы ведь уже говорили выше: ревность – показатель эгоизма. В своей недавно вышедшей книге мы написали: «Инстинкт альтруизма (любви к людям и миру) – единственный из всех, лишенный эгоизма… Инстинкт альтруизма социализирует эгоцентрическую сущность всех остальных инстинктов… Обладающий им, посвящает свою жизнь опеке, защите слабых, обездоленных, несправедливо обижаемых. Те, у кого он выражен, достойны уважения, и даже –  восхищения!.. Общаться с людьми необходимо с чувством собственного достоинства, но без эгоизма. Эгоистов не любят. Эгоист одинок. Поступай с другими так, как ты хотел бы, чтобы поступали с тобой… Крайняя степень эгоизма – эгоцентризм… Невроза не бывает у уверенных в себе, у подготовленных к реальной жизни, у способных нормально и достойно адаптироваться в жизни, а главное, у людей, лишенных эгоцентричности! Ребенок должен любить себя, для него естественна толика эгоизма! Но эгоизма не такого, когда он равнодушен ко всем вокруг себя, когда все мысли и чаяния только о себе, когда интересует только одно: а что это даст мне? Тот, кто интересуется всем вокруг себя, кто любознателен, кто чувствует чужую боль, кто искренне сочувствует чужому несчастью, кто любит и бережет природу, кто оптимистичен, способен любить других так же, как себя – невроза не имеет, как не имеет он и предневроза!» (Гарбузов В.И., Фесенко Ю.А. «Неврозы у детей», 2013).

Часто родители единственного ребенка опасаются именно детской ревности, когда задумываются о рождении второго, ведь они знают не об одной истории о ее проявлениях в других семьях, причем – «самых ужасных». Они задумываются над тем, как можно преодолеть те трудности, которые неизбежно возникнут, тем более, если осознают «исключительное положение» первого ребенка, воспитанного ими.

Мнения о том, когда надо рожать второго ребенка, через какое время после рождения первого, разнятся. Некоторые ратуют за разницу в 1-2 года (т.н. «погодков»). Но в этом случае первенец сам еще мал, несамостоятелен, нуждается в опеке. Сможет ли он заботиться о младшем, защищать его? И где гарантия, что при такой разнице в возрасте не будет ревности? Уже не как к младшему, а как к равному сопернику, конкуренту за игрушку, место за столом, шоколадку. А если второй родится, когда первенец уже пошел в первый класс? Да, в этой ситуации он действительно старше и опытнее, его социальный статус школьника выше и почетнее. Вместе с этим он приобретает «взрослые» обязанности, «взрослеет» и круг его общения, у него появляются серьезные дела, которым младший только мешает, а часто – «занимается порчей»: рвет тетрадку, размалевывает альбом с домашним заданием фломастерами, таскает из портфеля ручки, линейку, куда-то их пряча.

Так каков же ответ? Совсем недавно английские ученые-социологи, любящие изучать всё на свете, выяснили, что сиблинги наиболее благополучны в социуме, если разница между ними около 4,5 лет. При этом особо учитывалось состояние дел у младшего, благополучие которого во многом, как считают англичане, зависит от старших брата/сестры, посвятивших часть своего времени на помощь и поддержку младшего без всякой ревности. И все же такие исследования не претендуют на стопроцентную достоверность, а потому самое разумное – ориентироваться на вашего первенца, то есть на то время, когда он стал просить вас о сестре/брате. Чаще всего это возраст 3-6 лет, когда появляется самосознание, закладываются первые черты личности, «звучит» социальный статус – «старшая группа» детского сада, появляются ощущения нужности кому-то в виде поддержки, защиты, помощи, в отдаче «душевного тепла».

Здесь необходимо сказать и о том, какими способами можно стимулировать у ребенка желание иметь малыша в семье. Начинать желательно с периода беременности мамы, превратив его в светлый, радостный период жизни всех членов семьи. В доступном виде объяснив первенцу, как происходит формирование маленького организма, необходимо дать понять ему, что и он некоторое время назад прошел этот путь, чем обрадовал папу, маму, бабушек и дедушек. В атмосфере всеобщего праздничного ожидания рождения надо ежедневно заботиться о спокойствии мамы, о ее самочувствии, поскольку на ней теперь лежит ответственность и за растущего в ее организме малыша. Неплохо по вечерам разыгрывать сценки из недалекого будущего, где у всех членов семьи будут свои взаимоотношения с мальчиком/девочкой, ставшими новыми членами дружной семьи, где каждый и все вместе будут его кормить, купать, качать, петь ему колыбельную, читать сказки, гулять с ним. Результатом такой семейной «политики» должно стать то, что ревность со временем может трансформироваться в покровительственную заботу старшего ребенка о младшем.

Есть опасность, что проблемы ревностного отношения возникнут и с приносом малыша из роддома домой, когда появится объяснимо повышенное внимание к нему со стороны всех членов семьи. И нет ничего противоестественного, если в поведении старшего появятся нотки ревности, а в газах его промелькнет обида. В эти дни, как никогда, необходимо быть внимательными, нежными, ласковыми и со старшим, не забывая о том, что детская ревность имеет свойство исчезать при получении определенной порции внимания и доброго отношения родителей. Важно, вспомнив подготовительные ролевые игры, привлечь старшего ребенка к всеобщей радости, что-то вместе с ним сделать для малыша, не бояться дать детям побыть рядом. И если не произносить ежедневно: «Ты теперь большой, ты должен, не до тебя», не давать старшему отстраненно скучать, тосковать в другой комнате, ревность так же быстро, как появилась, и пройдет.

Говоря об эгоизме (и в этом контексте – о ревности), мы уже упоминали, что он может стать причиной возникновения невроза. Для примера скажем о довольно часто встречающихся в практике детского психотерапевта случаях невротического энкопреза (недержания кала), причиной которого стала ревность по отношению к младшему брату/сестре, недавно появившихся в семье. Старший ребенок, на подсознательном уровне становясь младше, начинает и вести себя, как несмышленый малыш: просит, чтобы его (семилетнего!) кормили с ложечки, начинает сюсюкать, как полуторагодовалый, обмачивает трусики или пачкает их калом, привлекая тем самым к себе внимание родителей, которые, как ему кажется, отдалились от него, стали меньше его любить и отдают все свое время заботе о младенце. В упомянутой выше книге «Неврозы у детей» мы пишем о невротической реакции, вызванной ревностью: «Мотивы истерического энкопреза эгоцентричны, пронизаны невротической (истерической) борьбой за безраздельное, тотальное внимание матери. Клиническая симптоматика такого невроза имеет конкретного адресата и ориентирована на личностные особенности матери – на ее тревожность в отношении здоровья своего ребенка. Клиника энкопреза истерически демонстративна, целенаправленна, например, на то, чтобы изгнать из квартиры и, соответственно, из круга интересов матери отчима или младшего брата. При энкопрезе кал выделяется постоянно, малыми порциями, а больной не замечает этого, «не чувствует дурного запаха». Такова при энкопрезе в рамках истерического невроза психологическая защита. Штанишки ребенка постоянно измазаны калом, что вызывает беспокойство матери, так как он, по ее убеждению, «болен, и болен серьезно». В результате мы наблюдаем постоянную заботу о диете ребенка, регулярное назначение ему всевозможных слабительных средств, постоянное использование клизм, многократную за день смену трусиков. Забота о «регуляции» стула полностью захватывает мать, она становится рабой «болезни ребенка».

Если «истерическая цель» энкопреза – изгнать «младшего брата», то достигается переключение внимания матери с «маленького, но здорового» на «хоть и старшего, но больного». Если «истерическая цель» энкопреза – изгнать отчима, то тяжелый запах в квартире, где испачканные трусики, спрятанные ребенком в шкаф, под кровать, под матрас, быстро выживут из квартиры всех, кроме родной матери. Результат в обоих случаях один – достигнута «истерическая цель» (Гарбузов В.И., Фесенко Ю.А. «Неврозы у детей», 2013).

Хорошо, если это будет лишь невротической реакцией, которая исчезнет с тем, что родители, поняв причину, станут уделять старшему ребенку больше внимания, пусть иногда и излишнего, вовлекут его в процесс совместной заботы о малыше, а позже – и совместного воспитания. Это, в свою очередь, разовьет в их сыне/дочери способность к сопереживанию, доброте, умению жертвовать своими интересами не только в собственной семье, но и за ее пределами («инстинкт альтруизма»). Тогда не будет и невроза, истерического «бегства в болезнь», а значит – и патологического формирования характера.

В том случае, когда ситуацию невозможно изменить собственными усилиями (причин для этого может быть множество), а невротические реакции переходят в более тяжелые, затяжные формы, не бойтесь обратиться за помощью к детскому психологу, психотерапевту. Психолог сможет провести психодиагностику (исследовать личность ребенка, уровень его тревоги, провести диагностику внутрисемейных взаимоотношений) и по ее результатам – психокоррекцию (индивидуальную, семейную, групповую). Психотерапевт сегодня «вооружен» самыми современными и эффективными психотерапевтическими методиками, и открытое сотрудничество с ним принесет успех в лечении невроза и в оптимизации психологического климата в вашей семье. Возьмитесь вместе со специалистом «за дело с усердием» (вспомните устаревшее значение слова «ревность», придав своими усилиями ему положительное значение). Не следует забывать, что скоро (мы знаем, как летит время!) ваш сын или ваша дочь сами станут отцом и матерью, а значит, положительный опыт, приобретенный в детстве, они смогут использовать при строительстве семьи собственной. И не забудем Экзюпери: «Мы все родом из детства» (Антуан де Сент-Экзюпери «Маленький принц», 2003).

Как воспитать самостоятельного и ответственного ребенка? 10 советов

Быть ответственным — значит уметь самостоятельно принимать решения и осознанно их выполнять. Самостоятельность — это не тяжкое бремя, а система полезных и важных для дальнейшей жизни навыков и ценностей. С ними будет легче и комфортнее жить, заводить друзей и добиваться целей.

Именно к такому понимаю должен прийти ребенок. Он должен осознать, что ответственность дает человеку уважение со стороны окружающих, уверенность в себе и своих силах, возможность самоконтроля и контроля над разнообразными жизненными ситуациями, а также вносит смысл в саму жизнь. Детям, как и нам всем, нужно чувствовать, что они важны для этого мира и могут внести в него свой значимый вклад.

Мы не рождаемся с умением нести ответственность за свои поступки, а приобретаем эти качества на протяжении всей жизни. И насколько верно родители, педагоги и воспитатели смогут подойти к вопросу развития ответственности у малыша, настолько ответственным и самостоятельным он вырастет.

Обратите внимание на важный нюанс: дети будут нести ответственность в той степени, в какой мы их поддерживаем и направляем.

10 способов воспитания ответственного ребенка

1. Учим убирать за собой самостоятельно

Если ваш ребенок нечаянно пролил стакан молока, разбил чашку, разбросал обувь по коридору так, что шнурки спадают лианами на нос, не спешите:

а) ругать его;

б) самостоятельно наводить порядок.

  

Скажите:


 – В том, что пролилось молоко, нет ничего страшного. Мы сейчас все уберем вместе. Помоги мне, пожалуйста!

Тогда ребенок не будет чувствовать страх и пытаться врать, что это не его вина.

Он гораздо быстрее научится самостоятельно убирать любой беспорядок, если вы будете относиться к ситуации с пониманием. Попросите ребенка о помощи, даже если считаете, что проще будет сделать все своими силами.

Ситуация: пятилетняя Оля оставила свои туфельки посреди коридора. Поднимите их, позовите девочку и вежливо попросите убрать обувь в шкафчик:


 – Мы всегда убираем свои вещи на место. 

Если ваш подход позитивный и дружелюбный, ребенок не станет защищаться и отнекиваться от уборки, а сам захочет помочь.

2. Учим заботиться о семье

Найдите полезные привычки ребенка, которые вносят позитивный вклад в семейное благополучие. Это может быть дружелюбное общение с братом или сестрой, рисование или пение, еженедельная уборка с папой под музыку, телефонные разговоры с родственниками и т.д. Отметьте это, похвалив ребенка, скажите, что такие действия приносит пользу всей семье. Тогда подобное поведение станет для него приятной привычкой, а совсем не обязанностью.

По мере того, как ваши дети становятся старше, их «взносы» могут соответствующим образом увеличиваться как в семье, так и за ее пределами. Дети должны разделять два вида обязанностей: самообслуживание и содействие благополучию семьи. Исследования показывают: дети, которые помогают по дому, более склонны предлагать помощь окружающим в других жизненных ситуациях.

3. Главное — это желание

Если вы не хотите, чтобы ваш ребенок воспринимал свой вклад в «семейные обязанности» как тяжелый труд, а относился к этому занятию с удовольствием, не заставляйте его выполнять домашние дела. Пусть у него появится желание.

Ваша цель заключается не в том, чтобы заставить ребенка выполнить какую-то работу, а в том, чтобы мотивировать ребенка и взрастить в нем желание быть полезным и ответственным. Сделай работу веселой. Дайте столько поддержки и помощи, сколько того требуют обстоятельства. Крики и принуждение — никогда не выход. Вы добьетесь разовой победы, а Сеня, Ваня, Саша и Алина просто возненавидят мыть посуду, убирать за собой игрушки, складывать одежду на полочке и самостоятельно собирать рюкзак.

Некоторые дети становятся ответственными очень легко, другим для формирования этого качества требуется много времени и родительского терпения. Но цель явно стоит вложенных усилий!

Программа «Предшкольная пора»


Основные цели программы «Предшкольная пора» — личностное развитие будущих первоклассников, их готовности к обучению. Программа поможет сформировать у дошкольников качества, которые в дальнейшем станут основой высокой познавательной активности и успешной учебы. В нее включены темы, направленные на познание мира, социальных отношений и самопознание; знакомство с родным языком, музыкой, искусством, литературой; физическое развитие.

Купить

4. Учим проявлять самостоятельность и помогать по дому

У ребенка могут появиться собственные обязанности по дому. Такие обязанности не обязательно должны быть важными и могут иметь игровую форму.

Важно понять: при помощи даже мелких поручений ребенок понимает, что такое обязанности и чего от него ждут. Дело может быть совсем простым: каждое утро заправлять свою кровать или после завтрака положить посуду в раковину, но ребенок должен каждый день следовать этой привычке.

Важно: если вы не поддерживаете дисциплину и нарушаете собственные правила игры, например, разрешая «именно сегодня идти поиграть, не помогать с посудой», у маленького человека не сложится логическая цепочка. Вернее, она сложится явно не такой, как того бы хотелось: «сегодня можно не делать – значит, и всегда необязательно».

Когда ребенок пойдет в школу, задачу можно усложнить: не просто убрать свою посуду со стола, но и помыть ее. Это помогает выработать необходимые навыки бытовой ответственности.

5. Перестаём критиковать

Очень сложный пункт, правда? Особенно, если вы считаете, что ребенок должен убирать в своей комнате, так же, как это делали когда-то давно вы сами. Но ваш ребенок — не вы. А вы — не ваши родители.

Старайтесь быть терпеливыми, когда ребенок забывает что-то сделать или выполняет задачу не так, как вам бы того хотелось. Когда что-то идет не так, относитесь к этому с юмором. 


Утром вместо крика: «Почисти зубы! Собери рюкзак!» Вы можете спросить: «Что еще нужно сделать, чтобы подготовиться к завтраку? Кажется, мы что-то забыли! И портфель какой-то подозрительно легкий… Наверное, у нас завелась мышка-воришка!»

Ваша задача заключается в том, чтобы научить ребенка нести ответственность за свои обязанности, поддерживая при этом непринужденную обстановку.

6. Создаем необходимые условия

Для того чтобы ребенок стал самостоятельным и ответственным, необходимо создать ему комфортные условия не только в психологическом плане, но и в бытовом. Предоставьте ему «снаряжение», необходимое для самодисциплины. Если вы хотите, чтобы малыш вовремя просыпался, обеспечьте его будильником. Если вы хотите видеть порядок на его рабочем столе, убедитесь, что у ребенка есть вещи для хранения канцелярских принадлежностей. Предоставьте ребенку инструменты, и пусть он сам организовывает свою работу.

Дополнительно: ребенка очень мотивирует, если вы разрешите ему самостоятельно выбирать вещи для хранения, канцелярские принадлежности, календари и планеры, декор в комнату. Зайдите с ним вместе на сайт (поехать в Ikea или другой мебельный пока не получится) и займитесь выбором предметов. Если у ребенка будет возможность сделать пространство «своим», он с большим удовольствием будет следить за чистотой.

7. Даём возможность разобраться ребёнку самому

Родители стараются оградить ребенка ото всех проблем и невзгод. Очень часто это носит гипертрофированный характер, и дети вступают во взрослую жизнь неподготовленными. Подросток должен понимать, что вокруг него довольно сложный мир, где у каждого свои задачи и обязательства.

Как родители, вы должны быть всегда готовы выслушать ребенка и прийти к нему на помощь, если он обратиться за ней. Но не стоит забывать о том, что иногда детям самим надо проанализировать свои поступки, поведение и вытекающие последствия.

8. Поощряем

Иногда детям полезен опыт работы за определенную плату. Не обязательно начинать с крупных сумм. Попробуйте договориться со своим ребенком о тех заданиях, которые не входят в его обычный распорядок дня: мытье машины, прополку в огороде, полив цветов и т.д. Постепенно можно предложить ему заняться чем-то более существенным, например, подработкой на каникулах. Таким образом вы подготовите ребенка ко взрослой и ответственной жизни, где все имеет свою цену.

Пример: шестикласснице Кате очень хотелось получить новую книгу о любимом волшебнике, но день рождения уже прошел. Мама и папа предложили Кате составить список дел, с которыми она могла бы помогать по дому, и сыграть в «рабочий день» с настоящей зарплатой и мотивирующими надбавками. Две недели Катя помогала маме с обедом, младшему брату с уроками, а папе — во дворе, исправно убиралась в комнате и выгуливала собаку Динку.

9. Учим составлять график

Кому-то это может показаться излишним, но в современной жизни составление графиков и расписаний считается крайне полезным навыком.

Сядьте вместе, возьмите лист бумаги, нанесите на него день недели и время. После спросите ребенка, что ему нужно сделать в эти дни, какие у него планы. Что-то он скажет сам, что-то поможете вспомнить ему вы. Это могут быть самые незначительные дела, но их лучше тоже внести в расписание.

Большинство детей считают, что подобное планирование уменьшает уровень стресса, так как они знают, что и когда нужно сделать. Но самое главное — это помогает правильно распоряжаться своим временем и ответственно относиться к своим обязательствам.

10. Стремимся стать хорошим примером

Дети познают и узнают мир через собственные наблюдения и родителей. Они тонко подмечают, как именно вы общаетесь, ведете себя в повседневной жизни, какая у вас манера разговора, и как вы сами выполняете обещания и относитесь к своим обязанностям.

Если вы сами несете ответственность за свои поступки, то и ребенок начнет подражать вашему поведению.

Пример 1. Отрицательный


— Ой, чашка разбилась! Вот же я криворукая, а!

Вы сами себя ругаете за незначительный промах, ребенок видит, что любая его ошибка в будущем приведет к неприятному чувству обиды и, вероятно, порицанию со стороны окружающих.

Пример 2. Отрицательный


— Чашка разбилась. Наверное, опять папа ее на краю оставил! Ну говорила же сотню раз, чтобы убирал в шкаф, растяпа!

Ругать близких при ребенке нельзя ни при каких обстоятельствах. В семье должна быть гармония – наблюдая за вашими отношениями с близкими, ребенок строит собственные паттерны поведения. А тут налицо еще и перекладывание ответственности. Не мама разбила чашку, а папа во всем виноват, «растяпа». Двойной отрицательный урок.

Пример 3. Положительный


— Упс, чашка разбилась. Ничего страшного! В следующий раз буду осторожнее. Правильно, Саш? Нам всем нужно быть чуть-чуть аккуратнее. Давай-ка организуем операцию по спасению пола от осколков. Неси веник, я буду исправлять ошибки, а ты мне поможешь. 

На каждый возраст – свои обязанности

Ещё один вопрос, который часто задают родители: с какого возраста можно просить ребенка делать что-то самостоятельно?
Приведенный ниже список обязанностей — это всего лишь ориентир, который требует адаптации под вашу ситуацию и конкретного ребенка. Не забывайте постепенно наращивать степени свободы и ответственности, которые вы предлагаете детям. И старайтесь оказать им столько помощи, сколько им необходимо для успешного прохождения уровня квеста «пока они не освоят его с комфортом.

За что могут нести ответственность малыши:
  • Что надеть.

  • Кушать самостоятельно (если они не попросят вашей помощи).

  • Какую книгу читать, даже если родители читают им вслух.

  • С какими игрушками играть.

  • Когда сходить в туалет.
За что могут нести ответственность дошкольники (3-5):

  • Все вышеперечисленное, плюс:

  • Их собственная одежда (в пределах соответствующего сезона, безопасности и приличий).

  • Их собственные комнаты.

  • Сколько нужно еды.

  • С кем и когда играть.

  • Следует ли посещать общественные мероприятия, на которые приглашен ребенок (исключая обязательные семейные мероприятия).
УМК «Ступеньки к школе»


Предлагаемые варианты заданий в пособиях серии предполагают активное включение ребёнка в познавательную деятельность, с учётом его сильных и слабых сторон развития, и возможность учёта индивидуальных особенностей при подсказке и помощи взрослых.

Купить

За что могут нести ответственность дети школьного возраста (от 6 до 9 лет):

  • Все вышеперечисленное, плюс:

  • Какую прическу носить.

  • Как потратить карманные деньги.

  • Когда готовить домашнее задание.

  • Как провести время (после выполнения основных обязанностей, таких как домашние задания).

  • Каким спортом или физической активностью заниматься (выбор кружков — аналогично).
За что могут нести ответственность подростки в 10-12 лет:

  • Все вышеперечисленное, плюс:

  • Самостоятельный уход за собой: ногти, волосы, тело.

  • Выбирать маршруты и компанию для прогулок (в допустимых пределах).

  • Оставаться одним дома.
За что могут нести ответственность подростки в 13-15 лет:
  • Выбирать часы подъема (с условием, что все нужно успеть).

  • Стирать белье самостоятельно.

  • Временные изменения во внешнем виде.

  • Ездить на автобусе или метро.

  • Ходить в кино и на другие мероприятия, где нужно расплачиваться, с друзьями.

  • Подрабатывать не в ущерб обучению.

  • Контролировать свой бюджет.

И самое главное — не забывайте хвалить ребенка за любое проявление самостоятельности. Обязательно отмечайте, когда он сам сделал уроки, вынес мусор или проявил другую инициативу. Так он поймет, что самостоятельность — не обуза, а навык, который позволяет заслужить уважение окружающих, и за которым следует расширение «свободы».


Вот почему сегодняшние подлые девушки моложе, чем когда-либо

Источник: Tagwaran / Shutterstock

В каком возрасте сегодня девушки ведут себя? Это не то, что было раньше.

У меня был хороший друг на протяжении десятилетий, и мы совсем не злим друг друга. Мы полностью поддерживаем нас: мы обращаемся за советом или просто выслушиваем рассказы друг друга о горе. Мы переживаем, когда что-то не в порядке в жизни другого человека.

Мы всегда были такими? Не совсем.Но ни один из нас не может припомнить, чтобы был откровенно скупым перед старшей школой — а моя подруга прекрасно помнит события своей жизни. Но к тому времени, когда наступил период полового созревания, что-то изменилось, и мы исключали девочек из нашей группы и сплетничали с лучшими из них, говоря другим, чтобы они не голосовали за кого-то на выборах класса или не приглашали кого-то на вечеринку.

В наши дни мы слышим о девочках в более молодом возрасте, которые демонстрируют подобное поведение «подлых девочек» — исключают, изолируют, распространяют словесные слухи или публикуют ложь в Интернете.Очень тревожно осознавать, что очень маленькие дети намеренно причиняют боль одноклассникам и друзьям. По общему признанию, 7- и 8-летние дети могут не обладать социальными навыками или зрелостью, чтобы понимать, как их действия причиняют вред другим или как действовать иначе. Вот тут-то и пригодятся родители.

Поощрение родителей имеет значение

Джейми Абайед и Сара Стэнджер из Университета Вермонта исследовали влияние родительского вклада на социальную адаптацию девочек.Их исследование «Социализация совладания в выборке опекунов преимущественно женского пола: вклад в социальную адаптацию детей в среднем детстве», опубликованное в журнале Journal of Family Psychology , рассматривало, как обучение родителей навыкам совладания помогло от 8 до 10 -летние девочки справляются со стрессом и наблюдаются через шесть месяцев, чтобы оценить их социальное развитие.

Подростки и родители были записаны на видео, как девочки решали трудную и утомительную задачу по розыску. Родительское поощрение измерялось с точки зрения отзывчивости, теплоты и внимательности во время работы их ребенка.Девочки, чьи родители предлагали положительную поддержку, ориентированную на решение проблем или настойчивость, лучше жили в социальном плане:
Не торопитесь, продолжайте попытки »
« Сделайте глубокий вдох, чтобы успокоиться ».
«Это хорошая практика в следующий раз, когда вы будете выполнять действительно сложную задачу».
У них было меньше социальных проблем и более качественная дружба.

Когда родители были отстранены или поощряли своих дочерей останавливаться, девочки были менее способны справляться с социальными проблемами:
«Ты хочешь остановиться?»
«Тебе не нужно заканчивать, если ты не хочешь.”

Родители, которые положительно относились к своим дочерям, с большей вероятностью имели дочерей, которые смогли справиться со стрессом и трудностями, с которыми сталкиваются девочки.

Больше не проблема подростка

Как пишет детский и юношеский психотерапевт Кэти Херли в своей книге « Больше никаких подлых девочек: секрет воспитания сильных, уверенных и сострадательных девочек» — руководства для родителей девочек от 3 до 13 лет — слышать жалобы — обычное дело. как этот от 7-летней Дженны:

«Я не хочу ходить в школу.Все девушки ненавидят меня, так что я снова буду одна, пока они будут смеяться надо мной. Я больше не могу этого выносить «.

Относительная или социальная агрессия, обычно называемая издевательством, начинается рано — примерно в третьем классе, это возраст некоторых девочек, участвующих в исследовании Университета Вермонта. Родители часто чувствуют, что их детям просто необходимо иметь дело с любым давлением, оскорблениями и социальными предрассудками. Мысль такова: «Я прошла через каменистую дорогу колючек и оставленных в стороне, и мой ребенок тоже.Но эти родители, вероятно, были в то время подростками, которые могли решать такие проблемы более зрело и перспективно. Херли отмечает, что это уже не проблема подростков: девочки младшего возраста сталкиваются с издевательствами лично и в социальных сетях. «То, что происходит в младшем школьном возрасте, напрямую влияет на то, что происходит в подростковом и подростковом возрасте», — говорит она.

Девочки начинают с точки заниженной самооценки: 69 процентов девочек в возрасте от 7 до 21 считают, что они «недостаточно хороши», согласно исследованию Girls ’Attitude Study 2016 года.Многие молодые люди уже знают о боли исключения и мгновенной потери репутации через социальные сети. То же исследование, проведенное в 2017 году, показало, что половина детей в возрасте от 7 до 10 лет обеспокоены издевательствами в Интернете. Исследование Оксфордского университета, посвященное использованию технологий мальчиками и девочками, заставляет опасения по поводу издевательств над нашими дочерьми казаться очень разумными: девочки в возрасте от 8 до 18 лет тратят больше времени на общение со своими мобильными телефонами, чем мальчики, которые больше внимания уделяют видеоиграм.

Что могут сделать родители

Работа родителей состоит в том, чтобы поддерживать и учить молодых девушек, как быть хорошими друзьями, а также развивать социальные навыки, необходимые им, чтобы двигаться дальше после того, как над ними издевались или их оставили в стороне.Как подтверждают исследования штата Вермонт и многие другие, родители могут иметь решающее значение. Они могут помочь девочкам справиться с неизбежной тревогой, с которой они столкнутся, которая может подавить их самооценку и подавить их драйв. Херли считает: «У наших девочек есть возможность положить конец недобросовестной девичьей культуре и изменить к лучшему повествование о девичестве, но им нужно, чтобы мы направляли их на этом пути».

По словам Херли, хорошей отправной точкой является определение слов сплетни, дразнить, насмешки, публичное унижение, исключение, клики, и киберзапугивание .Она добавляет, что вам следует делать это, даже если у вашего ребенка нет экранного времени или собственного телефона. Как бы ни хотелось родителям верить — а некоторые говорят, — что они избегают этой темы, потому что не хотят, чтобы их дочери волновались, в действительности ваша дочь, вероятно, беспокоится о подлом поведении, потому что видит, что это происходит повсюду. ей, если не ей лично.

Чтобы помочь вам провести вашего ребенка через каменистую местность детства и юности, Херли рекомендует:

  • Найдите время, чтобы пообщаться со своей дочерью, независимо от ее возраста.
  • Слушайте, когда она говорит — действительно слушайте.
  • Обсуждайте и следите за тем, как она пользуется социальными сетями.
  • Расскажите ей, что вы знаете о дружбе.
  • Смоделируйте силу дружбы и безоговорочной поддержки.
  • Поддержите ее во время взлетов и падений, с которыми она сталкивается.
  • Поощряйте ее работать вместе с друзьями.
  • Объясните, как учитывать точку зрения друга в разногласиях.
  • Покажите ей, как принять свою роль в конфликте со сверстниками.

Для получения подробной информации о том, как защитить, поддержать и ободрить вашу дочь, см. No More Mean Girls .

Связанные темы : Наука утверждает, что современные девушки более тревожны, чем когда-либо

Авторские права @ 2018, 2019 Сьюзан Ньюман

Манипулятивное поведение детей — 6 советов родителям

«Мои дети сводят меня с ума! Они настолько манипулятивны, что я терпеть не могу! »

Звучит знакомо? «Мой ученик средней школы шантажирует меня эмоционально — он плачет, что я« не забочусь о нем и больше люблю его брата », когда я прошу его перестать играть в его видеоигры.Это правда, что он более трудный ребенок, и его слова заставляют меня чувствовать себя так плохо, что я часто чувствую себя виноватым и позволяю ему продолжать играть ». Или «Моя девочка-подросток неустанно ведет со мной переговоры, чтобы добиться своего. «Если ты позволишь мне пойти на вечеринку сегодня вечером, — скажет она, — то я обещаю, что сделаю всю свою работу завтра». Я думаю, почему бы и нет? Я отпустил ее. Но затем: «Ой!» Она забывает все свои обещания ».

«Когда мы отступаем назад, мы видим, что дети могут манипулировать нами только потому, что мы позволяем их поведению быть эффективным.”

Если ваши дети похожи на большинство, они мастерски находят творческие способы утомить вас, чтобы добиться своего. Вы можете подумать: «Мой ребенок слишком умен для его же блага!» Прежде всего важно понять, что для детей естественно «хотеть того, чего они хотят, и пытаться получить это любой ценой». Для нас, родителей, естественно, что мы расстраиваемся и устаем, и иногда уступаем такому поведению — а может быть, даже чаще, чем мы хотели бы признать! У родителей напряженная жизнь и множество факторов стресса — в конце концов, мы можем только вынести их.

Каким бы досадным ни было для вас, для вашего ребенка, поиск оригинальных способов попытаться получить то, что он хочет, или избежать того, чего он не хочет, — это способ для него проявить влияние в мире, которым управляют взрослые. (Это не значит, что вы должны уступать, но важно понимать, что это уместно с точки зрения развития.)

У вашего ребенка еще нет силы взрослого — большинство детей не могут принимать важные решения, например, выбирать район или школу. Инициатива, целеустремленность и энтузиазм — это положительные моменты, хотя родители не всегда так считают.Но имейте в виду, что эти черты могут стать силой добра, если вы можете помочь своему ребенку использовать их должным образом, уравновесить его сдержанностью и уважать границы.

Посмотрите на это с другой стороны: задача вашего ребенка — предъявлять требования, сообщать о своих желаниях и пытаться добиться их удовлетворения всеми правдами и неправдами. Ваша задача состоит в том, чтобы не волноваться из-за этого — и не поддаваться ему. Вместо этого постарайтесь помочь своему ребенку сбалансировать энергию его бесконечных желаний с самоконтролем и целостностью.

Цикл манипуляции, контроля и неповиновения

Родители часто разочаровываются в манипулятивных попытках своих детей добиться своего. Нелегко оставаться спокойным и уравновешенным, когда вы чувствуете, что ваш ребенок пытается подтолкнуть вас или воспользоваться вами. Вы можете почувствовать обиду и выйти из себя. Или, может быть, когда вы чувствуете неуважение, вы уходите. Или, возможно, вы пытаетесь избежать конфликта и сохранить мир, поэтому вы уступаете требованиям вашего ребенка.

Иногда вы даже можете усилить хватку, чтобы показать, что все в ваших руках.К сожалению, это обычно просто побуждает вашего ребенка к борьбе за власть, потому что он начинает тянуть канат изо всех сил. Если затем вы сильнее сжимаете хватку и отступаете в ответ, бесконечный цикл манипуляций, контроля и неповиновения может продолжаться и продолжаться.

Как родитель, я понимаю, что иногда бывает легко применить тактику манипуляции лично. Вы думаете: «Если бы он действительно любил меня, он бы никогда не солгал мне». Или: «Если бы она действительно заботилась обо мне, она бы никогда не попыталась прокрасться за моей спиной, чтобы пойти в дом своей подруги.«А некоторые родители слишком обобщают поведение своих детей. Они рассуждают: «Если он может посмотреть мне в лицо и обмануть меня, значит, он лживый человек». Но лучше не придавать слишком много значения такому поведению — вместо этого противостоять ему. (Я объясню это позже.)

Когда мы отступаем назад, мы видим, что наши дети могут манипулировать нами только потому, что мы позволяем их поведению быть эффективным. Дети — люди — они хотят добиться своего. (Кто не знает?) Но со временем они научились и с помощью некоторых типичных форм поведения, таких как эмоциональный шантаж, ложь, истерики, отключение, неустанные переговоры, разделение и завоевание или игра жертвой, что они могут получить то, что ищут.Вуаля — работает! Опасность в том, что такое поведение становится образом жизни.

Помните, однако, что дети могут манипулировать нами, только если мы им позволим. Чтобы танцевать танго, нужны двое, но только один, чтобы изменить эту схему.

Итак, как мы можем помочь им и себе, чтобы остановить модель манипуляций? Вот 6 советов для родителей, застрявших в цикле манипуляций:

1. Распознавайте манипулятивное поведение

Распознавайте манипулятивное поведение, чтобы оно вас не втягивало.Инстинктивно, как часть выживания детей, они приходят с инструментами, чтобы получить то, что они хотят, и избежать того, чего они не хотят. Эти тактики работают, когда вызывают у нас реакцию. Обратите внимание на триггеры. Например, ваш ребенок может попытаться эмоционально шантажировать вас, ведя себя грустно, пока он не получит желаемое. Это станет для вас триггером, если вы считаете, что ваша задача — сделать ребенка счастливым. Начните с того, что спросите себя, ваша задача — сделать ребенка счастливым или помочь ему подготовиться к тому, чтобы справиться с жизнью.Если последнее, то вы можете ответить: «Мне жаль, что вам грустно, но в эти выходные вы все еще находитесь под арестом».

Другие распространенные формы поведения включают ложь, разделение и завоевание, отключение, крики «Я ненавижу тебя», «Тебе все равно» или «Это несправедливо!» Не принимайте близко к сердцу эти утверждения. Ответьте так: «Я знаю, что ты злишься на меня, но сейчас тебе нужно убрать свой велосипед». Или «Я знаю, что ты не считаешь это справедливым, но тебе нужно лечь спать, когда я тебе скажу».

Некоторые дети будут изображать жертву и говорить что-то вроде: «Родители всех остальных детей разрешают им гулять после 11:00.«Не попадайся на удочку. Отделите эмоциональное содержание от того, что пытается получить ваш ребенок. Слушайте, что она думает о том, чтобы быть «единственной», но твердо придерживайтесь комендантского часа. Совет: полезно составить список из множества различных форм поведения и слов, которые ваш ребенок произносит и произносит, чтобы вывести вас из равновесия. Приготовьтесь к тому, как вы ответите в следующий раз, когда услышите их.

Материалы по теме: Мастера манипуляции: как дети управляют вами своим поведением

2. Знайте свои триггеры

Триггеры — это поведение, которое вас расстраивает и заставляет реагировать.Это может быть тон голоса, определенный взгляд, отношение или определенные действия. Поэтому манипулятивное поведение может вас отпугнуть. Если вы подготовитесь к ним, зная свои кнопки, вероятность того, что они будут нажаты, снизится. Например, если вы сильно нуждаетесь в одобрении ребенка, то услышите, как он кричит «Я вас ненавижу», и это может спровоцировать вас. Возможно, вы захотите мира между вами двумя. Инстинктивно вы можете позволить ему сорваться с крючка, чтобы он не был недоволен вами. Распознавание триггеров поможет вам спланировать и подготовиться к тому, как не позволять ребенку нажимать на ваши кнопки.Совет: сядьте и составьте список из трех основных триггеров, чтобы вы знали, что они из себя представляют.

3. Определите себя и свои родительские принципы

Манипулятивное поведение создано, чтобы вывести вас из равновесия и вызвать неуверенность в себе. Знание своей собственной прибыли как родителя поможет вам, когда ваши дети придут к вам с их изобретательными способами, чтобы вы не были уверены в себе и потеряли центр внимания. Держитесь за себя, придерживаясь своих родительских принципов. Будьте осторожны, не позволяйте эмоциям детей управлять вами.Прислушивайтесь к их чувствам, чтобы они знали, что вам не все равно, но придерживайтесь установленных вами правил. Направлять детей своими хорошо продуманными принципами, как правило, лучше для них, чем следить за тем, чтобы все чувствовали себя хорошо. Совет: составьте список некоторых из ваших важных руководящих принципов и обращайтесь к ним, когда чувствуете, что теряете опору.

4. Подойдите к скамейке

Не сердитесь на своего ребенка за то, что он пытается добиться в жизни того, чего он хочет. Вы бы действительно предпочли, чтобы она этого не делала? Сочувствуйте к ее желаниям и желаниям, помогая ей научиться получать то, что она хочет, более прямо, честно и эффективно.

Например, помогите своему сыну понять, что невыполнение того, о чем его просят, «отключение» или «уклонение от проблемы», не отвечая на ваш запрос, не поможет ему добиться того, чего он хочет. На самом деле, это только навлечет на него новые неприятности. Помогите ему научиться «подходить к скамейке». Другими словами, в спокойный момент побудите его прямо спросить, что ему нужно. Вместо того чтобы драться с вами, он мог бы научиться говорить: «Мама, мне трудно встать с компьютера, как только ты попросишь.Не могли бы вы предупредить меня? » или «Папа, когда ты кричишь на меня, когда я не делаю того, что ты хочешь, мне плохо. Было бы неплохо, если бы вы спросили меня лучше ». Или «Я думаю, что я достаточно взрослый, чтобы позже ввести комендантский час. Можем ли мы вместе придумать план? »(Вместо того, чтобы ссориться, ныть и опаздывать каждый раз, когда ваш подросток выходит из дома.)

Когда ваш ребенок спрашивает, что ему нужно, слушайте. Отнеситесь к его просьбам с должным вниманием, которого они заслуживают. Это не значит, что всегда нужно говорить «да», но означает, что означает честно подумать.Если ваш ребенок знает, что может обратиться к вам напрямую, он с меньшей вероятностью будет пытаться получить то, что он хочет, косвенно.

5. Верьте в своего ребенка

Верьте в добрые намерения вашего ребенка. Верьте в него. Поймите, что с детьми идет работа. Возможно, им нужно научиться лучше управлять собой в жизни, но они не плохие или злонамеренные. Их намерения не состоят в том, чтобы «достать нас» или сделать нашу жизнь несчастной. Однако, если мы считаем, что это их намерение, то мы и увидим их такими.Вера в наших детей поможет им увидеть себя со всей добротой, которая в них есть, и со всеми своими лучшими намерениями.

6. Успокойся

Узнайте, как успокоить себя, когда вы беспокоитесь или огорчены. Заботьтесь о собственном эмоциональном здоровье. Не поддавайтесь манипуляциям детей, чтобы вам было спокойнее. Если вам нужно, чтобы они были счастливы или одобряли вас, вы можете непреднамеренно уступить своим детям, чтобы вам было хорошо. Но каждый раз, когда вы оправдываете их поведение и позволяете им расслабиться, чтобы почувствовать себя лучше, они узнают, что такое поведение эффективно, и начинают зависеть от них.Вместо этого научитесь терпеть их расстройство, которое, в свою очередь, поможет им терпеть собственное. Сохранение собственного спокойствия позволит вашим детям научиться управлять своей жизнью и более успешно удовлетворять свои потребности.

Наши дети делают свою работу: своим поведением просят нас быть их лидерами — четко определять себя — иметь границы, чтобы они знали, где находится забор. Несмотря на то, что они редко говорят это вслух, детям нужно, чтобы у нас был позвоночник. Помните, когда наши дети были маленькими, и они проверяли нас, чтобы увидеть, как далеко мы можем зайти и где были пределы? Наши дети хотели, чтобы мы были для них сильными.Да, они действительно хотят того, чего хотят, но на более глубоком уровне они хотят, чтобы мы не позволяли им развить плохого персонажа. Они хотят, чтобы мы помогли им научиться терпеть ограничения в жизни и разочарование, которое иногда возникает из-за того, что они не получают того, чего они хотят.

ассоциаций между депрессией у родителей и родителей, здоровьем ребенка и психологическим функционированием ребенка — депрессия у родителей, родителей и детей

Исследователи предоставили множество данных о психологическом и физическом здоровье детей, родители которых страдают депрессией.Понятно, что большое внимание уделяется риску развития депрессии у детей. Эти результаты рассматриваются в этом разделе с выделением репрезентативной работы. Исследователи также расширили круг психологических исходов, изучаемых у детей депрессивных родителей, включив в него другие аспекты психопатологии, включая другие интернализирующие расстройства, а также экстернализующие расстройства. Другие аспекты психологического функционирования, некоторые из которых сами могут быть предвестниками развития, уязвимостями или ранними признаками расстройства, также включены в этот обзор.Точно так же конструкции, связанные с физическим здоровьем, включают данные о здоровье или болезни, а также о получении детьми обычной медицинской помощи, безопасности дома и роста. Хотя всесторонний обзор этой литературы выходит за рамки данного проекта, мы представляем репрезентативные результаты и обзор выводов, которые можно сделать.

Ограничения, проистекающие из пробелов в исследованиях

По каждому аспекту функционирования детей, который мы исследовали в связи с депрессией у родителей, мы рассмотрели не только доказательства наличия ассоциаций, но и любые доказательства для модераторов и посредников этих ассоциаций.

Как описано в главе 2, модераторы указывают, для кого и при каких условиях ассоциации сильнее или слабее. В литературе о детях родителей, страдающих депрессией, наиболее часто изучаемыми модераторами являются хроническая форма, тяжесть и время наступления родительской депрессии, сопутствующие заболевания родительской депрессии, а также роль семьи и более широкого социального контекста, особенно стресса и социальной поддержки. Каждый из них по отдельности и в сочетании может усилить или защитить детей от рисков, связанных с депрессией у родителей.Эмпирическая поддержка модераторов предоставляет информацию для нацеливания вмешательств на подгруппы детей депрессивных родителей, выявляя тех, кто подвергается еще большему риску отрицательных результатов по сравнению с другими, у которых также есть родитель с депрессией. Другой потенциальный модератор, который вызвал интерес, — это пол ребенка, и, когда депрессия у обоих родителей была изучена, соответствие между полом родителя с депрессией и полом ребенка. Однако в большинстве исследований не сообщалось о половых различиях, и, как уже было изучено, несколько исследований включали депрессию у отцов.Результаты этих исследований половых различий включаются в это обсуждение, когда они доступны. Наконец, хотя теория и связанные с ней исследования предполагают, что здоровый и доступный второй родитель может смягчить влияние депрессии у одного из родителей на функционирование ребенка, было обнаружено несколько исследований, подтверждающих такую ​​умеренность.

Медиаторы представляют особый интерес, потому что они раскрывают механизмы, посредством которых депрессия у родителей становится связанной с результатами у детей, с последствиями для профилактических вмешательств.Как показано в, модель Гудмана и Готлиба (1999) определила наиболее эмпирически и теоретически обоснованные медиаторы того, как депрессия у родителей влияет на детей. Это воспитание детей, генетика, пренатальные факторы (если у матери во время беременности была депрессия) и стресс. Эмпирическая поддержка медиаторов, если они предшествуют вызывающим озабоченность исходам, предоставляет информацию, необходимую для разработки вмешательств, так как можно было бы получить поддержку для нацеливания на выявленные механизмы в интервенционном эксперименте (Kraemer et al., 2001). Например, исследование, показывающее, что депрессия у родителей связана со снижением родительских навыков и что снижение родительских навыков, по крайней мере, частично объясняет связь между депрессией и неблагоприятными исходами у детей, предполагает, что вмешательства, направленные на улучшение этих родительских навыков, принесут пользу детям. Что касается генетики, существует явный генетический риск депрессии, о чем говорилось в главе 3. Таким образом, по крайней мере, часть связей, обнаруженных между депрессией у родителей и психологическим функционированием детей, будет объяснена генетикой.Однако выводы о наследственности как посреднике зависят от исследований с генетически обоснованным дизайном, таких как исследования близнецов или усыновлений, или исследования, проверяющие посредническую роль молекулярной генетики, то есть конкретной генетической аномалии.

РИСУНОК 4-1

Интегративная модель передачи риска детям матерей с депрессией. ИСТОЧНИК: Перепечатано с разрешения из Goodman and Gotlib (1999). Авторское право (1999) Американской психологической ассоциации.

Таким образом, знание как модераторов, так и посредников имеет четкое и прямое значение для профилактики, как было описано в хорошо написанных статьях, которые включают отчет Института медицины о профилактике психических расстройств (1994).Несмотря на эти веские причины для определения посредников и модераторов, наш обзор показал, что в большинстве исследований результатов не использовались исследования, которые позволяли бы идентифицировать модераторов или посредников. Таким образом, наши возможности делать выводы по этим важным вопросам ограничены.

Еще одним важным фактором при оценке этой литературы является перспектива развития, как указано в главе 2. То есть важно учитывать нормативные достижения в развитии, ожидаемые от детей в возрасте, в котором также изучаются последствия родительской депрессии. как во время предыдущих облучений ребенка, если таковые были.Это особенно важно в связи с фактором риска родительской депрессии, учитывая, что депрессия является эпизодическим расстройством. Еще один аспект перспективы развития заключается в том, что у детей, матери которых находятся в депрессивном состоянии, могут быть матери, которые находились в депрессивном состоянии во время беременности, и, таким образом, они также подвергались воздействию во время внутриутробного развития. Аннатальная депрессия у матери и часто сопровождающая ее высокие уровни стресса могут быть стрессом в раннем детстве, который изменяет процессы развития, связанные с более поздним функционированием оси гипоталамус-гипофиз-надпочечники (HPA), что может привести к дисрегуляции систем реакции на стресс, которые были идентифицированы как уязвимые для депрессия (Heim, Plotsky, Nemeroff, 2004; Kammerer, Taylor, and Glover, 2006).

Как и в случае ограничений, связанных со знанием модераторов и посредников, литература также ограничена в возможности делать выводы с точки зрения развития. Большинство изученных результатов являются поперечными (и депрессия родителя, и функционирование ребенка изучались одновременно), а не продольными (изучение депрессии родителя и функционирования ребенка два или более раз, чтобы увидеть, не изменится ли депрессия с течением времени). (например, увеличение уровня депрессивных симптомов, объясняют изменения в функционировании ребенка, например, возникновение психологических проблем).Таким образом, большая часть знаний касается конкретных результатов, связанных с сопутствующей депрессией у матерей в определенном детском возрасте (например, 4-летних детей матерей, которые в это время находятся в депрессии). Нам меньше известно о динамике последствий для детей, подвергшихся воздействию в определенное время, с учетом возраста ребенка, когда он впервые столкнулся с депрессией у родителя (в том числе потенциально внутриутробно), а также хроники и характера рецидивов родительской депрессии. Последний вопрос осложняется рецидивом депрессии и возможностью того, что корреляты депрессии, которые имеют значение для детей (особенно факторы стресса и родительские качества), могут или не могут изменяться в зависимости от течения болезни (эпизод или выздоровление).Также важно учитывать транзактный характер воспитания детей, поскольку как родительская депрессия, так и функционирование ребенка продолжают влиять друг на друга непрерывным циклическим образом на протяжении всего развития (Elgar et al., 2004; Sameroff, 1975). В этом обзоре мы представляем краткое изложение того, что известно не только из перекрестных исследований, но и из продольных исследований, а также из исследований, которые включают показатели депрессии во время беременности.

Еще одним ограничением литературы является то, что подавляющее большинство исследований родительской депрессии посвящено депрессии у матерей, а не у отцов.Тем не менее, мы рассмотрели скудную литературу о депрессии у отцов. Мы также сообщаем о метаанализе Коннелла и Гудмана (2002), в котором мы обнаружили, что, хотя было показано, что депрессия как у матери, так и у отца влияет на психологическое функционирование детей, проблемы как интернализации, так и экстернализации у детей более тесно связаны с депрессией у детей. матери, чем с депрессией у отцов.

Для некоторых детей основным попечителем является бабушка. Таким образом, важно понять распространенность депрессии у бабушек или дедушек, которые заботятся о своих внуках, влияние депрессии у бабушек и дедушек на их внуков, модераторов этих ассоциаций, а также роль родительских качеств и других посредников в этих ассоциациях.Комитет нашел очень мало исследований, посвященных этим вопросам. Выводы о детях, воспитываемых бабушками и дедушками, также осложняются часто стрессовыми обстоятельствами, которые приводят к такой организации ухода, такими как отсутствие отца, употребление наркотиков матерью или заключение в тюрьму, высокий стресс и низкий уровень поддержки, подверженность травмам и пренебрежение (Грегори, Смит , и Palmieri, 2007). Учитывая эти дополнительные осложнения и недостаток литературы, мы решили не проводить всесторонний анализ депрессии у бабушек и дедушек, которые являются основными лицами, осуществляющими уход.Однако, учитывая участившуюся частоту таких семейных соглашений, этот недостаток исследований представляет собой серьезный пробел в исследованиях.

Одна из проблем, поднятых в этой литературе, заключается в том, что часто мать является репортером как о своей собственной депрессии, так и о последствиях для ребенка (Kraemer et al., 2003). Это особенно вызывает вопросы, учитывая, что можно заподозрить, что депрессия может негативно повлиять на восприятие матери. Мы приняли к сведению полезные статьи Рихтерса о том, что депрессия влияет на отчеты матерей о своих детях (Richters, 1992).Наш обзор показывает, что исследователи с хорошо спланированными исследованиями, посвященными этому вопросу, продолжают находить незначительную или умеренную поддержку связи между более высокими уровнями материнской депрессии и склонностью матери к завышению сведений о проблемах с поведением ребенка по сравнению с латентной критериальной переменной (Boyle and Pickles, 1997; Фергюссон, Лински и Хорвуд, 1993). Остаются нерешенными важные вопросы о том, как интерпретировать эту ассоциацию. Таким образом, в нашем обзоре мы отметили, когда исследователи включали дополнительные источники данных, по крайней мере, по исходам для детей, что было более распространенным, чем нет.

Наконец, еще одно ограничение исследования состоит в том, что очень мало исследований было разработано для тестирования транзакционных процессов. В частности, мало что известно о роли ребенка с психологическими проблемами в депрессии родителей, хотя существует больше литературы о роли проблем физического здоровья детей как причинного или усугубляющего фактора родительской депрессии, которую мы затрагиваем. Дети с эмоциональными, поведенческими или физическими проблемами со здоровьем могут быть причиной депрессии у родителей или могут усугубить ее или помочь поддержать ее после того, как депрессия у родителей возникла.

Физическое здоровье и последствия обращения за медицинской помощью

Последствия, связанные со здоровьем детей, когда родитель находится в депрессии, изучались в нескольких ключевых областях. Во-первых, исследования описывают состояние здоровья новорожденного, когда мать испытывает проблемы с психическим здоровьем. Во-вторых, исследования изучают, как дети матерей с депрессивными симптомами имеют разные модели физического заболевания и обращения за медицинской помощью. В-третьих, исследования изучали роль материнской депрессии при хроническом заболевании ребенка.В-четвертых, исследования изучают, как наличие родительской депрессии связано с домашней средой, которая представляет больший риск для здоровья ребенка. Наконец, в нескольких исследованиях сообщается о возникновении рискованного поведения для здоровья подростков, когда их родители, находящиеся в депрессивном состоянии, демонстрируют поведение, сопряженное с риском для здоровья. Кроме того, модели воспитания детей в условиях родительской депрессии часто влияют на то, как родители контролируют, контролируют и моделируют здоровое поведение.

Депрессия у родителей обычно не существует как единственный фактор, объясняющий исходы, связанные со здоровьем, в этих исследованиях, как в исследованиях других исходов.Как было описано в другом месте данного отчета, депрессия часто сопровождается неблагоприятными социальными обстоятельствами, семейными трудностями и другими сосуществующими расстройствами психического здоровья и употребления психоактивных веществ, и признается, что любой или все эти факторы могут играть роль (независимые , аддитивный, опосредующий или сдерживающий) при определении связанных со здоровьем и других неблагоприятных исходов для детей родителей, страдающих депрессией. Всего несколько исследований рассмотрели все эти многочисленные факторы. Когда взаимодействие этих факторов было рассмотрено, они были отмечены.Большинство исследований изучали симптомы депрессии у матерей, а не клинический диагноз депрессии. За исключением отчетов о подростках, данные о влиянии депрессии на отцов или депрессии на обоих родителей отсутствуют. Учитывая центральную роль вопросов развития, мы рассматриваем эту литературу с этой точки зрения.

Новорожденные

Дородовая депрессия, а также стрессовые жизненные события и тревога, которые часто возникают одновременно с депрессией, были связаны с осложнениями во время беременности или родов (например,g., преэклампсия) и неблагоприятные исходы беременности (например, низкая масса тела при рождении), по крайней мере, частично как функция плохого дородового ухода и нездоровых привычек (курение, алкоголь, наркотики) (см. обзор Bonari et al., 2004). Среди афроамериканских женщин с низким доходом вероятность самопроизвольных преждевременных родов почти в два раза выше у женщин с высоким уровнем депрессивных симптомов (Orr, James, and Blackmore Prince, 2002). Это было верно даже после учета других рисков для здоровья, связанных с преждевременными родами. В более недавнем крупном проспективном когортном исследовании, которое началось на ранних сроках беременности (Li, Liu, and Odouli, 2009), клинически значимые уровни депрессивных симптомов были связаны с почти вдвое большим риском преждевременных родов по сравнению с женщинами без депрессивных симптомов.Кроме того, риск преждевременных родов возрастал с увеличением степени тяжести депрессивных симптомов, и результаты не были связаны с использованием антидепрессантов, хотя они были связаны с ожирением и стрессом. Таким образом, депрессивные симптомы у матери, хотя и связаны с другими рисками для здоровья, играют центральную роль в связи с отрицательными исходами для младенцев. Побочные эффекты повышенного уровня кортизола у плода и новорожденного, которые возникают при перинатальной материнской депрессии, обсуждаются далее в этой главе.Кроме того, матери с депрессивными симптомами также с меньшей вероятностью будут продолжать кормить грудью (Kendall-Tackett, 2005). Еще одним поводом для беспокойства по поводу дородовой депрессии является воздействие на плод антидепрессантов матери или злоупотребление психоактивными веществами во время беременности, хотя мы считали, что обзор этой литературы выходит за рамки этого отчета.

Младенцы и дети раннего возраста

Социально-экологические факторы риска госпитализации детей в первые два года были изучены на канадской когорте с учетом биологических факторов риска.Обострение депрессивных симптомов у матери, материнство-одиночка и недостаточный доход увеличивают риск госпитализации в 1,5–1,8 раза, независимо от плохого состояния здоровья ребенка и его недоношенности (Guttman, Dick, and To, 2004). В амбулаторных условиях, даже после учета социально-экономических факторов, младенцы или маленькие дети от матерей с депрессивными симптомами в два раза чаще обращались за неотложной медицинской помощью и в три раза чаще обращались за помощью в отделение неотложной помощи (Mandl et al., 1999 ).Среди проспективной когорты младенцев, наблюдаемых в течение первого года жизни, младенцы от матерей с диагнозом депрессия имели в три раза больше шансов получить неотложную помощь (Chee et al., 2008).

Отделение неотложной помощи — еще одно часто используемое учреждение неотложной помощи. В проспективном исследовании после учета заболеваемости и других факторов было обнаружено, что через 6 месяцев матери из центральной части города с высоким уровнем депрессивных симптомов на 30 процентов чаще отправляли своих детей школьного возраста в районное отделение неотложной помощи. для лечения астмы, чем матери с низким уровнем депрессивных симптомов (Bartlett et al., 2001). В другом исследовании разнообразная популяция матерей, у которых был положительный результат скрининга на депрессию, более чем в три раза чаще посещала отделения неотложной помощи и пропускала другие амбулаторные визиты по сравнению с матерями без депрессивных симптомов (Flynn et al., 2004). . Такой повышенный уровень обращений за неотложной медицинской помощью и госпитализаций также был обнаружен в двух исследованиях социально незащищенных групп населения и в одной когорте сообщества с детьми в возрасте до 3 лет (Casey et al., 2004; Chung et al., 2004; Минковиц и др., 2005). Не обнаружено, что симптомы материнской депрессии влияют на общую частоту госпитализации детей старшего возраста. Однако в проспективном исследовании городских, экономически неблагополучных детей в возрасте от 4 до 9 лет, страдающих астмой, клинически значимые симптомы психического здоровья матери были самым сильным психосоциальным предиктором госпитализации через 9 месяцев (Weil et al., 1999). Дальнейшее обсуждение влияния материнской депрессии на лечение детей с астмой в городских условиях обсуждается позже в этом разделе.

Исследования, изучающие использование профилактических медицинских услуг, показали, что это связано с депрессивными симптомами у матерей (Mandl et al., 1999; Minkowitz et al., 2005). Исследование Минковица показало, что более высокий уровень депрессивных симптомов у матери через 2–4 месяца после родов предсказывает меньшее количество посещений здоровых детей в возрасте до 24 месяцев в выборке предполагаемой первичной медико-санитарной помощи, получающей дополнительные услуги для улучшения детского развития. В исследовании детей, идущих в школу, уровни материнской депрессивной симптоматики не были связаны с получением детьми профилактических медицинских услуг, но они были связаны с меньшей вероятностью получения детьми профилактической стоматологической помощи (Kavanaugh et al., 2006).

Женщины с клинически значимым уровнем депрессивных симптомов с большей вероятностью будут сообщать о своем здоровье своего ребенка в возрасте 3 лет как удовлетворительном или плохом (Kahn et al., 2002). Они также чаще обращаются за медицинской помощью при детских соматических расстройствах, таких как обмороки (например, обмороки; Morris et al., 2001), боли в животе (Levy et al., 2006; Zuckerman and Beardslee, 1987), головные боли (Zuckerman и Beardslee, 1987) и травм (Minkovitz et al., 2005). Также было показано, что увеличение количества несчастных случаев происходит, когда матери переживают эпизод депрессии (Brown and Davidson, 1978).

Было обнаружено, что среди некоторых подгрупп детей с особыми заболеваниями чаще встречаются симптомы материнской депрессии с высоким уровнем материнской депрессии. Сюда входят состояния со связанными психосоциальными проблемами, такие как неспособность нормально развиваться (Stewart, 2007), СДВГ (Johnston and Mash, 2001; Lesesne, Visser, and White, 2003) и хроническая эпилепсия (Shore et al., 2002) и условия с высокими требованиями к ежедневному уходу, такие как медицинская хрупкость (Meltzer and Mindell, 2006), зависимость от аппарата ИВЛ (Meltzer and Mindell, 2006), тяжелый ожог (El Hamaoui et al., 2006) и серьезные нарушения развития (Bailey et al., 2007; Manuel et al., 2003; Smith et al., 1993). Многие из этих исследований оценивают депрессивные симптомы только на небольших, поперечных группах детей с конкретными заболеваниями и не определяют тяжесть или хроничность родительской депрессии или течения болезни. Стресс из-за ухода, беспокойство, отсутствие социальной поддержки и нарушение сна человека, осуществляющего уход, — все это играет роль в том, как хроническое состояние связано с материнской депрессией (Boman, Lindahl, and Björk, 2003; Manuel et al., 2003; Мельцер и Минделл, 2006; Мур и др., 2006). Эти описательные исследования в целом показывают, что в этих группах необходимо учитывать родительскую депрессию и что распознавание и лечение депрессии у родителей может быть важным дополнением к лечению ребенка.

Как указано выше (Weil et al., 1999), влияние материнской депрессии на ведение болезни было изучено более глубоко для детей с астмой в городских общинах, чем для других заболеваний или в других условиях.В проспективном исследовании детей из городских районов, страдающих астмой, матери с высоким уровнем депрессивных симптомов по сравнению с матерями с более низким уровнем депрессивных симптомов с меньшей вероятностью придерживались схем лечения, назначенных их детям, с большей вероятностью имели более низкий уровень понимания. менее уверенно справлялись с болезнью своего ребенка дома (Bartlett et al., 2004). Кроме того, матери с высоким уровнем депрессивных симптомов в 2–3 раза чаще сообщали о том, что недавно они чувствовали себя беспомощными, испуганными и расстроенными астмой ребенка.Было показано, что для семей, страдающих астмой, роль материнской депрессии в контроле над болезнью также опосредована психологическими проблемами ребенка (Lim, Wood, and Miller, 2008). Выводы о том, что депрессия связана с большей враждебностью родителей и более низким уровнем теплоты / заботы, также были воспроизведены у малообеспеченных афроамериканских матерей детей с астмой (Celano et al., 2008), что повлияло на проблемы в управлении родителями этих детей. постоянные потребности в медицинской помощи.

Материнская депрессия и связанные с ней проблемы с родителями играют роль не только в лечении, но и в развитии астмы. Трудности с воспитанием детей в раннем возрасте, последующие психосоциальные проблемы у детей и уровни иммуноглобулина E в возрасте 6 лет были важными предикторами астмы в возрасте 6–8 лет в продольной когорте с высоким риском астмы (Klinnert et al., 2001). Симптомы материнской депрессии, измеренные в возрасте 6 лет, сильно коррелировали с ключевыми предикторами, воспитанием и психосоциальными проблемами ребенка.В недавнем большом когортном исследовании при рождении дети, которые в течение первых 7 лет жизни продолжали контактировать с матерями, лечившимися от депрессии и тревожности, имели более высокую заболеваемость астмой (отношение шансов = 1,25) после учета факторов риска астмы (Kozyrskyj et al., 2008 г.). Эти эффекты были сильнее в домохозяйствах с высоким доходом, чем в домохозяйствах с низким доходом.

Только недавно были опубликованы исследования, в которых более подробно рассматривается взаимосвязь между психическим здоровьем матери, воспитанием детей, поведением ребенка и ведением хронических заболеваний.Эти исследования астмы иллюстрируют, как материнская депрессия может играть роль в неблагоприятных исходах хронических состояний физического здоровья в детстве, когда психосоциальные факторы влияют на процесс болезни, а болезни требуют внимательного отношения родителей к режимам управления и мониторингу ухода.

Другие последствия для здоровья могут возникнуть из-за изменений в семейном окружении, связанных с материнской депрессией. Матери маленьких детей, страдающих депрессией, с большей вероятностью будут курильщиками (Whitaker, Orzol, and Kahn, 2006), таким образом подвергая детей воздействию пассивного курения, которое связано с большим количеством респираторных проблем (Neuspiel et al., 1989). В продольном исследовании родителей, страдающих депрессией, чаще сообщалось о респираторных заболеваниях у детей среднего возраста (Goodwin et al., 2007). Среди дошкольников дети, которые больше всего смотрели телевизор, были предсказаны двумя факторами: материнской депрессией и избыточным весом матери (Burdette et al., 2003). Чрезмерный просмотр телевизора маленькими детьми имеет последствия для ожирения и поведения. Другие профилактические методы воспитания, которые могут ограничить оптимальное здоровье и профилактику заболеваний у детей, обсуждались в предыдущем разделе, посвященном методам воспитания.

Подростки

Было обнаружено, что использование подростками медицинской помощи, хотя и редко по сравнению с исследованиями детей грудного и раннего возраста, связано с депрессией у родителей. В одном исследовании при 10-летнем наблюдении дети родителей, страдающих депрессией, чаще были госпитализированы. Однако только подгруппа детей, у которых самих развилась депрессия, имела больше медицинских проблем, о которых сообщали в возрасте от позднего подросткового возраста до середины 20-летнего возраста (Kramer et al., 1998). Другой отчет об этих потомках после 20 лет в среднем возрасте также показал увеличение общего числа медицинских проблем.Зависимость от психоактивных веществ также чаще развивалась в подростковом возрасте в этой популяции (Weissman et al., 2006a).

Проблема, которая возникает в подростковом возрасте, — это опасное для здоровья поведение, такое как употребление табака, алкоголя и наркотиков. Хорошо известно, что поведение подростков, сопряженное с риском для здоровья, тесно связано с моделями употребления алкоголя и табака родителями. Особенно информативным было отметить, что в немецком лонгитюдном исследовании сообщества от раннего подросткового возраста до раннего взрослого возраста шансы употребления запрещенных наркотиков удваивались, если у любого из родителей было аффективное расстройство, даже после контроля их употребления родителями (Lieb et al., 2002). Показатели больше не увеличивались, когда были затронуты оба родителя — то есть, даже после учета родительского употребления, аффективное расстройство у матери или отца увеличивало вероятность того, что подросток начнет употреблять запрещенные наркотики. Точно так же наличие родителей с депрессией было связано с 40-процентным увеличением алкогольной и никотиновой зависимости у подростков, даже после того, как родители контролировали тревогу и употребление психоактивных веществ (Lieb et al., 2002).

В целом, появляются новые доказательства того, что депрессия, по крайней мере, у матерей, если не у отцов, связана с использованием услуг детского здравоохранения и неблагоприятными последствиями для здоровья детей от младенчества до подросткового возраста.Более того, совместное возникновение материнской депрессии и хронического заболевания у ребенка подвергает ребенка дополнительному риску неблагоприятных исходов. Для обоснования эффективных вмешательств необходимы лонгитюдные исследования, в которых более внимательно изучаются пути, с помощью которых депрессия влияет на результаты в отношении здоровья.

Психологические проблемы и благополучие детей

Особые аспекты, вызывающие озабоченность

Исследователи изучили ряд аспектов психологических проблем и благополучия детей.Как правило, выбор того, чему учить детей, оправдывается как важный как с точки зрения теорий, так и с точки зрения исследований, предполагающих (а) почему депрессия у родителей может повлиять на эти аспекты функционирования и (б) почему эти аспекты функционирования , в случае воздействия, может вызвать беспокойство относительно возможности дальнейшего развития психопатологии.

Неудивительно, что большое внимание было уделено вероятности того, что дети депрессивных родителей сами впадают в депрессию.Обе теории о механизмах, посредством которых материнская депрессия может способствовать развитию депрессии у детей (Goodman and Gotlib, 1999), и о путях развития, ведущих к возникновению депрессии у детей (Cicchetti and Toth, 1998), указывают на важность более глубокого знания ассоциаций между материнская депрессия и появление депрессии у детей и подростков. Поэтому во многих исследованиях детей родителей, страдающих депрессией, изучалась связь между депрессией у родителей и связанными с депрессией последствиями у их детей, включая уровни депрессивных симптомов и частоту депрессивных расстройств.Некоторые исследователи расширили эту конструкцию до интернализующих расстройств или проблем у детей, учитывая, что тревожные расстройства являются наиболее частыми сопутствующими расстройствами как в клинических (Compas et al., 1997), так и в местных выборках (Lewinsohn et al., 1991) и что многие исследователи полагаются на контрольные списки симптомов, которые дают оценку интернализации проблем как широкополосной конструкции.

Среди других исходов, связанных с депрессией у родителей, исследователи также интересовались экстернализацией расстройств, поскольку повышенный уровень проблем с поведением был отмечен еще в самых ранних исследованиях детей депрессивных родителей (например.г., Велнер и др., 1977). С теоретической точки зрения экстернализирующие расстройства у детей с депрессивными родителями интересны, потому что они могут отражать проблемы с нерегулируемой агрессией (Radke-Yarrow et al., 1992), отчетливый образец унаследованной уязвимости, возможно, связанный с поведенческими расстройствами (например, алкоголизм, употребление психоактивных веществ). жестокое обращение, антисоциальные расстройства личности) у родственников первой степени родства (Kovacs et al., 1997; Williamson et al., 1995). С другой стороны, экстернализация проблем у детей может отражать определенные взаимодействия между генами и когнитивными, аффективными, межличностными и другими биологическими системами, которые приводят к появлению экстернализующих, а не интернализующих расстройств (или одновременно с ними).

Хотя большая часть литературы сосредоточена на психопатологии как исходе для детей с депрессивными матерями, перспектива психопатологии развития требует расширенного определения результатов, которое также включает компетентность или ограничения способности достигать типичного развития в полном диапазоне аффективных / эмоциональных состояний, когнитивное и социальное / межличностное функционирование.

Отдельным важным аспектом функционирования, который необходимо понимать детям от депрессивных родителей, является темперамент или поведенческие тенденции.Трудности в темпераменте, связанные с депрессией у родителей, можно было наблюдать, например, по поведенческим тенденциям младенцев к меньшему интересу и активному исследованию своего окружения и новым стимулам, более низким организационным способностям и меньшей успокаиваемости по сравнению с младенцами от матерей без депрессии. Механизмы, объясняющие такие ассоциации, в первую очередь связаны с наследуемостью, но могут также включать эффекты пренатального воздействия материнской депрессии и связанного стресса. В соответствии с обоими объяснениями, было обнаружено, что движения плода на 36 неделе беременности составляют от 21 до 43 процентов дисперсии дистресса и ограничений в 1 год и поведенческого торможения в 2 года (отрицательные прогнозы), оба показателя регуляторных способностей (DiPietro et al. al., 2002). Темперамент также представляет интерес для исследователей родительской депрессии, потому что он может быть ранним признаком уязвимости к более позднему развитию депрессии (Hayden et al., 2006). Более того, темперамент представляет интерес с учетом транзакционных процессов, которые предполагают, что депрессивный родитель и младенец с «трудным» темпераментом могут столкнуться с особыми проблемами по отношению друг к другу по сравнению с недепрессивными родителями или детьми, которые не обладают этими качествами темперамента.

По нескольким причинам исследователи также интересовались аффективным функционированием, особенно сильным отрицательным аффектом и низким положительным аффектом у детей депрессивных родителей (Cicchetti, Ackerman, and Izard, 1995; Garber, Braafladt, and Zeman, 1991).Во-первых, понимание того, что то, как дети управляют своими эмоциями, может быть ранними признаками некоторых основных черт личности, связанных с депрессией у взрослых (Klein et al., 2002). Во-вторых, это исследование, показывающее, что сильные отрицательные аффекты и слабые положительные аффекты могут быть ранними признаками уязвимости к депрессии или даже ранними признаками депрессии. В-третьих, с точки зрения транзакций, это понимание того, что младенцы и дети с этими аффективными тенденциями будут особенно трудными для родителей с депрессией и могут сыграть решающую роль в развертывании циклов взаимных отрицательных влияний.

Дети матерей с депрессией могут унаследовать склонность к переживанию и выражению отрицательных эмоций (Plomin et al., 1993), могут научиться этой тенденции посредством моделирования или могут иметь повышенную отрицательную эмоциональность в результате дисрегуляции оси HPA, связанной со стрессом. Даже в младенчестве проблемы с отрицательными эмоциями могут наблюдаться у младенцев, которые проявляют больше дистресса по сравнению с другими (Campbell and Cohn, 1997). Дети старшего возраста могут испытывать больше печали по сравнению с контрольной группой.

Положительные эмоции могут быть одинаково важны для изучения как исход для детей с депрессивными матерями, учитывая, что депрессивные расстройства однозначно характеризуются низким положительным аффектом или ангедонией (Clark and Watson, 1991).Склонность к низкому положительному аффекту может предрасполагать детей к развитию депрессии. Проблемы с положительными эмоциями могут быть отмечены у младенцев, у которых наблюдается менее позитивный аффект или удовольствие (Cohn and Campbell, 1992), или у детей старшего возраста, испытывающих или выражающих менее позитивный аффект по сравнению с контрольной группой. Механизмы, которые могут помочь объяснить возникновение слабого положительного аффекта у детей с депрессивными матерями, включают наследственность, потенциальную роль темперамента и усвоенную тенденцию чрезмерно контролировать положительный аффект (или более низкую систему активации поведения) (Fowles, 1994) или лобную долю паттерн относительно большей активности лобной коры левого, чем правого, коры головного мозга, который был связан с более низкими положительными аффективными реакциями (Davidson and Fox, 1989).Некоторые аспекты эмоционального функционирования оцениваются с помощью таких показателей, как кортизол как показатель реактивности на стресс, асимметрия электроэнцефалограммы (ЭЭГ) как показатель склонности к переживанию отрицательных эмоций и нейроповеденческое функционирование младенцев как показатель способности новорожденных контролировать свое поведение. в ответ на физическую и социальную среду. Позитивная эмоциональность также может быть частичным посредником между депрессией у родителей и последующим возникновением депрессии или других проблем у их детей.Выводы, подтверждающие эту идею, включают исследование, которое показало, что низкие уровни положительной эмоциональности у 3-летних детей, измеренные с помощью лабораторных заданий и естественных наблюдений, предсказывают более высокие уровни когнитивной уязвимости к депрессии, когда детям было 7 лет, например беспомощность и депрессогенные стили атрибуции (Hayden et al., 2006).

Помимо эмоционального функционирования, результаты компетентности детей в социальной и когнитивной сферах представляют интерес в связи с депрессией у родителей.Межличностное функционирование, варьирующееся от отзывчивости младенцев до социального функционирования и компетентности у детей старшего возраста или подростков, также потенциально связано с наследуемостью (Goldsmith, Buss, and Lemery, 1997) и механизмами обучения. Нарушения межличностного взаимодействия лежат в основе нескольких теорий депрессии, возникающей в детстве (Bemporad, 1994; Cole, 1991; Hammen et al., 2003; Zahn-Waxler, 1993). Поведенческие модели депрессии также предполагают важность этих социальных навыков, черт или тенденций, поскольку они могут быть связаны с более низкой вероятностью подкрепления у детей, если им не хватает определенных навыков или проявляется другое поведение, которое приводит к отсутствию полезных отношений (Левинсон , 1974; Паттерсон и Стулмиллер, 1991).

Точно так же когнитивное функционирование, особенно роль убеждений и установок, играет центральную роль в этиологии депрессии у детей и подростков (Garber and Martin, 2002; Hammen, 1992; Seligman et al., 1984), что указывает на важность изучения самооценка, атрибутивный стиль и дефицит когнитивных навыков решения проблем. Другой аспект когнитивного функционирования, когнитивное / интеллектуальное функционирование, иногда изучается как результат в связи с депрессией у родителей, хотя иногда он концептуализируется как модератор в моделях риска для детей с депрессивными матерями (Goodman and Gotlib, 1999).Проблемы с концентрацией внимания и принятием решений, а также другие симптомы могут проявляться как ранние признаки депрессии у детей и могут серьезно повлиять на интеллектуальную и академическую деятельность, в то время как связанные с этим неуспеваемость в школе могут независимо увеличивать риск депрессии (Lewinsohn et al. ., 1994).

В модели Гудмана и Готлиба (1999) (см.) Эти области функционирования ребенка по большей части концептуализируются как факторы уязвимости. Эти аффективные, межличностные, поведенческие и когнитивные переменные концептуализируются как ранние маркеры дезадаптивных процессов, которые могут быть связаны с более поздним развитием психопатологии.Мы используем термин «уязвимость» для обозначения устойчивых или длительных жизненных обстоятельств или условий человека, которые усиливают дезадаптивные процессы и препятствуют достижению успешной адаптации (Cicchetti, Rogosch, and Toth, 1994; Masten et al., 1999). Факторы риска, таким образом, могут включать внешние факторы, включая депрессию у родителей, а также другие семейные и более широкие социально-экологические факторы.

Нейроповеденческие исходы новорожденных

Исследователи сообщили о разной степени постоянства поддержки ассоциаций между повышенным уровнем антенатальной депрессии и более слабой нейроповеденческой регуляцией новорожденных.Исследования показывают последовательную поддержку антенатальной депрессии, которая в значительной степени связана с большей безутешностью новорожденных (Zuckerman et al., 1990), большим плачем / беспокойством (Diego, Field, and Hernandez-Reif, 2005; Field et al., 2007; Zuckerman et al. ., 1990), больше времени в неопределенном сне (Diego, Field, and Hernandez-Reif, 2005; Field et al., 2001, 2004) и больше активности / движения (Field et al., 2004, 2007; Hernandez-Reif и др., 2006). Выводы о детской настороженности менее последовательны: одно исследование обнаружило значительную связь с антенатальной депрессией (Hernandez-Reif et al., 2006), но двое других не обнаружили значительной связи (Field et al., 2007; Zuckerman et al., 1990).

Было обнаружено, что более высокие уровни антенатальной депрессии проспективно связаны с менее оптимальными баллами по нескольким подшкалам Шкалы оценки поведения новорожденных (NBAS) (Brazelton, 1984). Филд и его коллеги были на переднем крае исследований, показывающих, что более высокие уровни антенатальной депрессии связаны с менее оптимальными оценками по нескольким подшкалам NBAS (Field et al., 2001, 2004; Эрнандес-Рейф и др., 2006; Джонс и др., 1998; Lundy et al., 1999). В публикациях наиболее часто повторялось, что антенатальная депрессия связана с меньшей способностью новорожденного реагировать на зрительные и слуховые раздражители и с качеством общей настороженности. Размер эффекта обычно находился в диапазоне от 0,22 до 0,60. В большинстве исследований было обнаружено, что антенатальная депрессия от минимальной до отсутствующей значимой связи со способностью новорожденных регулировать свое состояние в условиях внешней стимуляции или с наличием у них большего количества аномальных рефлексов.В некоторых исследованиях было обнаружено, что другие субшкалы в значительной степени связаны с антенатальной депрессией, а в других — нет. Несоответствия в конкретных шкалах, которые, как было установлено, связаны с антенатальной депрессией, вероятно, объясняются вариабельностью клинических характеристик антенатальной депрессии, которая, как ожидается, будет модератором. Несоответствия не связаны с тем, как измерялась антенатальная депрессия, поскольку все исследования, кроме одного, полагались на шкалы симптомов, а не на диагнозы.

Еще одно правдоподобное объяснение несоответствий — это сопутствующее употребление алкоголя или психоактивных веществ во время беременности. Исследователи обнаружили высокую частоту дородовой депрессии, которая сочетается с курением сигарет, употреблением алкоголя и злоупотреблением такими веществами, как кокаин, часто в сочетании друг с другом (например, Amaro and Zuckerman, 1990, 1991; Amaro, Zuckerman, and Cabral, 1989; Цукерман, Амаро и Бердсли, 1987; Цукерман и др., 1989). Например, депрессия особенно распространена (35–56 процентов) в выборках беременных женщин, зависимых от наркотиков (Burns et al., 1985; Фитцсимонс и др., 2007; Regan et al., 1982).

Темперамент

Несколько исследователей обнаружили, что младенцы от матерей с депрессией по сравнению с контрольной группой имеют более сложный характер. Whiffen и Gotlib (1989) обнаружили, что младенцы от матерей с депрессией воспринимались как более трудные в уходе и более надоедливые. В крупном исследовании, проведенном в Японии, было обнаружено прямое влияние материнской депрессии на конструкции темперамента младенца «терпимость к разочарованию» и «страх перед незнакомцами и странными ситуациями» (Sugawara et al., 1999). Мета-анализ обнаружил значительную умеренную корреляцию между послеродовой депрессией и темпераментом ребенка с 95-процентным доверительным интервалом, который варьировался от 0,26 до 0,37 (Beck, 1996). Хотя использование матерей в депрессии как репортеров темперамента своих детей вызывает опасения (Forman et al., 2003), исследователи обнаружили эти существенные связи даже с лабораторными измерениями темперамента (Goldsmith and Rothbart, 1994) и с самоотчетами. например, разработанные Ротбартом (Garstein and Rothbart, 2003), которые сводят к минимуму предвзятость в отчете матери, задавая вопросы, связанные с конкретной ситуацией, и используя в своих интересах степень и широту опыта, который матери имеют со своими младенцами.

Было обнаружено, что среди изученных потенциальных модераторов или коррелированных факторов риска сопутствующая тревожность у матерей играет роль в ассоциациях между материнской депрессией и темпераментом младенца, но точная роль не ясна. Возможно, тревога, которая, как известно, тесно связана с депрессией, имеет большее значение. В одном исследовании тревожность по материнским признакам предсказывала трудный темперамент младенца независимо от оценок дородовой и послеродовой депрессии (Austin et al., 2005).Другое исследование показало, что тревога и депрессия у матерей имеют значение. Одно исследование, в котором измеряли темперамент не только с помощью отчетов матери, но и с помощью наблюдений, показало, что легкая родительская дисфория и легкая родительская тревога связаны с двумя измерениями темперамента ребенка: вниманием и трудностями регуляции эмоций (West and Newman, 2003).

Некоторые выводы информативны с точки зрения развития, особенно о роли транзакционных процессов. В частности, некоторые исследователи проверили гипотезу о том, что тяжелый темперамент младенцев может увеличить вероятность послеродовой депрессии.В одном исследовании тяжелый темперамент младенцев был связан с материнской депрессией у матерей трехмесячного возраста, и эта связь была опосредована воспринимаемой эффективностью родительской роли (Cutrona and Troutman, 1986). В другом исследовании материнская депрессия и негативная эмоциональность младенца взаимодействовали, чтобы предсказать материнскую реактивность / чувствительность (Pauli-Pott et al., 2000). Положительная младенческая эмоциональность не была предсказателем. Хорошая супружеская поддержка была напрямую связана с материнской реактивностью / чувствительностью, но не как модератор.

В ходе прямого тестирования роли транзакционных процессов одна группа исследователей обнаружила, что материнская депрессия и трудный темперамент младенца, а также страх / застенчивость могут взаимодействовать, чтобы предсказать отрицательные результаты для детей в подростковом возрасте, но результаты зависят от темперамента. , детский результат и пол. Например, в продольном исследовании, охватившем детей в возрасте от 5 до 17 лет, подверженность материнской депрессии в раннем детстве предсказывала рост проблем экстернализирующего поведения мальчиков с течением времени только среди мальчиков, чей темпераментный фактор импульсивности был низким (Leve, Kim, and Pears, 2005 ).Другие обнаружили, что дети с более сложным темпераментом более уязвимы к последствиям неадекватного воспитания, например того, что связано с депрессией у матерей (Goldsmith, Buss, and Lemery, 1997). Матери более трудных младенцев также считают, что их родительские обязанности менее эффективны, что, в свою очередь, связано с депрессией у матерей (Cutrona and Troutman, 1986; Porter and Hsu, 2003). В будущих исследованиях необходимо не только продолжить изучение роли темперамента ребенка, но и включить показатели темперамента, воспитания детей и депрессивных симптомов родителей, которые не ограничиваются самооценкой матери по всем этим переменным.

Несколько исследователей обратились к потенциальным посредникам связи между депрессией у родителей и темпераментом детей, сосредоточив внимание на влиянии на развитие плода. Лечение антидепрессантами во время беременности, по крайней мере в одном исследовании, не предсказывало темперамент (Nulman et al., 2002). Однако могут иметь значение другие пренатальные или внутриутробные процессы. Одно исследование показало, что повышенный уровень кортизола у матери на 30–32 неделе беременности, но не раньше во время беременности, был значительно связан с более частыми сообщениями матери об отрицательной реактивности младенцев, с дополнительными прогнозами на основе пренатальной материнской тревоги и депрессии, даже после учета послеродового материнского психологического состояния. состояние (Davis et al., 2007). В другом исследовании через 2 и 6 месяцев после родов матери, у которых была депрессия во время беременности и / или в послеродовом периоде, по сравнению с матерями без депрессии, сообщали о более тяжелых младенцах в обоих случаях, даже после учета историй жестокого обращения со стороны матери или пренатальной тревоги (McGrath, Records и Rice, 2008).

Генетика, вероятно, будет еще одним посредником. Сам по себе темперамент передается по наследству (Hwang, Rothbart, 2003). Более того, генетика может объяснить связь между материнской депрессией и темпераментом младенца (и более поздним развитием депрессии или других расстройств) (Gonda et al., 2006; Pezawas et al., 2005). То есть один и тот же набор генов может предсказывать оба качества темперамента, такие как негативная аффективность и депрессия.

С методологической точки зрения важно отметить, что выводы о связи депрессии с темпераментом ребенка не являются результатом потенциальных предубеждений в взглядах депрессивных родителей. Например, не все исследования основывались исключительно на том, как подавленные матери воспринимают темперамент ребенка. В одном исследовании не только матери в депрессии, но и их партнеры воспринимали темпераменты своих двухмесячных детей более негативно по сравнению с женщинами без депрессии и их партнерами (Edhborg et al., 2000). В более широком смысле, текущие опросники по темпераменту были разработаны, чтобы минимизировать вклад репортерной предвзятости (Rothbart and Hwang, 2002).

Наконец, есть некоторые свидетельства того, что сложный темперамент является частичным посредником между серьезными депрессивными расстройствами у родителей и развитием депрессивных расстройств у детей. Одно лонгитюдное исследование, в котором наблюдали за детьми депрессивных родителей в течение 20 лет, показало ожидаемую связь между депрессией у одного или обоих родителей и тяжелым темпераментом (Bruder-Costello et al., 2007). Во-вторых, они обнаружили, что плохой темперамент у детей увеличивает вероятность большого депрессивного расстройства. В-третьих, они поддержали частичную посредническую роль темперамента в том, что трудный темперамент детей объясняет дополнительные 10 процентов различий в ассоциациях между депрессией у родителей и новыми эпизодами большой депрессии у ребенка.

Приложение

Связь между депрессией у матерей и менее надежными отношениями привязанности у младенцев хорошо изучена и дает довольно последовательные результаты.Имеется достаточно литературы, которая подверглась метаанализу. В одном метаанализе рассматривалось влияние материнского психического заболевания (включая депрессию и психоз) на качество привязанности в клинических выборках (van Ijzendoorn et al., 1992). Они обнаружили, что материнское психическое заболевание увеличивает вероятность ненадежной привязанности по сравнению с нормами и по сравнению с выборками детей с рядом проблем. Другой метаанализ 16 исследований показал, что материнская депрессия не была связана со значительно более высокими показателями дезорганизованной привязанности у детей по сравнению с выборками среднего класса или бедными (van IJzendoorn, Schuengel, and Bakersmans-Kranenburg, 1999).Это было верно даже с учетом социально-экономического статуса, типа оценки депрессии и клинической выборки в сравнении с выборкой в ​​сообществе. Тем не менее, родители с тяжелой и хронической депрессией не были включены в эту конкретную исследуемую группу. Другой метаанализ, ограниченный исследованиями клинически диагностированной депрессии у матерей, обнаружил, что младенцы от матерей с депрессией демонстрируют значительно меньшую вероятность надежной привязанности и незначительно повышают вероятность избегающей и дезорганизованной привязанности (Martins and Gaffan, 2000).Например, клинически значимая депрессия у матерей увеличивала вероятность неорганизованной привязанности в среднем с 17 до 28 процентов. В рассмотренных исследованиях преобладала выборка из семей со средним доходом с минимальными факторами риска, помимо депрессии у матерей. Таким образом, бедность и другие факторы риска не объясняют этот вывод.

Аффективное функционирование

Несколько исследований подтвердили связь между депрессией у матерей и более сильным негативным аффектом у младенцев или детей по сравнению с контрольной группой.Младенцы от матерей с депрессией демонстрируют больше негативных эмоций (плач и суету) и более самостоятельное регулирующее поведение (например, самоуспокоение или взгляд в сторону) (Field, 1992; Tronick and Gianino, 1986). Малыши демонстрируют больше нерегулируемой агрессии и повышенной эмоциональности (Zahn-Waxler et al., 1984), а подростки (особенно девочки) демонстрируют более дисфорический и менее счастливый аффект (Hops, Sherman, and Biglan, 1990). В одном исследовании, в котором изучались уровни депрессивных симптомов как у матерей, так и у отцов, уровни депрессивных симптомов матери, но не отца, были связаны с низкой положительной эмоциональностью детей дошкольного возраста (Durbin et al., 2005). В этих исследованиях преимущественно, но не исключительно, использовалась выборка из среднего класса.

Когнитивная / интеллектуальная / академическая успеваемость

Было достоверно установлено, что различные показатели когнитивно-интеллектуальной или академической успеваемости связаны с депрессией у матерей. Дети с депрессивными матерями по сравнению с детьми, матери которых больны соматическими заболеваниями или имеют другие психические расстройства, имеют более низкую успеваемость и другие поведенческие проблемы в школе (Anderson and Hammen, 1993).В нескольких исследованиях было обнаружено, что дети депрессивных матерей или матерей с высоким уровнем депрессивных симптомов имеют более низкие показатели интеллекта (Anderson and Hammen, 1993; Hammen and Brennan, 2001; Hay and Kumar, 1995; Hay et al., 2001; Jaenicke et al., 1987; Kaplan, Beardslee, and Keller, 1987; Murray et al., 1993; Sharp et al., 1995). В этой литературе был проведен качественный обзор с точки зрения развития, включая роль времени наступления депрессии у матерей (Sohr-Preston and Scaramella, 2006).Например, крупное федеральное исследование по уходу за детьми младшего возраста показало, что хронизация депрессивных симптомов в течение первых 3 лет жизни связана с материнской чувствительностью, а материнская чувствительность снижает связь между уровнем материнских депрессивных симптомов и готовностью 3-летних детей к школе. и вербальное восприятие (Сеть исследований по уходу за детьми младшего возраста NICHD, 1999).

Одним из наиболее убедительных доказательств того, что модераторы связи между материнской депрессией и академической успеваемостью, является подверженность насилию (Silverstein et al., 2006). По сути, в большой репрезентативной на национальном уровне выборке детей детсадовского возраста Silverstein et al. обнаружили, что, хотя депрессия у матерей была независимо тесно связана с плохим чтением, математикой и общими знаниями детей, дети, которые также подвергались насилию, имели еще более низкие оценки по этим же навыкам. У них также было больше проблем с поведением по сравнению с детьми, которые подвергались либо материнской депрессии, либо насилию в одиночку. Этот образец результатов был сильнее для мальчиков, чем для девочек.

Отсев из школы и сексуальное поведение подростков

В продольном исследовании потомства матерей с депрессией и без депрессии, которое проводилось ежегодно с 6 по 12 класс, было обнаружено, что более высокий IQ защищает от отсева среди потомков матерей, никогда не страдающих или умеренно депрессивных, но не для подростков, матери которых находились в хронической или тяжелой депрессии (Bohon, Garber, and Horomtz, 2007). Точно так же присутствие мужчины-главы домохозяйства было связано с более низкими показателями сексуального поведения среди подростков, у матерей которых никогда не было или было умеренной депрессии, но не среди подростков, у которых депрессия матери была хронической или тяжелой.

Когнитивная уязвимость к депрессии

Одним из самых сильных предикторов депрессии у взрослых, а также у детей является наличие когнитивной уязвимости. Таким образом, это заинтересовало исследователей, изучающих детей родителей, страдающих депрессией. Согласно многочисленным исследованиям, депрессия у матерей и высокий уровень депрессивных симптомов у матерей связаны с детьми уже в возрасте 5 лет, демонстрируя ранние признаки когнитивной уязвимости к депрессии, включая более высокую вероятность, чем контрольная группа, обвинять себя в отрицательных результатах, имея более отрицательный стиль атрибуции, безнадежность, пессимизм, меньшая вероятность вспомнить положительные самоописательные прилагательные и более низкая самооценка (Андерсон и Хаммен, 1993; Гарбер и Робинсон, 1997; Хаммен и Бреннан, 2001; Хей и Кумар, 1995) ; Jaenicke et al., 1987; Мюррей и др., 2001). Подростки с депрессивными матерями демонстрируют ранние признаки когнитивной уязвимости к депрессии, например, они чаще, чем другие подростки, обвиняют себя в отрицательных результатах и ​​реже вспоминают положительные самоописательные прилагательные (Hammen and Brennan, 2001; Jaenicke et al., 1987 ).

Стресс и преодоление препятствий

Особую озабоченность вызывает модель, согласно которой дети матерей с депрессией (нынешняя или бывшая депрессия) обладают большей когнитивной реактивностью (например,g., склонность к пессимистическому мышлению) при неудаче (Murray et al., 2001; Taylor and Ingram, 1999).

Они обнаружили, например, что ассоциации между сообщениями подростков о родительском стрессе и сообщениями родителей о тревожных / депрессивных симптомах у подростков были связаны с самооценкой подростками использования вторичного контроля и реактивностью подростков на стресс (Jaser et al. др., 2005, 2008; Langrock et al., 2002). В частности, повышенные уровни родительско-детского стресса из-за ухода родителей и их навязчивого отношения были связаны с более высокими уровнями стрессовой реактивности у детей (например,g., повышенное эмоциональное и физиологическое возбуждение, навязчивые мысли, размышления). И наоборот, использование детьми стратегий выживания, которые включают принятие родительской депрессии и попытки переоценить ее в более позитивном ключе, было связано с более низкими уровнями тревожности и депрессии у детей депрессивных родителей. Эти результаты показывают, что обучение детей родителей с депрессией более эффективным стратегиям выживания может быть важной целью профилактических вмешательств (Compas et al., 2002).

Бердсли и его коллеги опубликовали несколько статей по этой теме за несколько десятилетий, в которых содержится информация о спектре функционирования у детей и подростков, родители (матери и / или отцы) которых находятся в депрессии. По сути, они обнаружили, что дети от матерей с депрессией различаются по своему адаптивному функционированию, а дети с более адаптивным функционированием функционируют лучше. Например, более гибкие подходы к выживанию и более ситуативно подходящие стратегии связаны с лучшими результатами (отношения модератора) (Beardslee, Schultz, and Selman, 1987; Carbonell, Reinherz, and Beardslee, 2005).Результаты других исследований Бердсли и его коллег показывают, что детей может защищать то, как они воспринимают депрессию и реагируют на нее со стороны своих родителей (Beardslee and Podorefsky, 1988; Solantaus-Simula, Punamaki, and Beardslee, 2002a, 2002b). В частности, молодые люди, стойкие перед лицом родительской депрессии, понимали, что их родители больны и что они не виноваты в болезни.

Результаты интервенционных исследований рандомизированных исследований Бердсли также являются тестом роли этих конструктов в ассоциациях между депрессией у родителей и благополучием детей (Beardslee et al., 2003, 2008). Концепция понимания со стороны детей была введена в действие как понимание болезни родителя как в четвертой, так и в шестой точках оценки. Молодые люди, родители которых больше всего изменились в ответ на вмешательство, в наибольшей степени осознали болезнь своих родителей. Таким образом, можно было повысить понимание за счет профилактического вмешательства. Другие отмечают вариабельность в том, как дети подросткового возраста справляются с материнской депрессией (Klimes-Dougan and Bolger, 1998).Например, дети, чья материнская депрессия связана с большим количеством гнева и раздражительности, справляются иначе, чем другие, мальчики отличаются от девочек, и даже в семьях братья и сестры различаются тем, как они справляются с материнской депрессией.

Межличностное взаимодействие

Начиная с исследований младенцев, исследователи выявили проблемы межличностного взаимодействия, связанные с депрессией у матерей. Филд (1992) показал, что младенцы (1) соответствуют негативным аффективным выражениям своих матерей при общении с ними лицом к лицу, (2) выглядят «подавленными» и (3) распространяют эти стили на взаимодействия младенцев. с остальными.Она также обнаружила, что младенцы от матерей с депрессией, чей стиль взаимодействия характеризуется как замкнутый, имеют худшие интерактивные качества, чем те, чей стиль характеризуется как навязчивый (Jones et al., 1997b). В многочисленных публикациях с начала 1980-х годов Троник и Кон осветили природу реакции младенцев на личное общение с матерями, находящимися в депрессии (Cohn and Tronick, 1983; Cohn et al., 1986). В своих более поздних работах они показывают, что более высокий уровень симптомов у матерей и младенцев мужского пола способствует более низкому качеству взаимодействий между матерью и младенцем (Weinberg et al., 2006).

Мюррей изучал младенцев, детей ясельного и дошкольного возраста, взаимодействующих со своими матерями, находящимися в депрессии. Хотя в некоторых исследованиях учитывались другие переменные, такие как конфликт в доме, она обнаружила, что депрессия у матерей по-прежнему определяет качество взаимодействия детей (Murray and Trevarthen, 1986; Murray et al., 1996b, 1999).

Исследования маленьких детей, взаимодействующих со своими матерями, находящимися в депрессии, лучше всего иллюстрируемые работой Радке-Ярроу и его коллег, показали, что дети, чьи матери были в депрессии, проявляют чрезмерную уступчивость, чрезмерную тревогу и деструктивное поведение, которое при наблюдении за детьми в подростковом возрасте, было обнаружено, что они сохраняются с течением времени (Radke-Yarrow, 1998).

Среди немногих исследований взаимодействия сверстников было обнаружено, что сыновья, но не дочери депрессивных матерей, проявляют более агрессивное поведение во время общения с друзьями (Hipwell et al., 2005). Дети детсадовского возраста, матери которых находились в депрессивном состоянии, чаще исключались сверстниками (Cummings, Keller, and Davies, 2005). Последний эффект был опосредован тем, что дети столкнулись с конфликтом между родителями. Дети-подростки от матерей с депрессией имеют более слабые отношения со сверстниками и менее адекватные социальные навыки, чем подростки от контрольных матерей без депрессии (Beardslee, Schultz, and Selman, 1987; Billings and Moos, 1985; Forehand and McCombs, 1988; Hammen and Brennan, 2003).

Психобиологические системы: реакции на стресс и активность коры

Исследователи обнаружили значительную связь между материнской депрессией и двумя психобиологическими системами у детей, которые, как было установлено, играют роль в регуляции и выражении эмоций. Первый — это реакция на стресс, измеряемая либо (а) вегетативной активностью (более высокая частота сердечных сокращений и более низкий тонус блуждающего нерва), либо (б) гормональными уровнями стресса (более высокий уровень кортизола как показатель активности оси HPA). Филд (1992) обнаружил, что младенцы от матерей с депрессией имеют более высокий уровень кортизола, особенно после взаимодействия с их матерями с депрессией (Филд, 1992).Жестокое воспитание, которое иногда связано с материнской депрессией, также связано с более высоким уровнем кортизола у детей (Hertsgaard et al., 1995). Оба вывода предполагают связь между функционированием оси HPA у детей и неспособностью матерей с депрессией оказывать чуткую и отзывчивую помощь.

Вторая значимая связь с материнской депрессией — корковая активность в префронтальной коре и, в частности, паттерн большей относительной правосторонней фронтальной асимметрии ЭЭГ.Эта закономерность связана с переживанием абстинентных эмоций у детей и с депрессией у взрослых и подростков (Davidson et al., 1990; Dawson, 1999; Dawson et al., 1992; Finman et al., 1989). Даже недельные младенцы от матерей с депрессией, а также месячные младенцы демонстрировали большую относительную правую лобную асимметрию ЭЭГ по сравнению с младенцами от матерей без депрессии, и эти ранние ЭЭГ коррелировали с ЭЭГ в 3 месяца и 3 года ( Jones et al., 1997a), предполагая непрерывность этого эффекта.Доусон и его коллеги наблюдали аналогичные закономерности у 18-месячных (Dawson et al., 1997). Эти закономерности демонстрируют замечательную стабильность в возрасте от 1 недели до 3 лет, что позволяет предположить, что ранние измерения надежно выявляют образец индивидуальных различий (Dawson et al., 1997, 2003; Jones et al., 1997a). Кроме того, хотя и ограничивался небольшой выборкой, Доусон обнаружил поддержку как контекстуальных стрессоров (супружеские разногласия и уровни стресса), так и активации лобного мозга детей, опосредующей связь между историей материнской депрессии и проблемами поведения детей, когда детям было 3 года.

Среди возможных модераторов связи между материнской депрессией и активацией лобного мозга детей является степень подверженности депрессии у матери, особенно пренатальной экспозиции. Например, количество пренатальных месяцев воздействия материнской депрессии незначительно предсказывало активацию левой лобной доли по данным ЭЭГ (Ashman and Dawson, 2002; Dawson et al., 1997). Тем не менее, депрессия во время беременности измерялась ретроспективно, когда матери находились в послеродовом периоде 13–15 месяцев, а депрессия определялась как включающая женщин, которые находились в частичной ремиссии или подпороговой ремиссии.Если это открытие будет воспроизведено, это предполагает необходимость изучения таких механизмов, как генетика и внутриутробные факторы, на предмет связи между материнской депрессией и активностью лобного мозга у новорожденных, подвергшихся пренатальному облучению.

Другие потенциальные модераторы дают смешанные выводы. Например, иногда обнаруживается, что нарушения нейробиологического или нейроэндокринного функционирования у младенцев конкретно связаны с личным общением с их матерями, находящимися в депрессии (Field, 1992), и, в частности, с суровым воспитанием детей (Hertsgaard et al., 1995), но другие считают, что они отражают более общую черту (Dawson et al., 2001).

Поведенческие проблемы или психопатология

Конечным результатом, вызывающим беспокойство у детей депрессивных родителей, является появление повышенного уровня поведенческих проблем или диагностируемой психопатологии. Многие исследования показывают, что частота депрессии выше у детей с депрессивными матерями, независимо от того, определяется ли депрессия матери соответствием диагностическим критериям или клинически значимым уровням баллов по шкале депрессивных симптомов, по сравнению с различными контрольными группами (Beardslee et al., 1988; Биллингс и Моос, 1985; Гудман и др., 1994; Ли и Готлиб, 1989; Малкарн и др., 2000; Орвашель, Уолш-Аллис и Е, 1988; Weissman et al., 1984; Велнер и др., 1977). Исследования с подростками показывают то же самое. Было обнаружено, что подростки с депрессивными родителями имеют более высокий уровень депрессии (Beardslee et al., 1988; Beardslee, Schultz, and Selman, 1987; Hammen et al., 1987; Hirsch, Moos, and Reischl, 1985), а также более высокий уровень депрессии. частота других расстройств (Orvaschel, Walsch-Allis, and Ye, 1988; Weissman et al., 1984) относительно контроля. В целом, уровень депрессии среди детей школьного возраста и подростков от матерей, страдающих депрессией, составляет от 20 до 41 процента, в отличие от общей численности населения, составляющей около 2 процентов среди детей в возрасте 12 лет и младше и от 15 до 20 процентов среди подростков. (Левинсон и др., 2000). Более высокие показатели среди детей родителей, страдающих депрессией, связаны с большей тяжестью или нарушением родительской депрессии, а также с добавлением других факторов риска, например, связанных с бедностью.

Не только уровень депрессии выше, но депрессия у детей депрессивных родителей по сравнению с депрессией у детей того же возраста, не страдающих депрессией, имеет более ранний возраст начала и более длительную продолжительность и связана с более выраженными функциональными нарушениями и более высокая вероятность рецидива (Hammen, Brennan, 2003; Hammen et al., 1990; Keller et al., 1986; Warner et al., 1992).

Начиная с дошкольного возраста, материнская депрессия также связана с более высокими уровнями интернализации и экстернализации поведенческих проблем у детей и подростков (расстройства дефицита внимания и расстройства деструктивного поведения, включая насилие) и злоупотребления психоактивными веществами (Brennan et al., 2002; Фергюссон, Лински и Хорвуд, 1993; Forehand et al., 1988), тревожность (социальная фобия, тревога разлуки и другие тревожные расстройства), дисрегулируемая агрессия и другие проблемы экстернализации, хотя некоторые исследователи обнаружили, что последние характерны только для дочерей (Biederman et al., 2001; Luoma et al., 2001; Orvaschel, Walsch-Allis, and Ye, 1988; Weissman et al., 1984; Zahn-Waxler et al., 1990). Исследования, проведенные в лаборатории Радке-Ярроу, также оказались плодотворными, продемонстрировав, что даже 5-летние матери, находящиеся в депрессивном состоянии, демонстрировали больше нерегулируемой агрессии и повышенной эмоциональности и имели больше проблем экстернализации (Zahn-Waxler et al., 1984, 1990).

Модераторы включают пол ребенка, клинические характеристики родительской депрессии, а также то, находится ли депрессия у матери или у отца. Например, материнская депрессия была связана с более высоким уровнем интернализации проблем (например, депрессии, тревожности) у 4-летних мальчиков и девочек, но с экстернализирующими проблемами (например, расстройством поведения, синдромом дефицита внимания) только у девочек (Marchand и Хок, 1998). В среднем детстве и подростковом возрасте дочери матерей с депрессией могут быть более склонны к депрессии, чем сыновья (Davies and Windle, 1997; Fergusson, Horwood, and Lynskey, 1995; Hops, 1996), хотя другие не обнаружили половых различий (Fowler, 2002).

Что касается клинических характеристик, матери, которые сообщали о высоком уровне депрессивных симптомов, сообщали о более высоком уровне поведенческих проблем у своих 5-летних детей, с еще более сильными ассоциациями, когда эти симптомы были тяжелыми, хроническими и недавними (Brennan et al. , 2000). Как правило, как и ожидалось, более длительное воздействие связано с худшими результатами для детей (Сеть исследований NICHD по раннему уходу за детьми, 1999; Sohr-Preston and Scaramella, 2006; Trapolini, McMahon, and Ungerer, 2007). Удивительно, но выводы относительно тяжести депрессии неоднозначны; некоторые обнаружили, что серьезность является сильным предиктором эмоциональных и поведенческих проблем у детей (Hammen and Brennan, 2003), а другие обнаружили лишь небольшие ассоциации (Radke-Yarrow and Klimes-Dougan, 2002).

Несколько исследований психопатологии как исхода для детей или подростков проверяли двунаправленную или трансакционную роль — в какой степени проблемы у детей способствуют депрессии у родителей? В двух основополагающих исследованиях по этой теме, основанных на двух различных выборках (Gross et al., 2008; Gross, Shaw, and Moilanen, 2008), большинство ассоциаций между материнской и отцовской депрессией и проблемами интернализации или поведения детей выявили, что более высокие уровни обоих депрессивные симптомы отцов и матерей предсказывали более позднее усиление проблем с интернализацией или поведением у детей.В то же время некоторые данные, относящиеся к определенному возрасту, подтверждают влияние ребенка на родительскую депрессию. Например, более высокий уровень агрессивного поведения у 5-летних мальчиков предсказывал более высокий уровень материнской депрессии, когда мальчикам было 6 лет (Gross, Shaw, and Moilanen, 2008). Эти исследователи также обнаружили, что несоблюдение детьми правил поведения в большей степени связано с депрессией у матерей, чем у отцов (Gross et al., 2008).

В нескольких исследованиях было обнаружено, что депрессия у матерей более тесно связана с проблемами интернализации и экстернализации у детей по сравнению с депрессией у отцов, как показал метаанализ (Connell and Goodman, 2002).Тем не менее, депрессия у отцов вызывает беспокойство. Например, в крупном когортном исследовании депрессия у отцов в послеродовой период предсказывала большую вероятность того, что у мальчиков и девочек дошкольного возраста будут эмоциональные и поведенческие проблемы, а у мальчиков — проблемы с поведением (Ramchandani et al., 2005). Эти данные сохранились даже после учета послеродовой депрессии у матерей и более поздней депрессии у отцов. Более недавнее исследование показало, что проблемы у детей сохраняются до 7 лет (Ramchandani et al., 2008). Другое исследование выявило различные модели ассоциации с депрессией матери и отца у молодых людей (24 года), которые к 19 годам переболели большим депрессивным расстройством (Rohde et al., 2005). Большая депрессия у отцов была связана с более низким психосоциальным функционированием как сыновей, так и дочерей, тогда как в случае депрессии у матерей эта ассоциация была характерна только для сыновей. Сыновья депрессивных отцов также имели более высокий уровень суицидальных мыслей и более высокий уровень попыток, тогда как эта связь с депрессией у матерей была незначительной.И рецидивирующая депрессия у отцов, но не у матерей, была связана с рецидивом депрессии у дочерей, но не у сыновей. Эти исследования предполагают прямую и конкретную связь между депрессией у отцов и развитием психологических проблем у их детей.

Для дальнейшего изучения взаимосвязи отцовской депрессии с психопатологией у ребенка комитет провел независимый анализ общедоступных данных Национального исследования коморбидности-репликации (NCS-R) 1 .NCS-R предоставил возможность проанализировать набор данных, который можно было бы обобщить для населения в Соединенных Штатах, в котором можно было бы изучить элементы всеобъемлющей теоретической основы, согласующиеся с целями нашего комитета. Мы провели наш анализ отдельно среди 759 мужчин и 1035 женщин в возрасте от 18 до 35 лет на момент интервью NCS-R. Сообщенные респондентами воспоминания показали, что первичные независимые факторы риска для самооценки диагноза большого депрессивного расстройства (определенного в Руководстве по диагностике и статистике для мужчин tal Disorders , четвертое издание) в течение последних 12 месяцев вспоминали (1) каждый из грустное поведение их родителей в течение 2 или более недель и (2) проблемы родителей с наркотиками и алкоголем в детстве респондентов (определяется как возраст до 18 лет).Эти анализы проводились с учетом эффектов взвешивания и дизайна NCS-R. Контрольные переменные в этой структуре включали иммигрантский статус и этническую принадлежность их родителей, а также собственный возраст респондента на момент собеседования и статус отношений. Возможные опосредующие переменные в этой структуре включали вспоминание респондентами уровня близости с каждым из своих родителей, их воспоминание о социальных проблемах каждого из родителей, их отчет о родительском пренебрежении в детстве и их отчет о переживании травмы. в детстве.Мы статистически протестировали опосредствующие эффекты этих факторов и обнаружили, что альтернативная модель, в которой эти потенциальные опосредующие переменные рассматривались как ковариаты, обеспечивает лучшее соответствие. Следовательно, мы оценили независимые и потенциальные регулирующие эффекты этих переменных с помощью множественных анализов логистической регрессии. В этих моделях логистической регрессии мы сохранили независимые переменные, которые имели p-значения менее 0,10, и исследовали взаимодействия (изменение эффекта) между переменными, которые соответствовали этому критерию.Условия взаимодействия с p-значениями менее 0,05 были сохранены.

В моделях для сыновей и дочерей переменные, которые последовательно предсказывали большую депрессию в течение последних 12 месяцев, напоминали об отце , который испытывал печаль в течение 2 или более недель в детстве респондента и имел опыт травмы. до 18 лет. Как показано в модели множественной логистической регрессии, мы обнаружили, что мужчины, которые вспоминали своих отцов, которые испытывали печаль в течение 2 или более недель в детстве, имели показатели большой депрессии за последние 12 месяцев, которые были изменены их отцами. проблемы с наркотиками или алкоголем в детстве (изменение эффекта статистически значимо, p = 0.01). Как это ни парадоксально, у тех, чьи отцы испытывали печаль, а также были проблемы с наркотиками или алкоголем в детстве респондентов, за последние 12 месяцев уровень большой депрессии был ниже, чем у тех, у которых отцы не имели ни одного фактора риска, хотя эта разница не была статистически значимой. Напротив, те, чьи отцы пережили 2 или более недель печали в одиночестве, и те, чьи отцы имели только проблемы с наркотиками или алкоголем, имели более высокие показатели большой депрессии по сравнению с теми, у кого не было ни одного фактора риска, с отношением шансов 3.65 и 1,73 соответственно. Кроме того, суммарная оценка отцовской близости в детстве была в значительной степени связана с большой депрессией за последние 12 месяцев (p = 0,01), при этом те, кто ощущал меньшую близость со своими отцами, с большей вероятностью страдали большой депрессией. Кроме того, мужчины, которые сообщили о травмах до 18 лет, примерно в 3,8 раза чаще страдали большой депрессией в прошлом году (p = 0,02).

ТАБЛИЦА 4-1

Анализ множественной логистической регрессии большой депрессии за последние 12 месяцев среди мужчин.

Среди женщин мы снова обнаружили, что наличие отца, который грустил в течение 2 или более недель в детстве респондента, было сильным (отношение шансов 3,17) и статистически значимым (p <0,0001) предиктором большой депрессии в течение последних 12 месяцев ( ), как и опыт травмы до 18 лет (отношение шансов 3,41, p <0,0001). Дополнительными статистически значимыми факторами в модели для женщин, прогнозирующих большую депрессию в прошлом году, были более низкие уровни близости к матери в детстве (p = 0.005), большее пренебрежение со стороны родителей в детстве (p = 0,047), парадоксальный эффект меньшего количества социальных проблем среди отцов респондентов (p = 0,047), усиление депрессии в старшем возрасте на момент интервью (p = 0,03) и наличие никогда не был женат по сравнению с состоянием в браке или сожительством (p = 0,02).

ТАБЛИЦА 4-2

Множественный логистический регрессионный анализ большой депрессии у женщин за последние 12 месяцев.

Эти результаты подчеркивают важность изучения эффектов отцовских факторов риска, а также материнских факторов риска психопатологии у детей, и что необходимы комплексные модели для правильной количественной оценки воздействия этих факторов риска, многие из которых взаимосвязаны и могут оказывать влияние. На модерации.Необходимы дальнейшие исследования этого типа, особенно те, в которых более подробная информация о личной травме и истории пренебрежения может быть включена в наборы данных для общественного пользования для дальнейшего анализа, например, для установления личности виновника травмы или пренебрежения.

Время воздействия

Время воздействия привлекло довольно много внимания в качестве потенциального модератора, ответившего на вопрос: существует ли чувствительный период для воздействия материнской депрессии? Некоторые теории предполагают, что первый год жизни, приблизительно, может представлять собой чувствительный период, учитывая как зависимость младенцев от их опекунов, так и центральную роль отзывчивого, чуткого ухода за детьми для развития у детей безопасной привязанности и других аспектов регуляции эмоций (Essex et al., 2001). Два проспективных исследования, проведенных в Великобритании, пришли к несколько разным выводам относительно роли одной только послеродовой депрессии в прогнозировании неблагоприятных исходов для детей, независимо от последующих эпизодов. Хэй и его коллеги изучали молодежь из малообеспеченных семей. В отличие от когнитивного развития, для которого послеродовая депрессия, как было установлено, связана с более поздним когнитивным функционированием детей (в возрасте 11 и 16 лет), независимо от последующего воздействия материнской депрессии, послеродовая депрессия плюс, по крайней мере, один последующий эпизод депрессии у матерей предсказывала наличие у детей поведенческие проблемы в возрасте 11 и 16 лет (Hay et al., 2001). В другом британском исследовании, которое проводилось среди населения со средним уровнем дохода, послеродовая депрессия была связана с последующими проблемами поведения (в возрасте 5 лет) и симптомами гиперактивности и расстройства поведения (в возрасте 8 лет) (Morrell and Murray, 2003). Однако более поздние наблюдения показали, что как послеродовая депрессия, так и более поздние эпизоды депрессии у матерей предсказывают депрессию у детей в возрасте 13 лет, хотя тревожность лучше всего предсказывается только послеродовым воздействием (Halligan et al., 2007).

Другие пришли к выводу, что послеродовая депрессия не предопределяет дальнейшее функционирование детей, но важны более поздние воздействия. Например, в большом исследовании с участием преимущественно австралийских матерей и их детей с преимущественно низким доходом недавние депрессивные симптомы матерей были связаны с социально-эмоциональными проблемами их 5-летних детей, в то время как уровень послеродовой депрессии — нет (Brennan et al., 2000). ).

Другое подтверждение вывода о том, что для детей важна послеродовая депрессия в сочетании с более поздним воздействием, получено из другого британского исследования, в котором только продолжающаяся послеродовая депрессия была связана с проблемами поведения детей в возрасте 15 месяцев (Cornish et al., 2006) и возрастом 4 года, как сообщили матери, отцы и учителя (Trapolini, McMahon, and Ungerer, 2007).

Устойчивость проблем после выздоровления или ремиссии

Среди исследований, в которых прямо не изучалось лечение депрессии у родителей, небольшая лонгитюдная литература показывает, что по большей части проблемы детей сохраняются, несмотря на ремиссию матерей или выздоровление от депрессии. Типичными из этих исследований являются два, посвященных детям от дошкольного возраста до подросткового возраста.Дети депрессивных родителей продолжали подвергаться риску психологических проблем, несмотря на уменьшение депрессивных симптомов у родителей (Billings and Moos, 1985; Lee and Gotlib, 1991; Timko et al., 2002). Большинство лонгитюдных исследований младенцев и малышей делали аналогичные выводы, то есть у детей выздоровевших матерей было меньше нарушений, чем у детей неизлечившихся матерей, но больше нарушений, чем у детей контрольных матерей, которые никогда не были в депрессии (Cox et al., 1987; Ghodsian, Zayicek, and Wolkind, 1984). Аналогичным образом, при последующем наблюдении за детьми из малообеспеченных семей в возрасте от 18 месяцев до 4–6 лет Alpern и Lyons-Ruth (1993) показали, что обе группы детей, матери которых превышали клинический пороговый балл по шкале оценки депрессии, в обоих случаях. раз и группа, чьи матери ранее были, но не в настоящее время, имели больше проблем с поведением, чем дети с матерями, у которых никогда не было депрессии.

Материнская депрессия в течение первого послеродового года предсказывала снижение когнитивных способностей в возрасте 4 лет независимо от депрессивного статуса матери, когда ребенку было 4 года (Cogill et al., 1986). Stein et al. (1991) обнаружили, что 19-месячные дети, матери которых выздоровели от депрессии, возникшей в течение первого постнатального года, демонстрировали более низкое качество взаимодействия со своими матерями и незнакомцами, чем дети, матери которых никогда не были в депрессии.

Есть несколько исключений из этого открытия, и они интригуют. Например, Филд (1992) сообщил, что 75 процентов матерей, у которых была депрессия в раннем послеродовом периоде, продолжали иметь симптомы через 6 месяцев после родов.Младенцы из оставшихся 25 процентов не демонстрировали депрессивного стиля взаимодействия или имели более низкие оценки умственной и моторной шкалы Бейли в возрасте 1 года (Field, 2002).

Еще один интересный вопрос, который рассматривался в некоторых лонгитюдных исследованиях: если качество воспитания улучшается с ремиссией депрессии, получают ли дети от этого пользу? Несколько исследований помогают ответить на этот вопрос. Кэмпбелл, Коэн и Мейерс (1995), например, обнаружили, что матери, которые находились в депрессии через 2 месяца после родов, но у которых депрессия прошла через 6 месяцев, были значительно более позитивными и более компетентными в кормлении своих младенцев по сравнению с матерями, чья депрессия была хронической в ​​течение 6 месяцев. послеродовой (Кэмпбелл, Кон и Мейерс, 1995).Кроме того, младенцы в группе ремиссии депрессии были значительно более позитивны в личном общении со своими матерями, чем дети, матери которых оставались в депрессии, хотя они не различались значительно с точки зрения негативного взаимодействия или качества взаимодействия со своими матерями. матери в игрушках.

Некоторые исследования, которые включали компонент активного лечения материнской депрессии, также включали оценки матери и ребенка, давая возможность более прямо проверить гипотезу о том, что воспитание детей является одним из механизмов передачи риска от матерей с депрессией их детям.Обзор исследований лечения представлен в главе 6, но здесь мы сосредоточимся на небольшом подмножестве исследований лечения, которые позволяют нам решить эту проблему. Контролируемое испытание межличностной психотерапии у послеродовых женщин с большой депрессией, которое было признано эффективным в снижении уровня депрессии, также обнаружило значительное улучшение самооценки показателей взаимоотношений матерей с их детьми, связанных с межличностной психотерапией, даже несмотря на то, что женщины не достигли уровней, типичных для женщин без депрессии в анамнезе (O’Hara et al., 2000). Более поздние исследования продолжают показывать, что, несмотря на улучшение депрессивных состояний с помощью межличностной психотерапии, отношения матери и ребенка не улучшились (Forman et al., 2007).

Точно так же Купер и Мюррей (1997) с выборкой сообщества, проверенной на депрессию, обнаружили, что леченные матери (случайным образом назначенные либо на недирективное консультирование, либо на когнитивно-поведенческую терапию, либо на динамическую психотерапию), несмотря на значительное улучшение настроения, не подвергались обследованию. служили для отличия от нелеченных матерей или матерей с ранней ремиссией либо по чувствительно-нечувствительным, либо по навязчиво-замкнутым параметрам при личном общении со своими младенцами (Cooper and Murray, 1997).Следует отметить, что эти исследования, возможно, были ограничены в их способности обнаружить влияние лечения на воспитание детей в том смысле, что исходный уровень нарушений родительского воспитания в этих выборках сообществ мог быть относительно незначительным.

В третьем исследовании Флеминг, Кляйн и Кортер (1992) исследовали общественную выборку женщин с самооценкой депрессии, которые лечились с помощью групповой терапии. Несмотря на ограниченные изменения в оценках депрессии, леченные матери применяли больше неинструментальных подходов к своим младенцам, и младенцы уменьшали количество плача и увеличивали количество некричных вокализаций.

В недавнем небольшом выборочном исследовании, в отличие от этих трех исследований психотерапии, вмешательством при послеродовой депрессии было лечение антидепрессантами (Goodman et al., 2008). Через шесть месяцев после начала лечения показатели матерей с послеродовой депрессией по шкале депрессии Бека существенно не отличались от показателей здоровых матерей. И хотя группа матерей с депрессией как группа не показала значительного улучшения воспитания детей с течением времени, уменьшение депрессии после 12 недель лечения было связано с (1) улучшением качества их взаимодействия с младенцами и (2) улучшением в качестве взаимодействия младенцев, хотя только в качестве их игры.Кроме того, улучшение качества взаимодействия матерей после 12 недель лечения привело к изменению положительного аффекта младенцев.

Другие, такие как Weissman et al. (2006b) изучали влияние родительского лечения депрессии на психопатологию у детей, но не рассматривали возможные изменения в воспитании детей как возможный механизм. Эти исследования рассматриваются в главе 7.

Воспитание детей с положительным подкреплением (примеры + диаграммы)

Дети не приходят с инструкциями, и родители и дети часто воспринимают дисциплину как арену, где проверяются наша воля и сообразительность.

Позитивное подкрепление — это только одна из многих форм дисциплины, но с точки зрения позитивной психологии оно может быть и самой важной, поскольку фокусируется на усилении того, что уже хорошо в наших детях и в нас самих, как в тех, кто за ними ухаживает.

Позитивное подкрепление как форма позитивной дисциплины позволяет нам задействовать индивидуальные сильные стороны наших детей, привлечь внимание к их личностным качествам и интересам, и, как результат, дает нам возможность общаться, эффективно общаться и, в конечном итоге, давать им возможность быть более успешными. самих себя.

Прежде чем продолжить, мы подумали, что вы можете бесплатно загрузить наши 3 упражнения по позитивной психологии . Эти научно обоснованные упражнения исследуют фундаментальные аспекты позитивной психологии, включая сильные стороны, ценности и сострадание к себе, и дадут вам инструменты для улучшения благополучия ваших клиентов, студентов или сотрудников.

Вы можете бесплатно скачать PDF здесь.

Взгляд на воспитание с положительным подкреплением

Образование учит наших детей желать правильного.

Платон

Позитивное подкрепление — это один из четырех типов подкрепления в теории оперантного обусловливания человеческого поведения (см. Нашу статью о Положительном подкреплении в психологии) и один из многих подходов к воспитанию детей. Он предназначен для поощрения желаемого поведения путем введения вознаграждений вскоре после происшествия и, следовательно, увеличения вероятности повторения (McLeod, 2018).

Это мало чем отличается от фундаментального принципа позитивной психологии, который подчеркивает необходимость сосредоточиться на том, что является хорошим в человеческой природе.И точно так же, как позитивная психология не претендует на полное представление о психологии человека, использование позитивного подкрепления само по себе не является эффективной моделью воспитания детей, а скорее дополняет ее, занимая центральное место во многих современных моделях позитивного воспитания. обсуждается ниже.

Цель позитивной психологии состоит в том, чтобы стимулировать изменение психологии от озабоченности только исправлением худших вещей в жизни к формированию лучших качеств в жизни.

Мартин Селигман

Позитивное подкрепление можно использовать для поощрения поведения, которое мы хотим развивать, например, чтобы ваш ребенок чистил зубы без суеты, или для поощрения вашего ребенка за практику новых навыков и может побудить его продолжать, например, завязать обувь или погрузить посудомоечную машину.

Долговечное положительное армирование

Чтобы положительное подкрепление было эффективным и имело долгосрочную ценность, оно может потребовать изменения привычки со стороны родителя в той мере, в какой оно предназначено для изменения поведения ребенка.Некоторым из нас придется развить мускулы, чтобы не только хвалить, а не критиковать, но и хорошо хвалить, и поначалу это может показаться неестественным.

Для многих родителей естественная тенденция исправлять и исправлять поведенческие проблемы укоренилась в их собственном воспитании и, как правило, является благими намерениями, но чрезмерная зависимость от этого подхода лишает нас многих возможностей замечать то, что наши дети уже делают хорошо.

Идеальных родителей не бывает. Так что просто будь настоящим.

Сью Аткинс

Поскольку исследование положительных эмоций, проведенное Барбарой Фредриксон, показывает, что соотношение положительных и отрицательных эмоций 5: 1 способствует счастью, аналогичное соотношение положительных подкреплений к другим формам корректирующего поведения (например, отрицательное подкрепление или положительное наказание) также должно давать лучшие результаты. результаты и, в конечном итоге, более счастливые дети и родители (Fredrickson, & Losada, 2005).

Следуя этой модели, использование положительной похвалы, например, должно перевешивать случаи критики в 5 к 1 для увеличения положительного аффекта и благополучия как у детей, так и у их родителей (Rodriquez & Sprick, n.д.).

Рост, развитие и самоэффективность

Самым важным аспектом эффективной похвалы является дополнение поведения, а не человека. Профессор Кэрол Двек из Стэнфордского университета объясняет, как восхваление усилий по сравнению с личностью ребенка поддерживает установку на рост и чувство собственной эффективности.

Ее известная книга Mindset: The New Psychology of Success , в которой объясняются корни внутренней мотивации, подчеркивается важность сосредоточения внимания на способности ребенка преследовать цели и приверженности изучению новых навыков, которые находятся в пределах его контроля над такими присущими ему качествами, как личности, которые являются данностью и часто трудно изменить (2007).

Ваши дети больше всего требуют, чтобы вы любили их такими, какие они есть, а не тратили все свое время на то, чтобы их исправить.

Билл Эйерс

По словам доктора Джона Готтмана, давнего исследователя позитивной семейной динамики, привязанность также чрезвычайно важна в том, как мы выражаем свое одобрение. В его книгах Сердце воспитания: как воспитать эмоционально интеллигентного ребенка (1997) и Метаэмоции: как эмоционально общаются семьи (2013) перечислено множество практических инструментов для улучшения эмоциональной связи с нашими детьми даже в самые трудные моменты. и напоминаем нам, что выражения тепла и сострадания передают подлинность и усиливают близость.

Связано: более 100 положительных советов, навыков и методов воспитания

Автономия, компетенция и родство

Другие исследователи предполагают, что позитивная дисциплина должна поддерживать основные психологические потребности ребенка, как это определено теорией самоопределения Райана Деси, и должна способствовать автономии, компетентности и взаимосвязанности (2000).

Чувство автономии можно поддержать, вовлекая наших детей в установление ограничений и предлагая варианты вознаграждений, которые связаны с тем, что является значимой и приятной формой признания для наших детей.

Для этого мы должны внимательно относиться к интересам наших детей и иметь хорошую карту их эмоционального мира — стоящее вложение, которое поддерживает их основную потребность в общении.

Хорошую жизнь лучше всего рассматривать как матрицу, включающую счастье, случайную грусть, чувство цели, игривость и психологическую гибкость, а также автономию, мастерство и принадлежность.

Роберт Бисвас-Динер

Многие уважаемые авторы о позитивном воспитании детей, такие как Dr.Дэн Сигел, предлагаю, чтобы мы проявляли интерес к занятиям нашего ребенка, проявляя любопытство, даже если сначала это может показаться не тем, что нам нравится (2016). Открытость и отстранение от суждений достаточно долго, чтобы узнать нашего ребенка, может стать возможностью для обучения как для родителей, так и для ребенка.

Наконец, у ребенка может развиваться чувство компетентности, подкрепляя поведение, которое говорит о его сильных сторонах, и его можно развивать, создавая возможности для овладения навыками и практики настойчивости и приверженности.

Джессика Лэхи, в своей замечательной книге Дар неудачи: как лучшие родители учатся отпускать, чтобы дети могли добиться успеха, предупреждает родителей, что чрезмерно опекающий стиль воспитания, избегающий неудач, подрывает компетентность, независимость и академический потенциал и может привести к жизнь в тревоге (2015).

Там, где родители слишком много делают для своих детей, дети мало что сделают для себя.

Эльберт Хаббард

Безопасные и чрезмерно защищенные дети заставляют родителей чувствовать себя хорошо.Когда мы вовлечены в жизнь наших детей, мы посылаем им сигнал о том, что они некомпетентны, и подавляем их творческие способности.

Лахи напоминает нам, что дети учатся быть находчивыми и изобретательными в результате неудач, потому что это требует от ребенка интеллектуальной и эмоциональной смелости, а также большой поддержки, любви и сдержанности со стороны родителей. Неудача способствует упорству, автономии и компетентности, помогает родителям научиться отступать и видеть общую картину и даже учить их использовать возможность неудачи (Lahey, 2015).

11 Примеры положительного армирования при использовании

Общие примеры положительного подкрепления можно найти повсюду, от методов дрессировки собак до поощрений и программ признания сотрудников (Daniels, 2016).

Положительные подкрепления также широко используются в школах и детских садах, чтобы побудить детей выполнять задание, изучать новый навык или проявлять желаемое поведение чаще или вовремя, и их можно так же эффективно воспроизвести дома.

Некоторые из очевидных примеров положительного подкрепления, которые используются в школах и которые можно легко преобразовать в сценарии воспитания детей, включают:

  • Комплименты и признательность
  • Общественная похвала, положительные отзывы родителям и учителям
  • Похлопывание по спине, улыбки, рукопожатия и приветствия
  • Быть помощником учителя или заниматься домашними делами по выбору
  • Чтение, изготовление поделок, занятия спортом или другие любимые занятия с кем-то особенным
  • Дополнительные кредитные или бонусные баллы за школьную работу
  • Работа на почетном месте
  • Ночь без домашнего задания
  • Выбор занятий
  • Время или обед с кем-то особенным
  • Увеличено время перерыва

Дети любого возраста хорошо реагируют на похвалу, поскольку они хотят доставить удовольствие своим родителям и чаще хотят, чтобы их считали делающими правильный выбор.Когда мы хвалим позитивное поведение и выбор, мы даем возможность нашим детям повторять их. Поймайте своего ребенка, когда он «хороший», и когда он ведет себя так, как вам нравится, дайте ему положительный отзыв.

Например, вы можете сказать ей: « Мне очень нравится, как вы держите все блоки на столе, », что работает лучше, чем ждать, пока блоки рухнут, прежде чем вы заметите и скажете: « Будь осторожный ».

Эта форма положительной обратной связи известна как описательная похвала, потому что она говорит детям, что именно они делают хорошо.Наша жизнь полна двусмысленностей, как объясняет детский писатель Шел Сильверстайн в своем коротком стихотворении:

Когда светится зеленый свет, вы идете
Когда свет красный, вы останавливаетесь
Но что вы делаете, когда светится синий
С оранжевыми и бледно-лиловыми пятнами

(133).

Не забывайте делать по крайней мере пять положительных комментариев на каждый отрицательный ответ, потому что, если у детей есть выбор между отсутствием внимания или отрицательным вниманием, они часто соглашаются на то, чтобы получить от вас повышение.

Описательные поощрения — мощные мотиваторы. Даже подростки, которые могут показаться самодостаточными, по-прежнему хотят и нуждаются в вашем одобрении. Когда вы замечаете ответственный выбор вашего старшего ребенка, вы поощряете его и дальше вести себя таким образом, но при этом учитывайте тот факт, что подростки часто предпочитают, чтобы вас хвалили в частном порядке, а не в присутствии их друзей (Belsky, 2008).

Когда подростки дают больше привилегий или повышают ответственность, это также может быть очень эффективной формой вознаграждения.Мы должны быть готовы обсуждать и корректировать правила по мере того, как наши дети проявляют большее чувство ответственности и становятся старше, например, путем продления комендантского часа для детей.

Использование положительного подкрепления для изменения поведения детей

Самое важное, что нужно помнить при использовании положительного подкрепления для изменения поведения, — это помнить, когда в последний раз мы пытались изменить одну из наших собственных привычек. Это просто требует времени, терпения и настойчивости.

Частота и последовательность

При использовании положительного подкрепления для изменения поведения очень важны непосредственность, частота и последовательность.Когда ребенок осваивает новый навык, он сразу же подкрепляет его и часто поддерживает его мотивацию и приверженность. Вот здесь и пригодятся графики подкрепления.

  • Непрерывный график подкрепления , вводимый последовательно после каждого случая желаемого поведения, хотя его нелегко поддерживать, представляет собой наиболее интенсивную и эффективную операционную обусловленность.
  • Подкрепления также могут быть предоставлены с фиксированным соотношением после определенного количества повторов или через фиксированные интервалы после согласованного промежутка времени.
  • Наконец, расписаний переменных могут быть введены, когда мы предлагаем вознаграждения реже с течением времени, чтобы предотвратить зависимость от вознаграждений в пользу поощрения внутренней мотивации для выполнения желаемого поведения (NAEYC, 2018).

Наблюдение за прогрессом также имеет решающее значение, поэтому можно вносить корректировки в зависимости от предпочтений ребенка в отношении типа вознаграждения. Выяснение предпочтений ребенка само по себе может повысить мотивацию, предлагая возможность выбора и, следовательно, воспитывая чувство автономии.

Мониторинг насыщения может помочь предотвратить уменьшение силы подкреплений. Здесь мы можем предложить больше разнообразия, переключив системы вознаграждения, изменив сеансы подкрепления с непрерывных на прерывистые, особенно после того, как желаемое поведение установлено.

Какие награды самые лучшие?

Тип вознаграждения, который мы предоставляем, также очень важен и зависит от контекста, поскольку некоторые из них, такие как естественные подкрепления, возникают естественным образом как следствие поведения ребенка и могут не требовать нашего вмешательства.

  • Естественные подкрепления в виде хороших оценок или чувства самоудовлетворения от хорошо выполненной работы наиболее эффективны, поскольку они поддерживают самооценку, чувство свободы воли и повышают внутреннюю мотивацию.
  • Социальные подкрепления , такие как признание или одобрение других, которые могут быть выражены комплиментами, поощрением и особой похвалой, также очень сильны, поскольку они сообщают о принятии и принадлежности.
  • Усилители жетонов , которые предлагаются вместо материальных вознаграждений, также могут быть эффективными в поощрении прогресса в достижении целей, поскольку их можно использовать немедленно и они являются эффективным визуальным представлением непрерывных усилий.Ребенок может зарабатывать баллы или накапливать жетоны, которые затем можно обменять на что-то ценное для него.
  • Наконец, материальных наград можно использовать для стимулирования мотивации, но следует подчеркнуть удовлетворение от хорошо выполненной работы. Мы хотим использовать награды для восстановления мотивации, а не для того, чтобы делать их объектом преследования, чтобы дети не попадали в зависимость от вознаграждений.

Если мы пытаемся погасить награды, мы хотим подождать, прежде чем вознаградить, постепенно уменьшая частоту или увеличивая интервалы между введением положительных подкреплений, чтобы отделить задачу от награды (Lynch, 2017).

Контрольные списки положительного армирования

Вот контрольный список положительного подкрепления от супа и орехов (PDF) с предложениями по графикам подкрепления, которые можно использовать для детей младшего возраста. Он ориентирован на учителей, но с таким же успехом может применяться дома.

В то время как сенсорные, естественные или социальные подкрепления имеют более длительную ценность, когда дело касается детей младшего возраста, можно использовать материальные подкрепления, чтобы добавить разнообразия, увеличить непосредственность и частоту.Ощутимые награды всегда должны быть привязаны к ценностям и поведению, которые мы пытаемся продвигать.

Некоторые из полезных техник, которые можно использовать с детьми младшего возраста, — это общение с помощью картинок и краткая демонстрация подкреплений, чтобы стимулировать погоню за ними, поскольку они могут быть вне поля зрения.

Это работает?

Короткий ответ — да, но есть предостережения относительно эффективного использования положительного подкрепления, потому что они представляют собой лишь часть того, что составляет положительную дисциплину.

По словам Джейн Нельсен, редактор Д., которая писала о позитивном воспитании с 1980-х годов, инструменты позитивной дисциплины устраняют необходимость в наказании и предотвращают потенциальный ущерб, который может быть причинен снисходительным родительством (Gfroerer, Nelsen, & Kern, 2014 ).

Ее модель позитивной дисциплины основана одновременно на доброте и твердости. Он побуждает родителей предоставлять детям возможности для развития в областях, которые укрепят их восприятие и навыки в основных аспектах жизни, задавая любопытные вопросы, а привлечение детей устанавливает пределы.По словам Нельсена, семь основных представлений и навыков, которые мы должны развивать у детей, включают:

  • Чувство свободы воли и личные способности, позволяющие ребенку справиться с большинством жизненных вопросов
  • Сильное осознание своей важности в основных отношениях и чувство подлинной потребности и вклада
  • Вера в возможность влиять на то, что с ними происходит, и чувство личной силы вдали от усвоенной беспомощности
  • Внутриличностные навыки, предполагающие самопонимание, эмоциональный интеллект и самодисциплину
  • Межличностные навыки общения, активного слушания, сочувствия, сотрудничества, обмена и ведения переговоров
  • Системные навыки ответственности, целостности, адаптируемости и гибкости
  • Навыки суждения и способность оценивать ситуации в соответствии с их ценностями (Gfroerer, Nelsen, & Kern, 2014).

Руководство по положительной дисциплине Nelsen объясняет, что в головоломке положительной дисциплины есть несколько частей, и что понимание причин плохого поведения, принятие ошибок как возможность учиться, культивирование взаимного уважения и совместное решение проблем являются обязательными. .

Исследования и исследования

Хотя исследования положительного подкрепления восходят к исследованию оперантного обусловливания Б. Ф. Скиннера, только после того, как теория Адлера с ее особым упором на удовлетворение потребности человека в принадлежности была применена к программам положительной дисциплины в различных условиях ( Grunwald, & McAbee, 1999).

Сегодня школы, клиническая практика и образовательные программы для родителей применяют эти методы при разработке инструментов, учебных программ и мероприятий, которые поддерживают развитие у ребенка чувства принадлежности и развитие жизненных навыков (Holden, 2010).

Недавно разработанные программы, такие как Triple P — программы позитивного воспитания профессора Мэтта Сандерса, включают в себя уверенную дисциплину с четкими основными правилами и ожиданиями, подкрепленными последовательной дисциплиной, где положительные подкрепления, дополняемые нефизическими наказаниями, такими как тайм-ауты, поощряются и широко используются. методы в 25 округах (Sanders, 1999).

Было проведено большое количество научных исследований с применением программы Triple P, в основном в образовательных учреждениях, но также и в программах для родителей и в клинических условиях со значительным успехом (Gfroerer, Nelsen, & Kern, 2014).

Дети, которым больше всего нужна любовь, будут просить о ней самым нелюбимым образом.

Рассел Баркли

Другие методы позитивной дисциплины основываются на позитивном подходе к воспитанию, подчеркивая долгосрочные цели воспитания, обеспечивая теплоту и структуру, поддерживая обучение и решение проблем, а не реагируя дисциплинированно.Среди известных программ такого рода — программа Джоан Даррант, канадского детского психолога, и программа «Спасите детей», Швеция (Даррант и др., 2014).

Сегодня программа «Позитивная дисциплина каждый день» предлагает обучение в 30 разных странах, и существует более 70 различных адаптаций позитивной дисциплины, которая позволяет избежать любых наказаний, поощряет положительные награды и способствует дружеским отношениям, основанным на теплоте.

Эти подходы рекомендуют проявлять инициативу, избегая конфликтов, сохранять спокойствие, выборочно относиться к проступкам, приносить извинения, когда это необходимо, и использовать юмор для разрядки сложных ситуаций (Durrant, et al, 2014).

Наконец, существуют альтернативные точки зрения на уровень влияния родителей на развитие детей. Доктор Джудит Рич Харрис в своей новаторской статье «Психологический обзор 1995 года» . Где находится среда ребенка ?

Теория развития групповой социализации утверждает, что родительская социализация оказывает минимальное влияние на детей, потому что они в основном находятся под влиянием сверстников и социализируются своим окружением.

Каковы преимущества и преимущества?

Преимущества положительного подкрепления соответствуют тому, чему нас учит позитивная психология о формировании позитивного мышления и сосредоточении внимания на том, что в людях есть хорошее.

Хотя наша естественная тенденция — исправлять, исправлять и решать проблемы, она часто не способствует более эффективному подходу и имеет тенденцию отталкивать тех, кому мы пытаемся помочь.

Многие согласятся, что гораздо приятнее, когда их хвалят и ценит своих детей за то, что они уже делают хорошо, чем постоянно их критиковать. Хотя честность и конструктивная обратная связь важны, также важен правильный баланс между похвалой и другими формами дисциплины.

Положительное подкрепление также позволяет родителям избежать долгосрочных негативных последствий наказания, которые не всегда видны сразу.

Со временем наказание порождает негодование и уменьшение доверия, бунт и даже месть, что побуждает детей проявлять неповиновение и делать противоположное тому, о чем мы просим. Некоторые могут уйти в себя и начать прятаться и лгать, а в других случаях усваивают акт наказания и считают себя плохим человеком.

Принятие решения завести ребенка — это очень важно. Это навсегда решить, что ваше сердце будет выходить за пределы вашего тела.

Элизабет Стоун

Наконец, как сказал д-р.Джон Готтман объясняет, что многие из трудных моментов, когда мы дисциплинируем наших детей, также являются обучающими моментами, которые, если к ним подойти с нежной добротой, могут быть использованы для укрепления связи и помощи нашим детям учиться на своих ошибках (2018).

Эмоциональный интеллект лежит в основе эффективного воспитания детей, и, хотя многим взрослым бывает трудно управлять эмоциями, наша работа как родителей — научить и моделировать наших детей, как справляться с подавляющими эмоциями.Его метод тренировки эмоций у детей предполагает, что мы:

  • Опишите поведение с точки зрения того, что мы видим, и только потом скажите, что мы к нему чувствуем
  • Модель поведения, которую мы хотим, чтобы они имитировали и не противоречили ей, например криком
  • извиниться
  • Уважать их потребности
  • Подтвердить свой опыт
  • Помогите им решить проблемы
  • Подумайте, прежде чем мы скажем «нет».

Многие из нас происходят из семей с плохими коммуникаторами, где нам казалось, что отрицательные эмоции недопустимы.Готтман напоминает нам, что, хотя не все виды поведения приемлемы, все эмоции нормальны, и мы хотим признать и подтвердить их, чтобы наши дети не научились определять себя через свои пропущенные шаги (2018).

Есть ли опасности?

Некоторые утверждают, что нет разницы между взятками и вознаграждением, но взятки даются до поведения, которое мы хотим поощрять, а вознаграждение дается после.

Однако трудно спорить с тем, что многие западные культуры довольно материалистичны и движимы потреблением.Кристин Гросс-Ло в своей открывающей глаза книге Воспитание без границ: удивительные уроки, которые могут нас научить родители во всем мире , приводит множество примеров, когда дети, живущие в странах, которые не уделяют внимания деньгам и отдают предпочтение эгалитарным ценностям, получают большее благополучие (2013) .

В мире

В Корее это культурная норма — жить рядом или с большой семьей, в то время как в Японии быть хорошим родителем равносильно обучению детей бережливости, находчивости и сдержанности в своих желаниях.

Хотя в Швеции детям предоставляется большой выбор с раннего возраста, их родители и учителя направляют этот выбор и постоянно объясняют детям, что такое хороший выбор. Такие страны, как Швеция, являются примерами, где семьи извлекают выгоду из щедрой политики отпуска по уходу за ребенком и меньшего количества рекламы, ориентированной на детей.

Многие французские родители утверждают, что реальная ценность заключается в том, что мы покупаем, но с точки зрения семьи предупреждают, что, давая детям то, что они хотят все время, они рискуют всегда иметь больше.Одна из опрошенных матерей Гросс-Ло сказала:

«Но я думаю, что это связано с французской дисциплиной в целом, — размышляла она, — где всем нужно полностью наслаждаться — со строгими ограничениями и в надлежащее время, и где излишество и обжорство — табу». Из этого действительно есть чему поучиться, за столом и в магазине игрушек ».

Подобно чрезмерному использованию вознаграждений, можно зайти слишком далеко в положительной похвале, и Гросс-Ло предупреждает, что наши дети могут стать рабами хвалы.Многие азиатские культуры считают, что американский стиль воспитания чрезмерно сосредоточен на самооценке, но при этом не способствует развитию сообщества и принадлежности.

Она утверждает, что, рассказывая нашим детям, насколько они хороши, или постоянно дополняя их тем, насколько хорошо они делают, они могут закрыть глаза на возможности, которые позволят им столкнуться с проблемами, необходимыми для повышения устойчивости.

Уверенный, компетентный и счастливый ребенок обычно рос бы, имея много шансов накопить подлинные резервы уверенности в себе, справляясь с трудными задачами самостоятельно, а не в результате чрезмерного самоощущения, согласно Гросс-Ло ( 2013).(См .: Повышение устойчивости у детей)

Наконец, чрезмерная похвала может быть утомительной, и наши дети могут сказать, когда мы не искренни. Мы рискуем потерять доверие, если будем хвалить их без разбора. Не говоря уже о том, что мы также рискуем закрепить неправильное поведение, даже если оно непреднамеренно.

Как использовать положительное подкрепление с малышами

Учет стадии развития ребенка особенно важен при использовании положительного подкрепления с детьми младшего возраста, поскольку родители вынуждены думать о том, что дети не могут делать, а что не могут.

По данным Национальной ассоциации образования детей младшего возраста, малыши не обладают познавательной способностью понимать аргументы и пространные объяснения, поэтому родители должны иметь реалистичные ожидания, когда дело доходит до использования подкрепления с детьми младшего возраста, и заранее планировать неизбежное кризисы (2019).

Память о том, что агрессия малышей является нормальной частью их развития и что она часто возникает из-за отсутствия языковых навыков, желания быть более независимыми, низкой толерантности к разочарованию, истощения, голода, смены распорядка или скуки — хорошее место для того, чтобы start (Флорез, 2011).

Маленькие дети играют, когда им нужно больше внимания. Использование внимания для улучшения поведения малышей может быть особенно эффективным. Позитивное внимание заключается в том, чтобы замечать, что делает ваш ребенок, и давать ему понять, что вы довольны. Это можно сделать через:

  • похвала
  • поощрение
  • физическая привязанность или жесты
  • активное слушание

Позитивное внимание лучше всего работает, когда его используют часто, а не время от времени, чтобы ребенку часто напоминали о том, какое поведение вы хотите, чтобы он повторял чаще.

Похвала за хорошее поведение особенно важно, когда ребенок осваивает новый поведенческий навык или обнаружил, что ему трудно научиться. Здесь мы можем похвалить усилия, а также примеры успешного проявления желаемого поведения. Самое главное, что положительное внимание можно уделять где угодно и почти в любое время, и со временем это позволяет нам выработать привычку искать положительные моменты.

Психотерапевт Кэти Херли из компании «Практическое воспитание» считает, что даже малыши могут справляться с обязанностями, если вы можете сделать игру игрой и привилегией выполнять домашние дела.Для малышей могут быть интересны подсчет и сортировка, равно как и приготовление закусок. Немедленно продолжайте похвалой и ободрением и подкрепляйте прекрасное поведение позитивным образом.

Слушайте внимательно, особенно потому, что способность вашего малыша к вокалу может быть источником взаимных проблем. Вы можете кивать, пока ваш ребенок говорит, чтобы почувствовать себя уважаемым и утешенным. Когда вы делаете это, это может помочь маленьким детям справиться с напряжением и разочарованием, что иногда приводит к нежелательному поведению и рассеивает потенциальные приступы гнева.

Будьте тверды при использовании положительного подкрепления с малышами. Это требует большого терпения и может быть непростым делом, особенно когда они ныть и желание сдаться трудно устоять, но когда нам не удается быть твердыми и последовательными, мы можем случайно закрепить неправильное поведение и научить ее больше ныть (Черри , 2018).

Управление нежелательным поведением

В воспитании малышей замечательно то, что перенаправление внимания по-прежнему является эффективным способом предотвращения расстройств.Веб-сайт PBS Kids предлагает, чтобы, когда ребенок плохо себя ведет, обращайте свое внимание на что-то хорошее, что он может сделать, или заручиться их помощью и отвлечься от триггера нежелательного поведения (2018).

Рождение детей — это как жить в братском доме: никто не спит, все сломано, и много рвоты.

Рэй Романо

Удалите спусковой крючок, если то, что вызывает у ребенка плохое поведение, можно убрать, как игрушку, которая вызывает много драк, попросите ребенка выбрать место, где вы можете отложить его на время.Хотя это один из самых сложных навыков для обучения, он также является одним из самых важных социальных навыков, которым нужно научить. Многие родители используют таймер, чтобы помочь малышам начать торговать игрушками через две минуты.

Смещение фокуса и планирование вперед

Смена фокуса, когда малыши пытаются привлечь внимание, также может быть прекрасной возможностью провести с ребенком качественное время один на один. Это идеальное время, чтобы настроиться, сблизиться и вернуться в своего внутреннего ребенка. Стоящее вложение для занятого родителя и возможность сделать шаг назад и расслабиться (Copple, & Bredekamp, ​​2008).

Будьте готовы к трудным ситуациям, так как бывают моменты, когда присматривать за ребенком и отмечать дела в списке дел будет непросто. Планируйте заранее и исходя из потребностей вашего ребенка. Пятиминутное предупреждение перед тем, как он вам понадобится, может творить чудеса, чтобы подготовить его к тому, что будет дальше.

Наконец, когда наступают неизбежные истерики и кажется, что ничего не работает, может потребоваться, чтобы родители удалили ребенка из ситуации, чтобы дать ему возможность расслабиться и уйти от спускового крючка.Пересмотрите концепцию тайм-аута и назовите это перерывом для релаксации.

И давайте не будем забывать юмор, секретное средство от плохого настроения, из-за которого даже собирать игрушки может весело, если замаскироваться под сеанс с щекочущим монстром.

14 техник и идей для родителей и их детей

Фото Мейбл Эмбер с сайта Pixabay

. Следующие предложения исходят от Национальной ассоциации образования детей младшего возраста (NAEYC).

Базируясь в Вашингтоне, округ Колумбия, он присуждает аккредитацию программам для младших школьников, бакалавров и магистров, которые демонстрируют свидетельство передового опыта, соблюдая стандарты профессиональной подготовки NAEYC и от Сети воспитания детей (RCN), финансируемой Департаментом социальных дел Австралии. Программа услуг для семьи и детей.

Работая с более чем 200 ведущими австралийскими и международными экспертами, в том числе одними из выдающихся австралийских экспертов по здоровью и развитию детей, RCN предоставляет самые современные исследования, сотрудничая с уважаемыми партнерами по контенту, включая Центр подростков. Департамент здравоохранения штата Виктория, Департамент образования и обучения штата Новый Южный Уэльс, Австралия, дети, семьи и приемные семьи, одобренные нашим Научным консультативным советом.

Ниже приведены некоторые вещи, о которых следует помнить при использовании положительного подкрепления, поскольку многие из этих стратегий усиливают и поддерживают использование положительной дисциплины.Все, начиная от окружающей среды, структуры, личностей и осведомленности о наших собственных и детских триггерах, может мешать замечать возможности для позитивного воспитания и реагировать на них.

1. Создайте среду, которая способствует хорошему поведению.

Окружающая среда вокруг ребенка может влиять на его поведение, поэтому ее следует формировать предсказуемым образом, чтобы помочь ему вести себя хорошо. Сделать пространство ребенка организованным, безопасным, легким для маневрирования и наполненным стимулирующими вещами, с которыми можно играть и заниматься.Если возможно, обеспечьте естественное освещение и место для школьных занятий для детей старшего возраста.

2. Обеспечьте структуру и четкие границы.

Важно, чтобы правила дома были понятными, разумными и соответствовали возрасту. Ограничения следует постоянно подчеркивать, как устно, так и посредством визуальных напоминаний на видном месте с картинками для детей младшего возраста.

Большинство детей хорошо реагируют на структуру, поэтому старайтесь как можно больше придерживаться расписания, чтобы дети, особенно младшие, знали, что будет дальше.Что касается детей старшего возраста, вовлекайте их в установление семейных правил, чтобы дать им возможность активно участвовать в ведении домашнего хозяйства.

3. Научите их естественным последствиям.

С самого раннего возраста дети могут видеть, что их выбор приводит к негативным результатам и могут расстраиваться из-за естественных последствий своих действий. Но помните, что дети младшего возраста могут понять последствия, только если они испытают их на себе. Например, если ваш ребенок должен собрать вещи для ночевки, и он забудет свою любимую подушку, ему придется обходиться без нее на ночь.

Иногда этого бывает достаточно, и дальнейшее вмешательство не требуется, в других случаях вам, возможно, придется помочь им выбрать позитивное замещающее поведение или помочь решить проблему и найти способы исправить ситуацию, чтобы облегчить это чувство беспомощности.

В других случаях вам и вашему ребенку, возможно, придется заранее согласовать последствия нарушенного правила. И, что наиболее важно, спокойно, твердо и последовательно реагируйте на нарушение правил.

4.Будьте образцом для подражания.

Важно посылать позитивный сигнал и быть хорошим примером для подражания, поскольку наши дети с раннего возраста наблюдают за нами, чтобы узнать, как себя вести, и признаки того, что мы не выполняем то, что мы проповедуем. Как говорится, они будут делать то, что вы делаете, а не то, что вы говорите. Например, если вы пытаетесь привить ребенку позитивное представление о себе, избегайте негативных заявлений о себе или других перед своими детьми.

Ваши дети станут тем, чем вы являетесь; так что будьте такими, какими вы хотите, чтобы они были.

Дэвид Блай

5. Тщательно выбирайте битву и учитесь жить на ошибках.

Спросите себя, сколько возможностей для конфликтов и плохих чувств может создать участие во всем, что делает ваш ребенок, и спросите себя, действительно ли это имеет значение.

Правила

важны, но если вы проводите все свое время, инструктируя, исправляя и говоря «нет», возможно, пришло время переоценить. Если вы извинитесь перед ребенком за ошибку, это научит его брать на себя ответственность и поможет сохранить ваши отношения.

6. Родитель по личности.

Все дети разные. Помните, что вам, возможно, придется адаптировать свой стиль вмешательства к каждому ребенку. В то время как положительное подкрепление, как правило, работает повсеместно, игра может работать лучше для одного, в то время как перерывы на расслабление могут быть лучше для другого.

7. Будьте открыты для обсуждения.

Когда ребенок приходит к вам со своим видением чего-то неприятного, например, замечая, что другой ребенок не любит их, сопротивляйтесь желанию отрицать его чувства и сказать: « Нет, она не ».Такой ответ прерывает разговор. Лучшая стратегия — задать уточняющие вопросы «» Почему вы думаете, что вы ей не нравитесь?

Помогите ребенку найти альтернативные объяснения того, что произошло, и побудите его решить проблему, если это соответствует возрасту.

То, как мы разговариваем с детьми, становится их внутренним голосом.

Пегги О’Мара

8. Смоделируйте эмоциональный интеллект и покажите ребенку, что вы чувствуете.

Честный разговор с вашим ребенком о том, как его поведение влияет на вас, помогает ему взглянуть на вещи с вашей точки зрения и понять свои и ваши чувства. Говоря о своих чувствах, используйте утверждения типа «я», описывайте поведение, а не человека, и вместо этого попросите, чтобы они делали то, что вы хотите. Вовлекайте детей старшего возраста в решение проблем и придумывайте альтернативы.

9. Выполняйте и сдерживайте обещания, хорошие или плохие, для укрепления доверия и взаимного уважения.

Она узнает, что может на тебя положиться, и ты не подведешь ее, когда что-то пообещал. Она также учится не пытаться передумать, когда вы объясняете естественные последствия ее поведения. Объясните последствия и, если возможно, попросите ребенка заранее с ними согласиться.

Наконец, когда вы позволяете ей испытать на себе последствия, она учится отделять вас от вас как источника дисциплины.

10. Делегируйте ответственность за то, чтобы ваш ребенок чувствовал себя важным.

Для детей младшего возраста: дайте им несколько простых дел или вещей, которые она может сделать, чтобы помочь семье. Позвольте ей много попрактиковаться в выполнении домашней работы, чтобы она могла лучше справляться с ней, и похвалите ее поведение и усилия, направленные на повышение ее самооценки .

11. Сфокусируйтесь на позитиве.

По возможности говорите им, что вы хотите, чтобы они делали, а не того, чего вы не хотите. Положительные правила обычно воспринимаются лучше, чем отрицательные, потому что они направляют поведение вашего ребенка в положительную сторону, а не заставляют его чувствовать, что вы ожидаете, что они поступят наоборот.Например, «, закройте дверь, » лучше, чем «, не оставляйте дверь открытой, ». То же касается и правил.

Техники и идеи для родителей и подростков

Хорошее поведение у подростков начинается с позитивного общения и теплых отношений. Некоторые из приведенных ниже практических советов касаются общения, правил, ролевого моделирования, решения проблем, похвалы, доверия и многого другого.

Планируйте сложные разговоры заранее.

Чтобы избежать конфликтов и обид, подумайте заранее, что вы скажете и что ваш ребенок может почувствовать, когда вам нужно будет вести трудный разговор. Также помогает организация времени и места, где вы можете уединиться. Например, « Иззи, я хотел бы найти время, чтобы поговорить с вами о некоторых вещах, которые происходят в доме. Мы можем поговорить об этом за пиццей в субботу вечером. ОК?

Оставайтесь на связи с помощью семейных ритуалов.

Как семейные вечера с пиццей, блины на завтрак по воскресеньям или особые традиции празднования дней рождения, но также и в моменты, которые являются случайными и незапланированными, например, когда ваш ребенок решает рассказать вам о своем дне в школе над мытьем посуды.Когда случаются такие моменты, постарайтесь прекратить то, что вы делаете, и уделите ребенку все свое внимание. Это отправляет сообщение: « Ты важен для меня, и я люблю тебя ».

Уважайте конфиденциальность вашего ребенка.

Подростки жаждут уединения и иметь собственное пространство и вещи. Проявите уважение, попросив разрешения вашего ребенка войти в его комнату и не просматривая его телефон или вещи. Спросите себя, сколько вам действительно нужно знать, и что можно оставить в тайне между вашим ребенком и его друзьями.

Таблица поведения положительного армирования (PDF)

Диаграммы поведения — отличный способ реализовать положительное подкрепление осязаемым и последовательным образом. Дети любого возраста любят зарабатывать деньги и, как и взрослые, гордятся достижением своих целей. Таблицы вознаграждений также могут помочь родителям и детям в качестве визуального напоминания о том, чтобы сосредоточить внимание на положительных моментах в поведении ребенка и прояснить ожидания. Они также могут мотивировать, позволяя каждому отслеживать прогресс ребенка в достижении целей.

«Хорошо определенная проблема — это проблема, решенная наполовину» — Притча

Таблицы наград

Таблицы вознаграждений — мощный способ повысить позитивное поведение по:

  • Ободряющее поведение, которое вы хотите, например, чистка зубов без суеты, совместное использование, выполнение работы по дому, использование добрых слов, дружелюбие, а не поддразнивание; и
  • Поощрение вашего ребенка за отработку новых навыков, например, за то, что он стоит рядом с тележкой при покупке или кладет все игрушки в коробку, когда его попросят.

Когда вы определились с таблицей, решите, какие стикеры или жетоны использовать. Звездные наклейки хорошо подходят для детей младшего возраста, тогда как детям старшего возраста могут понравиться точки или другие маркеры.

Разместите таблицу так, чтобы ее мог видеть ребенок. Имейте в виду, что ваш старший ребенок может предпочесть уединенное место, например, в спальне, а не на холодильнике.

На веб-сайте

Kid Pointz есть большое количество бесплатных диаграмм, которые можно распечатать и настроить, как показано ниже.

Источник: Kidpointz.com

На другом веб-сайте, Association for Comprehensive NeuroTherapy (ACN), есть замечательные таблицы вознаграждений для детей от 3 до 8 лет, а также настенные плакаты и приложения.

Таблицы вознаграждений, которые можно и нельзя

Вот что можно и чего нельзя делать в отношении эффективной схемы поведения и систем вознаграждения:

  • Дайте понять, над изменением какого поведения вы работаете
  • Определите приз заранее
  • Определите, сколько наклеек необходимо накопить для получения награды заранее
  • Сделайте призы доступными
  • Используйте значимые награды, которые ребенок хочет получить
  • Следите за призом ребенка, напоминая о нем или показывая его
  • Будьте последовательны
  • Свяжите наклейку с целевым поведением, сразу получив вознаграждение
  • Будьте позитивны и не отнимайте наклейки, если ваш ребенок плохо себя ведет
  • Считайте это наградой, а НЕ взяткой.

Источник: KidPoints.com

Дети старшего возраста могут захотеть создать свою собственную диаграмму на основе того, с чем вы согласились. Они могут добавить рисунок или фотографию награды, которую они пытаются заработать. Еще один хороший вариант — приложения с графиком вознаграждений на телефоне вашего ребенка или ребенка. Они просты в использовании, удобны и портативны. Вы можете начислять баллы своему ребенку, как только он их заработает, даже в дороге.

Дополнительные таблицы для детей ясельного возраста

Ограниченные языковые способности детей ясельного возраста могут предоставить родителям интересную возможность проявить творческий подход к общению.Если большая часть нашего общения невербальна, нет лучшего способа проверить это, чем с малышами.

Диаграммы поведения

для детей ясельного возраста работают лучше всего, когда они являются визуальным продолжением положительного подкрепления, которое ваш ребенок уже получает от вас ежедневно, например, похвалу или «дай пятерку».

Нет правильного или неправильного возраста для введения диаграммы поведения. Если кажется, что ваш малыш не понимает концепцию или не реагирует на стимулы, вы можете отложить ее и повторить попытку через несколько месяцев.

Начните с малого и придерживайтесь трех-пяти задач, расположенных в том порядке, в котором она обычно выполняет их в течение дня. Для получения лучших результатов позвольте ребенку быть тем, кто помещает наклейку или магнит на таблицу.

Источник: Buzzle.com

Когда мы впадаем в уныние, это помогает вспомнить, насколько податливы и легко поддаются влиянию дети в раннем детстве, поэтому любые усилия, которые мы вкладываем в дисциплину и обучение, обязательно принесут дивиденды в долгосрочной перспективе.

На многих веб-сайтах есть обнадеживающие и счастливые бесплатные диаграммы поведения, а также советы по их эффективному использованию.Вы можете настроить их или упростить до единой диаграммы поведения, например, для приучения к горшку.

Источник: ALittleTipsy.com

Список используемых положительных подкрепляющих слов

Вот несколько примеров того, как использовать положительное подкрепление через эффективную похвалу и поощрение, помня, что все коммуникации более эффективны, когда язык нашего тела соответствует тому, что мы выражаем устно:

  • Подходит твоя очередь. Я так горжусь вашим терпением.
  • Я видел, как вы говорили это уважительно.
  • Я забочусь о тебе и подожду, пока мы оба будем уважительны, чтобы продолжить этот разговор
  • Я знаю, что вы можете придумать полезное решение
  • Хорошего обмена, Тайлер. Продолжай пытаться.
  • Ух ты, ты сам засунул обе руки в пальто!
  • Спасибо, что сказали мне, что вам нужно сменить подгузник.
  • Спасибо, что пришли прямо из фильма.
  • Ух ты, я так впечатлен, что ты в последнее время вовремя собирался в школу.Думаю, сегодня вечером мы пойдем на детскую площадку, чтобы отпраздновать
  • Ты так тихо решил загадку, пока я заканчивал документы, как я и просил.
  • Какие яркие, счастливые цвета вы выбрали для собачьих пятен.
  • Я вижу, вы нарисовали картину истории, которую мы читаем сегодня утром.
  • Меня беспокоит, когда ты задерживаешься допоздна, не рассказывая мне, что делаешь. В следующий раз заеду в 22:00.

Что вы могли бы сделать по-другому в следующий раз, чтобы избежать последствий?

С подростками можно использовать гораздо более комплексный подход.Вот несколько примеров того, как мы можем использовать процесс благодарного опроса, чтобы побудить наших «скоро стать взрослыми» к саморефлексии. Основными принципами процесса AIA являются: Ценить настоящее , Вообразить идеал, и Действовать сейчас в соответствии .

Цель этих шагов — помочь подростку хорошо понять текущую ситуацию или человека, понять, чего они хотят, и предпринять действия, соответствующие их идеальному будущему. Процесс AIA держит нас в курсе, задавая три вещи в нашем повседневном взаимодействии и опыте:

Оценивая:
  • Вы цените или хорошо относитесь к этой ситуации или человеку?
  • Если нет, то сосредотачиваетесь ли вы на том, чего не хотите в этой ситуации?
  • Как вы можете переключиться, чтобы увидеть больше хорошего или больше того, чего вы хотите?
Представляя:
  • Вы четко понимаете, чего хотите?
  • Это то, чему вы уделяете внимание?
  • Ваши чувства снова дают полезную информацию.Если тебе нехорошо, сосредоточишься ли ты на том, чего я хочу?
Действующий:
  • Согласованы ли ваши текущие действия и мышление с тем, что вы хотите?
  • Соответствует ли то, что вы говорите, думаете и делаете, тому, что вы хотите?
  • Если нет, то какое небольшое действие вы можете предпринять, чтобы немного приблизиться к своему идеалу?

фраз, которых следует избегать

По словам Сюзетт Хаден Элгин, доктора философии, дети склонны усваивать сообщения, которые мы отправляем.D., основатель Центра языковых исследований Озарк в Хантсвилле, штат Арканзас. Ниже приведен список фраз, которых следует избегать.

1. «Не сейчас, я занята»

Если мы войдем в привычку не обращать внимания на наших детей, когда они маленькие, то вероятность того, что они будут делиться друг с другом по мере взросления, снизится. Не говоря уже о том, что они также усваивают дурную привычку, когда не видят, что их родители уделяют время себе.

2. «Почему ты так скуп на своего брата?»

Мы посылаем мощные послания нашим детям, навешивая на них ярлыки.Маленькие дети верят в то, что часто слышат, без вопросов, даже если это касается их самих, и негативные ярлыки могут стать самоисполняющимся пророчеством, поскольку ваш ребенок начинает думать о себе таким образом, подрывая его уверенность.

Даже ярлыки, которые кажутся нейтральными или позитивными, вроде умной или застенчивой, ограничивают или возлагают на нее ненужные ожидания. Гораздо лучший подход — обратиться к конкретному поведению и исключить из него прилагательные о личности вашего ребенка.

3.«Не расстраивайся».

Все чувства действительны, но «естественно хотеть защитить ребенка от таких чувств», — говорит Дебби Глассер, доктор философии, директор службы поддержки семьи в Институте исследований в раннем детстве им. Мэйлмана Сигала при Нова Юго-Восточном университете в Форт. Лодердейл.

Вместо того, чтобы отрицать, что ваш ребенок чувствует определенным образом, признайте эмоцию и подтвердите ее, поскольку нет правильного или неправильного способа чувствовать в любой данный момент. Называя чувства, вы также даете ребенку слова для выражения себя и моделирования сочувствия.

4. «Почему ты не можешь быть больше похожей на свою сестру?»

Сравнение вашего ребенка с кем-то еще подразумевает, что вы хотите, чтобы ваш ребенок был другим, а также может вызвать обиду между вами и ребенком, братьями и сестрами или человеком, с которым вы ее сравниваете. По словам экспертов, для родителей естественно сравнивать своих детей, искать ориентиры относительно их жизненных вех или поведения, но сравнение не помогает изменить поведение, оно только подрывает ее уверенность в себе.

5.«Тебе следует знать лучше, чем это!»

Обучение — это процесс проб и ошибок, и подобные фразы могут подорвать желание ребенка учиться и пробовать новое и не являются ни продуктивными, ни поддерживающими. Дайте своему ребенку возможность сомневаться и помогите ему провести мозговой штурм о том, как предотвратить повторение.

6. «Если ты сделаешь это еще раз, у тебя большие проблемы!»

Угрозы оказались неэффективным способом изменить поведение. Чем младше ребенок, тем дольше урок усваивается.

«Исследования показали, что вероятность того, что двухлетний ребенок повторяет проступок позже в тот же день, составляет восемьдесят процентов, независимо от того, какую дисциплину вы используете»,

говорит Мюррей Страус, доктор философии, социолог из лаборатории семейных исследований Университета Нью-Гэмпшира. Хотя идеальной стратегии не существует, особенно с детьми старшего возраста, более эффективно разработать набор конструктивных тактик, таких как перенаправление, удаление ребенка из ситуации или применение естественных последствий.

7. «Подожди, пока папа вернется домой!»

Отложенная дисциплина не связывает последствия с действиями вашего ребенка и является лишь еще одной формой угрозы. Чтобы быть эффективным, вам нужно немедленно позаботиться о ситуации самостоятельно. Передача ответственности кому-то другому также подрывает ваш авторитет и ставит вашего партнера в незаслуженную роль плохого полицейского.

8. «Торопитесь!»

Учитывайте тон своего голоса, когда умоляете ребенка поторопиться, и обращайте внимание на то, как часто вы это говорите.У наших детей есть тенденция вызывать чувство вины за то, что мы торопимся, и хотя это заставляет их чувствовать себя плохо, это не мотивирует их двигаться быстрее. Пол Коулман, автор книги «Как сказать своим детям» ищет спокойные способы ускорить процесс, чтобы он мог сказать, что, несмотря ни на что, он не будет кричать.

9. «Хороший мальчик!»

Похвала — это позитивное подкрепление в лучшем виде и один из самых эффективных инструментов, имеющихся у родителей. Но когда похвала расплывчата и беспорядочная, дети отключают ее.Они также могут отличить похвалу за то, что делаете что-то механическое или простое, от похвалы за реальные усилия. Поэтому хвалите только те достижения, которые требуют реальных усилий, будьте конкретны и хвалите поведение, а не ребенка.

Книги по позитивному воспитанию

Если вам интересно, просмотрите наш обширный список лучших книг по позитивному воспитанию.

  • Справочник «Счастливый ребенок»: как воспитать радостных детей в стрессовом мире Кэти Херли (Amazon)
  • Дар неудачи: как лучшие родители учатся отпускать, чтобы их дети могли добиться успеха Джессика Лэхи (Amazon)
  • Контексты процветания детей раннего возраста: эволюция, семья и общество под редакцией Дарсии Нарваэс (Amazon)
  • Дисциплина без драмы: способ всего мозга успокоить хаос и способствовать развитию вашего ребенка Дэниел Дж.Сигел и Тина Пейн Брайсон (Amazon)
  • Инструменты воспитания позитивной дисциплины: 49 наиболее эффективных методов, чтобы остановить борьбу за власть, наладить общение и воспитать наделенных способностями и способными детьми Джейн Нельсен, Мэри Нельсен Тамборски и Брэд Эйндж (Amazon)
  • Воспитание эмоционально интеллигентного ребенка Сердце воспитания Джона Готтмана, Джоан Деклалер и Дэниела Гоулмана (Amazon)
  • Duct Tape Parenting от Vicki Hoefle и Alex Kajitani (Amazon)
  • Воспитание без границ: удивительные уроки, которые нам могут научить родители со всего мира Кристин Гросс-Ло (Amazon)

Сообщение о возвращении домой

Семейные отношения являются источником некоторых из самых значимых и наиболее интенсивных переживаний в нашей жизни, которые доставляют радость от принадлежности через безусловное принятие, доверие и любовь друг к другу.И хотя иногда кажется, что мы потеряли рассудок, а наши дети убежали вместе с ним, сосредоточение нашей энергии и внимания на том, что хорошо в наших детях, может выявить лучшее в них и в нас самих.

То, на что мы обращаем внимание, питает или разрушает мир, который мы создаем для себя и своих детей.

Ваша повседневная жизнь — это ваш храм и ваша религия, принесите с собой все, что вам нужно.

Халил Джебран

Хотя дети должны знать, что как родители мы ожидаем от них определенных вещей, и их поведение имеет последствия, мы можем помочь им осознать, что независимо от того, что происходит, наша любовь и забота о них никогда не ставятся под сомнение, и они могут развивать свой потенциал в безопасная эмоциональная база.

В психологии существует концепция, известная как Феномен Микеланджело, которая объясняет, как самые близкие нам люди могут помочь сформировать наше идеальное Я, подтверждая наш потенциал, побуждая нас выражать те качества личности, которые мы считаем ценными, и создавая среду, в которой мы чувствуем себя в безопасности. (Дриготас и др., 1999).

«Если ты сможешь сохранить свою голову, когда все вокруг тебя»
Теряют свою и винят в этом тебя;
Если вы можете доверять себе, когда все люди сомневаются в вас,
Но сделайте скидку и на их сомнения; …
Или, если вас обманывают, не лгите,
Или, будучи ненавистным, не уступайте ненависти…
Твоя Земля и все, что на ней,
И, что более важно, ты будь мужчиной, сын мой! »

Надеемся, вам понравилась эта статья.Не забудьте скачать наши 3 упражнения по позитивной психологии бесплатно.

Если вы желаете большего, наш набор материалов по позитивной психологии © содержит более 300 научно обоснованных упражнений по позитивной психологии, интервенций, анкет и оценок, которые практикующие могут использовать в своей терапии, коучинге или на рабочем месте.

Редьярд Киплинг

  • Бельский Дж. (2008). Награда лучше наказания. Вот почему. Психология сегодня. Получено с https://www.psychologytoday.ru / us / blog / family-affair / 200809 / rewards-are-better-punishment-here-s-why
  • Черри, К. (2018). Положительное подкрепление и оперантное обусловливание. VeryWell Mind. Получено https://www.verywellmind.com/what-is-positive-reinforcement-2795412
  • .

  • Центр развития ребенка (2015). Наука устойчивости (вкратце). Получено с www.developingchild.harvard.edu.
  • Copple, C. & Bredekamp, ​​S. (редакторы). (2009). Соответствующая развитию практика в программах для детей младшего возраста. 3-е изд. Вашингтон, округ Колумбия
  • Дэниэлс, (2016). Выявление лучших в людях: как применить удивительную силу положительного подкрепления, Третье издание PDF, электронная книга в формате ePub. Получено с http://isbninspire.com/pdf123/offer.php?id=1259644901
  • Даймонд, Г. М. (2014). Семейные терапевтические вмешательства на основе привязанности. Психотерапия, 51 (1), 15-19.
  • Динер, Э. (2000). Субъективное благополучие: наука о счастье и предложение национального индекса. Американский психолог, 55, 34-43.
  • Дриготас, С., Русбулт, К., Визелквист, Дж. И Уиттон, С. (1999). Близкий партнер как скульптор идеального Я: поведенческое подтверждение и феномен Микеланджело. Журнал личности и социальной психологии, 77 (2), 293–323.
  • Двек, К. (2007). Образ мышления: новая психология успеха. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Книги Пингвинов.
  • Даррант, Плато, Д. П., Атеах, К., Стюарт-Туфеску, А., Джонс, А., Ли, Г., Баркер, Л., Холден, Г., Кирли, К., Маколей, Дж., Петерс, Р., Тапанья, С. (2014). Предотвращение карательного насилия: предварительные данные о позитивной дисциплине в программе повседневного воспитания (PDEP). Канадский журнал общественного психического здоровья, 33 (2), 109-125. Получено с https://doi.org/10.7870/cjcmh-2014-018
  • .

  • Фредриксон, Б.Л., и Лосада, М.Ф. (2005). Позитивное влияние и сложная динамика человеческого процветания. Американский психолог, 60 (7), 678-686.
  • Гфрёрер, К., Нельсен, Дж., И Керн, Р. М. (2014). Позитивная дисциплина: помощь детям в развитии принадлежности и ресурсов совладания с использованием индивидуальной психологии. Журнал индивидуальной психологии, 69 (4), 294-304.
  • Готтман, Дж. М. (2013). Метаэмоции: как семьи эмоционально общаются. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Рутледж.
  • Готтман, Дж. М., Дескайр Дж. И Гоулман Д. (1998). Воспитание эмоционально развитого ребенка Сердце воспитания. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Fireside.
  • Гросс-Ло, К. (2014). Воспитание без границ: удивительные уроки, которым могут нас научить родители со всего мира . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Книги Пингвинов.
  • Grunwald, B.B., & McAbee, H.V. (1999). Психология Альфреда Адлера и развитие ребенка. Нью-Йорк: Рутледж.
  • Харрис, Дж. Р. (1995). Где окружение ребенка? Теория развития групповой социализации. Психологическое обозрение, 102 , 458-489.
  • Хефле, В., и Каджитани, А. (2012). Клейкая лента для родителей. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Bibliomotion.
  • Холден, Г. В. (2010). Траектории воспитания и развития детей: позитивные пути, отклонения и динамические процессы. Перспективы развития ребенка, 4 , 197–204
  • Херли, К. (2015). Справочник «Счастливый ребенок»: как вырастить радостных детей в мире стрессов. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Книги Пингвинов.
  • Лэхи, Дж. (2015). Дар неудачи: как лучшие родители учатся отпускать, чтобы их дети могли добиться успеха. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Книги Пингвинов.
  • Линч, М. (2017). Положительное подкрепление — ключевой элемент в управлении превентивным поведением . Адвокат. Получено с https://www.theedadvocate.org/positive-reinforcement-key-element-preventative-behavior-management/
  • .

  • Маклеод, С. (2018). Скиннер — Оперантное кондиционирование. SimplyPsychology. Получено с https://www.simplypsychology.org/operant-conditioning.html
  • .

  • Нарваэс, Д. (2016). Контексты процветания детей раннего возраста: эволюция, семья и общество .Издательство Оксфордского университета.
  • Нельсен, Дж., Нельсен Тамборски, М., & Эйндж, Б. (2016). Инструменты воспитания позитивной дисциплины: 49 наиболее эффективных методов, позволяющих остановить борьбу за власть, наладить общение и воспитать одаренных и способных детей. Рэндом Хаус.
  • Родрикес, Б. Дж., И Сприк, Р. (нет данных). Почему положительный подход к поведению? Безопасные и гражданские школы. Получено с https://www.safeandcivilschools.com/research/references/positive-approach-to-behavior.php
  • Селигман, M.E.P. (1991). Научился оптимизму. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Knopf
  • Сигел, Д.Дж., и Пейн Брайсон, Т. (2016). Дисциплина без драмы: способ всего мозга успокоить хаос и способствовать развитию вашего ребенка. Bantam.

Наука утверждает, что эти 10 вещей помогут вам вырастить чрезвычайно умных и успешных детей

Какой родитель не хочет, чтобы его ребенок хорошо учился в школе, не попадал в неприятности и вырастал очень успешным взрослым? Но, как я обнаружил за годы воспитания собственной дочери, это легче сказать, чем сделать.

По правде говоря, не существует определенного пути к гарантированному успеху в воспитании детей (поверьте мне, я пытался его найти). Я нашел ряд важных исследований, которые дают некоторые рекомендации, которые могут значительно улучшить ваши шансы.

Вот десять вещей, которые вы должны сделать, чтобы вырастить умных, разносторонних детей.

1. Обучайте социальным навыкам.

20-летнее исследование, проведенное учеными из штата Пенсильвания и Университета Дьюка, показывает положительную корреляцию между социальными навыками детей в детском саду и их успехами в раннем взрослом возрасте.Научите своих детей решать проблемы с друзьями, делиться своими вещами, слушать, не отвлекаясь, и помогать другим в доме — отличное место для начала.

2. Не переусердствуйте.

В сегодняшнюю эпоху воспитания детей на вертолете многие родители (включая меня) не могут позволить нашим детям решать проблемы, а скорее спешат решать проблемы за них.

Опираясь на исследование Гарвардского университета, Джули Литкотт-Хаимс утверждает, что позволить детям делать ошибки и развивать жизнестойкость и находчивость имеет решающее значение для их достижения успеха.

Новости: Это непросто. Нам всем нужно пройти тонкую грань между защитой наших детей и предоставлением им возможности решать проблемы, чтобы учиться у них.

3. Привлекайте детей к учебе раньше (а затем поощряйте самостоятельность, когда они станут старше.

Исследования показывают, что чтение вашим детям и раннее обучение математике может значительно повлиять на успеваемость в более поздние годы. Однако это лучше всего Чтобы начать отучать детей от домашних заданий, помогите позже в начальной школе, так как помощь ребенку с домашними заданиями может фактически замедлить их развитие.

Родители всегда должны выражать заинтересованность в обучении своих детей в школе, но при этом поощрять их брать на себя ответственность за свою работу самостоятельно.

4. Не позволяйте им томиться перед экраном.

Слишком много времени перед экраном связано с детским ожирением, нерегулярным режимом сна и поведенческими проблемами. Кроме того, исследование, проведенное в 2017 году Грегом Л. Уэстом из Монреальского университета, показало, что игра в шутеры может повредить мозг, заставляя его терять клетки.

Итак, что мы можем сделать с такой полезной цифровой няней, на которую полагаются многие из нас?

По данным Американской академии педиатрии, развлекательное «экранное время» должно быть ограничено двумя часами в день.

Еще одна полезная идея: побудите ваших детей стать создателями контента, а не пассивными потребителями. Поощряйте их изучать компьютерное программирование, 3D-моделирование или создание цифровой музыки и превращайте экранное время в продуктивное занятие.

5.Возлагайте большие надежды.

Используя данные национального опроса, команда Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе обнаружила, что ожидания родителей в отношении своих детей имеют огромное влияние на их достижения.

Исследование показало, что к тому времени, когда им исполнилось четыре года, почти у всех детей из наиболее успешной исследовательской группы были родители, которые ожидали, что они получат высшее образование.

6. Не тратьте слишком много времени на восхваление врожденных качеств, таких как ум или внешность.

«Ого, ты получил пятерку, даже не изучая? Ты такой умный!»

Исследование Стэнфордского университета показывает, что похвала детей такими утверждениями и упором на их интеллект на самом деле может привести к низкой успеваемости.

В качестве альтернативной стратегии воспитания родителей поощряют хвалить детей, уделяя особое внимание усилиям, которые дети тратят на преодоление проблем и трудностей, демонстрируя выдержку, настойчивость и решительность.

7. Делайте поручения по дому.

Существует множество доказательств того, что работа по дому полезна для развития детей. Тем не менее, согласно опросу Braun Research, только 28 процентов родителей заявили, что они регулярно поручают своим детям домашние дела.

Анализ данных Университета Миннесоты показал, что лучшим предиктором успеха в юном возрасте является то, выполняли ли дети работу по дому в возрасте трех или четырех лет.

8. Не отключайтесь.

Согласно опросу, проведенному Common Sense Media, 28 процентов подростков заявили, что их родители пристрастились к своим мобильным устройствам. Другое недавнее исследование AVG показало, что 32 процента опрошенных детей не чувствовали себя важными, когда их родители отвлекались на свои телефоны.

Как первое поколение родителей, имеющих круглосуточный доступ к Интернету, нам важно знать, когда следует отключиться и сосредоточиться на семье.

9.Стремитесь к мирному, любящему дому

Согласно обзору исследования Университета Иллинойса, дети в семьях с высоким уровнем конфликта, как правило, живут хуже, чем дети родителей, которые ладят друг с другом. Создание любящей и благоприятной среды — залог здорового и продуктивного потомства.

Если у вас есть спор с супругом, рекомендуется смоделировать справедливую борьбу, установление границ и сосредоточиться на примирении и разрешении.

10. Не будь слишком жесткой (или слишком мягкой)

Диана Баумринд в своем новаторском исследовании 1966 года провела различие между авторитарным (очень строгим), снисходительным (очень снисходительным) и авторитарным (одинаково дисциплинированным и любящим) родители.

Короче говоря, авторитарные родители слишком жесткие, снисходительные родители слишком мягкие, а авторитарные — в самый раз.

Когда ребенок моделирует своих авторитетных родителей, он приобретает навыки регулирования эмоций и социальное понимание, которые имеют решающее значение для успеха.

Мнения, выраженные здесь обозревателями Inc.com, являются их собственными, а не мнениями Inc.com.

способов вырастить более уверенным в себе ребенка

Ребенок, которому не хватает уверенности, будет неохотно пробовать что-то новое, потому что боится потерпеть неудачу.Гетти / Кеворк Джансезян

Уверенность — один из величайших подарков, которые родители могут подарить своему ребенку.

Карл Пикхардт, психолог и автор 15 книг по воспитанию детей, говорит, что ребенок, которому не хватает уверенности, будет неохотно пробовать новые или сложные вещи, потому что боится потерпеть неудачу или разочаровать других.

Это может в конечном итоге помешать им в дальнейшей жизни и помешать им сделать успешную карьеру.

«Враги уверенности — разочарование и страх», — говорит он. Итак, ваша работа как родителя — поощрять и поддерживать своего ребенка, когда он пытается справиться с трудными задачами.

Вот еще 17 советов, как вырастить уверенного ребенка:

1. Цените усилия, независимо от того, выиграют они или проиграют.

Когда вы вырастаете, путешествие важнее, чем пункт назначения.

Итак, независимо от того, забивает ли ваш ребенок победный гол для своей команды или случайно выбивает его за пределы поля, аплодируйте его усилиям, говорит Пикхардт. Они никогда не должны стесняться своих попыток.

«В долгосрочной перспективе постоянные упорные усилия создают больше уверенности, чем периодические успехи», — объясняет он.

2. Поощряйте практику для развития компетентности

Поощряйте вашего ребенка заниматься тем, что ему интересно, но делайте это, не оказывая на него слишком большого давления.

Хармони Шу, вундеркинд, сказала Эллен ДеДженерес, что начала заниматься, когда ей было всего 3 года.

«Практика вкладывает усилия в уверенное ожидание дальнейшего улучшения», — объясняет Пикхардт.

3. Позвольте им решать проблемы самостоятельно

Если вы будете усердно работать за своего ребенка, он никогда не разовьет способности или уверенность в том, чтобы решать проблемы самостоятельно.

«Родительская помощь может лишить ребенка уверенности, полученной от самопомощи и самостоятельного выяснения отношений», — объясняет Пикхардт.

Другими словами, лучше, чтобы ваш ребенок получил несколько оценок «B» и «C», а не «пятерки», при условии, что они действительно учатся решать проблемы и выполнять работу.

4. Дайте им возможность действовать в соответствии с их возрастом

Не ждите, что ваш ребенок будет вести себя как взрослый. «Когда ребенок чувствует, что только успеваемость на уровне родителей — это достаточно хорошо, этот нереалистичный стандарт может препятствовать усилиям», — говорит он.«Стремление соответствовать ожиданиям пожилого возраста может снизить уверенность в себе».

5. Поощряйте любопытство

Иногда нескончаемый поток вопросов ребенка утомляет, но его следует поощрять.

Пол Харрис из Гарвардского университета сказал The Guardian, что задавать вопросы — это полезное упражнение для развития ребенка, потому что это означает, что они понимают, что «есть вещи, которых они не знают … что есть невидимые миры знаний, которые они никогда не посещали. . »

Когда дети пойдут в школу, те из домохозяйств, которые поощряют любопытные вопросы, имеют преимущество перед остальными их одноклассниками, потому что у них была практика получения информации от своих родителей, сообщает The Guardian, а это означает получение информации от своего учителя.Другими словами, они знают, как учиться лучше и быстрее.

6. Ставьте перед ними новые задачи

Покажите своему ребенку, что он может ставить перед собой небольшие цели и достигать больших результатов — например, кататься на велосипеде без тренировочных колес.

«Родители могут воспитывать уверенность, увеличивая количество обязанностей, которые необходимо выполнять», — объясняет Пикхардт.

7. Избегайте сокращений и исключений для своего ребенка

Особое обращение может свидетельствовать о неуверенности, — говорит Пикхардт.«Право не заменяет уверенности».

8. Никогда не критикуйте их работу

Ничто не обескураживает вашего ребенка больше, чем критика его или ее усилий. Давать полезные отзывы и предложения — это нормально, но никогда не говорите им, что они делают плохую работу.

Если ваш ребенок боится потерпеть неудачу из-за того, что он боится, что вы разозлитесь или разочаруетесь, он никогда не будет пробовать что-то новое.

«Чаще всего критика родителей снижает самооценку ребенка и снижает его мотивацию», — говорит Пикхардт.

9. Относитесь к ошибкам как к строительным блокам для обучения

«Учиться на ошибках укрепляет уверенность», — говорит он. Но это происходит только тогда, когда вы как родитель рассматриваете ошибки как возможность учиться и расти.

Не надейтесь на своего ребенка. Позвольте им время от времени ошибаться и помогите им понять, как они могут лучше подойти к задаче в следующий раз.

Пикхардт говорит, что родители должны воспринимать «э-э-э» моменты как возможность научить своих детей не бояться неудач.

10. Откройте дверь к новым впечатлениям

Пикхардт говорит, что вы, как родитель, несете ответственность за «увеличение жизненных воздействий и опыта, чтобы ребенок мог развить уверенность в том, что он справляется с большим миром».

Знакомство детей с новыми вещами учит их, что какими бы пугающими и необычными они ни казались, они могут это победить.

11. Научите их тому, что умеете делать

Вы герой своего ребенка — по крайней мере, пока он не станет подростком.

Используйте эту способность, чтобы научить их тому, что вы знаете о том, как думать, действовать и говорить. Подавайте хороший пример и будьте образцом для подражания.

Пикхардт говорит, что наблюдение за вашими успехами поможет вашему ребенку быть более уверенным в том, что он может делать то же самое.

12. Не говорите им, когда вы беспокоитесь о них

Беспокойство родителей часто может быть истолковано ребенком как вотум недоверия, говорит он. «Выражение уверенности родителей порождает уверенность ребенка».

13.Хвалите их, когда они имеют дело с невзгодами

Жизнь несправедлива. Это сложно, и каждому ребенку в какой-то момент придется этому научиться.

Когда они действительно сталкиваются с трудностями, Пикхардт говорит, что родители должны указать, как преодоление этих трудностей повысит их устойчивость.

«Важно напоминать ребенку, что каждый путь к успеху полон неудач», — добавляет он.

14. Предложите свою помощь и поддержку, но не слишком много.

Слишком быстрое оказание слишком большой помощи может снизить способность ребенка к самопомощи, говорит Пикхардт.

«Ставка родительской помощи в зависимость от самопомощи ребенка в первую очередь может укрепить уверенность в себе».

15. Приветствуйте их смелость попробовать что-то новое

Будь то проба для баскетбольной команды или первая поездка на американских горках, Пикхардт говорит, что родители должны хвалить своих детей за то, что они пробуют что-то новое. Он предлагает сказать что-нибудь столь же простое, как: «Вы смелы, чтобы попробовать это!»

«Комфорт приходит от того, чтобы придерживаться привычного; требуется смелость, чтобы осмелиться отважиться на новое и отличное», — говорит он.

16. Празднуйте азарт обучения

Когда вы вырастаете, путешествие важнее пункта назначения.

Так что, независимо от того, забивает ли ваш ребенок победный гол для своей команды или случайно выбивает его за пределы поля, аплодируйте его усилиям, — говорит Пикхардт. Они никогда не должны стесняться своих попыток.

«В долгосрочной перспективе постоянные упорные усилия создают больше уверенности, чем периодические успехи», — объясняет он.

17. Не позволяйте им уйти от реальности, проводя все свое время в Интернете

Не позволяйте своему ребенку прятаться за экраном компьютера. Вместо этого поощряйте их общаться с реальными людьми в реальном мире.

«Уверенность в виртуальном мире (хотя и важная) — это не то же самое, что уверенность в реальном мире, которую приносит офлайн-эффективность», — говорит Пикхардт.

18. Будьте авторитетными, но не слишком настойчивыми или строгими

Когда родители слишком строги или требовательны, уверенность ребенка в самоуправлении может снизиться.

«Зависимость от того, что говорят, может удерживать ребенка от смелости», — говорит он.

Натали Уолтерс участвовала в работе над предыдущей версией этой статьи.

8 советов психологов по улучшению общения с детьми

Я думаю, что в сериале «Симпсоны » есть две вещи, которые удалось уловить, когда дело доходит до общения между родителями и детьми. Во-первых, дети действительно могут звонить своим родителям на повторение столько, сколько потребуется.Многие мои дни связаны с саундтреком к крикам «мама». ( В последнее время между каждым криком «мама» у меня дома выделялось определенное количество минут, так что, возможно, это не длится вечно. )

Другой урок заключается в том, что родители часто не знают, как разговаривать с детьми. Часто родители прибегают к длинным лекциям, на которых полностью теряют внимание детей. Как и Барт и другие дети в The Simpsons , это может звучать как бла, бла, бла . Это прискорбно и расстраивает родителей.

Большинство родителей преуспевают в том, чтобы давать наставления или предоставлять факты своим детям. Например, «Пожалуйста, готовься в школу» или «Тебе нужно следить за автомобилями, когда ты переходишь дорогу», — обычно родители не одобряют. Проблемы с общением часто возникают, когда речь идет о больших чувствах. Это могут быть чувства вашего ребенка, ваши чувства или и то, и другое.

Некоторые родители говорят мне, что не только заставляют детей слушать, но и изо всех сил стараются заставить своего ребенка общаться с ними, кроме односложных ответов.Они хотят знать, как лучше общаться со своим ребенком, чтобы он мог поделиться с ним мыслями, чувствами и опытом.

Когда вы хорошо общаетесь со своим ребенком, это приводит к прочным отношениям, большему сотрудничеству и чувству собственной значимости. Когда общение — это борьба, это может привести к отключению вашего ребенка, конфликту и чувству собственной никчемности.

Как родители могут разговаривать с детьми, когда дети (или родители) борются с большими чувствами? Как мы можем говорить, чтобы дети слушали? Как мы можем побудить наших детей говорить с нами?

Ниже приведены мои основные советы, которые я почерпнул от экспертов на протяжении многих лет.Я использую их в своей клинике и как родитель.

1. Используйте утверждения, «открывающие дверь»

Эти утверждения побуждают вашего ребенка говорить больше и делиться идеями и чувствами. Они говорят вашему ребенку, что вы действительно слушаете и интересуетесь. Они также сообщают, что вы думаете о ее идеях. важны, и чтобы вы принимали ее и уважали ее слова

Примеры заявлений о «открывании дверей»:

  • «Вау»
  • «Понятно».
  • «Ой.»
  • «Как насчет этого!»
  • «Правда?»
  • «Расскажите подробнее.«
  • « Это интересно ».
  • «Удивительно»

Когда вы используете эти утверждения, ваш ребенок почувствует, что вы действительно заинтересованы. Дети с большей вероятностью поделятся, когда они думают, что вы заняты тем, что они говорят. Это само собой разумеется. говоря, что вы также должны оторваться от того, что вы делаете, и сосредоточиться на них. Сами по себе слова не в счет.

2. Используйте больше «надо», чем «не»

Некоторые дети слышат много «надо» не надо «. Часто родители знают, чего не хотят, они хотят, поэтому они начинают с заявлением «не надо».Обратной стороной заявлений «не надо» является то, что они не способствуют развитию позитивного поведения, которое вы хотите видеть. Во всяком случае, они усиливают нежелательное поведение. помочь избавиться от привычки «не делать». Мы редко говорим «не делай этого, не делай этого» нашим друзьям, когда они приходят в гости. Вместо этого мы используем более открытые и уважительные предложения. Замена наших «не делай» на «что» может выглядеть так :

  • «Не выходи на улицу, холодно» превращается в «Оставайся внутри, пожалуйста.На улице слишком холодно, чтобы играть на улице ».
  • « Не бей своего брата »превращается в« Играй осторожно со своим братом ».
  • « Не раскрашивай ковер »становится« Пожалуйста, раскрашивай свой цвет на ковре ». таблица ».

3. Разговаривайте со своим ребенком, а не с ним

Вместо того, чтобы просто давать инструкции, вовлеките ребенка в двусторонний разговор. Это означает, что вы говорите и слушаете то, что ваш ребенок должен сказать. Это может быть сложной задачей, когда у вашего ребенка ограниченный словарный запас или интересы, но важно практиковать, если вы хотите здоровых отношений сейчас и в будущем.

Это хорошая привычка, потому что, когда ваш ребенок станет более опытным в устной речи, он захочет поговорить с вами. Когда мы говорим «с ребенком», мы даем понять, что его мысли и чувства не важны или интересны, и что родительские отношения связаны с тем, что ребенок делает то, что вы, , хотите.

4. Используйте утверждения «я», чтобы общайтесь

Родители часто говорят со своими детьми заявлениями «вы»: «Ты такой беспорядочный», «Ты вредитель» или «Ты глупый.Утверждения «я» могут помочь нам более четко передать, как поведение нашего ребенка влияет на нас. Это также дает вашему ребенку больше представления о том, чего от него ждут, и возлагает на него большую ответственность за изменения.

Вот несколько примеров:

  • «Ты вредитель» превращается в «Мне не хочется играть, потому что я устал».
  • «Твоя спальня — позор» превращается в «Мне нужно, чтобы ты забрал свои вещи».
  • «В тебе нет никакого смысла» превращается в «Я не понимаю.Можете ли вы объяснить это еще раз? » , вы должны сначала привлечь внимание ребенка. Затем говорите твердо, чтобы показать, что вы имеете в виду то, что говорите, и объясните ребенку причину, по которой он должен сделать это именно в этот конкретный момент.

    Если ваш ребенок играет , может быть трудно переключить его внимание на вас, поэтому либо выберите другое время, либо знайте, что вам придется поработать, чтобы привлечь внимание ребенка, чтобы ваш запрос был успешным.

    Успешный запрос будет выглядеть так: «Джеймс, мне нужно, чтобы ты убрал свои игрушки на стол, пожалуйста. Это важно, потому что на столе нет места для еды. «Это сработает лучше, чем« Сможешь упаковать свои игрушки? Я уже дважды спрашивал тебя! »

    6. Никаких недобрых слов и ярлыков

    Некоторые распространенные, но бесполезные способы общения с детьми — это высмеивание, стыд и обзывания. Такой стиль общения может привести к проблемам в родительско-дочерних отношениях.Избегайте использования таких утверждений, как «Ты ведешь себя как двухлетний ребенок», «Ты меня смущаешь» или «Ты плохой».

    Родители иногда используют такие утверждения, чтобы убедить своего ребенка Эти утверждения вызывают у вашего ребенка только неприязнь и негативно влияют на его мнение о себе.

    7. Используйте добрые слова

    Добрые слова создают хорошие отношения и улучшают общение с вашим ребенком. Дети, к которым обращаются с признательностью и Уважение также повышает самооценку, что позволяет им процветать.Вместо «Ты идиот, я же сказал тебе, что это сломается, если ты поиграешь с ним в ванной», скажите: «Давай достанем совок и вымоем его. Аварии случаются».

    Другие примеры добрых слов:

    • «Спасибо за помощь с посудой».
    • «Вы хорошо поработали, убрав в своей комнате».
    • «Мне от этого действительно хорошо».
    • «Мне нравится видеть, как ты хорошо играешь со своей сестрой».
    • «Я люблю тебя».

    8. Покажите своему ребенку, что вы его принимаете

    Когда ваш ребенок знает, что вы принимаете его такой, какая она есть, а не такой, какой вы хотите ее видеть, все меняется.Это позволяет вашему ребенку измениться и почувствовать себя лучше. Когда ваш ребенок доволен собой, он с большей вероятностью будет ладить с другими людьми. Она также чувствует себя в безопасности, когда делится своими мыслями и чувствами.

    Когда вы угрожаете ребенку, приказываете ему или отчитываете его, это заставляет его чувствовать, что он плохой, что она вам не нравится, и что она ничего не может сделать правильно. Например, если ваш ребенок говорит: «Мне не нравятся эти овощи», а вы отвечаете: «Ешьте свои овощи. Вы всегда пытаетесь избавиться от этого», ваш ребенок будет чувствовать себя оторванным от вас и будет считать, что ты думаешь, что она плохая.

    Вместо этого попробуйте поговорить с ребенком выигрышным способом. Замените предыдущее утверждение чем-то вроде этого: «Вам трудно есть пищу, в которой вы не уверены или не любите вкус в прошлый раз. Я бы хотел, чтобы вы попробовали съесть хотя бы немного, чтобы вы могли увидеть, как вы находите вкус сегодня ». В этом заявлении признается, что ваш ребенок борется с трудностями, и дается предложение о том, как он может справиться с ситуацией.

    Принимать ребенка не значит означает принятие любого поведения, это означает общение таким образом, чтобы она не стыдилась.

    Хорошее общение — это основа более гармоничного дома и ключ к здоровым отношениям с вашим ребенком. Это место, где ваш ребенок может развиваться и расти. Хорошее общение с вами формирует основу хорошего общения с другими людьми по мере того, как ваш ребенок становится взрослым.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.