Воспоминания детства: Почему мы забываем свои детские воспоминания

Содержание

Почему мы забываем свои детские воспоминания

Обычно взрослые люди помнят не так много из своего раннего детства, и этому есть психологические и нейрофизиологические объяснения. Но если мы не помним деталей, имеют ли эти воспоминания значение с точки зрения формирования нашей личности? И куда, а главное, почему уходит наша детская память? Возможно, нам есть что скрывать от самих себя? Публикуем сокращенный перевод эссе писательницы Кристин Олсон для журнала

Aeon, в котором она пытается ответить на эти вопросы и найти следы собственного детства.

Я самая младшая из пяти детей. Моей матери было 35, когда она зачала меня в 1951 году, и она была настолько огорчена этой хронологической нескромностью, что даже попыталась скрыть свою беременность. […] Возраст моей матери и мое позднее прибытие в семью были обременительными и для меня, особенно когда я пошла в школу в 1957 году и познакомилась с матерями своих одноклассников. У этих женщин все еще были маленькие дети! Они все еще сажали их в машины и отправлялись на пикники у реки или в походы… им по-прежнему приходилось решать конфликты из-за игрушек. Но к тому времени, когда я пошла в первый класс, мои братья и сестры уже покинули родительский дом… и мы превратились из очень шумной семьи в очень тихую.

Моя семья рассказывала мне истории о том, прежнем периоде: как мой старший брат прозвал меня Убанги, потому что мои волосы росли плотными толстыми локонами; как другой мой брат любил устраивать на меня засады с игрушечным крокодилом, потому что это заставляло меня кричать от ужаса; как моя старшая сестра носила меня, как кенгуру. Но в ответ я могу предложить им довольно мало собственных историй из тех ранних лет. Мое самое яркое воспоминание — это постоянное напряжение из-за того, что я не могу побыть с моими братьями и сестрами так же, как они проводят время друг с другом. Я помню, как ложилась спать, когда было еще светло, и пинала простыни, прислушиваясь к их голосам, доносившимся из холла или через окна с заднего двора. […]

Несколько лет назад я подумала, что, возможно, у меня будет шанс восстановить то потерянное прошлое, когда мы все собрались в доме, который наша семья когда-то снимала каждое лето. […] Мои братья съездили туда чуть раньше меня и, по их словам, нашли нашу старую хижину неизменной — даже стол, сделанный на местной лесопилке, по-прежнему стоял в гостиной. […] Когда мы добрались до хижины, мои братья и сестры разбежались, чтобы занять свои любимые места на свежем воздухе, но я осталась рядом с машиной, пораженная тем, насколько это место отличалось от того, что я помнила.

Я помнила, что, чтобы добраться до воды, требовалась долгая прогулка от дома по песчаному пляжу, в моей голове даже был образ моей матери, стоящей на этом огромном пляже, — ее платье развивается на ветру, рука прижата ко рту. Но галечный берег оказался всего в нескольких футах от дома. Я вспомнила хребет дамбы, выступающей из воды недалеко от дома, опасный обрыв на краю озера, к которому мои братья и сестры однажды рискнули подойти слишком близко. Но оказалось, что дамбы не было видно из дома. Я проследовала за отцом внутрь, где его очаровала крошечность кухни. Он продолжал открывать дверцы шкафов и смеяться, когда они ударялись друг о друга в узком проходе. «Твоя мама просто ненавидела эту кухню! — сказал он. — Она всегда готовила большие завтраки, и стоило ей закончить уборку, как вы, дети, забегали обратно в дом, чтобы пообедать».

Я этого не помнила. Я не помнила стола. Я ничего не помнила об этом месте. Мои братья и сестры таскали меня через дом, показывая, где все спали — они сказали, что я спала в маленькой нише в коридоре, хотя я помнила, как оставалась в комнате родителей и в утреннем свете наблюдала за тем, как они спят. Братья и сестры продолжали рассказывать мне о других деталях, связанных с жизнью, которую мы все вели в этой хижине, и хотели, чтобы я вспомнила хоть что-то, но этого не происходило. Я даже встала на колени и обошла гостиную, посмотрев на нее на уровне глаз малышей, вглядываясь в пыльные подоконники, вдыхая запах досок сосновых стен и пробегая пальцами по половицам. Ничего.

Теперь я знаю, что в целом было бы необычным вспомнить что-нибудь из того времени. Мало кто из взрослых помнит свое раннее детство. Для этого даже есть термин — амнезия детства, введенный Зигмундом Фрейдом в 1910 году для описания отсутствия воспоминаний о первых трех или четырех годах жизни и нехватки полных воспоминаний примерно до возраста семи лет. На протяжении более столетия проводилось несколько исследований о том, спрятаны ли воспоминания об этих ранних годах в какой-то специальной части нашего мозга и можно ли их восстановить какими-то специальными сигналами. Именно на это я надеялась, когда снова посетила нашу старую хижину вместе с братьями и сестрами. Я намеревалась вызвать непокорные воспоминания с помощью видов, звуков, запахов и прикосновений того места. Но исследования показывают, что воспоминания, которые мы формируем в столь ранние годы, попросту исчезают.

Фрейд утверждал, что мы подавляем самые ранние воспоминания из-за сексуальной травмы, затем до 1980-х годов большинство исследователей предполагали, что мы не сохраняем воспоминаний о раннем детстве, потому что просто не создаем их — события идут своим чередом, не оставляя прочного отпечатка в мозгу ребенка. Однако исследование, проведенное психологом из Университета Эмори Робин Фивуш и ее коллегами в 1987 году, навсегда развеяло это заблуждение, показав, что дети, которым было всего 2,5 года, могли вспоминать события прошлого, если они не произошли более полугода назад. […]

Большинство из нас полагает, что мы не можем вспомнить события, будучи взрослыми, потому что они ушли слишком далеко в прошлое… но это не так. Мы теряем воспоминания, еще будучи детьми

Психолог Кэрол Петерсон из Мемориального университета Ньюфаундленда провела серию исследований, чтобы определить возраст, в котором исчезают воспоминания о раннем детстве. Сначала она и ее коллеги собрали группу детей в возрасте от 4 до 13 лет, чтобы те описали три своих самых ранних воспоминания. Родители детей стояли рядом, чтобы убедиться, что воспоминания правдивы, и даже самые маленькие дети могли вспомнить события, происходившие, когда им было около двух лет.

Затем, через два года, детей снова опросили, чтобы узнать, не изменилось ли что-нибудь в их воспоминаниях. Более трети детей в возрасте 10 лет и старше сохранили воспоминания, которые они перечислили в первой части исследования. Но дети младшего возраста — особенно самые маленькие, которым на начало эксперимента было четыре года — забыли их практически полностью. «Даже когда мы подсказывали им их более ранние воспоминания, дети говорили: „Нет, со мной этого никогда не случалось“, — сказала мне Петерсон. — Мы наблюдали за амнезией детства в действии».

И у детей, и у взрослых память на удивление избирательна в отношении того, что закрепляется в ней, а что отпадает… и чтобы попытаться понять, почему одни воспоминания превалируют над другими, Петерсон и ее коллеги снова изучили воспоминания детей. В результате они пришли к выводу, что, если воспоминание было очень эмоциональным, дети имели в три раза больше шансов вспомнить его спустя два года. Конкретные воспоминания — когда дети полностью понимали, кто, что, когда, где и почему — также сохранялись в пять раз чаще, чем разрозненные фрагменты событий. […]

Чтобы сформировать долговременные воспоминания, должен сойтись ряд биологических и психологических звезд, и большинству детей не хватает механизмов для этого согласования. Сырой материал памяти — образы, звуки, запахи, вкусы и тактильные ощущения из нашего жизненного опыта — поступают и регистрируются через кору головного мозга, место познания. Чтобы они стали памятью, они должны быть связаны в другой структуре мозга, гиппокампе. […] Гиппокамп не только объединяет множество входных сигналов от наших органов чувств в единое новое воспоминание, но также связывает эти образы, звуки, запахи, вкусы и тактильные ощущения с аналогичными, уже сохраненными в мозге. Но некоторые части гиппокампа развиваются окончательно только тогда, когда мы становимся подростками, поэтому детскому мозгу сложно завершить этот процесс. […]

Кроме того, маленькие дети плохо разбираются в хронологии: от полного освоения часов и календарей их отделяет несколько лет, поэтому им трудно привязать событие к конкретному времени и месту. У них также нет словарного запаса, чтобы описать событие, и из-за этого они не могут создать своего рода причинно-следственный рассказ, который, по мнению Петерсон, лежит в основе прочного воспоминания. У детей также нет развитого самосознания, которое могло бы побудить их накапливать и пересматривать фрагменты опыта как часть расширяющегося жизненного нарратива.

Детские воспоминания, какими бы хрупкими они ни были, к тому же могут подвергнуться процессу, который называется измельчением. В первые годы жизни мы создаем ураган из новых нейронов в части гиппокампа, называемой зубчатой ​​извилиной, и продолжаем формировать их всю оставшуюся жизнь, хотя и не с такой скоростью, как в детстве. Недавнее исследование, проведенное нейробиологами Полом Франкландом и Шиной Джосселин из Торонто, предполагает, что этот процесс, называемый нейрогенезом, на самом деле может вызывать забывание, нарушая цепи существующих воспоминаний.

Наконец, наши воспоминания могут искажаться воспоминаниями других людей о том же событии или новой информацией, особенно когда она так похожа на информацию, уже хранящуюся в памяти. Например, вы встречаетесь с кем-то и запоминаете его имя, но позже встречаете второго человека с похожим именем и начинаете путаться с именем первого. Мы также можем потерять наши воспоминания, когда синапсы, соединяющие нейроны, распадаются из-за их неиспользования. «Если вы никогда не используете конкретное воспоминание, синапсы, ответственные за его хранение, могут быть задействованы для чего-то другого», — говорит психолог Патрисия Бауэр из Университета Эмори.

Однако воспоминания становятся менее уязвимыми для уничтожения и разрушения по мере взросления ребенка. Большинство четких воспоминаний, которые мы несем через жизнь, формируются во время так называемого всплеска воспоминаний в возрасте от 15 до 30 лет, когда мы вкладываем много энергии в изучение мира вокруг, чтобы понять, кто мы такие. По словам Бауэр, события, культура и люди этого периода прочно остаются в наших воспоминаниях и могут даже затмить воспоминания настоящего. Именно поэтому фильмы тогда были лучше, как и музыка, мода, политические лидеры, люди и так далее.

Конечно, у некоторых людей сохраняется больше воспоминаний из раннего детства, чем у других. И, похоже, на запоминание отчасти влияет культура участия в семье. Исследование, проведенное в 2009 году Петерсон вместе с Ци Ван из Корнелла и Юбо Хоу из Пекинского университета, показало, что у детей в Китае меньше таких воспоминаний, чем у детей в Канаде. Они предполагают, что это открытие можно объяснить культурой: китайцы меньше ценят индивидуальность, чем жители Северной Америки, и, следовательно, с меньшей вероятностью будут тратить столько же времени на привлечение внимания к отдельным моментам жизни человека. Канадцы, напротив, усиливают воспоминания и поддерживают активность синапсов, лежащих в их основе. Другое исследование, проведенное психологом Федерикой Артиоли и ее коллегами из Университета Отаго в Новой Зеландии в 2012 году, показало, что молодые люди из больших итальянских семей имели больше ранних четких воспоминаний, чем люди из итальянских нуклеарных семей, предположительно из-за менее интенсивной передачи семейных воспоминаний.

Но для того, чтобы улучшить воспоминания ребенка, не обязательно регулярно собираться в компании двоюродных и троюродных родственников. Исследование Бауэр также указывает, что мать (или другой взрослый), вовлекая ребенка в живой разговор о прошедших событиях, мотивирует формирование воспоминаний. «Такое взаимодействие способствует расширению памяти на длительный период, — говорит Бауэр. — Оно не обязательно гарантирует, что событие запомнится, но наращивает своего рода мышцы памяти. Ребенок учится сохранять воспоминания и лучше понимает, какой их частью можно поделиться. В ходе таких разговоров ребенок учится рассказывать истории». […]

Я задаюсь вопросом, не сломался ли наш семейный аппарат рассказывания историй и установки памяти к тому времени, когда я появилась на свет. Мои братья и сестры обожали меня — так мне говорят, и я этому верю, — но их главными занятиями в те годы были езда на лошадях, футбол, победы на орфографических конкурсах в школе, а не разговоры с малышом. К тому же где-то между моим рождением и отъездом моих братьев и сестер из родительского дома у нашей матери случился срыв, который погрузил ее в двадцатилетнюю депрессию и агорафобию. Она могла пойти в продуктовый магазин только в сопровождении моего отца, который катил тележку, держа в руке список продуктов. Даже когда она ходила в салон красоты, чтобы подстричься, уложить и покрасить волосы, мой отец сидел рядом с ней, читая Wall Street Journal. Когда мы все были дома, она проводила много времени в своей комнате. На самом деле никто не знает, когда именно началась тоска моей матери и ее уход от мира — а сейчас ее нет рядом, чтобы рассказать нам, — но это могло начаться, когда я была очень маленькой. Все, что я помню, это тишина.

Первые три-четыре года нашей жизни — это сводящие с ума, таинственно пустые начальные страницы нашей истории о себе

Как сказал Фрейд, амнезия детства «скрывает от нас раннюю юность, превращая нас в незнакомцев для нас самих». […] Но если мы не можем вспомнить многое из тех лет, будь то жестокое обращение или чрезмерная забота, имеет ли значение, что происходило на самом деле? Если дерево упало в лесу нашего раннего развития и у нас не было достаточно когнитивных инструментов, чтобы сохранить это событие в памяти, повлияло ли оно на наше формирование?

Бауэр говорит, что да. Даже если мы не помним ранние события, они оставляют отпечаток на том, как мы понимаем и чувствуем себя, других людей и мир в целом. Например, у нас есть тщательно продуманные представления о птицах, собаках, озерах и горах, даже если мы не можем вспомнить конкретные события, которые сформировали эти представления. «Вы не можете вспомнить, как катались на коньках с дядей, но вы понимаете, что кататься на коньках и навещать родственников — это весело, — объясняет Бауэр. — Вы чувствуете, насколько хороши люди, насколько они надежны. Возможно, вам никогда не удастся точно определить, как вы это узнали, но вы знаете».

И мы не сумма наших воспоминаний — или, по крайней мере, не полностью. Мы также являемся историей, которую мы строим о себе сами, нашим личным повествованием, которое интерпретирует и придает значение тому, что мы действительно помним, и тому, что другие люди рассказывают нам о нас самих. Исследования психолога из Северо-Западного университета Дэна МакАдамса показывают, что эти рассказы направляют наше поведение и помогают проложить наш путь в будущее. Особенно удачливы те из нас, у кого есть истории, в которых мы находим зерно удачи, даже несмотря на все невзгоды.

Так что наши истории — это не голые факты, выгравированные на каменных скрижалях, это рассказы, которые движутся и трансформируются, и именно в этом — основа большей части разговорной терапии. Вот, кстати, один воодушевляющий аспект старения: наши истории о себе становятся лучше. «По какой-то причине с возрастом мы склонны акцентировать внимание на положительных моментах, — говорит МакАдамс. — У нас больше желания или мотивации смотреть на мир в более ярких красках. У нас развивается предвзятость в отношении наших воспоминаний».

Я не могу заставить себя вспомнить ранние годы своей жизни с моими братьями, сестрами и матерью, у которой еще не случился срыв, даже если я снова посещаю ту хижину и горную идиллию, где разворачивались лета прежней прекрасной жизни. Но я могу использовать «добрую линзу» старения и исследования ученых, занимающихся памятью, чтобы на этих пустых страницах написать историю, не запятнанную утратой.

Я оптимист и доверчивый человек по своей природе — это черты характера, которые меня иногда беспокоят, поскольку я думаю, что они могут быть признаками интеллектуальной слабости, но я могу интерпретировать их и как особый взгляд на мир, выработанный бесчисленным опытом общения с любящей семьей в те ранние годы. Я не помню этого, но я могу представить себя сидящей на коленях у своих братьев и сестер, когда они читают мне сказки или напевают мне песни. […] Я придумываю это и реконструирую как для себя, так и для них. Потому что в нашем прошлом должно было быть много места таким моментам, учитывая наши крепкие и счастливые семейные узы на сегодняшний день. Мы просто забыли подробности.

Ученые: почти половина людей имеют ненастоящие воспоминания о детстве

У 40% людей ненастоящие воспоминания о собственном детстве, выяснили британские ученые — они относятся к тому возрасту, когда мозг еще просто неспособен формировать воспоминания, и они состоят скорее из рассказов родителей и общей информации о детях. Однако самих людей разубедить в реальности их воспоминаний весьма трудно.

Наши ранние воспоминания — выдумка почти в половине случаев, выяснили команда британских исследователей из Лондонского городского университета и других исследовательских центров. Результаты работы были опубликованы в журнале Psychological Science.

Исследователи опросили почти 7000 человек, выяснив, каковы их самые ранние воспоминания. Затем они спросили, в каком возрасте происходили эти события. Исследователи акцентировали внимание участников исследования на том, что это должны быть именно их воспоминания, а не семейные истории или впечатления, навеянные детскими фотографиями. Почти 40% опрошенных сообщили, что их первые воспоминания приходятся на два первых года жизни, из них около трети отметили, что помнят что-то в возрасте до года.

Среди воспоминаний были и первые шаги, и первые слова, и даже желание что-то сказать матери до того, как участник исследования научился говорить.

В половине случаев те участники, которые якобы помнили что-то до двух лет, говорили, что их первое воспоминание — то, как они лежат в коляске. Около 30% рассказали о воспоминаниях, связанных с семьей, например, поездке за город, 18% помнили, что из-за чего-то грустили.

Однако до 3-3,5 лет наш мозг не способен обрабатывать информацию так, чтобы у нас формировались осознанные воспоминания.

Память вообще весьма ненадежна — эксперименты по внедрению ложных воспоминаний весьма наглядно это показывают. Так, в 2016 году ученым удалось заставить вспомнить то, чего на самом деле не происходило, более половины из 400 участников эксперимента.

Иногда искажение памяти имеет фатальные последствия. Известно, что многие несправедливо обвиняемые представали перед судом по показаниям свидетелей, которые клятвенно уверяли, что видели этих людей в момент совершения преступления. И при этом не лгали. А невиновность обвиняемого была доказана анализом ДНК. Это так называемый эффект свидетеля, о котором хорошо знают психологи и криминалисты.

Мозг не работает как видеокамера, записывая все, происходящее вокруг — данные в нашей памяти могут исчезать, искажаться, смешиваться.

Так формируются ложные воспоминания.

По словам исследователей, чем старше были респонденты, тем более вероятны были у них ложные воспоминания. Кроме того, эти воспоминания не могли быть взяты из другого временного периода, так как были специфичны по возрасту — первые шаги, первые слова, нахождение в коляске или детской кроватке.

Воспоминания вряд ли появились из ниоткуда, отмечают исследователи. Люди видели свои детские фотографии, слышали истории о своем детстве от родителей, знали, как происходит развитие маленького ребенка.

«Мы предполагаем, что эти несуществующие ранние воспоминания — что-то вроде комбинации набора данных о развитии детей и чужих воспоминаний об их детстве, — считает психолог Шазия Актар. — Кроме того, могут быть бессознательно изменены или добавлены отдельные детали, например, то, как на нас надевают подгузник в детской кроватке».

У ученых нет ответа, почему именно это происходит. Одна из причин — попытка человека выстроить воспоминания о своей жизни с самого ее начала. Впрочем, по мнению исследователей, такие «воспоминания» позволяют сформировать положительный образ себя в собственном восприятии, что улучшает качество жизни.

Выяснить точно, какая часть воспоминаний была изменена мозгом, довольно проблематично.

«Важно, что человек с ложными воспоминаниями не знает, что они ложные, — поясняет психолог Мартин Конвэй. — Когда говоришь людям, что их воспоминания ненастоящие, они часто в это не верят. Частично это происходит потому, что память очень сложно устроена и только к пяти-шести годам наши воспоминания становятся похожи на взрослые».

«Такие воспоминания могут появляться, когда человек слышит что-то типа «у мамы была большая зеленая коляска». Он представляет, на что та была похожа. Спустя какое-то время этот эпизод становится частью памяти, и воображение добавляет к нему детали вроде игрушек в коляске», — рассказывают исследователи.

Таким образом, очень сложно определить, когда человек вспоминает о реальных событиях прошлого, а когда заблуждается. При этом ложные воспоминания оказывают влияние на суждения и принимаемые решения.

Трогательные и смешные воспоминания о детстве | e1.ru

Алёна Харви: «Мы с подругой Людкой в Африку ходили. Мне было шесть лет, она на два года младше. Гостили у бабушки в деревне. В Африку пошли, чтобы проверить, правда ли там, как в песне, реки такой ширины, а горы такой высоты, и далее по тексту. Взрослым о планах ни слова, к авантюре пытались подключить такую же малышню, но никто не согласился. В результате пошли вдвоем.

План был такой: сначала до деревни Корюкова, где у Людки жила мировая тетка, которая должна была обеспечить нас сухарями в дорогу, ну а оттуда уже напрямую в Африку. До сих пор не знаю, где находится эта деревня, в какой стороне. Но тогда это было несущественной деталью, и пошли мы по единственной дороге, ведущей из бабушкиной деревни. В дороге питались цветками медуницы. Дошли до следующей деревни.

Там, чтобы не светиться и не попасться никому на глаза, пошли задворками. Мимо оросительного канала — неширокого, но глубокого и с течением. На дне с красивыми камешками. Этот канал внес существенные изменения в наши планы. Мы нашли мостик и стали пытаться достать красоту со дна. В результате я упала в воду. Была ранняя весна, и я была в пальто. Пальто сильно мешало маневрировать в воде. Я схватилась за мостик, но вылезти из воды не могла. Людка, как ни пыталась, тоже затащить меня не смогла. До дна я не доставала. Тогда моя подруга стала звать на помощь. Откуда-то с задворок огородов появился мужик и за воротник пальто достал меня из воды и от моста отодрал.

Ну а дальше случилось то, почему мы с Людкой не пошли по деревне, а старались обойти ее задами — нас сразу же признали чужаками. Маленькие дети, не местные, одни, без взрослых. В общем, не порядок. Мужик отвел нас к себе в дом, его жена меня, насквозь промокшую, переодела: выдала свои панталоны, которые мне были до пят, кофту в пол и что-то еще для тепла. Нас накормили и стали пытать, откуда мы и кто такие. Мы раскололись — сказали, что идем в Африку. Через деревню Корюкова. Они удивились, сказав, что деревня Корюкова совсем в другой стороне. Имена наших пап и мам им ни о чем не сказали, а вот бабушку они мою знали. И сразу поняли, откуда мы.

За это время мы уже обогрелись, наелись, а я успела набить карманы чужой, выданной мне кофты конфетами. Нас посадили в мотоцикл с люлькой и повезли домой. Посреди дороги нас встретила идущая нам навстречу процессия из жителей бабушкиной деревни. Во главе с моей бабушкой с вицей в руке. Тут же была малышня, которая нас, вероятно, и выдала. Собственно, состоялась передача.

А мораль этой истории такова — люди раньше были добрее, а жизнь проще. Без привлечения милиции сами решили вопрос: мужчина без задней мысли, что его могут обвинить в педофилии и в домогательствах, сначала спас меня, потом привел нас в свой дом, а затем отвез до родных. На наш поиск без привлечения спасательных отрядов вышла вся деревня, а мои родители, несмотря на миф о том, что в деревнях живут сплетники и люди малоделикатные, так ничего об этом происшествии не узнали.

Уже после смерти бабушки, а умерла она в очень почтенном возрасте, мама у меня спрашивала, не знаю ли о происшествии, о котором сокрушалась бабушка в последние дни жизни. Она говорила, что сильно сожалеет о том, что недостаточно отблагодарила мужчину, который когда-то давно привез ее внучку. Я ответила маме, что даже предположить не могу, о чем идет речь, а про себя подумала, что, конечно, бабушке в тот момент было не до этого — она вынашивала план наказания для меня, нерадивой. А этим рассказом я хочу поблагодарить этого мужчину и от себя, и от бабушки, что вот так буднично, без особого пафоса человек совершил маленький подвиг — не оставил в опасности двух маленьких детей и сделал все, чтобы вернуть их родным».

20+ теплых воспоминаний из детства, которые для современной молодежи — пустой звук

Вовсе не обязательно владеть машиной времени, чтобы перенестись на десятки лет назад. Достаточно лишь услышать до боли знакомую фразу или увидеть вещь из прошлого — и вот ты уже затерялся в чертогах ностальгии. Вспоминая памятные моменты, человек может мысленно оказаться в совершенно другом месте. И это без капли волшебства.

Мы в AdMe.ru решили вспомнить 20 моментов из прошлого, которые вмиг погрузят в приятные воспоминания. В бонусе вы увидите, как в новых сериях будет выглядеть персонаж из мультика, подарившего миллионам людей счастливое детство.

«Просто прочувствуй это»

«Машина времени, которую я заслужил»

Скажи пароль, чтобы войти

«Потерянные страницы ветхого завета GTA. Этот листок передавался из рук в руки»

Многие выращивали виртуальных питомцев и иногда забывали их кормить

«Моя коллекция из 90-х»

Ради «ноготочков» не нужно было идти к мастеру. Достаточно десятка лепестков

А чтобы поумничать, было достаточно сказать: «Эта математика мне в жизни не пригодится»

«В автомате можно было выбрать попрыгунчик по душе»

Было круто раскладывать пасьянс «Солитер», чтобы в конце увидеть анимацию

«Самый вкусный „буржуйский“ шоколад моего детства был Wispa»

То самое мороженое в пластиковых ягодах

Первые компьютерные игры были примитивными, но безумно радовали после уроков

Многие хвастались своими жуками в коробочках

И магнитной доской для важных записей

А еще подражали знаменитостям

«Ностальгия… Любимое с детства — котлетка, пюрешка или макарончики и соус „основной“, так его называли в школьной столовой»

Некоторые боялись сказать родителям, что простудились

Кто помнит вкус жеваных шнурков от этой шапки?

У девочек была такая. Полный рот пуха, на ресницах пух, в носу тоже

Когда в детстве утром включаешь телевизор, чтобы посмотреть мультики, а там…

А вы знали про детенышей октября?

У нынешних детей совсем другие проблемы

Бонус: Заяц уже не тот

Совсем скоро зрителей ждет перезапуск культового мультфильма «Ну, погоди!» Создатели анимационной ленты решили изменить облик главных героев, придав им более современный вид. Однако некоторые пользователи сети подвергли критике работу «Союзмультфильма», поскольку Заяц очень им напомнил крольчиху Джуди Хопс из «Зверополиса».

Волка будет озвучивать шоумен Гарик Харламов, а Зайца — телеведущий Дмитрий Хрусталев.

А с какими вещами вы ассоциируете свое детство?

Воспоминания о детстве: dubikvit — LiveJournal

Прошли года и детство осталось только в памяти… Но я его помню!

Помню, как будто это было только вчера!

Помню как бегали в парк на карусели

Или зависали в зале игровых автоматов

Летом домой нас было не загнать. Мы гоняли на велосипедах

Или всей компанией шли купаться на озеро

А вечером, когда уже стемнеет соберёмся у костра и рассказываем истории

Хотя вру, был момент, когда двор пустел и все толпой бежали домой. Но заставить это сделать могла только тётя Валя

Программу передач мы тогда вырезали из газет и тщательно изучали, выделяя те передачи или фильмы, которые не хотели пропустить

Ну, и конечно, мы бегали в кино. «Пираты XX века» или «Чингачгук Большой Змей» пропустить было нельзя )))

А как манил своими огнями Цирк

Чтобы родители не «сходили с ума», домой желательно было позвонить, правда 2 копейки на это зачастую просили у прохожих

Конечно зачастую такие гуляния приводили к тому, что простуда пыталась свалить нас в постель. Приходил врач, прописывал «Этазол», обильное питьё и банки

Когда не было каникул, во время завтрака перед школой обязательное прослушивание «Пионерской зорьки» по радио

На кухне на верёвке сушатся пакеты

На столе стоит сифон для газировки

После школы надо не забыть сходить поменять пустые баллончики на новые

А когда чьё-то ухо замечало характерный звук, мы мчались на стадион — смотреть как запускают модели самолётов

По дороге нашли пачку использованных перфокарт — отлично сплету новый ремень!

А из капельниц (мать работала в больнице) надо наплести чертиков

А если погода плохая или родители не пустили на улицу, можно посидеть и послушать пластинки

Ведь какие были замечательные пластинки!!!

А позже, когда сказки стали не интересны, появился магнитофон. Помните процесс чистки головки одеколоном?

А ремонт кассеты лаком для ногтей?

Или перемотка той же кассеты карандашом, «чтоб не сажать батарейки»

А помните такие переводилки? Почему-то на их в основном клеили на гитары

А ещё, после того как мне купили фотоаппарат, самым интересным занятием стала печать фотографий

Сколько часов я провёл в ванной по светом красного фонаря

Детство ушло безвозвратно. Но воспоминания о нём живут. И они бесценны!


Смотрите также другие посты из серии «По волнам нашей памяти!»:

Проект «Недетское детство» (воспоминания сотрудников Аппарата Президента Республики Татарстан)

Дети войны (1941 – 1945 годов) … – это особое поколение, для которых война стала общей биографией. О чем вспоминают обожженные войной дети, которые уже стали старше тех, кто воевал за их детство, за их будущее?

С гордостью они рассказывают о своих родителях, старших братьях, которые защищали родную землю, о своей посильной помощи. Вспоминают друзей детства, вспоминают о счастливых днях тех несчастных лет.

По воспоминаниям можно сделать вывод, что даже годы не затмевают в памяти те трудности, которые пришлось тогда пережить. Все наши авторы помнят тот период своей жизни, который называется детством. А как они хотели учиться! Заветной мечтой тогда было сидеть за школьной партой. Когда они рассказывают о своем детстве, их глаза оживают, они будто заново переживают тот период.

Все, кто вошел в число авторов сборника, совершенно разные люди, каждый со своей историей, однако, чувствовалось, в них есть что-то общее, не только то, что уже в зрелом возрасте они все стали сотрудниками Аппарата Президента Республики Татарстан. Их связывала вместе невидимая нить, оставившая неизгладимый след в их мировоззрении и восприятии жизни.

Примечательно, что все говорили одно – детство было трудным и счастливым.

Как важно при всех трудностях и перипетиях сохранить человеческое достоинство, оптимизм, веру в хорошее, доброе отношение к людям. Именно этим и отличаются наши авторы.

Как мало среди нас осталось людей, переживших войну и послевоенные годы, тех, кто может из первых уст поделиться воспоминаниями, рассказать о своих впечатлениях. Именно поэтому Совет ветеранов Аппарата Президента Республики Татарстан выступил с инициативой сохранить воспоминания о том непростом времени с надеждой, что следующие поколения смогут приобщиться к этой исторической информации, а не изучать её лишь по школьным учебникам.


Проект «Недетское детство» (воспоминания сотрудников Аппарата Президента Республики Татарстан)

PDF, 5.6 МБ

Моя Пегрема. Воспоминания детства | Газета «Кижи»

Расшумелося Онего,
Мысли реченькой текут,
И как волны, чередою
За одной одна бегут…

Археологи прослеживают историю района вплоть до X тысячелетия до н. э. К наиболее известным археологическим объектам относится комплекс могильников на острове Южный Олений (средний каменный век), где найдено много бытовых предметов древнего человека, и многочисленные (свыше 50) древние, на разных этапах развития, поселения близ дер. Пегрема. Здесь раскопана древнейшая в Европе мастерская по обработке меди, найдены клады кварцевых и сланцевых орудий, предметы материальной и духовной культуры; найден самый древний миф «О мировом древе», насчитывающий 5 тыс. лет.

Пегрема сейчас у многих на слуху, как место поселения древних люлей, а для нас, бывших её жителей, это не только место поселения, это наша родина — родное местечко, где мы родились и вросли в её песчаную землю корнями; отгуда стартовали в жизнь девчонки и мальчишки, и я среди них. Детство для меня — это Пегрема, стоящая на высоком берегу Онежского озера: проснешься, и в окна бьёт синева воды, а в душе ощущение простора и счастья. До сих пор она приходит ко мне во сне, моя родная деревня, и я счастлива, я снова в детстве.

Детство — это, прежде всего моя бабушка — Моисеева Марья Фёдоровна, мой ангел-хранитель.

Со времени, как я помню себя, она со мной. Небольшая, худенькая, с добрыми, даже когда сердилась, глазами. Она всё успевала, на ней держался весь дом: скотина, огород, внуки. Мне казалось, что бабушка никогда не устаёт, потому что никогда не видела её праздно сидящей; если она сидела, то с прялкой или с вязанием, или ещё с каким рукоделием. Она и на бесёды, куда брала меня с маленького, шла с каким-нибудь делом.

На бесёды я холить любила. Собирались беседницы по очереди у какой-нибуль старушки: то у бабы Ульяны, то у бабушки Матрёны Алампеевой, крупной, румяной, с белыми зубами (тогла я не знала, что они вставные), то у бабки Афимьи, то у Марии Павловны, которой деревенские шутники приписывали слова: «Совсем аппетиту нету — насилу пятнадцать калитченок съела, да десять налитушченок, да горшочек картошченки, вышла на крылечко — трухнула, туды и моя картошечка…»

На южном конце деревни жила бабушка Елена — одинокая старушка, туда мы холили редко, домик был темный, маленький, казалось мне, что в таком вот и живёт сказочная Баба Яга, но не злая, а бедненькая, как баба Елена.

К бабушке Ульяне (я её любила больше всех и считала своей подружкой) мы холили «ставить став»,— у неё стоял станок для ткания половиков, перед тем, как это делать, старушки священнодействовали: заправляли станок нитками, а мне доставалось множество катушек в игрушки. Катушки были деревянными, их так здорово было катать или строить из них всякие вещи.

На бесёдах бабушки разговаривали, о чём — плохо помню, я своим детским умом не воспринимала взрослых разговоров, иногда они пели — это мне очень нравилось. Не оттуда ли у меня любовь к песне? Бабушкины песни, да приёмник «Родина», который слушали в основном по воскресеньям — вот моё первое приобщение к искусству. Ещё совсем маленькой я тоненьким голоском распевала песни Зыкиной, Великановой…

Слушание радио ассоциируется в памяти с такой картиной: утро воскресного дня, чай пьём в горнице, на столе бабушкины лепешки, калитки или налитушки, слушаем передачу «С добрым утром», за столом все — мама, папа, брат, сестра, бабушка наливает чай из большого самовара,— ощущение счастья, праздника.

В будние дни тоже было очень интересно ребятам в деревне. Выйдешь из дому на улицу — есть куда пойти, чего посмотреть. Хочешь — или на качели, а их было двое большущих качелей — на южном конце — у Ражиевых, на северном — у Ерёминых. Вечером на них качались взрослые парни и девки, а днём и нам, мелюзге, можно покачаться с замиранием в сердчишках. Хочешь — можно сходить на экскурсию на скотный двор, где тогда уже были автопоилки, а по рельсам катали тележки с навозом, а рядом — силосная башня, где так восхитительно прыгать сверху вниз с внутренних стенок башни. Ещё можно посетить ригачу, свинарник, конюшню, маслобойку, где дадут попробовать свежего масла. А ещё, если повезёт, можно пробраться на электростанцию к дяде Павлу Симонову, там так интересно и непонятно.

Я не помню, чтобы нас откуда-то выгоняли, мы, ребятня, везде заглядывали без страха.

Больше всего я любила ходить с дядей Васей Отставнихиным, бригадиром, по полям, смотреть, где что растёт. Он, шутя, называл меня своим помощником. Сеяли тогда много чего, даже кукурузу, которую потом скашивали на силос. А когда поспевал горох, мы с утра до вечера паслись в гороховых полях, хотя и гоняли нас отгула за то, что мяли, плохо косить было потом.

А лес! Это отдельная поэма. Вокруг деревни были поля, леса, горушки и боры. На всю жизнь запомнились названия: Вересово поле, Мойсеевское поле, Енькин креж, Щельга, Гладкий бор, Горелый бор, Песочный наволок, Пай-губа, Палай-губа, Рудованха, Ильней-губа, Сторожней-губа, а многое уже позабылось. А знакомство с лесом начиналось у меня с Боровухи, небольшой возвышенности (рядом с деревней), поросшей мохом, разными травами, где росли земляника, черника, брусника и такие черные ягодки на колючих кустиках, которые я почему-то запомнила пол названием «свинка». Вот на Боровухе мы и паслись совсем ещё маленькие. И нам деревню видать, и нас оттуда видно, и в любой момент окликнуть могли. А потом потихоньку, вслед за старшими братьями и сестрами мы забирались всё дальше, знакомясь с новыми местами.

Одним из первых этих мест было Щельга — скалистая гора над южным концом деревни, довольно высокая, с гладкими выступами, лазать по ним было и страшно, и интересно (и небезопасно по теперешним меркам). Зимой прокладывали лыжню по более пологому спуску, раскатывали гору на санках. Ох, и злорово было лететь с той горы!

Летом на каменистых террасках ребята любили играть. Я помню, как увязывалась за сестрой Ниной и её подругой Верой смотреть, как они играют в «дом» на Щельге, а они строго заставляли меня стоять в безопасном месте и не лезть к ним по скале. А зимой они лепили на Щельге разные фигуры из снега, мне навсегда запомнилась Снегурочка, она мне казалась воплощением красоты. На Щельге любили работать приезжающие летом художники, мы часто стояли, смотрели, как возникают картины на наших глазах; художники писали этюды, бывало, что на картинах мы узнавали себя, ребятишек, мы были, как часть природы… (на картинах и в жизни).

Становясь все больше (постарше), мы уже увязывались за старшими в лес по ягоды, грибы.

По чернику ходили ватагой на Гладкий бор. Когда шли, специально кидали набирушки на дорогу, чтобы узнать, сколько наберем. Если посудина падала стоя, значит «Ура: целую наберем!», если на бок, значит половину, а если кверху дном, то ничего. Такие вот у нас приметы были. Дорога на Гладкий бор мне казалась долгой, видно, мала я была. Сейчас она не кажется столь длинной, да и бор уже не гладкий, а заросший стройными соснами. И бываю я там, увы, не каждый год.

Когда я была маленькой, сестра частенько убегала от меня с подружками, у них были более интересные дела, чем нянькаться со мной. И тогда меня утешала бабушка: «Не плачь, я тебе домик сделаю». «Настоящий?»

И правда, бабушка строила мне избушку, где все было настоящим: столик у оконца, скамеечка у стола.

Я приносила туда свои посудки, черепушки, игрушки и самозабвенно играла то одна, а то с Моисеевскими ребятами, которые были младше меня и слушались, как старшую. Ровесников мне в деревне почти не было, особенно девочек.

Так вот, с бабушкой я любила и в лес ходить, с ней было так интересно и надежно. Помню бабушкин белый платочек, в который она сложила найденные нами рыжики, помню, где-то даже в подсознании, как она тащила меня на закорках…

Помню, как она меня взяла драть лыко (липовую кору), и это было очень далеко, липы росли только в Палай-губе, мы ходили долго, а потом замачивали лыко в озере у бани, из него бабушка делала мочалки, они так крепко терли спину… Не то, что нынешние губки, которыми мы моем детей…

Начала-то я про лес, а получилось опять про бабушку. Все с ней связано.

А однажды я заблудилась в лесу и не одна, а с Кланей Ереминой. Нас искали всей деревней. Не помню, сама ли Клава меня взяла за брусникой на Горелый бор, или я напросилась, но пошли мы с ней вместе в лес.

Пела она замечательно, старше была лет на пять, казалась мне очень красивой и доброй.

Вот с песнями мы ягодок набрали, да тут еще волнушки попались, да такие интересные — беляночки, да еще какие-то грибы; все это мы в платочки увязали, да мало-помалу и заблудились, не в ту сторону пошли; идем, идем, а все не выйдем. Уже и смеркаться стало, и кушать хочется. А Клава виду не подает, говорит, что скоро придем, а мне лет шесть, наверное, было. Ботиночки на мне новенькие, красненькие…. Вышли мы на болото, хлюпаю я в своих ботиночках, перешли через него, Клава велела вылить из ботинок, а обратно и не лезут мокрые-то, жалко мне было ботиночек… Устали, по дороге и грибы выкинули, и ягоды порастеряли. Вышли на пожню, увидели кучи сена, заколье смётанное, а у стожаря чашки, да ложки, чайник закопченный. Тут Кланя обрадовалась: «Наши чашки-то, кажись…» Вышли с пожни на тропинку, а навстречу голоса слышатся, это нас ищут…

Не помню, что было назавтра, наказали ли Кланю, жила она у брата в семье, родителей у нее не было, а братька с нянькой (женой брата) были хорошие люди.

«Нянька-то» — тетя Нюра Еремина живет со мной в одном поселке, все хочу расспросить ее, да все времени не хватает, а, может… А Кланя много лет танцевала и пела в ансамбле, кажется, «Трудовые резервы». Не зря она мне артисткой казалась.
До школы я дружила с Сашей Кузнецовым, дружба у нас была крепкая, хоть и младше он меня был. Утром проснусь, а Шанюшка (так бабушка его называла) уж сидит напротив на сундуке, дожидается, когда подружка проснется. Мы с ним хорошо ладили, придумывали разные игры. Мама его, тетя Валя, в лавке в то время работала, замечательное место, надо сказать.

Там было все — и розовые пряники, и соблазнительные конфеты «подушечки» с полосками, и разноцветные леденцы; а рядом селедки в бочках, и сапоги на полках, и какая-то сбруя.

По субботам после бани или заранее мне давали маленькую денежку, и я гордо шла в лавку покупать гостинцы с маленькой красной сумочкой. Мне на мою денежку выходило: пакетик леденцов, пачка печенья и еще какой-нибудь пряник, который, наверное, совала мне уже сверх того добрая тетя Валя. Все это я несла домой на виду у всей деревни.

Так вот, из разноцветных леденцов из лавки, мы как-то с Сашкой вздумали делать вино. Растаяли в воде эти леденцы, получилось очень красивое питье, и поставили в печурку «вариться». Подождали маленько, потом пили, да похваливали. Ну, а потом пели песни, все как у людей… Доверили нам как-то греть большущий самовар на улице во дворе у Кузнецовых, грели мы его сосновыми шишками. Дым валил, как из паровоза, а из дома напротив нещадно на нас ругалась тетка Нюша — Ванюшки Еремина мать.
Ванюшку мы любили, а мать у него уж больно вредная была, все кричала… Другой ее сын — Шанюшка Еремин живет в Великой Губе — у них с женой много детей, кажется двенадцать и все путевые люди, и внуков у них очень много.

Да, с Сашей мы, как я в школу пошла, раздружились. Стал он играть с Валей Прохоровой.
Первая измена, так сказать…

Так вот, пошла я в школу, большая совсем стала, все, как положено: в форме с белым передником, с бантиком в жиденьких волосенках, с букетиком цветов, что нарвала мне в своем палисаднике тетя Нюша Отставнихина, с сестриным портфелем; бабушка провожала до воротницы.

А в школе меня встречала учительница, ах, какая она была красивая, строгая и замечательная. В темном платье с белоснежным кружевным воротничком, в туфельках на высоком каблуке — Валентина Тимофеевна Моисеева, она на всю жизнь запечатлелась такой в моей памяти. Я сразу в нее влюбилась и безоговорочно ей поверила и доверилась, во всем старалась ей подражать, обезьянка я была, надо сказать, порядочная, даже пела теперь, как учительница — немножко надтреснутым голоском и дрожащим слегка: «То бе-э-рез-ка то ряби-и-на…» Валентину Тимофеевну в деревне уважали, она была авторитетом для детей и взрослых. Учила она все четыре класса начальной школы. Все располагались в одном классе, и все успевали справиться со своей программой. С высоты прожитых лет я считаю, что Валентина Тимофеевна была очень талантливым педагогом, человеком, на всю жизнь влюбленным в свое дело.

Она нас учила буквально всему: и грамоте, и личной гигиене, и взаимоотношениям с людьми, и художественному восприятию мира. От нее я почерпнула любовь к чтению, к книге. В школе была неплохая библиотека, и пользовались ею не только ученики, но и все желающие. Как только я научилась читать, я начала читать все подряд, я «заболела» чтением, что принесло мне немалую пользу, но и немало вреда, потому что я таскала у брата взрослые книги и читала тайком на печке за занавеской Льва Толстого «Войну и мир», «Воскресение» и т. д. (к третьему классу я уже плохо стала видеть с последней парты).

Школа была и культурным центром деревни, сюда приходили люди на праздники, которые устраивались силами учительницы и учеников.

Валентина РОСЛИКОВА

12 восхитительно красивых детских воспоминаний

В детстве все по-другому: деревья выше, цвета ярче, каждый новый день интереснее предыдущего. Что еще более важно, происходят некоторые вещи, которые остаются в нашей памяти надолго — на самом деле, иногда они остаются с нами навсегда.

Для тех, кто помнит те моменты из детства, Bright Side собрал следующие красивые анекдоты — от забавных до возвышенных и трогательных.Может быть, что-то подобное случилось и с вами?

Когда мне было семь: «Ура! Наконец-то еду с бабушкой в ​​деревню!»
Когда мне было 14: «Родителей так раздражают свои правила!»
Когда мне было 20: «Похоже, бабушка сошла с ума. Она целый день рвет траву. Я бы понял, рядом с цветами или что-то в этом роде, но что не так с травой у забора?»
В 25: «Сельская местность пригодна только для барбекю …»
35: «Может, мы попробуем вырастить в саду немного редиса?»
45: «Наконец-то сад полон овощей!»
60: «Посмотрите, в каком состоянии этот забор, вся трава растет рядом с ним… «
78:» Мне нужно нести их сверхтяжелые рюкзаки до дома. По саду мне не помогают ни дети, ни внуки. Говорят, не стоит, мне продукты могут купить. И только мой правнук меня радует. Он так взволнован, что снова наступило лето, и мы можем поехать в деревню. Жизнь продолжается … »

Мой отец всегда водил меня в детский сад. Однажды зимой дорога была покрыта льдом. После нескольких неудачных попыток мы встали на четвереньки и полезли вверх. холм.Мы оба приехали как раз вовремя — я успел позавтракать в школе, а папа — на работу.

Помню, как вчера.

Мы ходили в деревню на пчелиную ферму моего деда. Мы ездили туда на велосипеде с дополнительным сиденьем, крутя педали очень быстро. Бабушка кормила нас галлоном молока и домашним хлебом. Когда мы приехали, мы разливали молоко по банкам в горной реке, чтобы оно оставалось прохладным и не гасло. Мы ели свежесобранный мед с хлебом и пили молоко.Это было незабываемо.

Для меня все детские воспоминания состоят из воспоминаний о вкусной еде. У меня был этот бутерброд, состоящий из двух печенек и небольшого количества масла между ними. Вот это вкус детства! Завтра пойду банку сгущенки; Я только что понял, как сильно скучаю по нему. Вы все знаете, о чем я говорю!

Когда мне было пять лет, я всегда был уверен, что папа, возвращаясь вечером с работы, скучал во время просмотра телевизора.Вот почему я всегда заходил в свою комнату, хватал игрушки и намеренно ломал их. Потом я отнесу их отцу, чтобы он поправил его. Я думал, что это сделало его счастливее …

Моя бабушка работала в гараже на складе и часто брала меня с собой на работу. Однажды она не заметила меня, и я выскользнул. Она нашла меня в гараже. Я стоял рядом с бочкой с золотыми зернами и втирал золото в волосы. Я думала, что буду похожа на Рапунцель! Хотя мы мыли мне волосы несколько раз, я все равно оставлял следы золота, куда бы я ни пошел, в течение нескольких недель, как фея.

Я хорошо помню, как моя мама отчитывала меня, говоря: «Значит, если все начнут носить рваные джинсы, ты тоже?» Не знаю, кто именно начал эту тенденцию, но она оказалась пророчески права …

Этой зимой мы с друзьями решили попробовать подтянуться на качелях возле дома. . Все были в шубах и варежках. Вешали их сосиски. Я был единственным, кому это удалось еще меньше. А потом кто-то спросил, могу ли я прикоснуться к металлической части языком.Да, я был не самым умным ребенком …

Я помню, что когда я учился в 5 классе, однажды родители разбудили меня утром, как всегда. Я спросил их: «Могу ли я сегодня прогулять школу?» (этот вопрос, наверное, довольно часто задавали многие дети). Папа ответил: «Конечно, ты можешь, если встанешь, достаточно быстро оденешься и заправишь постель». Я доверчиво ему поверил и сделал все так быстро и качественно, как мог … А потом я узнал, что это был День дураков, и у меня было всего 30 минут до того, как мне нужно было идти в школу.

Когда я был ребенком, меня часто отправляли в магазин за вещами. Я всегда забывала что-нибудь купить, и меня снова отправляли в магазин. Я хотел убедиться, что у продавца не сложилось впечатление, что я глупый мальчик с плохой памятью, поэтому я выворачивал свой пиджак наизнанку, менял прическу, делал другое выражение лица и говорил с пониженным голосом. голос. Я был мастером заговора.

Однажды я слышал, что если кошка лежит свернувшись клубочком, это признак плохой погоды.Я понял, подумал я, я вижу, кто здесь главный. И я стал ходить вокруг, «раскручивая» свернувшихся клубочком кошек, надеясь, что погода улучшится.

Не могу поверить, что в детстве я думал, что люди моего нынешнего возраста ведут себя как взрослые …

Почему исчезают детские воспоминания — Атлантика

Мое первое воспоминание — день рождения моего брата: 14 ноября 1991 года. Я помню, как отец отвез меня и бабушку с дедушкой в ​​больницу в Хайленд-Парк, штат Иллинойс, в ту ночь, чтобы увидеть моего новорожденного брата.Я помню, как меня отвезли в больничную палату моей матери, и я увидел своего единственного брата и сестру в его прикроватной койке. Но в основном я помню, что показывали по телевидению. Это были последние две минуты эпизода Thomas the Tank Engine . Я даже могу вспомнить точную историю: «Перси делает решительный шаг», которая кажется уместной, учитывая, что я тоже собирался опрометчиво броситься в приключение старшего брата.

В сентиментальные моменты у меня возникает соблазн сказать, что рождение моего брата — это мое первое воспоминание, потому что это было первое, что в моей жизни стоило вспомнить.В этом может быть доля правды: исследования формирования и сохранения наших самых ранних воспоминаний показывают, что воспоминания людей часто начинаются со значимых личных событий, и рождение брата или сестры является примером из учебника. Но это было также удачное время. Первые воспоминания большинства людей относятся к тому времени, когда им было около 3,5 лет, и это был мой возраст, почти до того дня, когда родился мой брат.

Когда я говорю о моем первом воспоминании, на самом деле я имею в виду, что мой первый сохранил воспоминаний.Кэрол Петерсон, профессор психологии Мемориального университета Ньюфаундленда, изучает детские воспоминания. Ее исследование показало, что маленькие дети могут вспомнить события, когда им было всего 20 месяцев, но эти воспоминания обычно исчезают к тому времени, когда им исполняется 4–7 лет.

«Раньше люди думали, что причина того, что у нас не было ранних воспоминаний, заключалась в том, что у детей не было системы памяти или они не могли запоминать вещи, но оказалось, что это не так», — сказал Петерсон.«У детей очень хорошая система памяти. Но будет ли что-то надолго зависеть от ряда других факторов ». Петерсон объяснил, что двумя наиболее важными факторами являются наличие в памяти «эмоций» и целостность воспоминаний: действительно ли история, которую нам рассказывает наша память, связана и имеет ли смысл, когда мы вспоминаем ее позже?

Впрочем, воспоминания, основанные на событиях или историях, не единственные, хотя люди обычно сосредотачиваются на них при обсуждении «первых» воспоминаний.Действительно, когда я спросил психолога по развитию Стивена Резника о том, почему существует детская амнезия, он оспорил само использование этого термина: «Я бы сказал прямо сейчас, что это довольно архаичное утверждение». Профессор Университета Северной Каролины в Чапел-Хилл, Резник объяснил, что вскоре после рождения младенцы могут начать формировать впечатления от лиц и реагировать, когда они снова видят эти лица; это память узнавания. Способность понимать слова и изучать язык зависит от рабочей памяти, которая проявляется примерно в шесть месяцев.Более сложные формы памяти развиваются на втором году жизни ребенка, поскольку семантическая память позволяет детям сохранять понимание концепций и общие знания о мире.

«Когда люди обвиняли младенцев в амнезии, они говорили о том, что мы называем эпизодической памятью», — объяснил Резник. Наша способность запоминать события, которые произошли с нами, зависит от более сложной психической инфраструктуры, чем другие виды памяти. Контекст имеет первостепенное значение. Нам нужно понять концепции, придающие значение событию: чтобы вспомнить о рождении моего брата, я должен понять значения таких понятий, как «больница», «брат», «детская кроватка» и даже Thomas the Tank Engine .Более того, для того, чтобы память оставалась доступной, мое молодое «я» должно было запоминать эти концепции тем же языковым способом, что и мое взрослое «я» запоминает информацию. Я формировал более ранние воспоминания, используя более рудиментарные, довербальные средства, и это сделало эти воспоминания недостижимыми, поскольку приобретение языка изменило работу моего разума, как и для всех.

Итак, что мы оставляем, когда исчезают наши самые ранние воспоминания? В моем случае я потерял целую страну. Моя семья эмигрировала из Англии в июне 1991 года, а это значит, что я не помню Честера, места моего рождения.Я вырос, зная Англию через импортную еду и телешоу, через акцент и идиомы моих родителей; Я знал Англию как культуру, но не как место, как родину.

Мои родители мало говорили о Честере, потому что это было просто место, куда они переехали после того, как решили завести детей — их юная взрослость прошла в более космополитичном Манчестере, — и потому, что они чувствовали стремление иммигрантов к ассимиляции. После того, как мы переехали на северо-восток Соединенных Штатов, мой отец, который все еще говорил по-английски, нашел новый стандартный ответ на вопрос о том, откуда он приехал: «Нью-Джерси.Разве ты не можешь сказать по моему акценту? »

Чтобы вспомнить о рождении моего брата, я должен понять значения таких понятий, как «больница» и «брат».

Чтобы узнать, насколько хорошо сохранилось мое первое воспоминание, я позвонил отцу, чтобы уточнить детали. Я волновался, что придумал подробности присутствия родителей моей мамы, но он подтвердил, что они прилетели из Англии по этому случаю. Он сказал, что мой брат родился ранним вечером, а не ночью, но учитывая, что военно-морская обсерватория США утверждает, что закат в Хайленд-парке в тот день был в 16:31.м., мы оба могли быть правы. Он подтвердил наличие у моего брата койки и телевизора, но оспорил одну важную деталь, сформулировав ее с осторожной точностью бывшего врача: «Я не скажу с какой-либо уверенностью, что по телевизору показывали Thomas the Tank Engine ». Тем не менее, мы согласились с тем, что если есть что-то в этом дне, что трехлетний ребенок запомнит с большей вероятностью, чем отец новорожденного сына, так это именно его.

Случайность этой детали заставляет меня думать, что это более правдоподобно, хотя бы потому, что было бы очень странно добавлять это спустя годы после того, как это произошло.Ложные воспоминания действительно существуют, но их создание, похоже, начинается намного позже в жизни. Исследование, проведенное Петерсоном, представило маленьким детям вымышленные события, чтобы увидеть, можно ли их обмануть, заставив вспомнить эти несуществующие события, однако дети почти всегда избегали приманки. Что касается того, почему дети старшего возраста и взрослые начинают заполнять пробелы в своих воспоминаниях с помощью придуманных деталей, она указала, что память — это фундаментально конструктивная деятельность: мы используем ее для построения понимания мира, и это иногда требует более полных повествований, чем наши воспоминания. можно вспомнить сами по себе.

И по мере того, как люди становятся старше, становится легче объединять настоящие воспоминания с другими стимулами. Резник рассказал мне о том, что у него есть отчетливые воспоминания о поездке в игрушечном вагончике и тракторе со своей сестрой. Проблема в том, что он не столько помнит, как это делал, сколько вспоминает , видя, как делает это сам, и он обнаружил, почему, когда натолкнулся на старую фотографию, на которой он и его сестра едут в том же фургоне и тракторе на тротуаре. вне дома их детства. Он забыл, что видел эту фотографию раньше, но вспомнил, что на ней изображено, и последнее со временем стало его собственной памятью.

Пока он говорил, я думал о своем единственном воспоминании, которое могло предшествовать рождению моего брата. В моей голове смутный образ себя размером с пинту, сидящего между моими родителями в самолете, который летит в Америку. Мой отец подтвердил, что скудные подробности, которые я мог предоставить, были точными, но проблема в том, что это выгодно. Это не воспоминание от первого лица, как моя поездка в больницу Хайленд-Парк, а скорее мысленный снимок, сделанный — или, что более вероятно, сконструированный — нас троих с точки зрения прохода самолета.Кроме того, неверна важная деталь: моя «память» забывает тот факт, что моя мама была на четвертом месяце беременности в то время. Мой папа заверил меня, что к тому времени она уже показывалась, даже если бы моя мама решительно отрицала бы это, если бы ее спросили. Возможно, моя память была просто чрезвычайно вежливой.

Но как истории, которые люди рассказывают о себе, изменяют их воспоминания, так и воспоминания — даже те, которые они давно забыли, — могут формировать их. В 2012 году, когда я навещал своего брата, который уже учился в колледже, во время его семестра учебы в Лондоне, я поехал на запад Англии, чтобы впервые увидеть место своего рождения.Во всяком случае, первый раз я мог вспомнить. Мне пришлось пересесть на поезд на станции в Крю, городе, который ничего не значил для меня только потому, что он был упомянут на, да, Thomas the Tank Engine , как место, где были построены или перестроены двигатели — я полагаю, что мало чем отличается от воспоминаний .

Я был в Честере меньше суток, но в этом маленьком городке было что-то невыразимо правильное . Ощущение было неуловимым, но безошибочным: я дома.

Был ли мой мозг просто придавал огромное значение Честеру, потому что мое взрослое «я» знало его значение, или эти чувства могли быть вызваны подлинными, доэпизодическими воспоминаниями? Резник говорит, что это могло быть последнее: «Я думаю, что выдержать можно то, что называется памятью узнавания.

Он объяснил, что память распознавания — наша наиболее распространенная система, и что ассоциации с моим родным городом, которые я сформировал в младенчестве, вполне могли сохраниться более 20 лет спустя, хотя и смутно.

Когда люди в Честере спросили меня, что я, одинокий американец, делаю в их маленьком английском городке, я ответил: «На самом деле, я отсюда». Это был первый раз в моей жизни, когда я чувствовал себя абсолютно точным, говоря это, без каких-либо оговорок или оговорок. Я, честно говоря, не могу вспомнить, продолжал ли я когда-нибудь это с шутливой насмешкой: «Разве вы не можете сказать по моему акценту?» Но дайте мне достаточно времени, и я уверен, что эта деталь добавится мне в память.Это слишком идеальная история.

Полный список важных детских воспоминаний

Включая 23 детских воспоминания, которые нужно беречь

Хотите вспомнить детство?

Хотели бы вы вспомнить моменты раннего детства?

Готовы задокументировать ваши любимые детские воспоминания?

Поздравляем! Вы собираетесь отправиться в увлекательное путешествие в свое прошлое.Ты давно там не был, но он действительно был с тобой все время. Все, что произошло в вашей жизни — даже когда-то давно — сделало вас тем, кем вы являетесь сегодня.

Итак, если вы собираетесь записать свои детские впечатления, с чего начать? Как отделить тривиальное от значимого? Если вы пишете случайный отчет из полных мемуаров, мы нашли время, чтобы разобраться в этом для вас прямо здесь. Итак, приступим!

Как рано можно вспомнить детские воспоминания?

Обычно самые ранние люди вспоминают воспоминания примерно в возрасте 3 лет.От 5 до четырех лет. Это примерно в то время, когда развивающийся мозг начинает поддерживать свою функцию долговременной памяти. В редких случаях, обычно связанных с экстремальным или травмирующим событием, человек может вспомнить что-то, что произошло до четырехлетнего возраста.

На самом деле, большинство первых воспоминаний связано с каким-то травматическим событием в раннем возрасте. Согласно недавнему опросу, это 10 самых распространенных первых детских воспоминаний:

  1. Поездка к стоматологу
  2. День рождения
  3. Отпуск
  4. Первый день в школе
  5. Поездка к врачу
  6. Находиться на улице
  7. Несчастный случай или травма
  8. Зуб выпадает
  9. Получение подарка
  10. Играем с друзьями

Детская амнезия: трудно вспомнить детские воспоминания

Почему некоторые люди ничего не помнят с детства? Вы изо всех сил пытались вспомнить важные моменты своего детства? Как бы вы ни старались, можете ли вы вспомнить только смутные воспоминания? Возможно, вы не одиноки.

Многие люди имеют ограниченную память в раннем детстве, особенно в старшем возрасте. Редко кто-то помнит каждую конкретную деталь своей жизни. Большинство людей находятся где-то посередине, вспоминая отдельные события, но полностью забывая другие. Часто те, кто жалуются, что мало что помнят, возможно, пережили плохое детство, могли стать жертвой жестокого обращения с детьми или пережили травму в ранние годы. Если это так, то выборочная память может быть обычным явлением.

Стресс, особенно в молодом возрасте, может вызывать различные реакции нашего тела и мозга.Одна из реакций — заблокировать конкретное раннее воспоминание или воспоминания. Если вы испытываете такую ​​потерю памяти, иногда эти воспоминания могут снова появляться во сне. Иногда вы можете вызвать эти воспоминания, слушая музыку того времени или разговаривая с людьми, которых вы знали в этом возрасте. Даже аромат может вызвать ностальгию. Если эти триггеры не работают, вы также можете обратиться за помощью к психологу, который поможет вам вспомнить свои детские воспоминания.

23 общих любимых детских воспоминания

Когда многие люди вспоминают свое детство, они вспоминают свою семейную историю, бабушек и дедушек, длинное лето, более свободные дни, множество друзей и приключений, страшные моменты, вызовы, первые, лучшие и худшие.

Итак, что люди больше всего ценят, когда вспоминают свое детство? Вот список из 23 самых заветных детских воспоминаний.

Ваша любимая мягкая игрушка — Иногда, когда вы были ребенком, ничто не доставляло вам большего утешения, чем держаться за драгоценную мягкую игрушку, одеяло или подушку. Он всегда был рядом с вами, когда вам это было нужно, и оставался рядом с вами всю ночь. Эти предметы комфорта могли бы помочь вам в трудные времена в ранние годы.

Ваша любимая история — Был ли рассказ, который вы заставляли мать или отец читать вам снова и снова? Возможно, вы так хорошо знали эту историю, что буквально взрывались предвкушением, когда каждое слово читалось вслух. Что связывало вас с этой историей? И чем вам понравился рассказ или автор?

Домашнее животное из детства — Наши домашние животные могут принести столько радости и утешения в нашу жизнь. Возможно, вам нравилось кататься по полу со своей собакой, обниматься с кошкой или играть с птицей или другими домашними животными.Они всегда рядом, они никогда не отвечали, и вы уж точно никогда ни из-за чего не ссорились. Были ли у вас в детстве одно или несколько домашних животных? Как звали вашего питомца? Были ли у вас обязанности по уходу за этим питомцем? Какие у вас самые любимые воспоминания об этом питомце?

Строительство фортов и замков — Это была эпоха экспериментов и исследований. Практически каждый ребенок помнит, как накидывал одеяла на мебель для создания крепостей и замков в разных комнатах дома.Эти пространства превратились в секретные зоны вдали от взрослых, где можно было играть и хихикать наедине. Какие у вас были самые любимые воспоминания о форте или замке?

Ваш любимый мультфильм — Было субботнее утро, а это означало, что никакой школы не было, а целое утро было безумным, чрезмерным просмотром мультфильмов. У вас был любимый мультфильм, который вы точно не пропустили? Что вам понравилось в этом мультфильме? А были ли у вас другие традиции субботнего утра?

Your First Crush — Это могло быть в начальной школе, средней школе или старшей школе, когда этот первый особенный человек привлек ваше внимание, оставив вам такие приятные воспоминания много лет спустя.Как их звали? Они ответили вам любовью? Вы вместе ходили на школьные танцы или общались с группой друзей? Где сейчас этот человек?

Любимая музыка ваших родителей — Иногда мы больше всего запоминаем не нашу собственную музыку, а любимую музыку наших родителей, которую мы слышим снова и снова. Какую музыку вы помните, как ваши родители слушали, пели или танцевали под музыку, когда вы росли?

Игра на природе с друзьями — Когда вы росли, у вас, вероятно, не было такого хорошего ощущения, как свобода провести целый день на улице, бродя по окрестностям, исследуя окрестности и «попадая в неприятности».«Возможно, вы с другом будете ездить на велосипедах много миль, отправиться на школьную игровую площадку или найти способ потратить свои деньги на пособие. Мир был твоей устрицей. Что ты с ним делал?

Поездки на пляж — Неудивительно, что многие теплые детские воспоминания связаны с солнцем, песком и серфингом, а также, вероятно, с солнечными ожогами. Когда мы были моложе, казалось, что лето длится вечно. Возможно, у вас был летний отпуск только со своими ближайшими родственниками или вы разделили это время с большой семьей.Были ли в вашей семье еще какие-нибудь летние традиции?

Что-то, что ты собрал — По какой-то причине дети часто любят собирать вещи. Вы могли собирать игрушечные машинки, куклы, камни, жуков, цветы, животных определенного вида, монеты, марки или другие предметы. Что привлекло вас в вашей коллекции? Что случилось с вашей коллекцией за эти годы? Он у тебя еще есть?

Семейный отдых — Традиции выходят на первый план во время праздников. Возможно, вам понравилась выпечка печенья, особый семейный ужин, традиции подарков, пение, танцы, музыка, игры и многое другое.Всегда есть что запомнить.

Игра в прятки — Есть причина, по которой эта игра существует с незапамятных времен. Спрятаться и быть найденным — это весело, и весело искать. Также весело, если вы обнаружите укрытие, где вас никто не найдет. Что вы помните об игре в прятки?

The School Playground — Забудьте о том, что происходило в классе, дети часто «жили или умирали» из-за того, что происходило на детской площадке. Дружба, узы и союзы складывались в это драгоценное свободное время на свежем воздухе.Были ли у вас на детской площадке другие друзья, чем в классе? Что ты делал на перемене? Какие еще воспоминания у вас остались, когда вы играли в школе?

Восхождение на деревья — Чем вы занимались, когда вам было скучно? Вы, наверное, залезли на дерево. Нет ничего лучше, чем взобраться на первую ветку и забраться как можно выше. Затем можно было сесть и полюбоваться видом с высоты птичьего полета. Возможно, вам понравилось одиночество, находясь высоко над землей.Или, может быть, вам нравилось шпионить за теми, кто внизу. Было ли у вас любимое дерево, на которое вы любили лазить?

The Ice Cream Truck — Ах, сладкие звуки лета… пение птиц, плескание в воде, игра детей и грузовик с мороженым! Кто может забыть звук грузовика с мороженым, едущего по вашей улице, и стремление найти деньги… и быстро, кто-нибудь выберется, чтобы грузовик не проехал мимо нас. И, наверное, не было более сладкого вкуса, чем тщательно подобранное мороженое, свежевыпущенное из грузовика.

Потеря зуба — У вас есть ранние воспоминания о потере первого зуба? Вы были дома или в общественном месте? Вы были травмированы? Или вы были взволнованы тем, что Зубная фея появится в вашем доме? Сколько оставила тебе зубная фея? Были ли в вашей семье какие-то другие традиции, когда вы потеряли зуб?

Борьба с братьями и сестрами — Когда вы проводите много времени с кем-либо, вы обязательно попадете в несколько ссор, особенно с детьми, которые пытаются бороться за положение в семье и друг с другом.Вы много ссорились в детстве или дразнили друг друга назло? Как твои родители справились с этим?

Школьные полевые поездки — Помните те особые дни, когда вы ходили в школу без книг, садились в автобус и весь учебный день проводили вне школы? На что были похожи поездки в автобусе? Вы помните, куда ходили? Какие ваши любимые детские воспоминания о школьных экскурсиях?

Sleepovers — Вечер, когда вы не ложитесь спать допоздна только с парнями или только с девушками! Ночевки были временами, когда вы могли просто быть собой и заниматься «девичьими» или «мужскими» вещами.Вы устраивали ночевки или ходили в гости к другу? Кто был здесь? Чем вы занимались во время этих ночевок?

Школьные обеды — Обед часто был долгожданным перерывом в течение учебного дня. С кем ты сидел? А о чем ты говорил? Что вы помните о школьном питании? Или, может быть, вы принесли свой обед. Какие у вас были любимые школьные обеды и какие воспоминания у вас остались за это время?

Попадание в беду — Наверное, неприятности дома были обычным делом.Но большинство людей хорошо помнят, по крайней мере в первый раз, что они попали в беду за пределами собственного дома или семьи. Возможно, это было в школе, в церкви, в доме друга или в другом общественном месте. Что случилось? У тебя было наказание? Как этот опыт изменил вас?

Первый раз ложиться спать в канун Нового года — В самые молодые годы вы, вероятно, ложились спать задолго до полуночи. На следующее утро вы проснулись, чтобы встретить новый год. Вы помните, как родители впервые разрешили вам не спать до полуночи и принять участие в «взрослых» мероприятиях? Вы, наверное, чувствовали себя довольно взрослыми.У вас был особенный праздник? Кто был здесь? Что ты помнишь?

Camping — Возможно, у вас была возможность разбить лагерь на свежем воздухе, время от времени или регулярно. Возможно, вам нравилось разбивать лагерь, разводить костер, готовить на костре разные блюда. Кемпинг в лесу или в кемпинге предлагал другой жизненный опыт. Где вы разбили лагерь? С кем ты был в лагере? Были ли у вас какие-то особые занятия, когда вы разбили лагерь? Вы сталкивались с какой-нибудь дикой природой?

Эти 23 часто лелеемых детских воспоминания ни в коем случае не являются исчерпывающим списком.Ваш может выглядеть совершенно иначе. Надеюсь, этот список хотя бы поможет вам вспомнить любимое детское воспоминание. Возможно, эта прогулка по переулку памяти вписывается в отличный план по написанию истории своей жизни.

Если вам нужна помощь с LifeReview TM , обязательно посетите нас на Lastly.com, чтобы помочь вам запечатлеть и сохранить истории и особые моменты на протяжении всей вашей жизни (или жизни любимого человека), чтобы вас запомнили и лелеется будущими поколениями.

Счастливых воспоминаний!

Что говорят о вас самые ранние детские воспоминания?

В детстве мы переживаем тысячи событий, но, взрослые, вспоминаем лишь некоторые из них.Некоторые из них могут быть «первыми» (наше первое мороженое, наш первый день в школе) или значимыми жизненными событиями (рождение брата или сестры, переезд). Остальные на удивление тривиальны.

Итак, что говорят о вас самые ранние детские воспоминания? Отражают ли они ваши ранние навыки запоминания, ваши интересы или ваш индивидуальный опыт?

Ответ на все три вопроса — да, но это еще не все. Хотя мы иногда воспринимаем память как видеокамеру, точно и беспристрастно записывающую нашу жизнь, это миф.

Напротив, наши детские воспоминания замысловато формируются нашей семьей и культурой.




Подробнее:
Каких результатов следует ожидать родителям от дошкольного образования и ухода


Большинство людей не помнят события, произошедшие в возрасте до 3–4 лет.
mikecogh / flickr, CC BY

Наши первые воспоминания

Если вы не можете вспомнить младенческую жизнь, значит, вы не одиноки.

Как взрослые, оглядываясь назад в детство, мы обычно не можем вспомнить что-либо до возраста 3-4 лет. Это явление известно как детская амнезия.

Хотя некоторые люди сообщают об очень ранних воспоминаниях о прогулках в детской коляске или засыпании в кроватке, эти воспоминания, скорее всего, вымышленные.

Одно из самых важных достижений в развитии памяти — это язык. Исследования показывают, что язык нужен не только для обмена опытом, но и для его кодирования.

Например, маленькие дети, которых приглашали использовать вымышленную «волшебную машину для сжатия», могли вспомнить об этом только через год, если у них был соответствующий словарный запас во время события.

Словарь — важная составляющая формирования памяти.
Присцилла Дю Пре / Unsplash

Мы также знаем, что двуязычные взрослые, иммигрировавшие в детстве, вспоминают ранние воспоминания на языке, на котором они говорили в то время, когда память формировалась.

В дополнение к языку у детей также должно развиваться последовательное ощущение себя или того, «кто я».Эта новая разработка позволяет им связывать события с личной историей, которая продолжается во времени. Ощущение, что «это случилось», перерастает в более глубокое понимание того, что «это случилось со мной».




Подробнее:
Раннее изучение языков — ключ к тому, чтобы Австралия стала более многоязычной


Семейные факторы

В то время как развитие языка и самоощущения позволяет формировать наши самые ранние детские воспоминания, семейные факторы формируют их содержание.

В семьях родители вспоминают со своими детьми несколько раз в день — например, вновь переживая семейные праздники, или общаются друг с другом из-за шуток братьев и сестер, или размышляют о прошлых проступках, чтобы обсудить извлеченные уроки. Интересно, однако, что существуют сильные индивидуальные различия в том, как они это делают.

То, как мы разговариваем с детьми, играет большую роль в том, как они запоминают события.
Дэвид Барбелер / AAP

Некоторые родители используют очень «подробный» стиль воспоминаний: они задают вопросы и предоставляют детали и структуру событий таким образом, чтобы они поддерживали и поощряли собственный вклад ребенка.Другие менее подробны.

Некоторые родители также уделяют особое внимание эмоциональному содержанию («Ей было очень грустно! Почему она начала плакать?»), В то время как другие уделяют больше внимания фактическим деталям.

Эти индивидуальные различия имеют важные последствия: дети в конечном итоге начинают перенимать индивидуальный стиль своих родителей: сначала во время общих воспоминаний, а затем в своих собственных независимых воспоминаниях.




Подробнее:
Родители могут способствовать гендерному равенству и предотвращать насилие в отношении женщин.Вот как


Какой ты стиль родителей?

Вот пример разговора между очень изобретательной матерью и ее ребенком дошкольного возраста.

Мама: Вы с папой собираете елку, а потом надеваете украшения! Какие украшения вы надели?

Дитя: Гм… Рождественские шары!

Мать: Верно! Папа купил елочные шары и звезды, чтобы повесить на елку.Какого цвета они были?

Ребенок: красный и золотой.

Мать: Красное и золотое. Довольно красные шары и золотые звезды.

Ребенок: Еще были бумажные кружки.

Напротив, ниже представлен разговор между менее образованной матерью и ее ребенком дошкольного возраста.

Мать: Я хочу спросить вас о вашем рождественском концерте для дошкольников. Это было хорошо?

Ребенок: Да

Мать: Что там произошло?

Ребенок: пришел папа

Мать: Да, но что случилось?

Ребенок: Не знаю.

Вряд ли вы помните свое первое Рождество, но, возможно, вы слышали о нем истории.
sneakerdog / flickr, CC BY

Более широкие семейные структуры и опыт также играют роль. В Италии дети, растущие в семьях, в которых проживают представители разных поколений, как правило, имеют как более ранние детские воспоминания, так и больше детских воспоминаний, чем дети, растущие в традиционных нуклеарных семьях. Вероятно, это происходит из-за большего количества возможностей участвовать в насыщенных и подробных беседах, посвященных воспоминаниям.

Напротив, родители и дети, испытывающие депрессию, могут демонстрировать склонность к «чрезмерной общей памяти», то есть затруднениям в воспроизведении определенных деталей памяти. Воспоминания родителей и детей более низкого качества связаны с чрезмерной общей памятью у детей от трех до шести лет.




Подробнее:
Эссе о здоровье: Австралия подводит молодых родителей с противоречивыми советами — необходимо срочно сделать это правильно


Культурные факторы

Точно так же, как наши самые ранние детские воспоминания отражают наши воспоминания о разговорах с нашими родителями и наш всеобъемлющий семейный опыт, они также, кажется, отражают более широкие культурные обычаи и нормы.

В соответствии с «индивидуалистическими» ценностями западной культуры, самые ранние детские воспоминания американских студентов, как правило, длинные, специфические и сосредоточенные на себе.

В соответствии с «коллективистскими» ценностями китайской культуры, самые ранние детские воспоминания китайских учащихся обычно краткие и чаще связаны с социальной ответственностью.

Социальная ответственность подчеркивается в китайской культуре.
56218409 @ N03 / flickr, CC BY

Американские матери также более склонны, чем китайские матери, сосредотачиваться на личных эмоциональных переживаниях своего ребенка при совместном вспоминании, и вполне вероятно, что эти ранние разговоры между родителями и детьми служат механизмом для передачи культурных норм.




Подробнее:
Как детские книжки с картинками могут разрушить существующие языковые иерархии


В Новой Зеландии, где культура маори включает богатую устную традицию, в которой истории передаются из поколения в поколение, матери-маори вспоминают о важных жизненных событиях иначе, чем матери из пакеа (Европейская Новая Зеландия). Например, говоря со своими детьми об их собственных историях рождения, матери маори включают больше подробностей, больше ссылок на эмоции и больше ссылок на время отношений.

Интересно, что у маори самый ранний средний возраст первого воспоминания из зарегистрированных. В 2,5 года эти самые ранние воспоминания возникают на год раньше, чем в некоторых других группах.

Итак, исследование ясно: наши самые ранние детские воспоминания замысловато формируются нашим опытом в наших собственных семьях и культурах.

Процесс формирования памяти не что иное, как видеокамера.

Раскрылись самые счастливые детские воспоминания!

  • Мы получаем комиссию за товары, приобретенные по ссылкам в этой статье.

  • Воспоминания, которые вы оставите со своими детьми сейчас, останутся с ними навсегда.

    Создание счастливых воспоминаний для наших детей — одно из лучших качеств родителя. И новое исследование предполагает, что это также может быть одним из самых важных дел, которые мы можем сделать, потому что наши самые теплые и яркие детские воспоминания могут остаться с нами на всю жизнь.

    Так почему бы не вдохновиться детскими воспоминаниями, которые застряли в вашей голове, и воссоздать некоторые из этих счастливых событий для своих детей в эти выходные?

    Новый опрос 2000 взрослых в Великобритании выявил 50 самых распространенных детских воспоминаний.Отрадно, что семейные воспоминания заняли первые три места, на первом месте — рождественский ужин, за которым последовали походы на пляж и посещение бабушек и дедушек.

    «Память — вещь сложная и ненадежная, но самые ранние воспоминания из нашего детства также могут быть самыми сильными и яркими», — сказал представитель Хитроу, заказавший исследование.

    «Приятно видеть, что яркие и позитивные впечатления, такие как ваше первое Рождество или времяпрепровождение на солнечном пляже с семьей, остаются с нами, когда мы становимся старше.

    «Для родителей это должно послужить стимулом к ​​тому, чтобы у вашего ребенка были такие незабываемые впечатления — они останутся с ними на всю жизнь».

    Кредит: Photofusion / REX / Shutterstock

    Помимо посещения пляжа, в десятку лучших вошли такие воспоминания, как строительство замков из песка, поедание рыбы с жареным картофелем на пляже, музыка в фургоне с мороженым и отсчет дней до летних каникул.

    «Это исследование показывает, что драгоценное времяпрепровождение на солнечном пляже с семьей — это одни из самых важных событий, которые остаются с нами по мере взросления», — сказал Росс Бейкер из Хитроу.

    70 процентов родителей согласились с тем, что они пытались воссоздать подобные воспоминания для своих собственных детей.

    Юго-Запад был одним из самых популярных мест отдыха, связанных с воспоминаниями счастливого детства. Исследование было приурочено к запуску нового сервиса Flybe из Хитроу в Корнуолл, аэропорт Ньюквей.

    «Мы надеемся, что это предоставит родителям возможность обеспечить своим детям аналогичный опыт, который останется с ними на всю жизнь», — сказал Росс.

    Дома или вдали, выход на свежий воздух, кажется, помогает заложить основу для долгих воспоминаний: игры в парке, обучение катанию на велосипеде и игры на игровых площадках также вошли в топ-10, а лазание по деревьям и игра в конкера пробрались в воду. наверх 20.

    Вот полный список

    1. Рождественский ужин
    2. На пляж
    3. Пойти в дом бабушки и дедушки
    4. Слушать музыку фургона с мороженым
    5. Игра в парке
    6. Получение карманных денег
    7. Покупка пенни сладостей в деревенском магазине
    8. Обучение езде на велосипеде
    9. Игровые площадки для игр
    10. Заведение домашнего питомца
    11. Конфеты Pick ‘n’ mix
    12. Покупка вашего первого альбома / сингла
    13. Строительство замков из песка
    14. Отсчет дней до летних каникул
    15. Играющие в конкерс
    16. Восхождение на дерево
    17. Школьные обеды
    18. Школьные спартакиады
    19. Ваша первая любовь
    20. Рыба с жареным картофелем на пляже
    21. Слушать любимую песню на повторе, пока не надоест
    22. Семейный отдых в доме на колесах
    23. Задувание свечей на праздничном торте
    24. Камни для скимминга
    25. Уроки плавания
    26. Пение гимнов
    27. Поиск в каменных лужах
    28. Сидение со скрещенными ногами в сборе
    29. Учимся читать
    30. Впервые гулять с друзьями без родителей
    31. Ночевка в доме друга
    32. В школьном спектакле
    33. Ловля лягушек, тритонов, головастиков в пруду
    34. Первый день в средней школе
    35. Семейный отдых за границей
    36. Орфографические тесты
    37. Запуск воздушного змея
    38. Просмотр фильмов старше вашего возраста
    39. Читают сказку на ночь
    40. Получение награды
    41. Ваш первый полет в самолете
    42. Живопись и декоративно-прикладное искусство
    43. Время ванны
    44. Прыжки по лужам
    45. Поиск качелей в лесу
    46. Покупка школьной формы
    47. Поход в тематические парки
    48. Игра с листьями
    49. Хождение в церковь
    50. Уроки письма

    Трудно вспомнить наши воспоминания из раннего детства.Вот почему.

    Феномен, известный как «детская амнезия», ставит в тупик психологов более века — и мы до сих пор не до конца его понимаем.

    На первый взгляд может показаться, что причина того, что мы не помним, когда мы были младенцами, заключается в том, что у младенцев и малышей не полностью развита память. Но у младенцев в возрасте шести месяцев могут формироваться как кратковременные воспоминания, которые длятся минуты, так и долгосрочные воспоминания, которые длятся недели, если не месяцы.

    В одном исследовании шестимесячные дети, которые научились нажимать на рычаг для управления игрушечным поездом, вспомнили, как выполнять это действие в течение двух-трех недель после того, как они в последний раз видели игрушку.С другой стороны, дошкольники могут вспомнить события, произошедшие много лет назад. Тем не менее, остается спорным, действительно ли долгосрочные воспоминания в этом раннем возрасте автобиографичны, т. Е. Имеют отношение к личным событиям, которые произошли в определенное время и в определенном месте.

    Конечно, возможности памяти в этом возрасте не похожи на взрослые — они продолжают развиваться до подросткового возраста. Фактически, эволюционные изменения в основных процессах памяти были выдвинуты как объяснение детской амнезии, и это одна из лучших теорий, которые у нас есть.Эти основные процессы затрагивают несколько областей мозга и включают формирование, поддержание и последующее восстановление памяти.

    Гиппокамп, который, как считается, отвечает за формирование воспоминаний, продолжает развиваться как минимум до семи лет. Мы знаем, что типичная граница компенсации детской амнезии — три с половиной года — смещается с возрастом. У детей и подростков воспоминания более ранние, чем у взрослых. Это говорит о том, что проблема может заключаться не столько в формировании воспоминаний, сколько в их сохранении.

    Но, похоже, это еще не все. Еще один фактор, который, как мы знаем, играет роль, — это язык. В возрасте от одного до шести лет дети переходят от однословной речи к беглому общению на своем родном языке (ах), поэтому в их речевых способностях происходят серьезные изменения, которые совпадают с периодом детской амнезии. Это включает в себя использование прошедшего времени, связанных с памятью слов, таких как «запомнить» и «забыть», и личных местоимений, одним из любимых является «мое».

    ПРОЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ: Дети, которым разрешено бродить самостоятельно, чувствуют себя более уверенно, ориентируясь во взрослом возрасте В некоторой степени это правда, что способность ребенка говорить о событии в то время, когда оно произошло, предопределяет, насколько хорошо они помнят это спустя месяцы или годы.Одна лабораторная группа провела эту работу, опросив малышей, доставленных в отделения неотложной помощи и неотложной помощи по поводу типичных детских травм. Малыши старше 26 месяцев, которые могли рассказать о событии в то время, вспоминали его до пяти лет спустя, тогда как дети младше 26 месяцев, которые не могли говорить об этом, почти ничего не вспоминали. Это говорит о том, что довербальные воспоминания теряются, если они не переведены на язык.

    Социальные и культурные эффекты

    Однако большинство исследований роли языка сосредоточено на конкретной форме выражения, называемой нарративом, и ее социальной функции.Когда родители вспоминают с очень маленькими детьми прошлые события, они неявно учат их повествовательным навыкам — какие события важно помнить и как структурировать рассказ о них так, чтобы их могли понять другие. Воспоминания вращаются вокруг социальной функции обмена опытом с другими. Таким образом, семейные истории сохраняют доступность памяти с течением времени, а также повышают последовательность повествования, включая хронологию событий, их тему и степень их эмоциональности.Более последовательные истории запоминаются лучше. Взрослые маори имеют самые ранние детские воспоминания (возраст 2,5 года) из всех изученных до сих пор обществ, благодаря высокоразвитому стилю рассказывания семейных историй родителями маори. ПОДРОБНЕЕ: Обучение детей социальной ответственности снижает травлю

    Воспоминания имеют разные социальные функции в разных культурах, что способствует культурным различиям в количестве, качестве и времени ранних автобиографических воспоминаний.Взрослые в культурах, которые ценят автономию (Северная Америка, Западная Европа), как правило, сообщают о более ранних и более детских воспоминаниях, чем взрослые в культурах, которые ценят родство (Азия, Африка).

    Это предсказано культурными различиями в стилях воспоминаний родителей. В культурах, которые продвигают более автономные представления о себе, родительские воспоминания больше фокусируются на индивидуальном опыте, предпочтениях и чувствах детей, а не на их отношениях с другими, социальном распорядке и поведенческих стандартах.Например, американский ребенок может вспомнить, что получил золотую звезду в дошкольном учреждении, тогда как китайский ребенок может вспомнить, как класс разучивал определенную песню в дошкольном учреждении. ПОДРОБНЕЕ: Преимущества воспитания новорожденного во время изоляции от COVID-19

    Хотя мы еще кое-чего не понимаем о детской амнезии, исследователи добиваются прогресса. Например, существует больше проспективных лонгитюдных исследований, которые отслеживают людей с детства в будущее.Это помогает дать точный отчет о событиях, что лучше, чем задним числом просить подростков или взрослых вспомнить прошлые события, которые не задокументированы. Кроме того, по мере развития нейробиологии, несомненно, будет больше исследований, связывающих развитие мозга с развитием памяти. Это должно помочь нам развить другие показатели памяти, помимо словесных отчетов.

    Между тем, важно помнить, что, даже если мы не можем явно вспомнить определенные события, когда мы были очень молоды, их накопление, тем не менее, оставляет устойчивые следы, которые влияют на наше поведение.Первые несколько лет жизни, как это ни парадоксально забываются, но в то же время очень важны для формирования взрослых, которыми мы становимся.

    Жанна Шински — старший преподаватель и директор детской лаборатории факультета психологии Лондонского королевского университета Холлоуэй. Shinskey не работает, не консультирует, не владеет акциями и не получает финансирование от какой-либо компании или организации, которые могли бы извлечь выгоду из этой статьи, и не раскрывает никаких соответствующих аффилированных лиц, помимо их академического назначения.

    Воспоминания самого раннего детства могут вернуться еще дальше

    Авг.2, 2021 г. — У большинства людей, вероятно, больше воспоминаний о раннем детстве, чем они полностью осознают, и восстановить эти ранние переживания легче, чем предполагалось ранее, по словам Кэрол Петерсон, доктора медицины, Мемориального университета Ньюфаундленда в Сент-Джонс: Канада.

    У большинства людей больше воспоминаний о дошкольных годах, чем принято считать, — говорит Петерсон, изучавший детскую амнезию — полное или относительное отсутствие ранней памяти — более 20 лет.

    «У нас была эта модель, в которой было одно воспоминание, которое, по сути, является началом, водоразделом, границей, и это начало вашей памяти событий», — объясняет Петерсон.Но у большинства людей, вероятно, больше детских воспоминаний, чем они вспоминают сейчас, и можно было бы вернуться еще дальше, говорит Петерсон, который недавно написал обзор исследований ранней памяти.

    Когда людей просят вспомнить больше воспоминаний, они часто начинают самопомощь и могут вспомнить даже более ранние события. Фактически, исследование Петерсона показало, что самые ранние воспоминания человека, подтвержденные родителями, часто возникали на год раньше, чем сообщалось, поэтому в среднем в возрасте двух с половиной лет, а не трех с половиной лет. .

    Воспоминания двух с половиной веков

    Психическая ошибка, связанная с неточным восприятием времени, называется эффектом телескопа и возникает, когда люди вспоминают время события не так, как когда оно произошло на самом деле, объясняет Петерсон.

    «Люди развивают историю жизни, которая придает смысл их жизни», — говорит Петерсон. «Это то, кем они являются, какие они есть. Их ранние события входят в эту историю жизни».

    Если воспоминания играют важную роль в нашем самосознании, то понимание памяти тоже важно, добавляет она.

    Помимо помощи в построении жизненного повествования, воспоминания — особенно ранние — могут быть полезны, когда необходимо уголовное расследование.

    «Если, например, кто-то выступает подростком или взрослым и говорит о том, что подвергся насилию в возрасте 2 лет, то, что сейчас происходит с общественностью, очень часто:« О, этого не может быть; люди не могут вспомнить тот возраст ».

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.