Кризис негативизма: Кризис негативизма, или как остановить истерику? – Православный журнал «Фома»

Содержание

Кризис негативизма, или как остановить истерику? – Православный журнал «Фома»

Приблизительное время чтения: 3 мин.

Трехлетний сын не слушается взрослых. Может лечь на пол в магазине, или в лужу на улице, требуя своего. Что делать? Отвечает Людмила Петрановская, педагог, психолог, лауреат премии Президента Российской Федерации в области образования.

Это типичное проявление «кризиса трех лет», или «кризиса негативизма». В этот период ребенок начинает осознавать, что он с мамой не одно целое, что он способен действовать независимо от нее. Начинают формироваться представления о себе и собственных желаниях. Но поскольку ребенок еще неопытен, ему трудно справиться с новыми знаниями и скорректировать свое поведение. Он не умеет управлять волей и порой, пытаясь настоять на своем, говорит «нет», даже если ему до слез хочется, чтобы было «да».

«Кризис трех лет» — очень важный опыт. В этот период закладывается умение человека владеть своей волей. Если ситуации «кризиса» разрешаются неверно, то это грозит формированием у ребенка однобокого поведения, что чревато в будущем проблемами в ситуациях столкновения интересов. Иначе говоря, человек становится либо конфликтным — готов спорить по пустякам, либо ненормально гибким, неспособным сказать «нет». Причина такого поведения — в родителях, которые слишком жестко пресекали любую попытку проявления самостоятельности или, наоборот, демонстрировали свою слабость в столкновениях с волей ребенка.

Родителям важно научиться воспринимать «кризис трех лет» как тренинг, где ребенок учится справляться со всеми своими «хочу — не хочу» и где родители выступают в качестве спарринг-партнеров.

В этот период ребенок должен освоить три варианта реакций на ситуации.

Во-первых, он должен понять, что есть ситуации, в которых по его желанию не будет никогда. Прежде всего это касается безопасности и грубого нарушения прав других людей. Например, нельзя играть на проезжей части, нельзя подходить к спящему папе и стучать ему кубиком по голове. Родители заранее должны продумать свое поведение в таких случаях, научиться реагировать незамедлительно и без колебаний. Именно колеблющийся взрослый, испытывающий вину за сказанное, разрушает ребенка.

Во-вторых, ребенок должен освоить ситуации, требующие проявления упорства и настойчивости, когда взрослые вынуждены услышать и сделать то, что он считает нужным. Например, можно разрешить посмотреть мультфильм в неурочное время, съесть лишнее печенье. Уступать надо сразу, при этом озвучив: «Я с этим не согласен, но вижу, что тебе этого очень хочется, потому иду тебе навстречу». Ваши слова не должны восприниматься, как признание поражения. Они должны звучать с позиции сильного взрослого, который разумно принимает решение в пользу ребенка из любви и желания порадовать его.

Наконец, в-третьих, ребенок должен научиться не расстраиваться из-за мелочей. Здесь задача родителя, проявляя изобретательность и фантазию, суметь перевести спорный момент в режим игры. Например, родители, чтобы заставить ребенка убрать, начинают при нем спорить:

«А я говорю, он уберет, пока я досчитаю до пяти. — Нет, не уберет…».

Ребенок, освоивший все три ситуации, обычно легко и максимально эффективно преодолевает «кризис негативизма» (обычно он проходит к 4-5 годам). Дети, у которых он проходил особенно бурно, обретут внутренний стержень, устойчивость к чужому влиянию, в том числе групповому.

Всё сказанное относится как к кровным, так и к усыновленным детям, если последние попали в семью вскоре после рождения. Если ребенок, появившись на свет, провел без семьи несколько месяцев, во время кризиса он может быть более склонен к истерикам как способу привлечения внимания.

Те дети, которые в два-три года находились в госучреждении, как правило, не переживали этого кризиса. Но, оказываясь в нормальной семье, даже если они взяты в более старшем возрасте, также проходят через него. Одиннадцатилетний может вести себя, как трехлетний. В данной ситуации и родителям нужно вести себя с ним, как с трехлетним. И лишь когда «уровень» будет пройден, а пустота заполнена, он сможет пойти дальше.

Возрастной Кризис — или причины плохого поведения детей

Кризис 3 лет

Мама в рас­терянности, отец в негодовании: ребенка как будто подменили. «Чуть что не по нём, — говорит мама, — сразу бросается на пол, на все просьбы и предложения кричит: „Не хочу!» и „Не буду!»». Мама не понимает, что происходит с ребенком, она не знает, что капризы и протесты в 3 года — это нормальное яв­ление, это показатель того, что ребенок растет, развивается, делает попытки самоутвердиться, и его надо не наказывать за это, а надо просто помочь.

Особенно яркие эмоциональные переживания возникают у трехлетних малышей, если дело касается удовлетворения соб­ственных желаний.

Чем больше трудностей при их выполнении, тем сильнее эмоциональная вспышка, особенно если ребенок хотел выпол­нить что-либо самостоятельно.

В этот момент особенно нужна эмоциональная поддержка взрослого. Малышу необходимо дать выразить свои отрица­тельные эмоции, это важная часть его развития и взросления. Не следует пытаться сразу же гасить отрицательные переживания и тем более эмоционально реагировать на аффективные вспышки, случившиеся не к месту и не вовремя.

Типичный пример: мама с ребенком входит в вагон метро, тот, видя, что все места заняты, начинает капризничать и требовать себе место, мать спокойно говорит, что поскольку свободных мест нет, можно сесть на пол. Ребенок в недоуме­нии и от неожиданности резко прекращает «показательные выступления».

            Что же такое кризис 3 лет? Как считают психологи, это осо­бый, относительно непродолжительный во времени период жиз­ни, характеризующийся резкими психологическими изменени­ями. Кризис может начаться в 2—2,5 года и протекать бурно и стремительно, а может остаться незамеченным родителями и в 3 года. Форма, длительность и острота проявления будут зависеть от индивидуальных особенностей малыша, стиля воспитания, состава семьи и так далее. Хорошо известно, что чем жестче ве­дут себя родители, тем острее протекают кризисные явления. Неблагоприятно на прохождении кризиса сказывается и начало посещения детского сада. Считается, что ребенка лучше отда­вать в дошкольное учреждение до 2 лет или около 4 лет.

Кризис 3 лет начинается с проявления ребенком самостоятель­ности («я уже многое могу сам»), когда он старается выделить свое «я» и установить новые отношения со взрослым. Как пра­вило, родители не успевают быстро перестроиться и продол­жают общаться с малышом как с беспомощным маленьким су­ществом, ограничивая его попытки без посторонней помощи достичь какой-либо цели. Такие ситуации и провоцируют кри­зисные явления, свойственные данному возрасту. Они всегда адресованы взрослым, и никогда не направлены на сверстни­ков.

Надо помнить, что чем доверительнее и спокойнее отноше­ния между ребенком и мамой, тем мягче будет проходить этот кризис. Крики, раздражительность, авторитарность родителей будут усугублять негативное поведение малыша.

Негативные проявления, характерные для кризиса 3 лет

  1. Негативизм

Это типичная протестная реакция малыша на излишнюю требовательность, жесткие ограничения и запреты, а также на дефицит внимания со стороны родителей. Выражается обычно в том, что ребенок игнорирует любые просьбы старших только потому, что они исходят от взрослого. Это негативная реакция на взрослого, а не на содержание просьбы.

Типичный пример: мать приходит с работы уставшая и, не обращая внимания на ребенка, принимается за домашние дела, попутно требуя от малыша убрать игрушки. Тот «не слы­шит».

При сильно выраженном негативизме можно получить отказ ребенка на любую просьбу или требование взрослого. Малыш даже может поступать вопреки своим эмоциональным пережи­ваниям и желаниям. Например, он очень хочет идти в дельфи­нарий, но, услышав просьбу взрослого начать одеваться, резко отказывается. Поскольку он сам же от этого и страдает, такие протестные реакции могут сопровождаться как гневом, так и слезами. Ребенок может противоречить взрослому даже в со­вершенно абсурдной форме: «Какие у тебя красивые косы!» — «Нет, некрасивые!», «Смотри, какое яркое солнце!» — «Нет, это не солнце, это — луна».

Как вести себя родителям.

  • Надо на время оставить ребенка в покое или отвлечь от конфликтной ситуации. Любого психически здорового малы­ша, даже в фазе острого кризиса, можно отвлечь!
  • Иногда помогают решить проблему инверстные просьбы (просьбы наоборот): мы сейчас никуда не пойдем, ты, пожалуй­ста, не одевайся. В подобной ситуации главное для ребенка — спокойное, эмоционально нейтральное поведение родителей.

Надо помнить, что в негативизме есть и положительная сто­рона: ребенок таким, пусть еще неумелым способом выражает свое отношение к окружающим, он уже не действует как рань­ше — только под влиянием эмоций.

Негативизм с возрастом уменьшается и проходит (конечно, если родители властно не подавляют малыша).

  1. Упрямство

Упрямство следует отличать от настойчивости. Настой­чивость — это полезное волевое качество, позволяющее дости­гать цели, невзирая на трудности (например, если домик из ку­биков разваливается, а малыш в конце концов находит способ сделать его устойчивым). Упрямство — это стремление ребенка настоять на своем не потому, что ему чего-то очень хочется, а потому, что он этого потребовал. «Дай мне красную юбку, я хочу ее надеть!» — упрямится дочка. Мать приводит разные доводы, которые весьма убедительно показывают преимущества другой одежды, девочка с ними соглашается, но продолжает настаивать на первоначальном требовании. Если постоянно отмахиваться от ребенка или идти на поводу у его желаний, упрямство может стать чертой характера.

Как вести себя родителям.

Безусловно, самое простое правило в этом случае — не за­прещать, а объяснять. Ребенок 3 лет отлично понимает разум­ные доводы взрослого. «Малыш, нам обязательно надо сегодня пойти в детский сад: я и папа едем на работу, бабушка идет к врачу, а брат — в школу, все очень заняты, но вечером мы обя­зательно соберемся вместе и… (описывается примерный план вечерних мероприятий)». Старайтесь выполнять золотое прави­ло — всегда говорить ребенку правду, без лицемерия и лжи.

  1. Своеволие

Своеволие проявляется в том, что ребенок все хочет делать самостоятельно независимо от ситуации и своих возможностей (покупать товары в магазине; рассчитываться с кассиром; выби­рать и принимать лекарства; переходить дорогу; не держась за мамину руку, и так далее). Естественно, такие желания малыша не вызывают восторга у родителей. Однако в любой ситуации с ним можно договориться.

Как вести себя родителям.

Самый лучший способ в данном случае — компромисс («Давай, ты сам достанешь вот эту таблетку, возьмешь ложку, а я налью тебе из чайника воды», «Давай, я понесу тяжелую сумку за эту ручку, а ты — за ту»). Если ребенку дают возмож­ность что-либо сделать в значимой для него ситуации самому, конфликт с родителями быстро исчерпает себя. И наоборот, любой жесткий запрет приведет к усилению негативных про­явлений.

  1. Строптивость

Строптивость внешне выглядит как негативизм, но безад­ресный. Это протест против всего привычного образа жизни. Ребенку перестают вдруг нравиться любимые игрушки и заня­тия, какие-либо традиционные в семье совместные игры, риту­алы (например, при укладывании спать) и так далее.

Как вести себя родителям.

Единственный выход — не будьте консервативными, про­явите максимум фантазии, поменяйте привычный уклад, есте­ственно, не в ущерб себе и ребенку. Любимая игрушка, напри­мер, может неожиданно поменять внешность и характер, стать на время такой же «вредной», как малыш. Дети очень быстро забывают про свои капризы и охотно включаются в новую иг­ру. Самая желанная роль для ребенка — роль взрослого (мамы и воспитателя). Подыграйте ему, и вы увидите, что случилось чудо — ваш малыш стал более спокойным и послушным.

  1. Деспотизм

Поведение ребенка в этот период весьма противоречиво: с одной стороны, он стремится быть автономным и решать, как взрослые, все сам, с другой — хочет снова стать маленьким, чтобы безраздельно владеть вниманием близких. Эти проти­воречия находят выход во властном поведении, когда малыш начинает манипулировать взрослыми («Нет, ты не пойдешь в гости, ты будешь со мной дома!», «Не говори по телефону, а играй со мной!»).

Как вести себя родителям.

  • Следует объяснить малышу, что у каждого члена семьи есть свои желания, дела и обязанности, в которых он, ребенок, тоже может принимать участие («Мы с тобой собрали мозаику, а теперь надо приготовить папе ужин, ведь он придет голодный. Давай, ты будешь мне помогать — папе будет приятно, что мы вместе трудимся». «У тебя есть „рабочий» стол с бумагой и фломастерами, и у меня есть рабочий стол с книжками и руч­ками. Давай, после завтрака вместе „поработаем»»). Если ребе­нок не чувствует себя постоянно вычеркнутым из родительской жизни, если нет разделения дел на «детские» и «взрослые», он спокойнее будет реагировать на просьбы, примет как должное ваш уход на службу или в гости.
  • Безусловно, этот возрастной период очень сложен и для ребенка, и для взрослых, но, зная, что многие симптомы естест­венны для малыша и со временем проходят, и вооружившись терпением, можно справиться со всеми бурными эмоциональ­ными проявлениями ребенка. Это период, когда у маленьких детей стремительно меняется отношение к окружающим его лю­дям, к самим себе. И от того, насколько готовы меняться вслед за ребенком родители, зависит его гармоничное личностное развитие и взросление. Важно помнить, что именно в этот пе­риод малыш пытается заявить о себе какими-либо достижени­ями, поступками, словами, ожидая от близких положительнойоценки, похвалы.

Помните, что одобрение пусть незначительных, но самосто­ятельных попыток достичь результата в каком-либо деле — за­лог высокой самооценки ребенка в будущем.

У малыша обязательно должно быть ощущение и пережи­вание успеха, тогда кризис пройдет незаметно и его поведение выровняется.

При неблагоприятном течении кризиса в поведении ребен­ка могут закрепиться нежелательные черты, что приведет к осложнению отношений с ним, а также может наблюдаться це­лый спектр невротических реакций: нарушение сна, аппетита, страхи, энурез, плаксивость и прочее.

Несколько рекомендаций по общению с ребенком в этот непростой период.

  • Постарайтесь больше поддерживать и хвалить малыша за реальные успехи и достижения, подчеркивая, что он уже многое может сделать сам. Порицать следует не самого ребенка, а тот поступок, который он совершил («Меня очень огорчило, что ты не дал сестренке сока» вместо оскорбительного: «Ты жадный и противный мальчик!»).
  • Исключите приказной тон, будьте доброжелательны.
  • Чаще прибегайте к чувству юмора и не теряйте оптимизма, кризис — явление временное.
  • Необходимо совместно обсуждать сделанные ошибки и пути их исправления, причины и последствия тех или иных поступков.
  • Проявляйте искренний интерес к внутренним пережива­ниям и сомнениям ребенка, не высмеивайте его страхи.
  • Больше времени занимайтесь совместным творчеством, чтением и другими делами.
  • Не акцентируйте внимание на негативных проявлениях ре­бенка — и ему станет неинтересно демонстрировать их вновь.
  • Самое главное — старайтесь быть более внимательными к малышу, проявляйте больше любви, тепла, ласки, чаще гово­рите, что вы его любите и скучаете, когда не вместе.

Кризис негативизма, что это такое, с чем его едят или обычные мамские будни

Сейчас вспоминаю, как одна моя подруга ближе к концу своего декрета говорила, что самое лучшее время в декрете – это период с 2 до 3 лет, когда ребенок уже стал вполне адекватным человеком, с ним можно договориться и всё такое. Я тогда была юна,

невинна беззаботна и совершенно неподкована в данной области, а потому безоговорочно с ней согласна. Тогда. А вот сейчас вспоминаю и удивляюсь.

Потому что у нас всё СОВСЕМ по-другому.

Основное веселье началось как раз-таки после этих самых 2 лет, все прелести так называемого кризиса негативизма или кризиса 3 лет, о котором сейчас не пишет и не говорит только ленивый, мы ощутили в полной мере.

У нас имеется мальчуган 2-х с половиной лет от роду. Своевольный, своенравный, самодостаточный и упрямый. Делает только то, что ему интересно, а что неинтересно, то не делает.

Сфера интересов:

1)вся техника и все, что с ней так или иначе связано: пылесосы, микроволновки, обогреватели и вентиляторы, электрочайники, блендеры, стиральные машины, компьютеры, колонки, радиоприёмники, различные инструменты, будь то отвертка или перфоратор, розетки, фонари, машины, замки и ключи, краны, домофоны, банкоматы, лифты, электронные весы, кассовые аппараты, принтеры, кондиционеры;

2)все закрывающееся/открывающееся: банки с крышками, бутылки, кастрюли, вёдра, коробки и коробочки, всевозможные двери и дверцы, люки, электрощитовые, почтовые ящики, ячейки для хранения, калитки.

Все, что выходит за пределы сфер интересов, за редким исключением, обычно не привлекает его внимание.

Если говорю: «Пошли читать книжку», он или приносит другую книжку, ложится рядом со мной и начинает сам ее листать, а мне в руки не дает. Или же пока я читаю, в это время бегает по квартире, болтая при этом всякую тарабарщину, к содержанию книги не относящуюся вот совсем. Хотя когда был совсем маленький (месяцев с 9 и лет до 1,5), сам приносил книжку и просил «Тита» и спокойно сидел, и внимательно слушал.

Пробовала заниматься с ним самыми популярными среди детей занятиями, лепить там, рисовать, клеить. Трижды ХА!

Пластилин отбирает, тыкает в него пластмассовым ножиком и говорит «тистить катоську». Или просто развлекается тем, что куски пластелина достает и засовывает обратно в коробку. Бабушка подарила ему кинетический песок, о котором в малышах писали, что это восторг-восторг, для мелкой моторики и вообще оч крутая штука. Так больше всего его привлекли пластмассовые баночки с крышечками, в которых он хранится, он строит из этих баночек башню, открывает и закрывает крышечки. Только когда папа придумал показать ему, как фигурки животных оставляют следы в песке, а я показала, что его можно раскатывать как тесто и давить картофельной давилкой, молодой человек несколько заинтересовался процессом. Минут на 10, правда, но всё же. Ну, ещё может минут 15 увлеченно распиливать его опять же пластмассовым ножичком.

Теперь перейдем к изобразительному искусству. Иногда под настроение может 5 минут повыводить всякие каки-маляки карандашами, а с красками дело ещё веселее: отбирает у меня кисточку, макает в воду и засовывает в рот, краски открывает-закрывает (как упомянуто выше, он вообще любит открывать/закрывать все, что открывается/закрывается, что не может не радовать в отделах посуды) или тыкает в них пальцами и на этом занятие заканчивается.

В процессе создания аппликаций его интересует абсолютно, безоговорочно и только лишь Его Величество клей: откручивать/закручивать крышечку, выдвигать/задвигать карандаш, ну в общем уже понятно, да?

Теперь про упрямство. На улице редко когда остановится перед дорогой, даже если скажешь «нельзя», чаще просто приходится хватать за руку.
           Всегда старается настоять на своем: на улице на кота говорит «сябака», когда его поправляешь, иногда доходит до истерики: «Сябака! Сябака» и все тут. На картинке покажешь на яблоко, спросишь: «Что это?», назовет картинку рядом: «масина». Если попросишь что-то пальцем показать на картинке, не покажет ни за что, скажет только когда захочет сам.

Теперь о садике. С лета пробно начали ходить в группу адаптации, наверное, что-то вроде ГКП. Но водили нечасто, раз в неделю примерно. Сначала бежал в группу, не оглядываясь на меня, играл с игрушками. Раз на пятый с ревом стал ломиться обратно в двери с криком «Випустить!» Сделала перерыв. В сентябре походили 3 дня до обеда, потом долго болели. Стал ходить спокойнее. Но! Воспитательница делает замечания, что он не отзывается, когда его зовут, во время занятий не обращает никакого внимания на то, что делают другие дети, ходит и занимается тем, чем хочет, говорит, наверное, вы ему дома ничего не запрещаете. Честно сказать, в садик отдавать сейчас не планировала совсем, просто отдавать придется весной, а мне сказали, что весной не будет мест, и поэтому водите 3 раза в месяц хотя бы, чтобы место сохранить. Мне вообще кажется, что до садика он не дозрел, даже на площадках детьми не интересуется совсем, к нему дети подходят, а он в это время рассматривает домофоны, мусорки, кондиционеры и далее по списку.

Если раньше на улице (особенно на улице) можно было чем-то отвлечь, переключить, уговорить, то теперь остается только оттащить. А один раз закатил мне ужасающую истерику у закрытых дверей магазина с требованием их открыть. До сих пор как вспомню, так вздрогну, никакие спокойные методичные проговаривания, что она закрыта на замок, что у нас нет ключей, что в магазин можно зайти через другие двери, вон они, смотри, не помогали. Двери нужно было открыть только эти и немедленно! Уф!

Наверное, если бы примерно в это время я не читала небезызвестную в широких кругах Петрановскую и ее «Тайную опору», я бы посчитала, что у нас растет натуральное чудовище! Но книга помогла посмотреть на ситуацию под несколько другим ракурсом и проникнуться. Да, этот период надо просто пережить, запастись терпением и постепенно отращивать дзен. По-другому никак.

Этот пост я писала месяца 2 назад, да все было лень руки не доходили опубликовать. Сейчас нашему молодому человеку 2 и 7, и, надо отметить, ситуация несколько изменилась. Теперь поведение, которым так славится этот пресловутый кризис 3 лет, присутствует в нашей жизни эпизодически, а не нон-стопом, как раньше, а это уже кое-что, доложу я вам. Хотя, чего вам докладывать, сами наверняка плавали, знаете через него проходили или еще только предстоит пройти.
           Так что мужайтесь, дорогие коллеги! Сил вам и терпения на нашем нелегком, но увлекательном пути! Так будем же почаще Большой и мудрой собакой, как вещает нам товарищ Петрановская, эдакий гуру современных матерей!

Как пережить кризис 3-х лет

К трём годам ребёнок проходит очередную стадию критического развития (кризис 3-х лет). Поведение ребёнка резко меняется — возрастает стремление к самостоятельности и независимости от взрослого. Это наиболее трудный период, как для детей, так и для всего семейного окружения.

В процессе длительного изучения возрастных особенностей детей, выявлены основные проявления кризиса 3-х лет:

  • 1. Упрямство и строптивость. Проявляется в упорстве и настойчивости ребёнка на чём-то, даже на том, что ему не очень хочется или давно расхотелось. Его строптивость направлена не против кого-то из взрослых, а против сложившейся ранее системы отношений. Недовольство ребёнка может проявляться на всех уровнях взаимодействия с ним.
  • 2. Негативизм. Ребёнок категорически отказывается делать то, о чём его просят, или делает наоборот, прямо противоположное тому, что ему сказано. При этом, он проявляет недовольство, реагируя не на само действие, а на требование или просьбу определённого взрослого.
  • 3. Своеволие. Ребёнок хочет делать всё сам, стремится к самостоятельности во всём. Это стремление часто не соответствует возможностям ребёнка и вызывает множественные конфликты со взрослыми.
  • 4. Обесценивание. У ребёнка пропадает интерес к прежним привязанностям, к тому, что было дорого, к старым правилам поведения и ритуалам.
  • 5. Протест-бунт и деспотизм проявляются в частых ссорах с родителями. Ребёнок стремится диктовать всем свою волю, он находится в состоянии войны с окружающими. Если в семье несколько детей, то обычно возникает ревность – нетерпимое отношение к другим детям.

Все эти проявления свидетельствуют о том, что у ребёнка изменяется отношение к другим людям и к самому себе, и он нуждается в изменении отношения к нему со стороны родителей. Не стоит пугаться остроты протекания кризиса, яркие проявления говорят о том, что у ребёнка сложились предпосылки для дальнейшего развития: происходит отделение от взрослого, он начинает выделять себя как отдельного человека, проявлять самостоятельность.

Признаки кризиса могут начать проявляться в разное время и с разной интенсивностью. Этот период может наступить раньше или позже – с 2,5л до 4-хлет. В норме, через кризис проходят все дети и «волевое противостояние» с родителями, позволяет заявить о себе, как о растущей личности.

Как смягчить проявление кризиса и помочь ребёнку благополучно выйти из кризиса?

  • Постарайтесь увидеть позитивные стороны проявлений кризиса: упрямство — это крайняя степень проявления воли, необходимого для ребёнка качества; капризность — демонстрация собственной значимости для других, ощущение своего Я; эгоизм – проявление чувства собственного достоинства. Если так рассуждать, вам будет легче принять происходящие в ребёнке изменения.
  • Будьте настойчивы и последовательны в общении с ребёнком. Если вы сказали «нет», не меняйте своего решения. Договоритесь в семье о том, что дозволено, а что запрещено. Все запреты должны быть разумны.
  • Относитесь спокойнее к приступам упрямства и капризности. Обычно пик упрямства приходится на возраст 2,5-3 года. Мальчики упрямятся сильнее, а девочки капризничают чаще. В момент приступов оставайтесь рядом с ребёнком, дайте ему ощутить ваше понимание.
  • Не пытайтесь в это время что-либо внушать ребёнку – это бесполезно. Ругань не имеет смысла, шлепки только возбуждают эмоционально.
  • Постарайтесь переключить внимание ребёнка. Переключение сработает, если ребёнок услышит искренность и интерес в вашей интонации.

Здесь мы приводим общие рекомендации, которые можно найти в психологической литературе. Ваш ребёнок – индивидуальность и мы это понимаем. Если кризис протекает крайне тяжело и вам не удаётся найти «ключик» к поведению ребёнка, не доводите себя и его до нервных срывов – обращайтесь к детскому психологу.

Глава 4 Кризис 3 лет. Нет, не хочу и не буду

Глава 4

Кризис 3 лет. Нет, не хочу и не буду

Мама поломалась

Примерно к трем годам, а возможно, немного раньше, иногда уже в два, ребенок вдруг меняется. Милый сладкий крошка, такой нежный, такой легко управляемый, в один прекрасный день закатывает первый скандал по пустяковому поводу. Сам повод значения не имеет. Не в той чашке дали молоко. Надели шапку, а он не хотел. Не купили в магазине чупа-чупс, а он хотел. Помогли с чем-то, а он собирался сам.

Совсем недавно, если ребенок хотел чего-то, что вы не собирались давать, его было легко унести, уговорить, отвлечь. И если не хотел, то тоже можно было щекотать, болтать, петь – и он сам не заметит, как уже одет или помыт. Но теперь все эти номера не проходят. Он может настаивать на своем и протестовать и полчаса, и час, и ни на какие уговоры и фокусы не поддается. В первый и второй раз вы утешаете себя тем, что, наверное, это он просто сегодня устал, или у него режутся зубы. После того, как скандалы становятся практически обязательной частью семейной жизни, и редкий день удается прожить без воплей, слез, кидания на пол предметов – или самого себя, вы понимаете, что тот самый кризис негативизма, о котором вы читали и слышали, пришел к вам. И жизнь ваша в обозримой перспективе станет очень насыщенной и эмоционально разнообразной.


«Кризисом негативизма» это время называется потому, что самыми главными словами этого периода становятся НЕТ, НЕ хочу и НЕ буду. По любому поводу и без: нет, нет, нет. Иногда ребенок отвечает НЕТ раньше, чем вы успели договорить. Иногда вы прямо видите, что он на самом деле очень хочет – есть, пить, спать, но твердит: не хочу, не буду. Дети, которые уже хорошо говорят, могут разнообразить репертуар: «Не хочу чистить зубы! Хочу, чтобы болели! Не хочу новой пастой! Противная паста! Не буду! Уйду от вас! Я тебя не люблю! Ты плохая!» и все в таком духе.

Надо сказать, что не все дети используют свое право на кризис негативизма на полную катушку. У кого-то все сводится к паре-тройке эпизодов, у кого-то длится несколько месяцев, а есть и такие, что начинают «зажигать» около двух и вся семья живет как на вулкане почти до четырех. Но в том или ином виде это бывает у всех: ребенок вдруг начинает упорно противиться воле родителей, не слушаться. Словно программа следования начинает давать сбой. Наблюдательные родители часто замечают, что особенно острые проявления негативизма бывают связаны по времени с рывками в развитии: до или после ребенок вдруг скачком, на глазах, взрослеет, становится более самостоятельным. Поэтому кризис негативизма еще называют кризисом сепарации, то есть отделения от родителя. Ребенок как бы выходит из блаженного слияния с ним и противопоставляет свою волю – воле родителя.

Это очень важный и интересный момент с точки зрения развития привязанности, здесь есть и новые возможности, и большие риски, поэтому стоит рассмотреть его подробнее.

Что происходит, когда ребенок не слушается? Почему не включается следование? Если мы внимательно понаблюдаем, то убедимся, что непослушание практически всегда случается, когда ребенок вовсе не считает наше поведение поведением привязанности, то есть защиты и заботы. Например, он играет себе, а мы тут приходим: «Пора зубы чистить и спать». Или он хочет вон ту интересную штуку с кнопками, а мы не даем.

Или ему совсем не холодно, а мы ему велим надевать колготки, свитер, шапку, куртку, только потому, что холодно где-то там – на улице, куда мы собираемся идти. Это забота или издевательство? В такие моменты ребенок словно выпадает из привязанности, родитель становится для него не источником любви и поддержки, а источником фрустрации.

Понятно, что чем больше предписаний и запретов в жизни семьи, тем чаще возникают подобные ситуации. Архаично живущие племена, которые умиляют исследователей своими почти всегда довольными и спокойными младенцами, имеют очень мало что запрещать или предписывать маленьким детям. Замерзнет – придет греться, проголодается – протянет руку, захочет спать – заснет, если надо что-то сделать, скажем, по части гигиены, мать просто делает это сама. Да и всяческих техногенных опасностей нет, мир хорошо изучен и понятен, вещи просты и их не так легко сломать младенцу, ценностей особых нет. Поэтому и привязанность редко подвергается испытаниям; многих проблем просто не существует, никто не старается предугадывать потребности ребенка, например, превентивно одевать его, чтобы не замерз, следить за его правильным питанием и пичкать полезными, но нелюбимыми продуктами, укладывать спать строго в определенное время, водить на специальные занятия, на осмотр к врачу и т. п.

Наша жизнь иная. Мы часто вынуждены заставлять и запрещать, то есть делать то, что для ребенка, для его подсознательного восприятия привязанности переводит нас из ряда своих в ряд чужих, тех, кто обижает или не хочет помочь. Соответственно, он не слушается, мы сердимся, заставляем еще больше, то есть становимся еще более «чужими», он упирается еще крепче, и вот скандал готов.

Родителям несладко в такие моменты, но для ребенка происходящее вообще кошмарно. Вся его жизнь до этого строилась на том, что родители приходят на зов и удовлетворяют его потребности. Он поверил им. Колесо заботы исправно крутилось. Все говорило о том, что так будет всегда. Да, случаются сбои, но к этому времени он уже знает, почему: иногда они просто не сразу понимают, чего именно он хочет.

Есть такой период в жизни почти любого ребенка, когда он говорит уже много, но очень неразборчиво. И как же он сердится, когда взрослые его не понимают! Повторяет снова и снова, громко, с выражением: ну, догадайтесь уже! Само его рвение говорит о том, что к этому возрасту он хорошо понимает «цену вопроса». Он верит, что как только его поймут, тут же и сделают, что он хочет. Потому и старается. Наконец, речь его становится лучше, но начинают происходить поистине странные вещи.

Вот он ясно и четко, на русском литературном языке сказал маме: «Хочу конфету прямо сейчас!». Это невозможно было не понять. Но вместо того, чтобы немедленно дать конфету, мама начинает вести себя странно. Она говорит: «Сейчас нельзя, только после обеда» И не дает. Что же это делается, люди добрые! Мама поломалась! Мы не так договаривались! Ребенок в сильном смятении, для него мир рушится. Как это так: мама мне не дает того, чего я очень-очень хочу? Как это так: я и мама можем хотеть разного? Мама ведет себя как чужая? Как тут не заорать, не зарыдать, не упасть на пол – ведь катастрофа случилась! И мы получаем вместо милого ребеночка маленького монстрика, который может плеваться, драться, кусаться и кидаться предметами, от которого можно услышать: «Уходи!», «Я тебя не люблю!», «Ты дура!».

При этом мозг ребенка еще незрел, негативные эмоции захватывают его полностью, никаких разумных доводов он в это время не слышит и не воспринимает, он затоплен протестом, гневом и горем. Вместо родителя – Чужой! Просто сюжет из фильма ужасов.

Как же с этим быть?

Просто. Эффективно. Опасно.

Один из способов стар как мир, и широко использовался родителями всех времен и народов, столкнувшимися с непослушанием ребенка. Как включить у него программу привязанности, а с ней – поведение следования? Да просто – создать ситуацию угрозы. Причем угрозы, которая будет посерьезней дискомфорта от чистки зубов или прекращения игры. Представьте себе, что во время вашего с ребенком конфликта вдруг появляется кто-то чужой и страшный. Как бы ваш юный протестант ни скандалил из-за неполученной конфеты, в этот момент он все забудет и бросится к вам.

Поэтому один из распространенных способов – позвать из кустов Бармалея. «Вот сейчас тебя заберет ба-бай (милиционер, волк)». Если ребенок верит и пугается, у него сразу включается поведение следования, а с ним и послушание. Можно пригрозить оставлением: «Вот я сейчас уйду от тебя, раз ты такой, сиди здесь один». Как мы помним, для ребенка остаться одному практически равно смертному приговору. Еще бы он не испугался! Можно сделать то же самое не словами, а действием: закрыть его в комнате, или выйти самому и закрыть дверь. Наконец, можно ребенка ударить. Боль и угроза повторного удара пугают его – он инстинктивно ищет защиты у родителя, а значит, включает следование и выполняет требование. Можно на него громко крикнуть – тоже примерно тот же эффект.


Это действительно работает, иначе такими приемами не пользовались бы на протяжении тысячелетий. Шлепок, крик, запирание в туалете и Баба-Яга работают не потому, что ребенок осознал неправильность своего поведения и сделал выводы. Он ничему не научился в этой ситуации, ничего не понял. Родитель просто сумел грубым воздействием запустить программу следования, подобно тому, как раньше чинили забарахливший ламповый телевизор – шарахнув по нему кулаком.

Есть ситуации, в которых не остается ничего другого, и лучше крикнуть и шлепнуть, чтобы ребенок немедленно послушался, чем дать ему возможность, дальше беззаботно бежать в сторону проезжей части или высовываться из окна. Только не надо питать иллюзии, что в этот момент вы его воспитываете – вы просто прекращаете прямо сейчас неприемлемое поведение грубым, но действенным способом.

Конечно, можно перестараться, испугать слишком сильно – и тогда вместо следования включится более ранняя программа, с которой мы уже знакомы: «оставайся на месте и кричи». Остановить таким способом ребенка, чтобы не бежал – можно, заставить убрать игрушки – нет. Он проваливается в возраст младше года – какая уборка? Тогда родитель пробует ударить или крикнуть сильнее. Ребенок еще глубже проваливается в стресс, становится еще меньше способен выполнить требования, и уж тем более «перестать орать немедленно». Тут недалеко и до беды – именно так происходят несчастья, когда родители серьезно травмируют детей, потому что «он ничего не понимает и назло орет».

Но если не случается самых ужасных последствий, к сожалению, последствия все равно есть. С каждым ударом и окриком происходит девальвация привязанности. Одна из нитей в канате рвется. От образа родителя, как источника защиты и заботы, отваливается небольшой кусочек. У привязанности большой запас прочности, за один раз ничего не случится. И за пять. И за десять. А за сколько случится – никто не знает. Никто не может посчитать, сколько раз именно вашему ребенку хватит таких вот случаев, когда ради сиюминутного послушания вы вышли из роли того, кто защищает и заботится, и стали бить, орать, угрожать, оставлять. Сколько повторений нужно именно ему, чтобы утратить чувство защищенности рядом с вами, доверие к вам, чтобы продолжать сохранять привязанность и естественное послушание. Можно заставить телевизор ударом кулака прямо сейчас заработать лучше. Но починить – нельзя. И каждый удар приближает тот момент, когда от сложного прибора останется бесполезная куча деталей.

Так много взрослых людей на вопрос психолога «Были ли для Вас родители источником поддержки, защиты и заботы?» удивленно поднимают глаза и пожимают плечами: «Нет, конечно. А что, так бывает? Они орали в основном. Били иногда. Хотелось только, чтобы отстали».

Не думаю, что кто-то из нас мечтал о таких отношениях со своими детьми.

Быть тренером

Так как же пережить это непростое время без урона для привязанности?

Прежде всего, важно помнить, что ребенок 2–3 лет ничего не делает назло. Делать назло – крайне сложно, на самом деле. Если мы ставим себе цель кого-то «низводить и укрощать», мы должны как минимум точно знать, как этот кто-то воспримет те или иные наши действия, какие чувства они у него вызовут, и что он будет делать под влиянием этих чувств. Ребенок трех лет на все это не способен, что достаточно дотошно доказано многочисленными исследованиями. У него просто еще не созрели те зоны мозга, которые отвечают за взгляд на ситуацию со стороны другого человека и прогнозирование действий и реакций другого. Эта способность появится у него только годам к 6–7. То есть, как бы ужасно ни вел себя наш трехлетка, он никогда не делает это против нас, он с нами не воюет. Хорошо бы и взрослым об этом помнить и не выходить на тропу войны с малышом.

Что происходит на самом деле? Ребенок стремительно растет и развивается. Он так много всего может сам – каждый день больше, чем вчера. Естественно, от такого невероятного продвижения вперед, начинается головокружение от успехов. Когда ты вдруг столько всего начал уметь, так продвинулся, то кажется, что ты вообще сам-сусам и море тебе по колено. Уверенность в своей возможности справляться, в своем праве хотеть и достигать желаемого растет. А мозг пока по-прежнему некритичен, всей сложности ситуации не видит, всех обстоятельство учесть не может.

Психологи проводили очень остроумный и простой эксперимент: детям разного задавали вопрос: «Ты большой или маленький?».

И вот трехлетки, все как один, отвечают: «Я большой!» А пятилетки: «Я маленький» Потом это повторится в подростковом возрасте, при следующем кризисе сепарации.

В тринадцать лет все уверяют: «Я уже совсем взрослый». А в шестнадцать: «Еще нет».

Трехлетка уже так много умеет, но критичность еще не развита, он уверен, что когда он сидит на скамеечке и крутит крышку от кастрюли, то он практически как папа ведет машину. А если возит внутри этой кастрюли ложкой, но это он как мама варит суп.

В пять лет он уже понимает: нет, это не то же самое. Машина не та, и суп не тот. Как папа и как мама он еще не может.

В тринадцать кажется, что если ты уже знаешь, откуда берутся дети, научился курить и материться и сам решаешь, что надеть и куда пойти, ты уже совсем взрослый. А к шестнадцати начинаешь понимать, что нет. Не готов ты еще сам справляться с жизнью, мир сложный и большой, нужно еще многому научиться.

Так и происходят конфликты: ребенок сильно хочет (или не хочет) чего-то, и уверен, что вполне может сам сделать или решить, а родители видит ситуацию шире, со всеми привходящими, и согласиться с ним не могут. Налицо конфликт. Когда один человек говорит «да», а другой «нет» – это конфликт, столкновение интересов, и посмотреть на кризис негативизма интересно именно через призму конфликта как одного из довольно частых видов взаимодействия между людьми вообще.

Все мы время от времени конфликтуем: с родными, соседями, коллегами, властью и даже с самими собой (внутренний конфликт). Это не хорошо и не плохо, это нормально. Везде, где есть люди и их интересы, возможны ситуации, в которых эти интересы не совпадут. Вот и конфликт. Не всегда конфликт – это крик и драка. Это может быть спор в суде, торг на рынке, это может быть вполне корректная и доброжелательная переписка с коллегой, это может быть обсуждение воскресным утром, куда сегодня пойдем (если есть разные мнения) или торг при покупке.

Люди в конфликтах ведут себя по-разному.

Наверное, каждому встречались те, кто конфликтов очень не любит, даже боится, и никогда не может настоять на своем. Всегда уступают, входят в чье-то положение, даже если им предложенный вариант неудобен, неприятен, да и просто не нравится. Окружающие такую черту характера быстро распознают и начинают на человеке «ездить» – сваливать на него неприятные обязанности, решать за его счет свои проблемы, ставить перед фактом, не спрашивая вообще его мнения. Словом, относятся как к «тряпке». Человек обижается, но терпит. Конфликт, противостояние связанные с ними гнев или даже недовольство другого пугают больше, чем потеря от уступки. Они обижаются внутри себя, но терпят, хотя изредка могут выдавать неожиданные всплески обиды. Хотя чаще просто болеют.


Встречаются и люди противоположного типа, они готовы конфликтовать и спорить всегда: надо или не надо, стоит того или не стоит, в любой ситуации не могут «поступиться принципами» и «качают права».

С ними окружающие предпочитают не связываться, не только не спорить, а и вообще не иметь дела по возможности. Никогда не знаешь, где у такого упертого товарища окажутся «принципы», уступать или договариваться он не любит и не умеет, кому нужна жизнь как на вулкане? Ну, а если он повстречает другого такого же, то может все закончиться как в детском стихотворении: «В нашей речке утром рано утонули два барана». Со здоровьем у упертых обычно тоже не очень – слишком много времени проводят в состоянии мобилизации, отравляя организм стрессом.

Конечно, это крайние полюса – люди, которые всегда уступают и люди, которые всегда упираются. У них однотипная стратегия на все случаи жизни, и ничего хорошего в этом нет. Жизнь сложная, ситуации разные. Есть случаи, когда стоит упереться. Если на кону твои ценности, твое самоуважение, или безопасность других людей, или долг и честь, взрослый человек должен быть способен сказать: «На том стою и не могу иначе» и не прогибаться под давлением. Есть ситуации в жизни, когда очень глупо упираться – либо вообще это бесполезно, либо вопрос того не стоит, и хорошо бы это понимать. Бывают случаи, когда отношения важнее, чем конкретное решение вопроса, и взрослый человек должен быть способен уступить и не злиться потом, не таить обиду. Иногда нужно найти компромисс: не по моему будет и не по вашему, а посередине, здесь вы уступите, а здесь я. Иногда проявить изобретательность и найти решение, выгодное для всех: ты не любишь готовить, но любишь наводить порядок, а я наоборот, давай разделим дела. То есть хорошо, когда у взрослого человека в запасе есть целая колода разных стратегий поведения в конфликте. В конкретной ситуации он как бы раскладывает колоду перед собой и думает: уступать? упираться? торговаться? придумать что-то еще? Он гибок, адаптирован к жизни, его шансы быть успешным в работе и в отношениях высоки.

Если ребенка наказывают за любую попытку протеста, или если, наоборот, родители так боятся его расстроить, что никогда с ним не спорят, он просто не сможет освоить всего разнообразия стратегий. Его реакцией на стресс – а конфликт с родителем это прежде всего стресс – будут уже знакомые нам два варианта: либо избегание мобилизации, отказ от защиты своих интересов – позиция «тряпки», либо застревание в мобилизации, невозможность уступить и смириться – позиция «барана».

Получается, что кризис негативизма это не просто испытание для родительских нервов, данное нам за неизвестно какие грехи. Это время, когда ваш ребенок учится настаивать на своем, конфликтовать. И вы, как опытный тренер, можете помочь ему освоить разные стратегии поведения в конфликте. Вы не боретесь с ним, вы не противник – вы тренер, спарринг-партнер. Невозможно же научиться играть в теннис в одиночку. Вот и конфликтовать тоже – можно научиться только с партнером, который подскажет, поможет, примет удар и даст подачу.

Трехлетка вдруг открывает для себя мир конфликта, он обнаруживает, что родитель хочет не того же, что он. Да, сначала у него шок и протест, а потом, если родитель не прерывает ситуацию искусственно шлепком или криком, он начинает учиться с этим как-то обходиться, осваивать разные стратегии. Ребенок учится жить в мире, в котором его воля ограничена волей других людей, в котором его желания и желания значимых для него людей не всегда совпадают. В этом главная задача этого возраста.

NВ! Важно, чтобы в процессе столкновений с вами ребенок получал разный тип ответных реакций. Чтобы когда-то ему уступали, а когда-то не уступали, чтобы когда-то переводили в игру, а когда-то договаривались, а когда-то еще по-другому, чтобы как в жизни, были разные варианты. Это довольно естественно: есть что-то, чего вы не разрешите никогда, хоть он весь день ори. Например, совать пальцы в розетку. И есть вещи, в которых вполне можно уступить: ну, не хочет он такую кашу, не нравится ему, можно и не давать. И еще много ситуаций, когда может быть по-разному. Вместе собрать игрушки. Поспорить с папой, что ребенок не успеет одеться, пока вы считаете до десяти и с треском проиграть. Понять, что Луну с неба достать никак не выйдет, и поплакать про это.

Ну, и помнить, что этот кризис не будет вечным.

Очень большая собака

Кризис негативизма испытывает на прочность не только терпение родителя, но и саму привязанность. Остается ли поведение взрослого в конфликте поведением сильного, поведением защиты и заботы? Не начинает ли он «бодаться» с малышом на равных, либо пасовать перед угрозой истерики? Или, говоря прямо, может ли взрослый остаться взрослым?

Особенность отношений привязанности в том, что они иерархичны, это отношения между сильным и слабым, между доминирующим и зависимым. Ребенок – Очень Маленькое Существо, он нуждается во взрослом, получает защиту и заботу, а в ответ следует и слушается… Ну, кроме тех случаев, когда не слушается. ?

Во второй половине прошлого века, отойдя от ужасов Мировой войны и открывая для себя радости близких, теплых семейных отношений, на волне свободных 60-х, многие европейские и американские родители прошли через искушение отказаться от иерархии в воспитании детей. Стал популярен либеральный подход, который предлагал относиться к детям как к равным, общаться с ними по-дружески, ничего не запрещать и не приказывать. Дети называли родителей по имени, спорили с ними на равных, сами решали, что им есть, что носить и как проводить время. Это было реакцией на усталость после веков жесткого патернализма в семьях, с беспрекословным подчинением старшим, суровыми наказаниями и описанными Диккенсом «холодными домами», в которых выросли многие – и своим детям того же не хотели.

Увы, довольно скоро выяснилось, что любая палка о двух концах, даже либеральная. Отсутствие иерархии в отношениях с родителями входило в противоречие с программой привязанности, вызывало у ребенка чувство незащищенности, тревоги: если мои взрослые – такие же, как и я, то есть дети, то кто же нас всех защитит от опасностей мира? Психологи стали отмечать рост детских неврозов, «вседозволенность» вовсе не делала детей счастливыми. До России эта волна докатилась позже, примерно к 90-м, и результаты оказались ровно те же. Детям нужны взрослые, сильные и уверенные, а не просто партнеры по играм и развлечениям.


Ответом на суровость и жестокость предшествующей модели родительства должно быть не безответственное «равенство», а властная забота — забота сильного и ответственного, доминирование, которое используется не для того, чтобы подчинять и угнетать, а для того, чтобы помогать и защищать. И кризис негативизма – как раз тот момент, когда способность к властной заботе проходит первую серьезную проверку. Довольно легко не сердиться на беспомощного младенца. А вот этот своевольный, вопящий, брыкающийся? Получится ли не перейти к насилию, но и не спасовать? Здесь очень важны оба компонента: и доминирование, и забота, потому что ребенку в равной мере будет страшно и плохо как с родителем инфантильным, беспомощным, так и с суровым, не чутким к потребностям ребенка. Если мама и папа меня не защищают, а обижают – кто меня защитит? Если мама и папа меня и моих криков боятся – что они станут делать, если придет саблезубый тигр?

Можно уступить с позиции сильного, можно сказать: «Ну, вообще-то я думаю, что этого не стоит делать, но я вижу, что тебе очень хочется пойти в новом платье гулять, поэтому я тебе разрешаю, потому что я тебя люблю» или «Я считаю, что овсяная каша очень полезна, но ты говоришь, что ты ее ненавидишь, поэтому, хорошо, мы не будем ее есть, я не буду заставлять тебя». Это уступка как проявление защиты и заботы, проявление надежной привязанности.

А можно уступить с позиции слабого: «Да отстань уже, да отвяжись, весь мозг мне уже вынес! На и замолчи, это невозможно…». Это не защита и забота, а капитуляция, выталкивание ребенка в доминантную роль, к которой он не готов и которой на самом деле не хочет. Он конфету хочет, а не в начальники.

Отказывать тоже можно из позиции заботы, а можно из позиции насилия. Можно запрещать, но при этом сочувствовать ребенку, сохранять с ним доброжелательный контакт. Можно предложить контейнирование: «Я понимаю, как тебе хочется еще мультик, но нам пора спать. Ты расстроился? Иди ко мне, я тебя пожалею». Можно предложить свою помощь в перемещении доминанты внимания, чтобы завершить удовольствие было легче: «Как ты думаешь, ты сможешь сам нажать на правильную кнопку, чтобы выключить? Какого она цвета, помнишь? А поможешь мне на стол накрыть – скоро папа придет?»

Если родитель не чувствует себя вправе запретить, если он не в доминантной ответственной роли, то он должен для того, чтобы запретить, «раскочегариться», разозлиться: это я не просто так тебе запрещаю, а потому, что ты плохой, ты виноват. «Тебе лишь бы смотреть мультфильмы бесконечно! Ты совсем от рук отбился! Как тебе не стыдно капризничать – такой большой мальчик!» – и все в таком роде. И сразу запрет перестает быть поведением защиты и заботы, он воспринимается ребенком как нападение, вызывает обиду.

Кризис негативизма – действительно сложный момент. Очень многие родительско-детские отношения дают первую трещину именно в это время. Некоторые родители даже так и говорят: «У нас до двух с половиной лет все было хорошо, а потом он стал невозможным, начал меня раздражать». Раздражение – это признак того, что родителя вынесло из взрослой позиции, из позиции защиты и заботы.

Видели ли вы когда-нибудь такую сцену? Лето, двор. Посреди него лежит большая-большая старая собака, на солнышке, греется. И вокруг нее носится щенок. Он бегает, он весь полон сил, ему хочется общаться, он ее то за ухо куснет, то на нее залезет, то гавкнет у нее над ухом, так, что она вздрогнет. И конечно же, он ей мешает, конечно же она предпочла бы, чтобы он этого всего не делал. Но разве можно себе представить, что она раздражается? Она не раздражается, она слишком большая. Она смотрит на это с совершенно другого масштаба: ну, вот он такой, он щенок, что с него взять.

Когда взрослый чувствует себя очень большим, его тоже дети не раздражают. Он расплескал воду в ванной, неаккуратно ест, долго одевается, скачет и вопит – ну, так он же маленький. Можно что-то попытаться с этим сделать, если очень нужно, но сердиться то на что? Взрослый, который раздражается, перестал быть большим. Вот эта расплесканная вода стала больше его, эта размазанная каша, это опоздание в детский сад, этот шум в квартире. Его вынесло из взрослой роли.

NВ! Иногда, если терпения не хватает и раздражение на ребенка или отчаяние при виде его слез, захлестывают, очень полезно спросить себя: «А сколько мне сейчас лет?». И если вы чувствуете, что явно не столько, сколько в паспорте, то самое лучшее в этот момент – отойти немножко в сторону от ребенка и заняться собой. Взять паузу, подышать, умыться, выпить чаю с шоколадкой, сделать несколько энергичных движений.

Спросить себя: мне сейчас плохо – почему? Услышать свой ответ: «Потому что я устала, потому что я представляю, что мне сейчас вытирать это разлитое молоко, потому что вообще-то я сейчас хотела лечь спать, а не вытирать молоко. Сил никаких нет!» И после этого искренне себя пожалеть. Мысленно обнять, взять себя на ручки: «Ах ты моя бедняжка, так устала, а тут еще молоко разлили». Сразу становится полегче.

Наверное, совсем от этого никто не застрахован. Сложно всегда оставаться большой доброй собакой. Жизнь наша совсем не собачья, кроме детей, в мире так много всего, что вполне может оказаться больше нас: болезни, безденежье, конфликты с близкими, просто хроническая усталость – а тут еще и он вопит и требует. Важно, можем ли мы вовремя понять, что вылетели из взрослой роли и поскорее в нее вернуться.

После войны

Мы говорили о том, что ребенок переживает довольно болезненное открытие: я и родители можем хотеть разного, мы отдельные люди. Психологи говорят, что в этот момент происходит разрыв симбиотической связи, представления о себе и родителях как едином целом. Симбиоз не может быть вечным, ведь ребенку предстоит вырасти и отделиться от родителей полностью. Нужно же когда-то начинать. На самом деле в его жизненном багаже уже есть два мощных акта сепарации: роды, отделение от тела матери, и кризис одного года, когда он слез с рук и обрел свободу перемещения. Но тогда он был мал, не осознавал, что происходит, а теперь ему страшно. Он переживает конфликты с родителями как угрозу привязанности, как риск остаться без их любви. Ему страшно, он злится, при этом он не может не спорить, не сепарироваться, этого требует программа развития, но как же ему тяжело!


Если родитель остается заботливым взрослым, пусть даже он в процессе конфликта рассердился, он постарается дать понять ребенку, что ссора ссорой, но с привязанностью все в порядке. Обнимет, вытрет слезы, поможет умыться, собрать разбросанное. Такой опыт выхода из ссоры дает ребенку важнейшее знание: привязанность перекрывает конфликт, она сильнее, ссоре ее не разорвать. Можно хотеть разного, можно поругаться, можно рассердиться друг на друга, наговорить обидных слов – но отношения никуда не делись, любовь мамы ко мне не разрушить, всего лишь сказав ей: «Ты дура!». Это плохо, маме это не понравилось, но меня она по-прежнему любит. И я теперь, когда уже не сержусь, тоже очень ее люблю. Важнейший посыл на всю жизнь, основа всех будущих прочных отношений: можно быть разными, можно сердиться, но все равно любить. Бывает, что рассердишься и сделаешь что-то плохое, но потом можно помириться, попросить прощения.

Но что, если родитель после конфликта превращается в сурового неумолимого, холодного судью, чье прощение нужно долго вымаливать? Или мама становится обиженной маленькой девочкой с надутыми губками, а то и плачет? В некоторых семьях считается очень важным добиться от ребенка извинений после ссоры. «Пока не извинишься – не подходи!» – гордо заявляет родитель и начинает ребенка подчеркнуто игнорировать, в полной уверенности, что учит того признавать свои ошибки.

Однако для ребенка это звучит иначе. Получается, что его вышвырнули из отношений, привязанность поставили под вопрос. Теперь ему нужно ее обратно завоевывать, заслуживать, он больше никогда не сможет быть в ней уверен. Ему сказали по сути: «теперь ты отвечаешь за то, чтобы мы были вместе, ты решаешь, когда наша привязанность вернется и вернется ли вообще, я с себя эту ответственность снимаю». То есть, если говорить прямо, родитель уволился с роли родителя.

В мире ведь так не устроено, чтобы дети заводили себе родителей и строили с ними отношения. Все наоборот – это взрослые заводят детей и отвечают за отношения с ним. Для ребенка все эти «пока не извинишься – не подходи» означают, что родитель заявил: «Все, я больше не родитель. Ты меня теперь нанимаешь. Не я тебя в ребенки взял, а ты меня зовешь на роль родителя. Будет предложение – озвучивай, подходи». Это полностью переворачивает всю конструкцию, и вот тут может начать формироваться искаженная, перевернутая привязанность[4].

Это отношения, в которых ребенок был вытолкнут в доминантную роль и вынужден стать главным. Не от хорошей жизни – просто выхода нет, родитель-то уволился. Дети, конечно, очень этого не любят, долго сопротивляются, но если раз за разом родители всучивают им ответственность за отношения, позволяют себе детскую реакцию обиды, рано или поздно ребенок смиряется: ну, уволился, так уволился, что же делать. Придется самому.

Иметь дело с таким ребенком очень тяжело. Следование не работает – за кем следовать, если взрослый больше не взрослый? Мы ему слово – он нам десять. Мы ему что-то говорим – а он и не собирается слушать. Мы его что-то просим – он плевать хотел. Грубит, требует, а то и угрожает.

Помните маленького барчонка-деспота из фильма про Красную шапочку, за которым ходила целая толпа нянек, а он всех грозил избить плетками? При этом было видно, насколько этот невыносимый ребенок одинок и несчастен, каким незащищенным себя чувствует среди всего этого подобострастного потакания. Попавшая в этот странный дом девочка-подросток оказалась, похоже, самым взрослым человеком, которого малыш (на самом деле малышка) видел в своей жизни. Когда Красная Шапочка не спасовала перед его гневом и пожалела, проявила доминантную заботу, ребенок потянулся к ней всей душой.

Перевернутая привязанность – малоприятное явление, причем не только для взрослых, но и для самого ребенка. Он будет качать права, бунтовать, строить взрослых – и чувствовать себя глубоко несчастным, потому что за доминантную роль заплатит чувством защищенности, заплатит своим детством.

А воспитывать как?

Действительно, как? Нужно же ему объяснить, что драться, плеваться и обзываться – нехорошо, даже если ты очень сердит? Он же решит, что так и нужно, если его только целовать и обнимать?

Вопрос важный, и, чтобы на него ответить, нам нужно разобраться в том, как устроен мозг и где в нем хранится привязанность.

Мозг человека устроен сложно, в нем есть части очень древние, отвечающие за нас как за просто тело, которое дышит, движется, питается – это ствол. Есть верхняя, самая продвинутая и молодая часть – кора с ее извилинами, которая делает из нас собственно человека разумного, способного читать, считать, рассуждать, сопоставлять, изобретать новое. А между ними есть лимбическая система – средний мозг, или внутренний мозг. И вот она отвечает за все, что между миром природы и миром разума. Там живут эмоции и бессознательные реакции, там живут программы, обеспечивающие выживание и продолжение вида. Это прежде всего программа самосохранения – отслеживание угроз и мобилизация в ответ на угрозу, программа продолжения рода: поиск партнера, желание быть с ним, сексуальное поведение, и программа выращивания потомства – та самая программа привязанности, о которой мы ведем речь. Взрослому эта программа предписывает поведение защиты и заботы, чувство ответственности, а ребенку – зависимость, доверие и следование. Программы реализуются бессознательно, в простых жизненных условиях даже люди с очень невысоко развитым интеллектом (с диагнозом умственной отсталости) могут быть хорошими родителями и вырастить детей в защите и заботе – при условии, что сами были выращены так же.

Между разумным, верхним мозгом и лимбической системой есть определенная связь. Когда лимбическая система спокойна, не видит угрозы, верхний мозг работает в штатном режиме. Мы в ясном сознании, думаем о делах, решаем повседневные задачи, или с удовольствием развлекаемся и отдыхаем. Но как только получен сигнал опасности, в кровь выделяются гормоны стресса. Мы все прекрасно знаем по личному опыту, что в ситуации стресса способность размышлять затруднена. Можно думать о поисках выхода из конкретной ситуации, но не более того. Это похоже на объявление военного положения в государстве – в это время парламентские дискуссии, разработка новых законов, проведение экономических реформ неуместны, власть переходит к силовым ведомствам, развитие и строительство нового временно прекращаются, все решения принимаются исходя из одной цели: преодолеть угрозу. Процветание и развитие снимаются с повестки дня – на кону выживание.


Также и ребенок – когда его лимбическая система в тревоге: он испуган, болен, устал – он прекращает деятельность по познанию мира и ищет близости с родителем, чтобы чувствовать себя в безопасности рядом со своим взрослым. Понятно, что конфликт с этим самым взрослым для него – вдвойне стрессовая ситуация, мы помним, что привязанность – витальная потребность, и угроза привязанности переживается так же серьезно, как угроза жизни. А тут такой ужас происходит: мама или папа сердятся на меня, кричат, дают понять, что я не такой, как им надо, как будто я больше не их. И это еще если родитель не начинает драться или прямо угрожать отвержением: «Уходи от меня, ты мне такой не нужен!» – а тоже ведь бывает.

В таком состоянии все силы ребенка мобилизованы на то, чтобы пережить стресс. Ни на какое обучение, освоение новых правил и норм, у него нет сил, кортикальный, обучающийся, мозг передал бразды правления, отошел в сторону. А значит, все ваши умные и правильные слова, все нравоучения ребенку в эти минуты не то что в одно ухо влетят, в другое вылетят, – они даже не влетят, просто не попадут в его голову, останутся пустым звуком. Когда дети злы, испуганы, растеряны, когда они в сильных эмоциях – бесполезно в эти моменты сеять разумное, доброе, вечное с помощью слов. Слова – язык верхнего, кортикального мозга. А он в вынужденном отпуске.

NВ! Если мы хотим, чтобы ребенок нас услышал и понял, нам важно прежде всего успокоить его лимбическую систему. Вывести из стресса, дать понять, что мы по-прежнему его родители, и по-прежнему готовы защищать и заботиться. Обнять, утешить, проговорить его чувства, чтобы он понял, что вы с ним на связи, понимаете и чувствуете его.

Если ситуация только еще начала накаляться, можно ее попробовать разрядить: потормошить, пощекотать, дать много тактильного контакта, можно предложить игру, увлечь каким-то вопросом.

Если скандал уже разгорелся, деваться некуда – надо ждать, пока стресс стихнет и хотя бы не подливать масла в огонь криком, угрозами и невыполнимыми требованиями типа «прекрати орать», «немедленно успокойся», «замолчи сейчас же». (Вы сами-то захотели бы такое услышать, когда рыдаете – от мужа, например?) Просто остаемся рядом, если дается – обнимаем, гладим, что-то говорим. Смысл слов не очень важен, он все равно не очень понимает, важнее интонация, присутствие, прикосновение. Конечно, очень важно ваше собственное состояние, если вас трясет, вы ребенка не успокоите. Поэтому прежде всего вспоминаем про большую собаку, дышим, успокаиваемся сами – иногда этого достаточно, чтобы стресс ребенка пошел на снижение. Такое явление, как бессознательная эмоциональная подстройка ребенка и родителя мало изучено, но оно явно существует: по нашему дыханию, голосу, выражению лица, возможно, запаху дети довольно точно определяют наше эмоциональное состояние и начинают менять свое, чтобы звучать в унисон с родителем. Поведение следования, еще одно проявление.

А все поучения, нравоучения, рассуждения о том, как надо было, обучение новым технологиям общения – исключительно после того, как ребенок уже поплакал, расслабился, утешился, слезы высохли, военное положение отменено, кортикальный мозг вернулся к исполнению своих обязанностей, готов учиться. Вот теперь – самое время: рассказывайте, как не надо было, как можно было иначе, обсуждайте, формулируйте правила поведения и просите их запомнить на будущее. То есть говорите все, что вы хотите, чтобы было действительно ребенком услышано, а не просто вы для себя птичку поставили, что родительскую работу выполнили, повоспитывали. Все это говорится только в спокойном и доверительном состоянии, когда вы можете сесть рядом, обнять ребенка, заглянуть ему в глаза, назвать ласковым именем – вот в этот момент привязанность сделает свое дело, включится следование, и воспитание пойдет успешно.

Хотите, чтобы он умел просить прощения? Просите сами, покажите пример выхода из ссоры и признания ошибок. Если с привязанностью все будет в порядке – у него включится подражание и он тоже научится, сам, без нравоучений.

* * *

Как мы видим, кризис негативизма – такое время, когда ребенок и ваши с ним отношения могут много приобрести, но могут и серьезно пострадать.

Поэтому самое лучшее, что вы можете сделать для своих детей, когда они начнут с вами скандалить – скандалить с ними качественно. Разнообразно по репертуару, из позиции силы и заботы, и обязательно восстанавливая потом отношения, показывая, что наши отношения конфликт не может разрушить.

Зато если вы справились, если смогли убедить ребенка, что ваша с ними привязанность прочна и надежна, то вас ждет награда – следующий прекрасный возраст, когда к вам снова вернется покладистый, милый ребенок.







Данный текст является ознакомительным фрагментом.




Продолжение на ЛитРес








Кризис детского возраста

Кризис детского возраста.

Кризис детского возраста – это естественный процесс, необходимый для дальнейшего развития ребенка, переход на новую ступень его самостоятельности.

Приметы кризиса – прекращение воздействия воспитательных мер.

Вторая примета — увеличение скандалов, ссор, эмоциональных вспышек. Обычно это связано с возрастными кризисами ребенка, которых у него несколько.

Что такое кризисные периоды и как они проявляются.

Кризис начинается и завершается незаметно, границы его размыты и неотчётливы. Ребенок часто выходит из под контроля родителей, воспитателей, учителей. Проявляются аффективные вспышки, капризы, конфликты с близкими, у школьников падает работоспособность, ослабляется интерес к занятиям, снижается успеваемость, возникают переживания, внутренние конфликты.

Количество кризисных периодов.

  • Кризис новорожденности
  • Кризис 1 года – ранее детство
  • Кризис 3 лет – дошкольный
  • Кризис 13 лет – пубертатный
  • Кризис 17 лет

Обойти их невозможно – через это проходят практически все дети.

Основные признаки кризиса.

  • Упрямство – ребенок всегда поступает по-своему.
  • Негативизм – на любую просьбу будет отвечать «нет».
  • Я сам (своеволие) – хочет делать все сам, даже если не умеет.
  • Строптивость – недоволен всем, что ему предлагают.
  • Обесценивание – все что ранее ценил и любил становится для него неважным, становится грубыми, драчливыми, рвут книги, ломают любимые игрушки.
  • Протест – бунт – на все реагирует протестом, бунтует против всего. Воинственно настроен к родителям и часто с ними ссорится.

Советы родителям:

  • Не пытайтесь самоутвердиться – силы не равны.
  • Не давите на ребенка, дайте время отойти от бури эмоций.
  • Будьте спокойны, доброжелательны, тверды, когда уверены в своей правоте.
  • Ведите себя с ребенком, как с равным (спрашивайте разрешение).
  • Запретов должно быть мало, но они должны быть обоснованы.
  • Если у ребенка истерика переждите ее, потом объясните, как правильно себя вести и почему.
  • Проявляйте терпение, если ребенок сопротивляется вашему предложению
  • Если ребенок высказал ошибочное суждение, тактично поправьте его.
  • Подавайте ребенку пример взрослого поведения, будьте терпимы.
  • Необходимо научиться принимать его решение и находить компромиссы.

Не стоит считать, что кризис маленького ребенка, не заслуживает вашего внимания. Именно большого внимания необходимо малышу.

Кризис 3-х лет.

Кризис 3-х лет

К трем годам родители часто обнаруживают, что с малышом не так-то просто справиться. Он вдруг перестает слушаться, а то, что совсем недавно принимал как должное, теперь вызывает у него бурю протеста. Почему же это происходит? И как призвать кроху к порядку?

Кризис трех лет – один из самых известных и изученных кризисов развития маленького человечка, который еще иногда называют возрастом строптивости. Полезно знать признаки, по которым определяют наступление этого кризиса.

Негативизм. В общем смысле негативизм означает стремление противоречить, делать наоборот тому, что ему говорят. Ребенок может быть очень голоден, или очень хотеть послушать сказку, но он откажется только потому, что вы или какой-то другой взрослый ему это предлагает.

Упрямство. Высказав собственную точку зрения или попросив о чем-то, маленький трехлетний упрямец будет гнуть свою линию всеми силами. Так ли он желает исполнения «заявки»? Может быть. Но, скорее всего, уже не очень, или вообще давно расхотел.

Строптивость. Строптивость, в отличие от негативизма, это общий протест против привычного образа жизни, норм воспитания. Ребенок недоволен всем, что ему предлагают.

Своеволие. Маленький своевольный трехлетка принимает только то, что он решил и задумал сам. Это своеобразная тенденция к самостоятельности, но гипертрофированная и неадекватная возможностям ребенка.

Обесценивание. Обесценивается все то, что раньше было интересно, привычно, дорого. Любимые игрушки в этот период становятся плохими, ласковая бабушка – противной, родители – злыми.

Протест-бунт. Лучше всего это состояние можно охарактеризовать словами известного психолога Л.С. Выготского: «Ребенок находится в состоянии войны с окружающими, в постоянном конфликте с ними».

Деспотизм. Еще недавно ласковый, малыш в возрасте трех лет нередко превращается в самого настоящего семейного деспота. Он диктует всем окружающим нормы и правила поведения: чем его кормить, во что одевать, кому можно выходить из комнаты, а кому нельзя, что делать одним членам семьи, а что остальным.

Для кризиса трех лет важнейшим новообразованием является возникновение нового чувства «Я сам». За первые три года своей жизни маленький человек осваивается с окружающим миром, привыкает к нему и обнаруживает себя как самостоятельное психическое существо. В этом возрасте ребенок как бы обобщает весь опыт своего раннего детства, и на основе этого у него складывается отношение к себе, появляются новые характерные черты личности. Меняется отношение ребенка к окружающему миру: теперь малышом движет не только желание узнавать новое, овладевать действиями и навыками поведения. Окружающая действительность становится сферой самореализации маленького исследователя. Ребенок уже пробует свои силы, проверяет возможности, он утверждает себя, и это способствует появлению детского самолюбия – важнейшего стимула к саморазвитию и самосовершенствованию.

Поэтому лучше заранее подготовиться к возможным ссорам: как говорится, «тяжело в ученье, легко в бою».

1) Спокойствие, только спокойствие. Основные проявления кризиса, тревожащие родителей, обычно состоят в так называемых «аффективных вспышках» – истериках, слезах, капризах. Рекомендовано в таких ситуациях ничего не предпринимать и не решать до тех пор, пока малыш полностью не успокоится.

2) Методом проб и ошибок. Три года – это развитие самостоятельности, первое понимание того, «что я собой представляю и значу в этом мире». Дайте возможность своему малышу делать ошибки сейчас, на ваших глазах. Это поможет ему в будущем избежать множества серьезных проблем. Но для этого вы сами должны увидеть в вашем малыше, вчерашнем младенце, самостоятельного человека, который имеет право идти своим путем и быть понятым.

3) Свобода выбора. Право на собственное решение – один из основных признаков того, насколько свободными мы чувствуем себя в той или иной ситуации. Такое же восприятие действительности и у трехлетнего малыша. Большинство негативных проявлений кризиса трех лет – это результат того, что малыш не чувствует свободы в собственных решениях, действиях, поступках. Конечно, отпускать трехлетнего карапуза в «свободный полет» было бы безумием, но возможность самому принимать решения вы просто обязаны ему предоставить: вы сбережете нервы, а ребенок получит удовольствие и уверенность в том, что с его мнением считаются.

4) Что наша жизнь? Игра! Возросшая самостоятельность – одна из особенностей кризиса трех лет. Научиться соотносить «могу» и «хочу» – это задача его развития на ближайшее время. И экспериментировать с этим он будет постоянно и в самых разных обстоятельствах. А родители своим участием в таких экспериментах могут реально помочь ребенку быстрее преодолеть кризис, сделать его менее болезненным и для самого малыша, и для всех окружающих. Это можно делать в игре.

У нас два сына, старшему три года, а младшему полтора. Последние три месяца у старшего малыша часто происходят истерики, визжит, дерет горло, ничего добиться невозможно, пока не успокоится. Мне кажется, что таким способом он пытается добиться чего-то своего, т.е. «манипулировать родителями». В такие моменты я все готова сделать, только бы он замолчал, т.к. младший очень этого пугается и начинает рыдать. Понимаю, что это неправильно, но что с этим делать – не знаю. Смеется громче всех и плачет соответственно. Я с ними дома весь день, читаем много, рисуем, мальчик любит учить стихи. «Слезные истерики» начались после того, как он сломал ногу и шесть недель провел в гипсе, может, эти события не взаимосвязаны, но, возможно, и есть какая-то связь. А также (наряду со всем вышесказанным) начались запоры. Кушает хорошо, много овощей, фруктов, достаточно пьет. Младший сын тоже начал покрикивать, бьется головой об пол, злится. Мы живем за границей, и местные доктора говорят, что все хорошо, все пройдет. Ну что хорошего? Понимаю, что в этом моя вина, но очень необходим совет таким «бестолковым родителям».

В три года дети переживают так называемый кризис трех лет. Ребенок осознает себя как отдельную личность, со своими желаниями, появляется громкое «Я сам». И не всегда возможности ребенка позволяют это я сам осуществить. Упрямство, истерики сопровождают этот кризис. Ревность к младшему может усугублять эти проявления. В этой ситуации важно сохранять хорошие отношения с ребенком, но и ставить разумные границы. Часто имеет смысл уступать ребенку во всем, в чем вы можете (что есть, одевать, как и во что играть, куда идти гулять и т.д.). Важно спокойно стоять на своем в тех вопросах, которые для вас принципиальны. То, что дети бывают недовольны родителями, – не страшно, и родителям важно уметь переживать их злость, раздражение, недовольство. До истерик лучше не доводить. Последите, когда они возникают. Часто возбудимые, впечатлительные дети устраивают истерики, когда они устали, перевозбудились. Таким детям нужен четкий режим дня, четкие правила в течение дня. А «лишняя» свобода их дезорганизует, и они с ней не справляются. Поощряйте самостоятельность старшего. Это может быть непросто при маленькой разнице с младшим. Может быть, имеет смысл не сидеть со старшим весь день дома, а начать водить его на какие-нибудь игровые занятия, где есть другие дети и другие взрослые. И старайтесь сохранять спокойствие. Работайте над этим. Ваше спокойствие и уверенное поведение помогут вам оставаться главной и сильной. А в маме это важно, иначе как на нее опереться?

Подробнее см. в книге
Байрон Т., Бэвейсток С. Маленькие ангелы
[Текст]. – СПб.: «Питер», 1-е изд., 2009. – 176 с.

Семья полная, один ребенок в семье – мальчик, возраст три года. Стаж семейной жизни девять лет. Правда, муж уходил к любовнице, приезжая на выходные. Когда уезжал, сын, естественно, расстраивался, но потом муж вернулся, просил прощения, сейчас живем вместе. Ходим в сад с осени, очень тяжело привыкал, каждое утро уже непосредственно в саду плачет минуту – две, потом вроде нормально. В последнее время воспитатели говорят, стал чаще капризничать… Дома тоже без причины может истерику закатить. Я работаю, муж тоже работает. Что делать, как себя вести?

Скорее всего, это кризис трех лет, один из самых ярких по поведенческим и эмоциональным проявлениям. В психологии его часто именуют как кризис «Я сам», что подчеркивает основное – повышение самостоятельности ребенка за счет его растущих физических и психологических особенностей. Чаще всего проявления кризиса следующие: непослушание, нежелание выполнять указания взрослых, стремление противоречить им; стремление всегда отстаивать свое требование; бунт против норм и правил, которые были установлены раньше; своеволие.

    Такие особенности поведения возникают как бы внезапно. Как правило, ранее в поведении ребенка родители такого не замечают или это не так выражено. Границы начала кризиса довольно расплывчаты и могут варьировать от двух до трех с половиной лет. К растущей самостоятельности ребенка не всегда готовы родители. Основные проблемы, конфликты с ребенком возникают у родителей, которые слишком опекают ребенка или, наоборот, являются авторитарными родителями. И в том и другом случае самостоятельность ребенка подавляется. А это и есть основная причина конфликтов. Чтобы их избежать, стоит поменять свое поведение в сторону предоставления ребенку большей самостоятельности. Если родители в этот период начинают предоставлять ребенку больше свободы и самостоятельности (конечно, в определенных границах возможностей ребенка), принимают и понимают его «взрослость», то симптомы кризиса преодолеваются. Попробуйте создавать ситуации, в которых ребенок мог бы проявить свою самостоятельность. Например: разрешайте ему самому выбирать одежду, в которой он пойдет гулять, самому одеваться, заправлять свою кровать, помогать накрывать на стол. Хвалите ребенка за его старания всегда! Если вы, прочитав эту информацию, понимаете, что ребенок действительно переживает кризис, я рекомендую вам обратиться к ресурсам Интернета, любым сайтам для родителей, где довольно много информации о данном периоде жизни ребенка. Кроме кризиса, такое поведение ребенка может быть связано с чем-то другим. Вы пишете, что капризы возникают без причины. На самом деле, это не так. Постарайтесь проанализировать ситуации капризов. Уточните у воспитателей, в каких ситуациях ребенок беспокоится. Понаблюдайте за малышом дома, попробуйте понять, что провоцирует слезы. Возможно, в жизни ребенка совсем недавно был период каких-либо изменений (болезнь, переезд и т.п.). Когда в жизни малышей что-то меняется, им необходимо время для адаптации к новым обстоятельствам. В такие адаптационные периоды возможна повышенная капризность, тревожность, утомляемость.
    Если вы посчитаете, что изменения в поведении связаны с чем-то подобным, следует на время снизить любые нагрузки на малыша (физические и эмоциональные). Больше отдыхайте, гуляйте, радуйтесь, занимайтесь рисованием и лепкой вместе с ребенком, любой деятельностью, которая приносит удовольствие вашему малышу и вам. Возможно, ваши отношения с мужем до сих пор не налажены окончательно. Дети хорошо чувствуют дисбаланс в отношениях родителей, это их настораживает и тревожит. Капризы могут быть следствием беспокойства ребенка в связи с этим. В этом случае я рекомендую вам обратиться за помощью психолога очно. Специалист поможет вам разобраться со своей личной ситуацией и наладить взаимоотношения с ребенком, снизить его тревожность. В любом случае, когда ребенок капризничает, не раздражайтесь и не злитесь на него. Если он вам позволит, обнимите сына, посидите с ним вместе, поцелуйте его, скажите, что вы понимаете – он чем-то расстроен, и вы готовы его понять и пожалеть!

Подробнее см. в книге
Смирнова Е.О., Галигузова Л.Н. Искусство общения с ребенком
от года до шести лет: Советы психолога. Развитие и воспитание
[Текст]. – М.: АРКТИ, 2004. – 160 с.

Моей дочери без месяца три года. Я осознаю, что «безобразное» поведение – кризис трех лет. Слышит, что ей говорят, упирается, чтобы ей подали то и прямо сейчас; настаивает на своем до смешного и опасного. Раньше все обходилось простым разъяснением, почему можно и почему нельзя, доводами и реальными примерами. Например: чайник нельзя, опасно, он горячий, потрогай – уф, горячо, кипяток! Теперь какой-то клин: она начинает просто без остановки что-то тараторить, кричать, а если беру на руки успокоить – изворачивается, бьет меня. Вообще агрессивна и к др. членам семьи, постоянно агрессирует на бабушку, что бы она ни сказала и ни сделала. В конце каждый конфликт заканчивается слезами… и она просит ее пожалеть, ей плохо. И так по несколько раз в день! Голова кругом! Метод говорить ей наоборот – не действует (то есть, вместо не прыгай на кровати – говорить прыгай). Подскажите, как с кризисом бороться!

Вы правы – ваша дочь действительно переживает кризис трех лет, а вместе с ней и вы. Считаю, что с кризисом бороться не нужно – это абсолютно бесполезно. Вы понимаете, что поведение дочери – проявления кризиса. Однако, возможно, вы не совсем понимаете суть происходящих изменений – суть кризиса, который в психологии называется кризис «Я сам». Поэтому начнем с этого. В возрасте около трех лет развитие ребенка достигает того уровня, когда он со многим может справляться самостоятельно, без помощи взрослых, при этом сами взрослые еще не готовы принять это, они привыкли к постоянному уходу, заботе, опеке, направлению своих детей в нужное русло (с точки зрения взрослых). В итоге возникает противоречие – между тем, что ребенок уже может сам, и тем, что родители это еще не поняли и не перестраивают свое отношение к ребенку, не приводят это отношение в соответствие с его, ребенка, возможностями.

    Поэтому причины негативного отношения ребенка к вашим просьбам, разъяснениям (которые ранее срабатывали) и т.п. могут быть связаны с вашей неготовностью к тому, что ребенок становится самостоятельным. А если до этого вы были очень опекающей мамой, то вам труднее принять самостоятельность ребенка вдвойне. Перестройка поведения взрослого включает две основные вещи: грамотное поощрение инициативы и самостоятельности ребенка. Если поведение родителей, их отношение к ребенку не меняется, возникает все то, что вас так беспокоит: негативные реакции практически на любое требование или просьбу взрослого, упрямство, своеволие, которое может проявляться в том, что ребенок хочет делать то, что решает сам, при этом его возможности могут не соответствовать его желаниям. Возникает такая цепная реакция (которую вы сами описываете): ваше требование, просьба – негативная реакция ребенка – ребенок делает, то, что хочет сам – ваша негативная реакция – конфликт. Самое интересное, что эту цепную реакцию можно не запускать. Ваша (а также всех ближайших родственников) основная задача – создать условия для реализации самостоятельности ребенка.

    Ниже предлагаю некоторые советы по созданию этих самых условий. Первое: обязательно повысьте свой уровень психологической грамотности по вопросу развития ребенка (это могут быть популярные книги по психологии, журналы для родителей (в том числе сайты журналов, где в поисковике можно найти необходимые статьи). Второе: поработайте над своими установками по отношению к самостоятельности ребенка (и, если необходимо, над теми же установками ваших родственников), попытайтесь понять, что упорно стоять на пути развития самостоятельности – нарушать развитие малыша! Постоянная опека, советы и помощь – враги самостоятельности, а самостоятельность и инициатива – качества, которые очень пригодятся вашей дочери в будущем! Третье: хвалите вашу дочь за достижения, особенно связанные с самостоятельностью. Четвертое: предоставляйте ребенку больше возможностей для выражения самостоятельности (до этого необходимо позаботиться о его безопасности: розетки спрятаны, углы защищены и т.п.). Например: позволяйте дочери быть одной; выбирать ей самой одежду на день и одеваться. Разрешайте помогать вам по дому (раскладывать салфетки на столе перед ужином, вытирать стол на кухне, поливать цветы, подметать пол, постирать что-то маленькое и т.п.), на прогулке позволяете дочери самой решать, где ей играть: в песочнице, на горке и во что. Если ваши просьбы помочь по дому воспринимаются с негативом, то первоначально все можно превратить в игру, а затем, когда дочь поймет, что это делает она сама и ее за это еще и хвалят – она станет это делать с удовольствием. Пятое касается проявлений агрессии, о которых вы упоминаете: сразу же пресекайте агрессивные тенденции в поведении ребенка. Говорите: «Я огорчена твоим поведением. Так нельзя. Ты поступаешь плохо. Мне это не нравится». Предоставление ребенку большей свободы также благоприятно повлияет на снижение/ликвидацию агрессивного поведения. Шестое: помните о себе, своей собственной жизни, не растворяйтесь в ребенке! Все рекомендации являются лишь ориентиром. Фантазируйте, будьте последовательны и терпеливы – и у вас все получится!

Подробнее см. в книге
Смирнова Е.О. Ползунки и ходунки. Три первых года жизни малышей
[Текст]. – М.: Ломоносов, 2009. – 272 с.

Как избежать негативных мыслей во время кризиса

Джош Линкнер
| Обозреватель Detroit Free Press Business

Застряв в изоляции от COVID-19, легко погрузиться в пучину негативных мыслей.

Многие из нас сталкиваются с серьезными проблемами реального мира, такими как потеря работы, кризисы со здоровьем и защита наших детей.

Реальность ситуации достаточно сложна, но когда мы позволяем широко распространенному страху и негативу проникнуть в картину, эмоциональные потери могут быть разрушительными.

Психиатр и писатель доктор Дэниел Г. Амен описывает это естественное гравитационное притяжение как «муравьиные мысли» или «автоматические негативные мысли». Первоначально наш мозг развивался, чтобы постоянно беспокоиться, чтобы мы могли выжить, как приматы. Но предрасположенность к страху и беспокойству может мешать нам жить лучшей жизнью.

Доктор Амен описывает несколько «разновидностей» МУРАВЬЕВ, в том числе:

«Всегда» мышление. Тяготение к таким словам, как: «всегда, никогда, никто, все, каждый раз, все».»

Винить. Быстро обвинять других или внешние обстоятельства в своих собственных проблемах.

Сосредоточиться на негативе. Видеть только плохое в ситуации.

Гадание. Предсказание наихудшего из возможных исходов ситуации.

Чтение мыслей . Предполагая, что вы знаете, о чем думает другой человек, что, конечно, является наихудшим из возможных.

Маркировка. Прикрепление отрицательного ярлыка к себе или кому-то еще.

Подробнее: Как человеческое творчество становится лекарством от COVID-19

Подробнее: Могут ли карантины быть продуктивными? Да, если вы сделаете эти 6 вещей

Так как же нам искоренить заражение ANT?Аминь предлагает трехэтапный подход:

ШАГ 1: Распознайте это.

Осознание наших негативных мыслей и затем осознание того, к какому «виду» они относятся, — это первый шаг к победе над этими вредными паразитами. Осветите свои негативные мысли ярким фонариком и проверьте, является ли ваше убеждение фактом или вымыслом.

ШАГ 2: Противостоять этому.

Вместо того, чтобы принимать негативное убеждение как трюизм, выставьте эту мысль самозванцем. Точно так же, как хулиган, который хотел получить деньги на обед в шестом классе, негативное мышление быстро отступит, когда вы встанете и столкнетесь с ним.

ШАГ 3: Переверните.

Если бы вам было поручено заменить злокачественную мысль чем-то более продуктивным, чем вы могли бы заменить ее? Может быть: «Пребывание дома в течение месяца — полная катастрофа» превратиться в «Это возможность сделать то, на что у меня никогда не было времени». Можете ли вы представить себе способ сделать этот период благословением вместо проклятия?

Сейчас достаточно актуальных проблем в связи с пандемией коронавируса. Давайте не будем добавлять к этому смесь, также позволяя ANTS вторгаться.Сейчас, более чем когда-либо, давайте по возможности искать положительные стороны и ограничить любое негативное мышление в отношении множества реальных проблем, с которыми мы сталкиваемся.

Надеюсь, вы используете это время размышлений, чтобы стать еще сильнее. Оставайтесь в безопасности и выселите муравьев.

Джош Линкнер — технический предприниматель, автор бестселлеров New York Times и основной докладчик. Для получения информации посетите joshlinkner.com.

Преодоление кризиса негативизма — одеть вашего малыша без драмы

Эта оригинальная статья была впервые опубликована здесь: Преодоление кризиса негативизма — одевание вашего малыша без драмы
Дети так быстро растут — вы это уже заметили.Кажется, вы недавно были рады наблюдать за первыми шагами своего малыша, а теперь ваш малыш отказывается буквально от всего, что вы предлагаете делать. Если вы уже столкнулись с трудностями кризиса негативизма, возможно, вы испытывали трудности с одеванием своего […]
Пожалуйста, посетите: Men Style Fashion, чтобы увидеть больше подобных статей.

Эта оригинальная статья впервые была опубликована здесь: Преодоление кризиса негативизма — одевание вашего малыша без драмы

Дети так быстро растут — вы это уже заметили.Кажется, вы недавно были рады наблюдать за первыми шагами своего малыша, а теперь ваш малыш отказывается буквально от всего, что вы предлагаете делать. Если вы уже столкнулись с трудностями кризиса негативизма, возможно, вы испытывали трудности с одеванием малыша.

Этот период — необходимый этап становления личности вашего ребенка. Короче говоря, ваш ребенок проверяет, где находятся границы, настаивая на своем собственном мнении, которое всегда противоположно вашему.Вы приобрели для своей дочери симпатичную одежду для маленьких девочек, а она отказывается надевать ее без драмы. Не давите на своего малыша — лучше попробовать следующие советы, которые помогут вам легче справиться с этим периодом.

Придумайте игру для одевания

«Кто первым побежит к двери? Кто первым оденется и приготовится к прогулке? » Игра, которую вы можете выбрать, зависит от предпочтений вашего ребенка и любимых занятий. Будьте изобретательны, и вы найдете эффективный подход.Конечно, это не волшебная таблетка. Однако новая игра заинтересует малыша как минимум несколько дней.

Отвлечь ребенка чем-нибудь

Не относитесь к процессу одевания как к серьезному делу. Найдите занятие, которое увлечет вашего ребенка и быстро оденет вашего упрямого малыша. Для этого можно купить пару новых книг или просто постоять с ребенком у окна и посчитать птиц на улице (конечно, если это безопасно).

Предоставьте вашему малышу выбор

Один из наиболее важных аспектов кризиса негативизма — это желание вашего ребенка быть независимым.Таким образом, предоставьте вашему малышу такую ​​возможность. Предварительно выберите несколько нарядов, подходящих к погоде, и позвольте вашему малышу принять окончательное решение. Кроме того, вы также узнаете любимый цвет, стиль и принт. Это облегчит процесс выбора одежды в будущем.

Привлекайте ребенка к выбору нарядов

Благодаря покупкам в Интернете вам не нужно бегать за малышом в торговом центре и просить его вести себя хорошо. Найдите момент, когда ваш ребенок спокоен и в хорошем настроении, и спросите, какой из нарядов выглядит лучше.Конечно, вам также нужно будет предварительно выбрать параметры, из которых можно выбирать.

Кризис временный

Кажется, период негативизма невыносим, ​​и ты не справишься с этим. Однако, хотите верьте, хотите нет, это скоро закончится. Самое главное для родителей — не увлекаться. Сохраняйте спокойствие и уверенность, и ваш малыш это почувствует. Только так вы покажете своему малышу, что вы — надежная стена, за которой ваш малыш всегда может спрятаться.

Пожалуйста, посетите: Men Style Fashion, чтобы увидеть больше подобных статей.

Как добиться успеха, когда все кажется ужасным

Куда бы мы ни повернулись, нас окружает негатив. Новости, которые мы читаем, социальные сети, которые мы просматриваем, и разговоры, которые мы ведем и подслушиваем. Мы снимаем стресс, исходящий от нашей семьи, друзей и коллег. И это сказывается.

The Mighty, платформа сообщества (основанная Майком), которая предоставляет информацию о здоровье и объединяет людей по конкретным вопросам здоровья, с марта опросила более 70000 читателей и членов сообщества на предмет их осведомленности, восприятия и опыта в связи с кризисом коронавируса.В сентябре респонденты сообщили, что их тремя основными эмоциями были разочарование, беспокойство и гнев. Число респондентов, выбирающих гнев как одну из своих главных эмоций, более чем удвоилось с марта — с 20%, затем до 45% в сентябре.

Негатив может иметь токсические эффекты. На самом деле, исследования Кристин снова и снова показывают, что мы теряем равновесие, когда сталкиваемся с негативом или грубостью. Наблюдение за грубостью влияет на нашу рабочую память и снижает нашу производительность. Простое воздействие грубых слов снижает нашу способность обрабатывать и вспоминать информацию.Мы склонны отключаться, перестать общаться и перестать помогать другим. Дисфункциональные и агрессивные мысли (а иногда и действия) стремительно увеличиваются.

К счастью, исследование Кристины также показывает, что существует эффективный способ противодействовать этим эффектам. Это называется процветанием — психологическим состоянием, в котором люди испытывают чувство жизненной силы и познания. Преуспевающие люди растут, развиваются и наполняются энергией, а не чувствуют себя застоявшимися или истощенными.

В исследованиях, проведенных в различных отраслях промышленности, Кристин обнаружила, что люди, находящиеся в состоянии благополучия, более здоровы, устойчивы и более способны сосредоточиться на своей работе.Когда люди чувствуют даже намек на благополучие, это обычно защищает их от отвлекающих факторов, стресса и негатива. В исследовании шести организаций в шести различных отраслях, сотрудники, охарактеризованные как высокоразвитые, продемонстрировали в 1,2 раза меньшее выгорание по сравнению с их коллегами. Они также были на 52% увереннее в себе и в своей способности контролировать ситуацию. У них было гораздо меньше шансов, что негатив отвлечет их или приведет к неуверенности в себе.

Так как же вам улучшить свое благополучие, особенно когда кажется, что вы тонете в негативе? Наше исследование указывает на некоторые тактики.

Избегайте негатива . Обратите внимание на то, что вы поглощаете: какую информацию вы выбрали для чтения, средства массовой информации, которые вы потребляете, музыку, которую вы слушаете, людей, с которыми вы хотите проводить время, и люди, на которых вы равняетесь. Через эти источники в наши поры проникает негатив. Так что сделайте простой выбор от негатива к позитиву.

Следите за тем, что вы говорите вслух. Негативные выражения особенно коварны и действенны. Внимательно относитесь к тому, о чем вы думаете и говорите.Да, окружающие влияют на вас и ваше настроение, но мы контролируем свои мысли и чувства больше, чем кто-либо другой. И то, что мы говорим вслух, тоже имеет большое значение. По словам Тревора Моавада, тренера по психологической подготовке, который работает в основном с элитными спортсменами, для нашего чувства благополучия в десять раз больше вреда, если мы вербализуем мысль, чем если бы мы просто думали об этом.

Итак, дважды подумайте о том, как вы формулируете и говорите о ситуации. Вместо того, чтобы говорить: «Это худшее, что я когда-либо видел» или «Это катастрофа» (или «разрушительно» или «ужасно»), настройте свой язык так, чтобы он был более нейтральным.Вы можете сказать: «Ситуация сложная», что признает возможность для роста или обучения. Вы можете — и должны — признать правду, сводя к минимуму ее силу, чтобы утащить вас.

Примите нейтральный образ мышления. Негативные мысли и переживания сбивают нас с пути. У нас больше шансов справиться с простыми задачами. Длительное повторяющееся негативное мышление связано со снижением когнитивных функций и болезнью Альцгеймера. Это также вредит другим, потому что тогда они подвергаются нашему негативу.Конечно, слишком легко зацикливаться на токсичных людях или ситуациях. Мы можем искать виноватых, размышлять или переоценивать ситуацию. Гораздо лучше выработать проактивный образ мышления, сосредоточившись на том, что мы можем контролировать и что нам следует делать дальше.

Моавад предлагает использовать нейтральное мышление — непредвзятый, инертный способ оценки проблем и анализа кризисов. Это включает в себя пребывание в моменте, реакцию на каждый момент, когда он разворачивается, и сосредоточение внимания на том, как вы можете повлиять на свое следующее действие.Не поддавайтесь анализу прошлых неудач и не увлекайтесь будущими страхами или мыслями. Играйте по одной пьесе за раз.

Практика благодарности последовательно . О пользе благодарности можно много сказать. Благодарность снижает стресс, делает нас счастливее и помогает достичь наших целей. Постоянное чувство благодарности увеличивает получаемую нами социальную поддержку, что еще больше снижает стресс и его негативные последствия. Это особенно эффективно, когда практикуется вместе с нейтральным мышлением.Квотербек Сиэтла Сихока и победитель Суперкубка Рассел Уилсон рассказал о том, как он использовал эту комбинацию, чтобы справиться со смертью своего отца, мучительной потерей Суперкубка, влиянием Ковида на его жизнь и профессию и другими проблемами. Уилсон говорит, что с «отношением благодарности» вы можете быть благодарны за вызов и справиться с ним.

Его совет побудил нашу семью задуматься о некоторых положительных моментах, которые принесла пандемия. Например, как и многие другие семьи, мы начали еженедельную встречу Zoom, объединяющую членов семьи, разбросанных по всему миру, с которыми ранее не было регулярных контактов.

Будьте осторожны, управляя своей энергией. Вы также можете повысить свою сопротивляемость перед лицом негатива и способствовать процветанию, занимаясь физическими упражнениями, хорошо питаясь и высыпаясь — все, что мы знаем, что должны делать, но часто не делаем, когда нас засыпают негативом. Когда мы тренируемся, наши мышцы накачивают «молекулы надежды» в наши телесные системы, которые полезны для нашего психического и физического здоровья. Вы можете усилить эти эффекты, тренируясь на улице, с другими людьми или под музыку.

Здоровое питание также помогает избежать негатива. Насколько хорошо вы реагируете на разочарование, когда голодны? Нам не хватает самоконтроля, чтобы терпеливо реагировать. Сон тоже важен. Его недостаток ухудшает саморегуляцию и самоконтроль, что может привести к еще большему негативу. Исследования связывают плохой сон с разочарованием, нетерпением, враждебностью, тревогой, низким уровнем веселости, низким уровнем доверия, отклонениями на рабочем месте и неэтичным поведением. Недостаток сна также вредит отношениям между лидерами и их последователями и снижает объем помощи, оказываемой людьми другим.

Стремитесь к позитивным отношениям — на работе и вне ее. Исследование Кристины показало, что обесточивающие отношения, в которых один человек обладает устойчивым, повторяющимся набором негативных суждений, чувств и намерений по отношению к другому человеку, в четыре-семь раз сильнее влияют на чувство благополучия сотрудника, чем заряжающие энергией позитивные отношения. . Чтобы компенсировать эти эффекты, окружите себя и проводите больше времени с антидепрессантами — людьми в вашей жизни, которые заставляют вас улыбаться, смеяться и поднимать вам настроение.

Возможно, вы не сможете остановить поток негатива в своей жизни, особенно прямо сейчас, но вы можете противостоять его токсическим эффектам, сделав разумный выбор в отношении того, кем и чем вы себя окружаете, менталитета, который вы адаптируете, и информации, которую вы потребляете. . Благодаря этому выбору будет лучше не только вам, но и окружающим.

Примечание редактора (30.10): эта часть была обновлена, чтобы восстановить абзац, который был случайно пропущен при первоначальной публикации.

Ховард отмечает разрушение меморандума: «Пределы негативизма»

Ховард Маркс — всемирно известный инвестор, писатель и миллиардер. В настоящее время он является сопредседателем Oaktree Capital, соучредителем которой он является. Маркс особенно известен своими записками . Сам Уоррен Баффет сказал, что эти записки — «первое, что я открываю и читаю», когда они приходят по почте.

Некоторым из крупнейших инвесторов мира нравятся меморандумы Говарда Маркса.Этот пост посвящен меморандуму Пределы негативизма от 2008 года. В оставшейся части этой статьи я постараюсь разбить то, что написал Марк, таким образом, чтобы он был простым и легким для понимания. . Нам также очень повезло с Говардом в нашем подкасте «Упрощенное финансирование»: EP 2 — Упрощение рисков и рыночных циклов с помощью Говарда Маркс из Oaktree Capital.

Пределы негативизма

Эта записка была написана в октябре 2008 года, примерно через месяц после банкротства Lehman Brothers.Он начинается с того, что Маркс подробно описывает панику на рынках, которую он наблюдал в течение последних нескольких недель. Маркс говорит, что паника была величайшей из тех, что он когда-либо видел.

Самовоспроизводящийся пессимизм

Первая важная деталь заключается в том, что во время этой паники большинство крупных падений цен на активы было связано не с , а с истинной «слабостью обесценивающихся активов или компаний, стоящих за ними», а с сохраняющимся пессимистическим настроем, что нет. потенциальный результат был слишком негативным, и любой оптимизм не принимался во внимание.Хотя на финансовых рынках нет ничего невозможного, особенно во время финансового кризиса, при прогнозировании будущего следует учитывать два фактора: то, что может произойти, и вероятность того, что оно произойдет.

Из-за пессимистического настроя, царившего во время кризиса, люди думали, что может случиться много плохого. Но то, что что-то могло случиться, не означает, что это произойдет. Когда пессимизм возобладал, как это было во время кризиса, инвесторы этого не поняли. Для инвесторов, особенно во время кризиса, невозможно точно знать, что их ждет в будущем.Однако можно решить, какой результат будет более прибыльным, а какой — неправильным.

В 2008 году у Маркса был 40-летний опыт работы с циклами эмоций инвесторов. Следование за большинством инвесторов в каждый момент этих циклов, то есть следование за стадом, даст вам только среднюю производительность и большие убытки в крайних случаях. Важное различие, которое подчеркивает Марк, — это преобладающее отношение к делу в 2008 и 2005-2007 годах. В 2005-2007 годах инвесторы были настроены оптимистично и, как пояснялось в предыдущем меморандуме, пошли на большой риск.Не было слишком оптимистичного сценария. По сравнению с 2008 годом отношение было прямо противоположным: не было слишком негативного сценария. Оптимистический настрой в 2005–2007 годах не побудил скептиков, считавших, что общепринятое мнение ошибочно, излагать свою позицию. Если бы их поощряли, то, возможно, кризис не был бы столь разрушительным.

Важность скептицизма

Важность скептицизма связана с книгой Черный лебедь , основной идеей которой является то, что крайне маловероятные и непредсказуемые события все еще могут происходить.Событие, вероятность возникновения которого, по мнению всех, составляет 0%, на самом деле может произойти. Это связано с тем, насколько серьезен скептицизм, который, по словам Маркс, является одним из «самых важных требований для успешного инвестирования» и который он определяет как «неверие в то, что вам говорят, или то, что« все »считают правдой».

Если инвестор не настроен скептически, он подчинится толпе инвесторов. Это то же стадо, которое покупает по высокой цене, продает по низкой цене, сильно теряет и теряет, когда рынки восстанавливаются.

Быть скептиком — значит смотреть на внутреннюю работу компании, чтобы увидеть, действительно ли она работает так, как говорят люди. Скептически настроенный инвестор будет отделять «вещи, которые звучат хорошо и которые звучат хорошо, от вещей, которые звучат хорошо, но не являются».

Другими словами, скептически настроенный инвестор сможет правильно оценить утверждение о том, что что-то хорошее. Таким образом, они могут найти возможности по-настоящему приумножить свои деньги.

Скептицизм оказался неэффективным в эйфории докризисных лет.Эта эйфория требовала пессимизма, но этот пессимизм был немедленно отброшен. Но это не означает, что скептицизм — это то же самое, что пессимизм, как подчеркивает Маркс. В условиях крайнего оптимизма, который побуждал инвесторов использовать все больше и больше заемных средств в годы, предшествовавшие кризису, скептицизм привел бы к пессимизму. После кризиса, с крайним пессимизмом и негативом, который поощряет нисходящую спираль цен на активы, скептицизм привнесет оптимизм. Итак, как просто резюмирует Маркс, «скептицизм и пессимизм не синонимы.Скептицизм требует пессимизма, когда оптимизм чрезмерен. Но это также требует оптимизма, когда пессимизм чрезмерен ».

Противоречие

Скептицизм связан с противоречием или поступком, противоположным тому, что делают другие. Маркс — один из самых известных инвесторов-противников, и он считает, что противоположность «важна для успеха инвестиций».

Во время кризиса преобладал пессимизм, вызвавший самоподдерживающуюся нисходящую спираль цен, что привело к удешевлению цен на активы.Это должно привести к увеличению покупок, поскольку цены были привлекательными и дешевыми, но поскольку люди думали, что условия будут ухудшаться и дальше, покупок по низким ценам не произошло, и цены продолжали падать. Очень немногие люди были настроены скептически, и еще меньше людей думали покупать активы сейчас, когда их цены были настолько низкими.

Скептическое отношение к общепринятым убеждениям могло привести к прибыли. Маркс показывает нам потенциально скептический образ мышления, который мог привести к покупке депрессивных активов.Таким образом, если негативное событие действительно произойдет, цена мало изменится. Это потому, что рынок уже учел негативные события. Следовательно, инвестор не получит или не потеряет столько денег. Но если бы произошло негативное событие , а не , тогда актив, на который оно влияет, резко вырастет в цене по сравнению с его текущей заниженной ценой. Это положительный результат, который может принести большую прибыль в среде, где царит негатив.

Прогнозы

Отрываясь от обычных тем для обсуждения, Маркс обсуждает свои краткосрочные и долгосрочные перспективы на будущее.В своем краткосрочном прогнозе Маркс считает, что «правительства и центральные банки сделают все возможное, чтобы разрешить кредитный кризис».

Это было точным шагом, поскольку правительство действительно вмешалось, оказав помощь крупным банкам. Правительство бросало сотни миллиардов, в сумме до триллионов, на выход из кризиса. Они указали, что сделают все, чтобы омолодить мировую экономику. Он цитирует Уолтера Ристона, который руководил Citibank с 1967 по 1984 год, который сказал, что «страны не разоряются», имея в виду способность правительства печатать свою собственную валюту.

Краткосрочный прогноз

Итак, напечатать деньги, необходимые для запуска мировой экономики, не было проблемой. Поэтому в краткосрочной перспективе, по мнению Маркс, правительства стран мира предоставят деньги, чтобы поставить мировую экономику на ноги, независимо от того, сколько денег нужно напечатать. Но напечатать достаточно денег — это еще не все. В экономике также необходимо поощрять ликвидность и кредитование. Банки могут получить деньги для выдачи ссуды по дешевке. Но если люди не возвращают ссуды, все возвращается на круги своя, потому что банки теряют свои деньги.Деньги должны будут циркулировать в экономике, а не просто печататься и передаваться в финансовые учреждения.

Деньги разума

Ликвидность и кредит, как описывает Джим Грант, можно отнести к категории «интеллектуальных денег», потому что они увеличиваются и уменьшаются в зависимости от отношения людей. Чем больше людей готовы торговать и брать ссуды, тем больше увеличивается ликвидность и кредит, поэтому эти ликвидность и кредит постоянно меняются. У финансовых институтов должна быть причина предоставлять ликвидность и кредиты за деньги, которые им дает ФРС.ФРС также отметила увеличение депозитов в банках. Но для того, чтобы возобновить приток кредитов в экономику, ФРС необходимо перенаправить эти депозиты банкам, чтобы эти банки могли ссудить больше денег.

Маркс сомневается, что «дела немедленно вернутся к прежним темпам», даже несмотря на все усилия правительства по оживлению экономики, из-за огромных финансовых потерь и подорванного доверия среди инвесторов, кредиторов и потребителей. Тот же вид экспансивного роста, который присутствовал до кризиса, не будет присутствовать при восстановлении.

Долгосрочный прогноз

В долгосрочной перспективе Маркс задается вопросом о влиянии, которое все вновь напечатанные деньги будут иметь в глобальном масштабе. Непосредственным следствием перенасыщения вновь напечатанных денег является более высокая инфляция и снижение покупательной способности. Маркс использует Веймарскую республику, которая была правительством Германии с 1918 по 1933 год и известна своей гиперинфляцией своей валюты, в качестве примера того, что может произойти, если правительства слишком удешевят свои деньги, резко снизив ее покупательную способность, что приведет к гиперинфляции.Хотя Маркс не знает, произойдет ли гиперинфляция или нет, он не дает ей достаточно больших шансов. Но он признает, что это может заставить инвесторов переосмыслить инвестирование в низкодоходные инвестиции. Кроме того, Маркс знает, что правительство — не панацея. Несколько действий из него не решат всех проблем, созданных кризисом.

Роль правительства

После кризиса были заданы вопросы о роли правительства в контроле над экономикой.Маркса спросили, что он думает о государственной собственности на банки, или, в более широком смысле, что он думает о том, как правительство должно взаимодействовать с экономикой. Хотя в краткосрочной перспективе государственная собственность может быть хорошей, в долгосрочной перспективе Маркс отдает предпочтение свободному предпринимательству с определенным государственным контролем.

Маркс задается вопросом, как бы выглядел новый финансовый порядок с государственным участием банков. Основной вопрос, который он задает, звучит так: «Если капитал правительства не имеет права голоса, будет ли этого достаточно, чтобы не допустить его участия в делах банков?» который относится к степени влияния правительства на банк.Вопрос можно переформулировать следующим образом: если правительство просто владеет банками, насколько далеко их влияние будет распространяться на то, как банк работает? По словам Маркс, пока рано что-либо говорить об этом.

Marks считает, что финансовый сектор в будущем будет «менее привлекательным, менее подверженным риску, менее прибыльным, более медленным и более регулируемым», что сделает его «менее захватывающим» и «менее привлекательным». Он был довольно точен в своем заявлении, поскольку сектор стал более регулируемым в соответствии с законодательством Додда-Франка и другими законами, а прибыль банков сегодня не так высока, как была до кризиса.Теперь также используется значительно меньшее кредитное плечо. Маркс считает, что в системе свободного рынка «успех несет в себе семена неудач», и «так же неудачи несут в себе семена успеха».

Если банки собираются стать более склонными к риску, они не будут выдавать столько кредитов. Это позволяет новым фирмам выходить на рынок, чтобы заполнить дыру, которую оставляют банки. В конечном итоге они служат людям, которых банки больше не могут себе позволить.

Заключение

Marks заканчивается цитатой Уоррена Баффета о благоразумии, но на этот раз в несколько ином значении. Когда другие люди чрезмерно негативны в своем мировоззрении, пора думать позитивно. Когда инвесторы говорят, что условия будут ухудшаться, самое время подумать о положительных результатах, потому что они имеют больший потенциал прибыли. Оборотная сторона тоже верна. Когда инвесторы говорят, что условия будут улучшаться, самое время подумать о негативных результатах. Когда в глубоких муках медвежьего рынка, когда присутствует больше негативного мышления и отсутствуют позитивные перспективы, «больший долгосрочный риск, вероятно, связан с отказом от инвестирования.”

Marks снова оказались на высоте, поскольку рынок действительно оправился от кризиса. Способность Маркса мыслить позитивно, когда в мире царил пессимизм, приносила ему большую прибыль.

Об авторе

Соучредитель, главный редактор и писатель

в

StreetFins

| + сообщения

Пишу о финансово-экономическом образовании.Я новичок в USC.

COVID-19: как победить негатив позитивом во время жизненных кризисов

COVID-19: нам нужны более тесные связи в эти тяжелые времена
Кредит изображения: Новости залива

Мир переживает глубокую печаль, поскольку наша экономическая, социальная и психологическая жизнь нарушена, вызванной пандемией COVID 19.До декабря 2019 года все выглядело хорошо, и мы следовали устойчивому образу жизни.

Внезапно все резко изменилось, и сцены, которые мы наблюдаем и слышим о пандемии по всему миру, вызывают тревогу и, к сожалению, осознавать, что она здесь, чтобы остаться в обозримом будущем. Это нормально — паниковать и видеть, как окружающие испытывают стресс и беспокойство, но можем ли мы увидеть какой-то свет в конце мрачного туннеля.Это время, когда позитивная психология может творить с нами чудеса.

Если вы впервые слышите о позитивной психологии, то сейчас самое время узнать больше об этом термине, поскольку это область психологии, цель которой научить нас тому, как мы можем процветать в нашей жизни. Многие исследователи определяют позитивную психологию по-разному, но позвольте нам поделиться с вами в этой статье наиболее знакомым определением.

Практика позитивной психологии приносит в нашу жизнь огромные преимущества, и именно это делает эту область такой же необходимой, как и любые другие области, давайте посмотрим правде в глаза, мы добиваемся большего, когда чувствуем себя хорошо

— Асма Аль Блуши

Позитивная психология — это научное исследование того, что делает жизнь значимой и целенаправленной.Это относится к дальнейшему изучению человеческого поведения, чувств и мыслей, уделяя большое внимание сильным, а не слабым сторонам, сосредотачиваясь на хороших вещах, а не на плохих. Позитивная психология подчеркивает хорошие события, которые происходят в нашей жизни и которые оказывают на нас положительное влияние, включая положительный опыт, такой как счастье, вдохновение, любовь и положительные качества, такие как стойкость, благодарность, сострадание.

ОАЭ признают важность позитивной психологии для уровня личности и общества, поэтому они учредили Национальную программу счастья и благополучия (NPHW), которая поощряет благополучие как образ жизни, и она сыграла великолепную роль во время COVID 19. кризис через различные инициативы, такие как кампания Be Well.

В дополнение к этому Университет ОАЭ открыл Центр исследований счастья Эмирейтс, цель которого — внести свой вклад в миссию NPHW, исследуя эту арену и предлагая сообществу профессиональные программы по обучению студентов, преподавателей и сотрудников положительной психологии и тому, как применять ее в своей жизни.

Процветание и наполнение жизнью

Мы все стремимся к процветанию нашей жизни, и отец позитивной психологии, Мартин Селигман и другие психологи основали эту область, поскольку люди хотят иметь процветающую и полноценную жизнь, взращивать в себе самое лучшее и улучшать свой жизненный опыт.Практика позитивной психологии приносит в нашу жизнь огромные преимущества, и именно это делает эту область такой же необходимой, как и любые другие области. Давайте посмотрим правде в глаза, мы добиваемся большего, когда чувствуем себя хорошо.

Позитивный психолог Мартин Селигман выделил пять элементов, которые, по его мнению, могут помочь нам работать на пути к полноценной жизни, которая является полноценной и значимой.

В конце концов, привлечение внимания к позитивной психологии не означает игнорирования того, что происходит в мире, и изменений, которые мы все переживаем.Речь идет не о том, чтобы притвориться, будто нет боли, и показать исключительно оптимистичную перспективу. Через призму позитивной психологии мы можем каким-то образом процветать в эти трудные времена, особенно в это время пандемии, когда мы видим, что глобальное психическое здоровье страдает.

Создайте связь со своими близкими
Кредит изображения: Новости залива

СОЕДИНЕНИЕ

Оставайтесь на связи с семьей, друзьями и коллегами с помощью инструментов виртуального соединения и помните, что сейчас подходящее время для инноваций и установления связи с членами вашей семьи.

Примите участие в природе
Кредит изображения: Новости залива

ПРИРОДА

Проведите время на природе, это поможет восстановить себя и избавить от стресса и беспокойства. Когда вы в последний раз наблюдали восход или закат или слышали птиц, самое время это сделать.

Будьте благодарны по жизни
Кредит изображения: Новости залива

БЛАГОДАРНОСТЬ

Цени маленькие и большие дела в своей жизни.Найдите минутку и подумайте о том, что у вас уже есть, и будьте благодарны.

Предложите себе немного нежности
Кредит изображения: Новости залива

ДОБРА

Будьте добры к себе и относитесь к себе так, как если бы вы относились к своему лучшему другу, а не относитесь к себе с критикой, когда все идет не так идеально, как вы этого хотите. Предложите себе немного нежности.

Асма Аль Блуши — эксперт в области педагогического обучения и технологий

Остановить кризис эмоционального выгорания: помочь врачам снова стать врачами

Выгорание стало эпидемией в сфере здравоохранения.Повышенная рабочая нагрузка, административное бремя и продолжающаяся пандемия COVID вызвали у врачей стресс и утомление. Партнерство с экспертом может помочь облегчить это бремя.

В условиях быстрого перехода от платных услуг к здравоохранению, основанному на ценности, врачей работают усерднее, чем когда-либо. Они все больше борются за улучшение результатов лечения пациентов и снижение затрат при сохранении финансового благополучия своей практики. Административное бремя быстро затмевает радость ухода за пациентами и отношений.

Кроме того, пандемия COVID-19 продолжает сильно ударить по медицинским учреждениям и их персоналу , что означает значительные расходы на лечение больных и еще большую нагрузку на их плечи, в результате чего врачи испытывают высокий уровень стресса и истощения.

Результатом стала эпидемия выгорания врачей, уносящая огромные потери.

Международная классификация болезней 11 th (МКБ-11) описывает выгорание как «синдром, возникший в результате хронического стресса на рабочем месте, с которым не удалось справиться» .Это характеризуется тремя измерениями :

  1. Истощение или чувство истощения энергии.
  2. Чувство негативизма или цинизма, связанное с работой или увеличивающейся психологической дистанцией от нее.
  3. Чувство неэффективности и недостатка достижений.

Согласно отчету Medscape National Physician Burnout & Suicide Report 2021 , выгорание все еще находится на критическом уровне. В этом году . 42% врачей сообщили, что сгорели , то есть столько же, сколько и в 2020 году.

Судя по этому отчету, влияние COVID-19, похоже, повлияло на одни специальности больше, чем на другие. Пятью специальностями, получившими наибольшее значение по степени эмоционального выгорания, были реаниматология, ревматология, инфекционные болезни, урология и легочная медицина.

Выгорание поражает врачей и пациентов

Высокий уровень эмоционального выгорания означает увеличение числа случаев проблем с психическим здоровьем для врачей, включая непропорционально высокий уровень депрессии, злоупотребления психоактивными веществами и самоубийств.Все это явно влияет на уход за пациентом. Выгорание может ухудшить внимание врачей и ухудшить их способность принимать решения. Они также могут чувствовать себя менее чуткими и заинтересованными в результатах лечения пациентов.

Этот синдром также приводит к тому, что многие врачи уходят из медицины в середине карьеры, что (среди прочего) отрицательно сказывается на пациентах, которым приходится начинать все сначала с новыми поставщиками. Многие другие врачи сокращают часы работы, из-за чего пациентам становится сложнее назначать приемы к врачам, которые у них еще есть.

Хотя первопричина выгорания врачей сложна, очевидно, что ее основными причинами являются возрастающая нагрузка и финансовая нагрузка .Итак, вопрос сводится к тому, как контролировать, а затем обратить вспять эту тенденцию и вдохнуть новую жизнь в врачей и сферу медицины?

Это означает, что для правильного понимания требуется:

  • Сосредоточение внимания на пациентах, а не на оформлении документов
  • Улучшение результатов в отношении здоровья
  • Оптимизация клинических и административных процедур
  • Повышение рентабельности и прибыльности
  • Предоставление врачам возможности вернуться к тому, что они любят

Снизьте рабочую нагрузку, сотрудничая с экспертом

Медицинским организациям нужны стратегические партнеры, чтобы помочь им. Освобождение врачей от административного бремени, связанного с оформлением документов, имеет важное значение для решения проблемы эмоционального выгорания и его снижения.

Управление сложным административным бременем большего числа плательщиков, меняющиеся стандарты и бесконечный поток правительственных постановлений сделали выгорание врачей профессиональным кризисом в сфере здравоохранения сегодня.

Мы считаем, что технологии, данные и точка зрения врача могут предоставить решения, которые принесут пользу всем заинтересованным сторонам, включая поставщиков медицинских услуг, пациентов и практикующих врачей.С 2004 года мы помогаем организациям здравоохранения и их пациентам процветать, позволяя врачам вернуться к самому важному.

В Health Prime мы делаем технологии решением, а не причиной. Наш целостный подход выполняет обещание по улучшению самочувствия врачей, пациентов и медицинских работников. При наличии подходящей технологии и трансформирующего партнера переход от платы за услуги к уходу, основанному на ценности, может иметь смысл для всех.

Если вы готовы справиться с эмоциональным выгоранием и вернуться к радостям практики медицины и вашей жизни, не стесняйтесь обращаться к нам по адресу [email protected] Назначьте встречу с нами, чтобы обсудить, как мы можем помочь вам вернуться к самому важному: вашему здоровью и пациентам.

Подпишитесь на наш блог Health Prime , чтобы быть в курсе всех последних обновлений о том, как улучшить свою медицинскую практику и убедиться, что вам платят за свою работу.

Журнал Роберта Джонса — Великие нации уступают меньше; Кризис негатива в Америке

В то время как ворчание, поиски недостатков и обзывания стали обычным явлением, кажется, что добрых слов, добрых пожеланий и благословений не хватает. Мы жаждем непрекращающихся, свободно текущих благословений из уст каждого религиозного лидера, представителя правительства, медийного деятеля, учителя и работодателя. Фактически, каждый из нас должен прекратить проклятие (латынь; злословие) раз и навсегда.Это представляет реальную угрозу для будущего и благополучия нашего мира.

Я помню, как был мальчиком в Первой пресвитерианской церкви в Данвилле, штат Иллинойс, боролся с проповедями, ожидая Обвинения и Благословения. Я больше думал о кавалерийской атаке из вестерна, чем о призыве к миссии из алтаря. Когда пришло благословение, благословение говорило; «Да благословит вас и сохранит вас Господь; Господь сделает лицо Своим, чтобы сиять на вас и быть милостивым к вам; Господь вознесет на вас лицо Свое и даст вам мир». Для меня это означало, что мы были освобождены.Плата! Моя мама с трудом сдерживала меня, когда мой пиджак сорвался в середине полета к машине. Когда мы вернулись домой, было еще время поиграть в игру. Потом поехали к бабушке и дедушке на воскресный обед.

Мы можем принести послание надежды и радости там, где в прошлом мы могли нанести ущерб и побить других.

Мое детское воспоминание, хотя и несколько непочтительное, хранит достоверность о благословении. Каждое доброе слово, которое мы произносим, ​​должно сопровождаться радостью и даже некоторым энтузиазмом.И если мы заботимся о том, что произойдет в эти смутные времена, распространение хороших слов должно стать главным приоритетом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *